Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Как третья основная способность



Понимать способности (Vermögen) "нашей души" как "трансценден­тальные способности" прежде всего значит: раскрывать их в отношении того, как они делают возможной существо трансценденции. Способность при этом не имеет значения наличной в душе "основной силы" ("Grundkraft"); "способность" имеет здесь в виду то, чему "способствует" подобный феномен, на что он способен в перспективе разрешения возможности сущ­ностной структуры онтологической трансценденции. Способность здесь имеет значение, подобное "возможности" в разобранном выше190 значении. Так понятая трансцендентальная способность воображения является не только и не столько способностью, имеющей место между чистым созерца­нием и чистым мышлением, но она вместе с ними является "основной спо­собностью", способностью разрешения возможности изначального един­ства их обоих, а тем самым - сущностного единства трансценденции в це­лом. «Таким образом, мы имеем чистую способность воображения, как ос­новную способность человеческой души, которая лежит в основе любого по­знания a priori»191.

Если способность воображения должна быть "основной способ­ностью", то это значит в то же время, что она не сводима к чистым элемен­там, совместно с которыми она образует сущностное единство трансценден­ции. Поэтому, принципиально размечая сущностное единство онтологичес­кого познания, Кант также эксплицитно выделяет три элемента: чистое со­зерцание (время), чистый синтез через способность воображения и чистые понятия чистой апперцепции192. В том же месте Кант подчеркивает, что "далее мы увидим", каким образом действует способность воображения, "необходимая функция души, без которой мы вообще не имели бы познания".

Возможное единство указанной троичности элементов разъясняется в трансцендентальной дедукции и обосновывается через схематизм. С помо­щью последнего, при введении идеи чистого схематизма, также выделяются три чистых элемента онтологического познания. И, наконец, разъяснение высшего основоположения всех синтетических суждений, т.е. конечное оп­ределение полной сущности трансценденции, вводится перечислением на­званных трех элементов "как трех источников" "возможности чистых син­тетических суждений a priori".

Против этого однозначного, вырастающего из внутренней проблемати­ки самой Критики чистого разума описания трансцендентальной способ­ности воображения как третьей, наряду с чистой чувственностью и чистым рассудком, основной способности говорит недвусмысленное пояснение, данное Кантом в начале и конце своей работы:

Имеется лишь "два основных источника души, чувственность и рассу­док", существуют лишь эти "два ствола нашей способности познания": «у нас нет других, кроме этих двух, источников познания»193. Этот тезис соот­ветствует и разделению всего трансцендентального исследования на две части - на трансцендентальную эстетику и трансцендентальную логику. Трансцендентальная способность воображения оказывается бездомной. Она не разбирается в трансцендентальной эстетике, к которой она, как "способность созерцания", собственно относится. Напротив, тематизируется она в трансцендентальной логике, чего, строго говоря, быть не должно, поскольку логика имеет дело с мышлением как таковым. Но поскольку эс­тетика и логика с самого начала ориентированы на трансценденцию, которая есть не просто сумма чистого созерцания и чистого мышления, но под­линно изначальное их единство, в котором они функционируют лишь как элементы, то их обоюдный результат должен выводить к чему-то большему, чем они сами.

Мог ли Кант не заметить этот результат, или же он оказался настолько несовместимым с его способом мышления, что он как бы утаил вышеопи­санную троичность основных способностей ради теории двойственности стволов? Ничуть. Напротив, Кант по ходу своего обоснования, и заключая введение к трансцендентальной дедукции, и начиная собственно ее проведе­ние, недвусмысленно говорит о "трех изначальных источниках души", словно о двойственности стволов не утверждалась вовсе.

«Все-таки имеются три изначальных источника (способности или силы души), содержащие в себе условия возможности всего опыта и не выводи­мые ни из какой иной способности души, а именно: чувство, способность воображения и апперцепция... Все эти способности, кроме эмпирического употребления, имеют еще применение трансцендентальное, которое касает­ся исключительно формы и возможно a priori»194.

«Существует три субъективных источника познания, на которых осно­вывается возможность опыта вообще и познание предметов опыта: чувство, способность воображения и апперцепция. Каждый из них может быть рас­смотрен как эмпирический, а именно - в применении к данным явлениям, но все они также суть априорные элементы, или основоположения, создаю­щие возможность самого этого эмпирического употребления»195. В обоих местах, наряду с эмпирическим, недвусмысленно подчеркивается трансцен­дентальное применение этих способностей, причем вновь проявляется связь с антропологией, на которую уже указывалось выше.

Итак, у нас имеется жесткое противостояние тройственности основных способностей и двойственности основных источников и стволов познания. Но как все-таки обстоит дело с двумя стволами? Употребляет ли Кант этот образ для означения чувственности и рассудка случайно или именно для то­го, чтобы намекнуть, что они вырастают из "общего корня"?

Интерпретация обоснования показала: трансцендентальная способ­ность воображения - это не просто внешняя скрепа, соединяющая два крайних звена. Она является изначально единящей, т.е. она, как особая способность, образует единство двух других, которые сами имеют с ней сущностную структурную связь.

А что, если это изначально образующее средоточье и есть тот самый "неизвестный общий корень" обоих стволов? Случайно ли то, что Кант, впервые вводя способность воображения, говорит о ней, что «мы сознаем ее в себе лишь изредка»?196




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.