Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Жизнь в Золотом Соцветии. 5 страница



Нарастающая темнота делала их даже более конфиденциальными.

- Типа с кем живу и всё такое? - засмеялась я.

- Ага, как насчет этого?

- Ты что не думаешь, что я живу с родителями?

Он взглянул на меня с любопытством.

- О. А ты живешь?

Может он надеялся, что у меня соседка по комнате… мое собственное жилье. Внезапно я почувствовала себя глупым ребенком.

- Вообще-то нет, - призналась я, - Я живу с бабушкой. Всегда жила.

- Печально потерять родителей в таком молодом возрасте, - сказал он, поворачиваясь набок лицом ко мне.

Он взял мою руку и приложил к своей груди. Я чувствовала биение его сердца. Я удивлялась, почему он решил, что я действительно потеряла родителей, ведь они могли развестись, попасть в тюрьму, или, может быть, только один из них погиб.

Я покачала головой: я же сама сказала ему, что всегда жила с бабушкой - естественно, это прозвучало так, словно у меня никогда не было родителей.

- А что насчет тебя? - спросила я, - Откуда твоя семья?

- Мои родители тоже умерли давным-давно, - ответил он, - Но некоторые из моей огромной семьи до сих пор живут во Франции - небольшом городке под названием Сен-Мало.

- Я бы с удовольствием побывала во Франции, - мечтательно протянула я.

Намеки, намеки.

- Изначально моя семья произошла оттуда, пару сотен лет тому назад. Я люблю туда ездить. Ты никогда не была там?

- Нет, - я смотрела в его темные синие глаза, - Держу пари, там так красиво. Классная еда.

Андре с легкостью улыбнулся и нежно дотронулся пальцем до моих губ:

- Да, очень классная еда. Кто знает? Может быть, однажды мы посмотрим Францию вместе.

Да!

- Я бы хотела этого…, - произнесла я. Обняв его за шею, просунув руку под воротник рубашки, я притянула его голову к себе и снова поцеловала его.

- Я представляю множество вещей, которыми мы могли бы заняться вместе, - прошептала я.

Он поцеловал меня в ответ, прижимая плечами к мягкой траве.

Очертания его головы расплывались в темноте, день окончательно утратил свет. Я закрыла глаза. Андре целовал мои веки, лоб, щеки, родинку, подбородок, а я лежала тихо, улыбаясь, впитывая всё это. Меня переполняло счастье и я ощущала прилив любви, света и энергии, возрастающий внутри меня.

Мне так хотелось сотворить настоящую магию, реальное заклинание, прямо здесь, ведь я понимала, что сейчас я гораздо сильнее, чем когда-либо.

Я постараюсь сохранить это желание до тех пор, как приду домой.

Бабуля будет под впечатлением.

Сила любви.

Когда-нибудь я смогу рассказать Андре, кто я есть и что из себя представляю.

Если он любит меня так же сильно, как я его, то магия станет просто еще одним нашим совместным опытом - еще одним аспектом моей жизни, который я открою ему.

Его рука медленно скользнула по моей талии под блузку, и каждая клеточка моего тела напряглась, когда он слегка провел ею по моей груди.

Я задрожала, не открывая глаз, крепко обнимая его, ощущая его колено между своими.

- Пойдем ко мне, - чуть слышно прошептал он мне в висок.

Всё мне кричало «да», я представила нас вдвоем наедине. Его кожу рядом с моей, нас, полностью соединившихся - как чудесно это будет. Всё это призывало меня встать, взять его за руку и отправиться к нему в квартиру. Там мы могли бы быть вместе.

Я не хотела открывать глаз.

Если оставлю их закрытыми, то всё еще смогу воображать нас вдвоем, представлять, как это произойдет.

- Клио?

Я вздохнула и открыла глаза.

Было темно.

Кузнечики ритмично стрекотали вокруг.

- Клио. Пойдем.

Андре сдвинул с виска пряди моих волос.

Я ощущала, как мое сердцебиение эхом отдавалось повсюду, где он прикасался.

Я не могу.

Его темные брови взмыли вверх, и так многозначительно, словно этот парень пробрался в мой мозг.

- Что такое? - он выглядел застигнутым врасплох, и я почувствовала себя разозленной на окружающую действительность, обиженной, и... связанной долгом перед бабушкой.

Я облизнула губы.

- Мне жаль, Андре. Я не могу сегодня. В другой раз? Практически в любое другое время. Но...

- Я давлю на тебя, - он выглядел сожалеющим.

- Нет! Дело совсем не в этом, - сказала я, - Я давлю на тебе не меньше, чем ты на меня.

Я с трудом сглотнула, кровь всё еще бушевала и кипела от страсти.

- Так глупо. Но завтра первый учебный день в школе.
Веришь или нет. И хотя всё во мне жаждет только одного - быть с тобой - бабушка абсолютно точно убьет меня, если в ночь перед началом учебного года я приду домой очень поздно.

Я ощутила, как мое лицо залилось краской даже больше, чем это возможно.

Я, Клио Мартин, чувствовала себя такой нереально нелепой, вероятно, первый раз за всю мою жизнь.

Девяносто восемь процентов во мне убеждало проигнорировать бабушку, пойти с Андре, взять жизнь в свои руки и так далее.

Однако другие два процента сильно колебались. Я любила бабушку и крайне не хотела расстраивать ее или сердить.

Без всякого выражения, приподняв бровь, Андре смотрел на меня сверху вниз.

За несколько секунд я почувствовала себя настолько чересчур ужасно, что была полностью готова вскочить, схватить Андре за руку и сказать, что просто шучу.

Я быстро села прямо.

- На самом деле, я..., - начала я как раз в тот момент, когда Андре сказал: - Я понимаю.

- Что? - я изумленно уставилась на него, рассматривая лицо, выступающие скулы.

- Я понимаю, - повторил он.

Андре печально улыбнулся:

- Конечно, тебе нужно домой. Я не подумал, прости. Я слушал свое сердце, а не разум.

Я моргнула, ошарашенная настолько, что ощутила, как на глазах начинают выступать слезы.

Разве мог Андре быть еще совершеннее? В нем сочеталось всё: необузданность, опасность, сексуальность, что я и не надеялась на большее, но в то же время он был заботлив, неэгоистичен и чуток.

Я взяла его сильную загорелую руку и поцеловала ее.

Он улыбнулся, выглядя по-детски довольным.

- Пойдем, - сказал он, - Я отведу тебя домой.

Я колебалась.

Что-то во мне не хотело пока знакомить его с бабушкой. Она всегда расспрашивала меня о парнях, с которыми я встречалась, и я хотела узнать Андре получше, прежде чем подвергаться инквизиции.

Кроме того, у нее будет уйма времени узнать его в качестве будущего внучатого зятя.

Я покачала головой.

- Я сама могу дойти отсюда. Это совершенно безопасно.

С тех пор, как я способна метнуть замораживающее заклинание в любого сопляка, кто свяжется со мной.

Он нахмурился.

- Нет, Клио, пожалуйста, дай мне увидеть, где ты живешь.

Я покачала головой и поднялась, стряхивая листву с одежды.

- Школа заканчивается в три, - сказала я ему, - Можно мне увидеть тебя завтра?

Он засмеялся и притянул меня к себе:

- Ты можешь увидеть меня в любое время, когда захочешь.

***

Таис.

Я лежала в постели, гадая, что сделать первым: заплакать или броситься собираться.

Почти всю ночь пялясь в потолок без сна, я полагала - «просыпаться» бессмысленно.

Сегодня мой первый день в школе на новом месте.

Первый день за всю мою жизнь в школе, в которую папа меня не отведет, как раньше: держа за руку, когда я была маленькая, махая рукой, когда я стала старше.

Я чувствовала себя крайне одинокой, просыпаясь в этой странной квартире, где всё такое чужое вокруг.

Как будто глаза засыпали песком.

Я перевернулась в кровати, обнимая подушку.

С того времени, как мне приснился кошмар, я ненавидела засыпать. Акселль настаивала, чтобы я держала дверь в свою комнату открытой, и, с одной стороны, я действительно была благодарна за то, что она прислушивалась к моему крику.

С другой стороны, мне ужасно не хватало личного пространства и безопасной уединенности за закрытой дверью.

Особенно, когда Жюль с Дедалом оставались на ночь время от времени.

На автопилоте я зашла в ванную и встала под душ.

В Новом Орлеане холодная вода в действительности никогда не бывает холодной, в отличие от Коннектикута.

Дома буква «Х» на кране по-настоящему говорит сама за себя.

Здесь «Х» означает «прохладная». Мне ни разу не потребовалось включать горячую воду.

И еще кое-что: дома первый день в школе всегда означал новую школьную одежду - осеннюю одежду.

Школа начиналась - осень на пути.

Прогноз на сегодня: выше тридцати пяти, сто процентная влажность.

Я надела короткую юбку и топик серого цвета с розовыми спортивными полосками.

Подумав, что надо бы поскорее выяснить, какие вещи считается круто носить здесь.

Я нанесла на волосы кондиционер и взбила их повыше, чтобы они ниспадали слоями.

И расплакалась.

Я задержала слезы и попыталась нанести тушь.

Расплакалась снова.

Отложив макияж, я вышла на кухню.

Так что к тому моменту только со сборами было покончено.

В гостиной я обнаружила Акселль, Жюля и Дедала, сидящих за столом, одетых в ту же одежду, что и прошлым вечером.

Пепельница полна сигарет.

Пустые банки из-под газировки и бутылки из-под воды вокруг стола.

Очевидно, они не спали всю ночь, и я поразилась, что они не шумели.

- Привет, - сказала я без энтузиазма, и они посмотрели на меня.

- Ты рано встала, - сказала Акселль, быстро взглянув на антикварные часы в камине.

- Школа, - ответила я, пытаясь съесть обыкновенный кусок хлеба.

Акселль выдохнула и многозначительно посмотрела на Жюля и Дедала.

Я была такой дурной и непредсказуемой, желая ходить в школу.

- Так ты серьезно говорила об этом, - пробормотала она. Далее: - Во сколько вернешься домой?

- Учеба заканчивается в три, - ответила я с набитым ртом, усиленно пытаясь проглотить, - Думаю, где-то в три тридцать? Не знаю, как долго будет ехать трамвай.

- Дай ей сотовый телефон, - Дедал сказал Акселль, и от удивления я перестала жевать.

Она взглянула на него задумчивыми черными глазами.

Затем встала, порылась в огромной черной кожаной сумке и вытащила из нее сотовый телефон.

Какой-то момент она постояла, глядя на него, водя по нему пальцами, словно запоминая и прощаясь.

С сотовым телефоном.

Обалдеть!

В конце концов он принесла его мне.

Я не могла поверить!

- Дай нам знать, если задержишься, - сказала она.

А-гааа. А вы как раз испечете горячее печенье в духовке для меня, да?

Рюкзак я уже купила и сложила для первого учебного дня. Сотовый телефон я положила в маленький кармашек на замке.

- Таис, подойди сюда, - позвал Жюль, и я подошла.

Что еще?

Трое из них склонились над всякого рода старинными картами, современными картами, книгами и тем, что выглядело, как географические описания.

- Ты когда-нибудь видела что-нибудь типа этого? - спросила Акселль.

Хотя она пробыла на ногах всю ночь, она не выглядела изнуренной.

Кожа чистая, глаза яркие, словно накрашены сегодня.

- Карты? Ага, я видела карты, - я понятия не имела, что она имеет в виду

- Нет, другие карты, похожие на эту? - уточнила она, протягивая одну.

Она выглядела как старинная давнишняя репродукция на поддельном пергаменте с облезлыми краями.

Я ожидала увидеть большой черный «Х» в каком-нибудь месте, где спрятано сокровище.

Я покачала головой:

- Типа пиратской карты? Нет, таких ни одной настоящей.

Жюль фыркнул со смешком, а Акселль казалась раздраженной.

- Не типа пиратской карты, - сказала она, - Типа старинных карт. Настоящих старинных карт. У твоего папы не было таких среди его вещей? Ты когда-нибудь видела такие, когда была маленькой?

Так, запишем это прямо в верхнюю строчку списка, как один из самых странных вопросов, которые мне задавали.

- Нет, - я снова покачала головой, направляясь к двери. - У папы никогда ничего подобного не было. До встречи…

Я выскользнула за дверь в покрытый бурной растительностью, мокрый внутренний двор.

Было рано, и в моем распоряжении имелась уйма времени, чтобы добраться до школы на общественном транспорте, однако жара уже стояла невероятная, как в джунглях.

Еще даже не добравшись до входных ворот, я чувствовала себя упавшей духом и слабой.

Класс.

Я проглотила последние остатки хлеба, застрявшие в горле.

Почему-то этим утром мне не хватало папы даже больше, чем вчера.

***

Клио.

- Готова? - я быстро взглянула на Рейси, которая выставила указательный палец, допивая свой кофе.

- Думаю, да, - она нагнулась, подняла свой древний раритетный рюкзак и снова откинулась на спинку пассажирского сиденья, закрыв глаза. – Нет, не готова, - простонала она.

Я тоже откинулась назад с закрытыми глазами. Из-за выключенного двигателя Камри в салоне стало жарко за пару секунд, но нам всё равно требовалась чуточка времени.

- Да уж, - сказала я, - Когда пролетело лето?

- Неужели мы были на пляже, сколько, разок? - пожаловалась Рейси.

Я перебрала в уме длинные, жаркие летние дни и длинные, жаркие летние ночи.

- Все-таки немного мы повеселились, - заметила я, - И я познакомилась с Андре.

- Ага, - Рейси открыла глаза и посмотрела в окно. Некоторые из наших подруг уже толпились у бетонной скамьи перед «Деревом Дружбы».

Мы с Рейси были единственными ведьмами в нашей компании, и это не было секретом.

В Новом Орлеане всегда жили ведьмы, так что это не считалось чем-то особенным.

Ведьмы, католики, вуду, сантеро, евреи - полная свобода вероисповедания.

Наши друзья думали, что это больше хобби, чем полноценная система силы.

Я не стала их разубеждать.

Рейси опустила взгляд на свои ногти, накрашенные черным с маленькой белой молнией на каждом.

- Твои ногти сочетаются с волосами, - до меня дошло.

Она усмехнулась.

- Я знаю, что стала похожа на скунса и всё такое, но мне нравится, - она сделала глубокий вдох и выдох, после чего открыла дверь, - Ладно, я готова. Пошли наведем здесь шороху.

Смеясь, я вышла из машины и безрезультатно попыталась рывком опустить свой вязанный топ пониже, чтобы он соединился с бриджами.

Конечно же, сегодня школа не может навязывать свой странный «дресс код» - не в такую жару.

- Привет! - позвала Эжени ЛаФай, протягивая руку в знак приветствия.

- Значит, ты нормально добралась домой в ту субботу? - спросила Дэлия с усмешкой.

В последний раз, когда мы виделись, я пыталась вспомнить, где, черт побери, припарковала свой автомобиль на парковке торгового комплекса.

Казалось, это было годы и годы тому назад. Трудно поверить, что я знаю Андре такой короткий срок.

Он так сильно изменил мою жизнь. Словно его появление разделило мою историю на две части: до него и после.

- А, да, конечно, - беззаботно ответила я. – Сколько Тойот Камри синего цвета, 1998 года, могло быть на парковке торгового комплекса? Где-то тысячи две?

- Ага, и она нашла свою только после тысячи триста семьдесят восьмой, - заметила Рейси, и все засмеялись.

- В общем нам повезло, - добавила я воодушевленно.

- Нас сканируют на «таланты», - сказала Николь, кивая на группу парней под баскетбольными корзинами, включавшую в себя и младшего брата Рейси Трея.

Я взглянула на них без особого интереса.

При обычных условиях, безусловно, моя антенна была бы настроена на измерение исходящих от парней вибраций, вызванных моей одеждой, на выявление парней, которые на меня пялятся, наслаждение способностью ошеломлять их взглядом и словом.

Сейчас ребята даже из самых старших классов выглядели как второклассники.

Осознав, что уже в восемь сорок пять утра я вся вспотела, я закрутила волосы в узел, достала палочку для еды из рюкзака и вдела ее внутрь.

- Вуаля, - сказала я, - Весь шик в простоте.

- Весь кретинизм в неряшливости, - тем же тоном произнесла Эжени.

- Девчонки, - раздался голос, и я обернулась на идущую навстречу Крис Эдвардс.

- Привет, подруга, - сказала я, приобняв ее, - Как Швейцарские Альпы?

- По-швейцарски, - ответила она, обнимая следом Рейси, - По-альфийски.

- А как швейцарские парни? - спросила Николь, - Твои IMs-сообщения слишком будоражили воображение.

- За что мы чрезвычайно благодарны, - заметила я, и Крис рассмеялась.

- Эти одаренные швейцарские люди - очень талантливы, - ответила она, ухмыляясь, и Дэлия шлепнула ее в качестве приветствия.

- А ты как? - спросила она меня, - Рейси писала, что ты встретила кого-то высокого, порочного и опасного.

- Опасного? - я взглянула на Рейси, пожавшую плечами и чуточку смущенную, - Ну, да, он высокий, порочный и невероятный, но не опасный. - Зовут его Андре, - призналась я, безуспешно пытаясь выглядеть не слишком самодовольной.

- Оо, Андре, - повторила Николь как раз, когда прозвенел первый звонок.

- Он француз, - сказала я, - С настоящим французским акцентом. Перечитай он вслух эту телефонную книгу, и я с ума сойду.

Мы двинулись ко входу, следуя за потоком других учащихся.

Как всегда, новички были похожи на шестиклассников. Уверена, мы никогда не выглядели такими малолетками.

- Обожаю французские акценты, - с завистью произнесла Дэлия.

- Выглядит он потрясающе, - преданно заметила Рейси, и я улыбнулась ей.

- Ладно, посмотрим, кого подсадят в наши классы, - сказала Крис, и мы направились к расписаниям для старшеклассников на стенах.

Я смотрела, но мои мысли витали в другом месте. Я не переставала думать о том, как мы лежали с Андре под деревом, о своей колоссальной уверенности, что мы предназначены друг для друга.

Это совершенно другое чувство по сравнению с теми, которые я когда-либо испытывала. И оно изменило всё: в школе, подругах, моем мире.

Каким-то образом я стала старше. Две недели назад мои семнадцать лет воспринимались лишь шагом в выпускной класс. Теперь выпускной класс казался просто ступенькой к остальной части моей жизни и человеку, с которым я хотела ее провести.

Это было странно: почему-то я чувствовала себя спокойнее и увереннее, чем когда-либо, но в то же время возбужденней и нетерпеливей, чем за всю жизнь.

Две недели назад я была такой же, как все мои друзья. Теперь у меня были настоящие отношения, а у них нет.

И это навсегда сделало меня на них не похожей.

***

Таис.

Трамвай остановился прямо напротив Бернарденской общеобразовательной школы.

По дороге я чуть не вывалилась в открытое окно, невероятно переживая, что почему-то могу проехать мимо.

Я чувствовала себя более одинокой, чем когда-либо за всю мою жизнь, даже когда со мной куча других подростков вышла из трамвая, очевидно, направляясь в ту же самую школу.

Я знала, что новичкам всегда сложно - то есть читала об этом.

Но я никогда не была новичком.

И, судя по бросаемым на меня взглядам, в эту школу, похоже, не часто поступают новички.

Некоторые смотрели на меня мимоходом, махали рукой и улыбались, а другие пялились так, словно я инопланетянин, чем доводили меня практически до нервного срыва.

Здание школы выглядело так, словно построено в шестидесятых, окрашенное ослепительными тонами синего и оранжевого.

Внутри, на одной из ближайших дверей я увидела надпись «ДЕВОЧКИ» и моментально нырнула внутрь.

Три раковины под тремя зеркалами. Я всматривалась в свое отражение, проверяя, не осталась ли на лице зубная паста, не выросли ли на голове рога и всё такое.

Я всё еще пыталась что-нибудь обнаружить, когда из кабины вышла девушка и встала рядом, чтобы вымыть руки.

Она бросила на меня мимолетный взгляд в зеркало и сказала:

- О, привет.

Затем застыла и в прямом смысле вытаращилась.

- Что? - спросила я, мои нервы вот-вот порвутся, - Что со мной не так?

- Мм... - Девчонка выглядела крайне ошеломленной, - Ээ, ты кто? Новенькая?

- Да, - сказала я, скрестив руки на груди, - Вы что, ребята, никогда новеньких не видели? Все пялитесь на меня, словно у меня две головы. В чем дело?

Я с трудом сглотнула, молясь, чтобы не расплакаться.

Девушка покачала головой.

- С тобой всё нормально, - ответила она, стараясь быть вежливой, - Но дело в том, что ты реально выглядишь как еще кое-кто из учащихся в этой школе.

Я изумленно взглянула на нее, вспоминая несколько беззаботных «приветов», брошенных в мой адрес.

- Как это? Я настолько похожа на кого-то, что народ пристально смотрит мне вслед, когда я прохожу мимо? Ты, должно быть, шутишь.

- Нет, - девчонка настаивала, сочувственно улыбаясь, - Ты действительно выглядишь, как она. Это странно. Правда.

У меня не было слов.

Опять я оказалась вовлеченной в какие-то «Секретные материалы» Нового Орлеана, где законы вселенной не действуют.

- Извини, - сказала девушка и протянула руку, - Я Сильвия. Хочешь, я покажу тебе, где находится администрация?

Я пожала ее руку, испытывая душераздирающее облегчение, что встретила кого-то доброго.

- Я Таис, - представилась я, - Было бы здорово.

Просто идти рядом с Сильвией - уже помогало так сильно, что сделало возможным находиться там, где можно полностью свихнуться, и спокойно принимать реакцию посторонних.

Не ото всех - в основном, от ребят постарше.

Я поняла, что имела в виду Сильвия: некоторые подростки говорили «привет», словно уже знали меня. Другие, казалось, уже собирались поздороваться, но затем хмурились и выглядели сбитыми с толку.

- Ну, вот, это здесь, - сказала Сильвия, показывая на открытую дверь у широкой стойки.

Понятно, здесь школьная администрация.

- Классы сформированы пофамильно. Какая твоя?

- Аллард, - ответила я, она улыбнулась и кивнула.

- Я Аллен, Сильвия Аллен! Так что мы в одной группе. Увидимся позже, хорошо?

- Спасибо, - поблагодарила я.

Сильвия кивнула и направилась вниз по коридору, а я ждала возле стойки.

Женщина средних лет с вьющимися пепельными волосами подошла ко мне.

- Да, Клио? - немногословно обратилась она, доставая из-под стойки какой-то бланк, - Чем я могу бете помочь?

Никого, кроме меня, здесь не стояло.

- Черт возьми, я не Клио, - сказала я.

Женщина замерла, осматривая меня с ног до головы. Смущенная, я стояла, ощущая себя экспонатом в зоопарке.

Зазвенел звонок, и коридоры наполнились еще большим количеством людей. Звонок затих, а она всё еще не произнесла ни слова.

- Ты не Клио, - в конце концов вымолвила она.

- Нет. Мне уже сказали, что я выгляжу как девушка, которая давно уже здесь учится. Но не могли бы вы не заострять на этом внимания? Вот выписки из аттестационных ведомостей моей предыдущей школы. - Я придвинула их к противоположному краю стойки. - Я переехала сюда этим летом. Из Коннектикута.

Осторожно она взяла мои выписки и регистрационное письмо, которое я получила по почте.

Ее бейджик гласил: «Мисс ДиЛиберти».

- Таис Аллард, - произнесла она отчетливо и правильно.

- Ага.

- Ну, что ж, добро пожаловать, Таис, - сказала она, похоже, достаточно придя в себя, чтобы одарить меня профессиональной улыбкой. -Вижу, ты была очень хорошей ученицей в Коннектикуте. Уверена, что и здесь у тебя всё получится.

- Благодарю вас.

- Твоим классным руководителем будет мисс Дилэни, кабинет 206. Тебе нужно подняться по первой лестнице и повернуть налево.

- Спасибо.

- И еще кое-что, - теперь она полностью включилась в работу, - Вот копия справочной карты нашей школы, которая может тебе пригодиться. А это наш школьный контракт. Пожалуйста, прочти его, подпиши и принеси мне в конце учебного дня. И, если сможешь, заполни эту форму извещения о несчастном случае.

- Конечно, хорошо.

С этой ерундой я в состоянии справиться. Какое облегчение.

Вдруг отчего-то, практически незаметного, мои плечи сжались.

Я подняла глаза как раз в тот момент, когда мисс ДиЛиберти, выпрямившись, посмотрела через мое плечо.

- Подожди-ка, - сказала она мне. Клио!

Я осмотрелась вокруг. Наконец-то они увидят нас вместе, и мы прекратим всё это затянувшееся дерьмо.

Группа девчонок шла в нашем направлении, о чем-то смеясь друг с другом.

Позади горел свет, поэтому они казались просто темными силуэтами.

- Клио! Клио Мартин! - звала мисс ДиЛиберти.

Я развернулась обратно к стойке, внезапно ощутив щекотание в желудке. Времени только девять утра, а я уже выдохлась и была эмоционально измотана. «Просто встреться с Клио и покончи с этим!» Тем не менее, я нервничала и снова и снова испытывала тревогу.

- Увидимся позже, - произнес голос. Он звучал, как мой, с той лишь разницей, что слова слетали не с моих губ.

Нечто типа ужаса сжало в кулак мой живот.

Я не понимала, откуда эти ощущения, но едва была способна собраться с силами.

- Да, мисс ДиЛиберти. Я этого не делала, - сказал голос, - Просто шла мимо.

Мисс ДиЛиберти сухо улыбнулась.

- Как ни странно, я позвала тебя не обсуждать твой последний проступок, - сказала она, - Всё-таки, еще только девять часов утра первого учебного дня. Я дам тебе чуть больше времени. Но есть кое-кто, с кем я хочу тебя познакомить. Таис?

Медленно я повернулась, встречаясь наконец лицом к лицу с этой загадочной Мной. Я моргнула и в какое-то мгновение чуть не выставила руку, чтобы проверить, не поставили ли передо мной незаметно зеркало. Мои глаза округлились вместе с другими идентичными зелеными глазами. Мой рот слегка раскрылся, и другой рот такой же формы только с чуточку более темным блеском на губах тоже раскрылся. Автоматически я отшагнула назад, быстро сканируя взглядом эту другую Меня - Клио.

Наши волосы различались. Ее, как мне показалось, длиннее, судя по неряшливому узлу на затылке. Мои - прядями свободно спадали на плечи.

На ней был вязанный белый топ и розовые с красным бриджи, зашнурованные спереди. Серебряное колечко в пупке.

Одинаковые длинные ноги, одинаковые руки.

Она чуть более загорелая.

Мы одного роста и, похоже, одного веса или около того.

А вот действительно реально невероятная вещь: у нас одинаковые розовато-коричневые родинки в форме смятого цветка.

Только ее - на левой щеке, а моя - на правой.

Мы абсолютно идентичные две копии одного человека, разделенные, чтобы стать зеркальными отражениями друг друга.

И хотя мой мозг бился в истерике, одна очевидная мысль в нем родилась: существует только одно возможное объяснение.

Клио - моя сестра-близнец.

***

Клио.

- О, Боже Правый! - я едва осознала, что это мой собственный голос, однако всё остальное исчезло.

В следующий момент единственным, что осталось в моей вселенной, стала эта девушка, которая, очевидно, являлась клоном моей ДНК. Очевидно, но невозможно.

Рейси быстро взглянула на меня, потом на другую Меня и в прямом смысле начала задыхаться.

- Мать честная! - выдохнула она.

Другая Я выглядела так, словно на нее только что наложили связующее замораживающее заклинание: глаза широко распахнуты, мышцы напряжены. Затем я заметила разницу между нами.

- У тебя лицо зеленое, - сказала я в тот момент, когда ее веки затрепетали, и она начала терять сознание.

Мы с Рейси поймали ее, а мисс ДиЛиберти протиснулась из-за стойки и завела нас во вспомогательный кабинет директора. Кто-то достал влажную салфетку. Я замахала у лица новенькой копией справочной карты нашей школы.

Почти мгновенно ее веки раскрылись, и она села, хотя до сих пор под глазами оставались бледно-зеленые круги. Я не могла отвести от нее глаз.

«Значит, вот как я выгляжу с филированными волосами», - подумала я про себя, понимая, что ошарашена и отнюдь не радуюсь этому выводу.

Мое сердце усиленно заколотилось, в одно мгновение сразу в голову тарабанил миллион мыслей - я не хотела впускать их в свой мозг.

- Кто ты? - спросила я, - Откуда? Зачем приехала?

Она немного отпила воды, которую принесла мисс ДиЛиберти, и убрала волосы со своего лица.

- Я Таис Аллард, - ответила она голосом, звучавшим точно, как мой, только чуть больше по-американски, - Я из Коннектикута. Мой папа умер этим летом, а мой новый опекун живет здесь. Поэтому я переехала.

Ее папа умер.

«Кто он такой?» - хотелось мне закричать.

Был ли он и моим папой тоже? Неужели нас раздели во время рождения, и Таис удочерили незнакомцы? Или, может, это меня удочерили... Бабушка - моя бабуля? Она должна быть моей. Но она никогда даже не упоминала, что у меня может быть сестра.

А эта девушка. Даже если она с планеты «Xoron», она точно моя сестра.

Мы были абсолютно безумно одинаковые, вплоть до родинки!

Родинка, которую я то любила, то ненавидела, до которой дотрагивался Андре, целовал ее еще вчера, была на ее лице!

- Кем был твой отец? - спросила я, - И кто твой опекун?

Таис дрожала и выглядела так, будто вот-вот расплачется.

Мы слышали, как за пределами кабинета туда-сюда шныряли ученики.

- Я опоздаю в свой класс, - слабо сказала она, а я подумала: «Святая Мария, она – младенец».

- Твои учителя поймут, - твердо заверила мисс ДиЛиберти.

- Мой папа - Мишель Аллард, - сказала девушка.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.