Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Александр Лоуэн ПРЕДАТЕЛЬСТВО ТЕЛА. демоны и монстры




демоны и монстры


161


 


родители с пониманием откликнутся на открытое прояв­ление его чувств.

Материнский отклик на ребенка определен ее лич­ностью. Если она расслаблена и удовлетворена своим жен­ским функционированием, она распространит эти хоро­шие чувства на плод, созревший в ее браке. Если же она напряжена, фрустрирована и неуверена в своей роли жен­щины и жены, она будет теми же чувствами реагировать на детей. В моей предыдущей книге «Любовь и оргазм» я подчеркнул, что женщина не может полностью отделить свои чувства к ребенку от тех чувств, которые присут­ствовали, когда возникло это маленькое существо. Ее чув­ства по отношению к сексу будут определять ее подход к ребенку. Независимо от сознательного желания, ее сексу­альная вина и тревожность влияет на поведение и отно­шение к ребенку. То, как она обращается с телом ребен­ка, отражает ее чувства по отношению к своему телу. Я видел молодую женщину, которая ужаснулась, когда ее малыш срыгнул ей на платье. Она оттолкнула его от себя, будто он был какой-то грязной вещью. Экспрессию отвра­щения, которая может возникнуть на лице матери, когда она меняет малышу пеленки, он чувствует как отверже­ние. Нетерпимость некоторых матерей к детскому плачу показывает, насколько подавлены их собственные чувства.

Мать, которая относится к ребенку, как к объекту или к тому, кем она владеет, действует демонически. Та­кой подход отрицает тот факт, что у ребенка есть чув­ства, и он «вырастает» на материнском отрицании своих чувств. Поскольку именно чувства определяют поведение, такая женщина манипулирует другими людьми в интере­сах исполнения своего образа эго. Она может и с мужем обходиться, как с сексуальным объектом, а ее сексуаль­ные отношения с ним, вместо того, чтобы выражать лю­бовь, станут спектаклем. Таким поведением женщина вы­ражает презрение к мужчине, которое ее эго, конечно же, отрицает. Ее подавленная ненависть и сексуальность становятся демонической силой, заставляющей ее действо-вать демонически. Поскольку она бессознательно отверга-


ет своего мужа как мужчину, она будет отвергать как лич­ность и собственного ребенка. Демонизм матери всегда возникает из вытесненной сексуальности. Это иллюстри­рует рассказанный в первой главе случай Барбары, кото­рая считала себя эмансипированной женщиной: артистич­ной, либеральной, причисляя себя к богеме. Ее эмансипа­ция приняла форму перверсивного сексуального поведе­ния. Барбара считала, что ее поведение «показывало, что она выше сентиментальности, что сентиментальность ли­шена смысла». Тем самым «сентиментом», о котором она говорила, был секс как выражение любви. Ее поведение было бунтом против идеала, который, как правило, не имел для нее смысла. Этот идеал — чистота и достоин­ство человеческого тела. Начав с иллюзии эмансипации, Барбара закончила ощущением пустоты, утратой идентич­ности и коллапсированным телом. Ее претензии на сексу­альную эмансипированность были отрицанием потребнос­ти в любви и, по сути дела, являлись демоническими про­явлениями.

Мысль о том, что вытесненная и отторгнутая сек­суальность представляет собой фактор, искажающий лич­ность, в психиатрии не нова. Еще в 1919 году Райх отме­чал, что «шизофренический бред связан с генитальными ощущениями».29 Разница между иллюзией и бредом состо­ит в степени отклонения, которая соответствует шизоф­рении и шизоидному состоянию. При шизоидной личнос­ти генитальное возбуждение вызывает иллюзию эмансипа­ции, просвещенности, искушенности и сексуальной при­влекательности. При шизофреническом бреде изолирован­ное генитальное возбуждение порождает паранойяльные идеи с гомосексуальным компонентом.

Другой элемент, замаскированный демонической пустотой, — подавленная ярость. Каждый шизоид скрыва­ет в себе ярость, которая пробивается на поверхность в форме демонических разрушительных и сокрушающих импульсов. Она отличается от злости, которая синтонич-на эго и направляется им. Ярость напоминает изверже­ние вулкана, она сметает все на своем пути. Шизоид, зак-

 






©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.