Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

ОФИС КАНЦЛЕРА ПАЛПАТИНА — КОРУСКАНТ



Карен Тревис Звездные Войны: Войны Клонов

ПРОЛОГ

 

ДВОРЕЦ ПРАВИТЕЛЯ ХАТТОВ ДЖАББЫ — ПЛАНЕТА ТАТУИН

 

Законы в галактике придумали люди. Поэтому Джабба из рода хаттов считал своим долгом игнорировать их все до единого. Своего сына Ротту он воспитает в том же духе.

— Могу тебя заверить, — произнес он, взмахнув своей короткой рукой и обведя ею сверкающий тронный зал, — что однажды все это станет твоим. И не только это. У тебя должно быть гораздо больше.

Подцепив нитку граненых изумрудов, каждый из которых играл на свету причудливым узором прожилок, он покачал ею перед глазами сына. Пестрая свита (эта коллекция необычных, покорных и стоивших больших денег существ — гордость Джаббы) безмолвно наблюдала за его манипуляциями под убаюкивающие звуки геленовых струн, перебираемых искусными пальцами придворного музыканта.

— Полюбуйся. Разве оно не прекрасно? Разве не бесценно?

Ротта загукал, пуская пузыри перламутровой слюны, и схватил ожерелье для более тщательного осмотра, словно оценивая его вес в каратах. Его лицо тут же просияло улыбкой. Он восторженно встряхнул изумрудами, как погремушкой.

— Чем ты богаче, тем сильнее.

Джабба ждал, пока Ротте не наскучит импровизированная игрушка и он выпустит ее из рук. Дворцовый страж из племени никто приблизился, чтобы забрать украшение.

— Наши стеблевидные тела медлительны, а потому разум должен быть быстрым. Тебе придется усвоить все эти уроки, прежде чем ты унаследуешь империю.

Ротта с любопытством уставился на отца. Он еще не осознавал своего величия. Что ж, ничего. Джабба будет твердить свой урок день за днем, пока Ротта, повзрослев, не усвоит, что единственный способ управлять галактикой, населенной этими проворными, бесцеремонными, дерзкими двуногими, — превзойти их интеллектуально, опередив их и навязав свои правила игры, завладеть богатством и заручиться поддержкой других стремительных и опасных существ.

Хатты не были созданы для движения. Они были созданы для Варла — давно покинутого ими мира, где их величина и форма не были ни помехой, ни увечьем. До тех пор пока они не вступили в противоборство с человекообразными.

«Но мы научились побеждать, — подумал Джабба. — Мы, как говорят ученые, нашли свою среду обитания — преступный мир. И теперь двуногие приходят к нам с протянутой рукой. Как бы то ни было, что есть злодеяние? И как смеет Республика указывать мне, что хорошо, а что дурно?»

Но тут его мысли прервал голос стража-никто[1].

— Близится время ежедневной прогулки Ротты, о Правитель, — сказал он. — Прикажешь снарядить воздушный костер?

Джабба медленно сощурил веки и взглянул на старинные настенные часы из чаммийской слоновой кости, преподнесенные ему в счет карточного долга. А может, это плата за нарушение сроков контракта, после которой провинившийся контрабандист был помилован и вместо неминуемого выстрела в голову получил наказание палками? Впрочем, это сейчас не важно. Для Ротты пришло время прогуляться, как говорит его нянька, несмотря на то, что хатты передвигаются ползком.

Джабба медленно наклонился и, прежде чем взять Ротту на руки, пощекотал ему подбородки. Ребенок заметно прибавил в весе — это признак крепкого здоровья.

— У меня еще есть дела, мой маленький господин. Отправляйся с няней, и веди себя хорошо. Я поеду с тобой завтра.

Джаббе нередко доводится видеть отвращение в глазах гуманоидов. Тощие, неряшливые, хлипкие, ограниченные создания. Хатты кажутся им омерзительными — так они сами говорят. Но, убаюкивая сына, свою плоть и кровь — свою и только свою, ибо для продолжения рода хаттам не нужен был партнер, — Джабба был зачарован его совершенством.

 

Это был прямой потомок по линии его отца Зорбы, которая продолжала тысячелетнюю историю многих поколений хаттов. Ротта — наследник империи, тщательно воздвигнутой ими по кирпичику. И он должен превзойти достижения самого Джаббы. Это — важнее всего. уж во всяком случае важнее мнения двуногих.

 

Сегодня в качестве няньки был дроид. Иногда эти обязанности в случайном порядке выполнял твилек или другой слуга. Джабба не хотел, чтобы Ротта привязался к наемным работникам сильнее, чем к собственному отцу. Кроме того, он никому не доверял — никому! — а чем менее предсказуем режим дня Ротты, тем ниже риск. Вооруженная до зубов охрана уже готова была сопровождать няню с ребенком на прогулке.

 

Передавая Ротту на руки свите, Джабба погладил сына по голове со словами:

 

— Вы отвечаете за него жизнью.

 

Они хорошо знали: правитель не шутит.

 

Абсолютная власть над Татуином не была для Джаббы поводом для благодушия.

 

Страж-нянька удалился, и Джабба направил свой подъемник к роскошному ложу: на нем он будет возлежать, принимая следующего посетителя — наместника Бериза. Что и говорить, слишком высокий титул для рудокопа! Но зато он всегда готов вести торговлю промышленными тенилиновыми гранулами, необходимыми хаттам для строительства подконтрольных им трасс гиперпространства. А в военное время продажа любых дорожно-строительных материалов приносит колоссальную прибыль.

 

В случае если объявленная цена его не устроит, тогда Джабба, несмотря ни на что, захватит полезные ископаемые. Причем он знал несколько способов, как сделать это. Однако все же проще и дешевле было решить дело путем переговоров.

 

Он быстрым взглядом окинул тронный зал и остался доволен. Артисты, телохранители, слуги и рабы всех мастей — их число было впечатляющим и должно в полной мере продемонстрировать беризскому вельможе могущество Правителя хаттов.

 

— Введите наместника, — приказал Джабба, приняв капризно-требовательную позу. — У меня не так много времени.

 

В сущности, он кривил душой: времени было предостаточно. Хатты живут тысячелетиями. Спешить некуда. За свой век Джабба приобрел опыт и знания многих жизней. Разве могут с ним тягаться эти ничтожные биологические виды?

 

Наместник вошел, почтительно опустив голову, — разумное, многообещающее начало — и поклонился.

 

— О Правитель Джабба, — произнес он на сносном хаттском. — Благодарю за оказанную честь.

 

— Так что ты можешь нам предложить? — Джабба сделал длинную глубокую затяжку из пузырьковой трубки. — Я не размениваюсь на мелочи.

 

Ну разве могли они просчитывать свою игру надолго вперед? Наместник Бериза был хитрым дельцом — но за плечами Джаббы был внушительный деловой опыт многих поколений предков.

 

— Мой господин, — обратился наместник к владыке хаттов, покосившись на танцующих вокруг трона рабов. — Я готов предложить тебе четверть нашей годовой добычи тенилина взамен на…

 

— Половину. — Джабба вновь сверился с настенными часами из слоновой кости. — Я бы потребовал все, но отцовство сделало меня сентиментальным.

 

От придворных аналитиков рынка он знал, что в связи с разработкой гексофиленина цены на тенилин обрушатся в течение ближайших пяти лет. Не было никакого смысла серьезно им запасаться.

 

— У тебя есть сыновья?

 

— Нет… дочери, — тихо ответил наместник. — Три.

 

Различия полов для хатта ничего не значили. Но безумные маленькие существа строили на этом целые цивилизации. Джабба не мог понять, чувствует ли наместник себя виноватым в том, что не произвел на свет мужского потомства, или просто констатирует факт.

 

— Превосходно, — сказал он. — Продолжение рода — это прекрасно. Скрепим сделку печатью, и вы получите свободный проезд по хаттским дорогам.

 

Разумеется, он не будет бесплатным. Скорее, более дешевым, чем если бы Бериз вздумал проявить упрямство.

 

— Будь по-твоему, Правитель Джабба, — произнес наместник.

 

Джабба сделал ему знак удалиться и снова затянулся. Иногда все было слишком просто. Иногда… один день был похож на другой — десятилетие за десятилетием, век за веком. Чтобы скоротать время, он искал вокруг новых ощущений. Он слишком хорошо знал жизнь, чтобы что-то могло сильно его взволновать — скорее, занять его внимание. Наконец свое дело сделали музыканты. На какое-то время его захватила гармония звуков.

 

— Правитель Джабба, Правитель Джабба!

 

Один из стражников-никто вбежал в тронный зал. Упав на колени, он буквально пролетел последние полметра, скользя по отполированным плитам. Эти существа не так-то легко поддаются панике — было ясно, что он принес плохие вести и знал, как они будут восприняты.

 

— Надеюсь, у тебя что-то важное, дурак, — сказал Джабба.

 

Никто перевел дыхание и лишь затем заговорил.

 

— Твой сын, о Правитель… — проговорил он наконец. — Мы попали в засаду. Ротту похитили…

 

Нет, таких ощущений Джабба не искал.

 

По его телу пробежала судорога ужаса. Затем ужас завладел им всецело. Он выпрямился во весь рост, расшвыривая плясунов и музыкантов.

 

— Найдите его! — заревел Джабба. — Найдите моего сына! Если с ним что-нибудь случится, вы заплатите жизнью!

 

И это были не пустые слова.

ГЛАВА 1

Мы должны получить доступ к дорогам гиперпространства, еще не захваченным дроидами-сепаратистами. Без этого нам никогда не удастся завоевать мири Внешнего Края. Увы, это значит, что нам не избежать сотрудничества с хаттами.

«Канцлер Палпатин, о проблемах тыла и снабжения, стоящих перед Великой Армией Республики»

 

ДВОРЕЦ ИМПЕРАТОРА ХАТТОВ ЗИРО — ОБЛАСТЬ УСКРУ, ПЛАНЕТА КОРУСКАНТ

 

— Способен ли ты убить дитя? — Дядя Джаббы вопросительно взглянул на собеседника.

 

Вопрос Зиро показался графу Дуку довольно странным. Казалось, хатт с восторгом воспринял идею похищения сына своего племянника. И если он всерьез задался целью положить конец мафиозной власти Джаббы, то устранение всех соперников, включая малолетних наследников, должно было стать первоочередной задачей. Неужели это не приходило Зиро в голову? фатальная ошибка.

 

— А ты? — небрежно бросил Дуку. — Ведь он практически и твоя плоть и кровь.

 

Хатт сощурился, полуприкрыв глаза мигательными перепонками. В мимике гуманоидов это соответствовало бы насмешливо поднятым бровям. Личные покои были пусты, и даже прислужник-дроид ТЦ-70 не смог бы подслушать их разговор.

 

— Ты не способен нас понять, хотя владеешь наречием хаттов лучше, чем думают многие, — проговорил Зиро после паузы. — Это дитя — потомок Джаббы. Не мой. И я сделаю все, что потребуется, — в интересах своего потомства.

 

Возможно, Зиро лишь притворялся отъявленным злодеем. Но не исключено, что говорил всерьез. Однако если Джабба заподозрит, что его используют, тогда Зиро придется замолчать навсегда. «Ему стоит быть настороже и ждать ответного хода Джаббы, — подумал Дуку. — Ибо племянник, узнав о причастности дяди к смерти сына, не преминет подослать к нему убийцу».

 

— Только не совершай необдуманных поступков, — вслух сказал граф. — Ничего не предпринимай, пока я не подготовлю почву. Задача в том, чтобы выиграть время. Извлечь максимум выгоды.

 

— Не трудись объяснять хатту долговременную стратегию, — проскрежетал Зиро.

 

Дуку старался воздерживаться от пространной аргументации в разговорах с Зиро. Одно неосторожное слово могло посеять у Зиро сомнения в целесообразности этого похищения. Тогда хрупкая конструкция его собственных планов тоже обрушится. Дуку вовсе не был уверен в том, что похищение Ротты выбьет власть из рук Джаббы или хотя бы ослабит его хватку. Но Зиро, наоборот, был убежден, что теперь ничто не помешает сделать племянника послушным орудием в его руках. И граф Дуку готовился этим заблуждением воспользоваться.

 

Дуку не без оснований предполагал, что устранение маленького хатта пробудит невиданную доселе жажду мести. Джабба не успокоится до тех пор, пока не разыщет всех участвовавших в похищения сына и не покарает их со свойственной ему изощренной жестокостью. На это Дуку и рассчитывал. Его целью было заполучить хатта в лагерь сепаратистов, и сделать это можно было, обвинив в исчезновении Ротты джедаев.

 

«Не имеет значения, кто именно перекроет республиканцам путь в гиперпространство — Джабба или Зиро, — размышлял Дуку. — Пока еще Зиро нужен для дела. Но как только мы заполучим с его помощью в союзники племянника, участь дяди предрешена. В случае крайней необходимости подойдет любой хатт».

 

Дуку не торговал идеями и был уверен, что никто из хаттов их не купит.

 

— Ну конечно, — с улыбкой ответил он существу, которое уничтожил бы без колебаний в случае, если бы оно помешало его планам, у него не было ни малейших сомнений в том, что и Зиро поступил бы с ним точно так же. — Но тебе нужно решить, что делать с Роттой дальше.

 

Зиро переместил свое тело по мраморному полу на возвышенность, устланную подушками из блестящего шелка, которые смахнул со своего пути. Хатты могут передвигаться только по гладкой поверхности. Ковры и обивка плохо сочетаются со смазочным слоем слизи. Тем не менее Зиро окружил себя изысканной обстановкой, словно хотел продемонстрировать всей галактике свое могущество тем способом, который понятен иным биологическим видам. Дуку не презирал его за это, скорее, испытывал нечто вроде жалости. Этим объяснялась и потребность хаттов выставлять напоказ танцоров-твилеков и других наделенных всякими способностями гуманоидов. При этом настолько непохожих на них самих, что ни один хатт ни при каких обстоятельствах не счел бы их физически привлекательными. Хатты коллекционировали все, что являлось предметом вожделения человекообразных существ. И причина была предельно ясна: если я обладаю всем, чего ты так страстно желаешь, — значит, имею власть над тобой.

 

Причиной всему был страх. Хатты подсознательно опасались угрозы. После того как Дуку сделал для себя это открытие, иметь с ними дело, хитро используя их паранойю, стало гораздо проще.

 

— Ротту скоро доставят на Тет, — сказал Дуку, чутко прислушиваясь к шуму, раздавшемуся за дверями.

 

В соседней зале звучали громкие голоса. И он слегка забеспокоился. Ничто не должно нарушать привычный порядок во дворце своенравного хаттского правителя. Дуку повернулся к Зиро:

 

— У тебя достаточно времени, чтобы не спеша все обдумать.

 

— Я ожидаю доклада с минуты на минуту. Скажи, за что ты так ненавидишь свой род джедаев?

 

— Они мне давно уже не сородичи, — ответил Дуку. — Но какое это имеет значение для тебя?

 

— Мотивация в бизнесе — самое главное.

 

— Господин Зиро, полагаю, не тебе об этом спрашивать. Сам ты вряд ли доверишь джедаям и их соратникам свое будущее.

 

— Я не доверил бы Республике ничего, что касается хаттов. Чего бы они не обещали, их цель ясна: лишить нас средств к существованию.

 

В глазах Зиро джедаи и Республика были единым целым. Дуку же пришел к этому заключению еще много лет назад.

 

— …И любого, кто не желает влиться в их счастливую республиканскую семью, они считают диктатором или анархистом. Если какой-то из миров хочет выйти из ее состава, его объявляют недемократичным, поскольку воля его обитателей не устраивает Корускант. Искусно замаскированная тирания.

 

— Нет нужды доказывать мне преимущества сепаратизма, Дуку. Мне все равно, какую игру ведешь ты, но я точно знаю, чего хочу сам. Помоги мне достичь моих целей, и я отплачу тебе той же монетой.

 

Несмотря на то что в разветвленном клане Джаббы этот хатт слыл хвастуном, граф подозревал, что за внешнем бахвальством Зиро скрывался тонкий ум. Поэтому незаметно все время следил на ним.

 

Внезапно раздался шум, и двери зала с треском распахнулись. Быстрым шагом в зал вошли два дроида, и Дуку проворно скользнул в тень алькова, чтобы, оставаясь незамеченным, не упустить ничего из происходящего.

 

— Благородный господин, — проговорил один из них монотонным глухим голосом. — У нас плохие вести. Сын твоего племянника похищен злоумышленниками.

 

Зиро сначала взметнулся на дыбы в притворном ужасе, затем осел вниз со звуком, похожим на шлепок камня о воду.

 

— Возмутительно! Они требуют выкуп?! Это оскорбление всем хаттам! Вышлите поисковую команду! Мы отыщем подонков, похитивших сына несчастного Джаббы!

 

Что ж, Зиро не откажешь в артистизме. Но если даже он заранее отрепетировал эту сцену, то все же выдал себя с головой. В его монологе, подметил Дуку, больше было беспокойства о своей репутации, а не о судьбе ребенка. Но хатты мыслят иначе, чем люди, и живут по кодексу правил преступного сообщества, чуждому проживающим на Корусканте представителям среднего класса. Дуку воздержался от осуждающих слов — его собственному биологическому виду тоже нечем было гордиться…

 

Дуку стоял в укрытии, ожидая ухода дроидов. Следующая задача: заманить джедаев на Тет.

 

— Выкупа до сих пор не потребовали, Правитель, — сказал дроид. — Это очень странно.

 

— Я уничтожу эту мразь… — Властным жестом Зиро простер руку ко второму дроиду, невидимому для Дуку из его укрытия. — Настрой канал связи. Принеси мне комлинк. Я обязан спасти племянника и очень надеюсь, что хатты, объединившись и действуя сообща, помогут мне.

 

Он все больше входит в образ…

 

— Говорят, Джабба безутешен. Он обратился к Республике за помощью и просил прислать джедаев на поиски ребенка.

 

Дуку непросто было удивить. Но весть о том, что Джабба — Джабба! — готов отдать себя на милость джедаев, поразила его как громом.

 

Зачем крестному отцу одного из самых мощных преступных сообществ в галактике, с собственной армией наемных убийц и разветвленной сетью разведслужбы, численности которых позавидует любое правительство, просить помощи у джедаев?

 

Это был необъяснимый поступок для представителя биологического вида, панически боявшегося ударить лицом в грязь, выглядеть слабым, казаться легкой добычей врагам.

 

Только не Джабба. Его поступок должен иметь объяснение. Хатт явно задумал что-то хитроумное. Будучи не в силах разгадать его план, Дуку все время был настороже. Но, надо признать, благодаря просьбе Джаббы, вовлечь джедаев в историю с похищением не составит труда. И это было настоящим подарком фортуны, воистину сказочным везением.

 

Это было похоже на провидение. И хотя Дуку верил в удачу наполовину меньше, чем в силу хитросплетений разума, тайных заговоров и интриг, он не собирался упускать такой редчайший шанс.

 

Он не просто надеялся, что Совет Джедаев пойдет по пути благородства и чести, протянув Джаббе руку помощи.

 

Он ни на секунду не сомневался, что они поступят именно так.

 

ГЛАВА 2

Связь с генералом Кеноби прервана Поэтому мы направляем к нему посыльного, который доставит генералу важные распоряжения

«Магистр Йода — адмиралу Юларену с приказом доставить генералу Кеноби падавана Асоку Тано»

 

ОФИС КАНЦЛЕРА ПАЛПАТИНА — КОРУСКАНТ

 

— В жизни бы не поверил, что мне доведется услышать от господина Джаббы такое!.. — пробормотал Палпатин, когда голографическое послание вновь высветилось на мерцающем голубом экране.

 

Дроид Джаббы ТЦ-70 передавал просьбу помочь в поисках Ротты, в то время как его явно взволнованный господин, слегка щурясь и мерно раскачиваясь, наблюдал за трансляцией послания.

 

— Должно быть, он обезумел от горя, раз просит помощи извне.

 

Канцлер окинул взглядом собравшихся в его офисе джедаев, оценивая их реакцию. Судя по всему, новость никого не оставила равнодушным: сдвинутые брови, нервозные подергивания лиц, приподнятые напряженные плечи свидетельствовали об охватившем всех тревожном беспокойстве. Разве что на мрачного и угрюмого жезлоносца Винду известие произвело иное впечатление, чем на остальных. Весьма редко, когда он выглядел таким спокойным и невозмутимым. Однако пока он лишь молча поглаживал свой подбородок. Другие — Пло Кун, Люминара Ундули, Болла Ропал — тоже не спешили высказать свое мнение. Никто особо не горел желанием выражать поддержку Джаббе.

 

Наконец Палпатин мягко произнес:

 

— Достойная работа для джедаев. Вы способны сделать то, чего не дано остальным. Чтобы ни случилось, ничто и никто не ускользнет от вашего взгляда.

 

«Кроме меня, конечно. — Палпатин слегка усмехнулся про себя. Даже теперь, несмотря на многолетнюю тщательную подготовку джедаев, он без труда мог пройти меж ними незамеченным, и каждый раз сам удивлялся этой легкости. — Вы не достойны звания стражников галактики». Однако вслух Палпатин произнес:

 

— Что скажешь на это, господин Винду? — Он вопросительно взглянул на непроницаемого жезлоносца.

 

Винду откинулся на спинку своего кресла:

 

— Черные дни настанут для Республики, когда она начнет помогать преступным подонкам.

 

— Суровые слова, мой друг. Но я уверен, твой оппонент ценит тебя столь же высоко.

 

— Канцлер, без сомнения Джаббе известен исполнитель преступления — скорее всего, это гангстер из враждующего клана. — Голос Винду звучал бесстрастно, как и полагалось Избранному. — Джабба и сам никогда не брезговал похищениями. Так почему он обратился к нам? Почему мы должны перебрасывать силы джедаев на выполнение обычного полицейского задания, когда идет война?

 

— Потому что это долг чести, господин Винду. Палпатину не было нужды затрагивать моральную сторону дела, но такой поворот беседы показался ему забавным.

 

«Ничтожные слепцы. Такими вы останетесь в моей памяти, джедаи, после того как навсегда канете в Лету. Неспособными видеть дальше собственного носа — начиная от меня и Заканчивая вашими собственными обязанностями».

 

— Пропал ребенок. Будь это человеческое дитя, разве стали бы мы вести этот разговор? Разве не долг любого родителя помочь в беде ребенку? Или хатты не оплакивают своих чад так же, как мы?

 

— Разве стали бы мы вести этот разговор, — подхватил Винду, не клюнув на его уловку, — будь отцом ребенка хозяин Черного Солнца?

 

— Да, стали бы — если бы могли успешно справиться с заданием.

 

Палпатин сел на свое место и активировал голографическую схему. Она зависла в воздухе над его столом — разветвленная сеть перекрещивающихся линий и кластеров света, визуально представляющая главные точки известной части галактики. Коснувшись рычага управления, он отключил уровни детализации, и целые солнечные системы, мигнув, бесследно исчезли — так легко, так невероятно легко! — оставив после себя лишь несколько извилистых цветных струек света, затерявшихся где-то у Внешнего Края. Струйки света на схеме обозначали дороги гиперпространства. И все они были подконтрольны хаттам. Как говорит пословица, «голограмма стоит тысячи слов».

 

Винду сидел с таким видом, словно являлся монолитным воплощением отрицания. Наконец он, слегка наклонив голову набок, произнес:

 

— И все же я ощущаю тревогу. Это не простое похищение в целях выкупа или сведения счетов. Я чувствую это.

 

Палпатин позволил себе грустную и вместе с тем чуть снисходительную улыбку, словно одновременно хотел сказать и «Я разделяю твою озабоченность», и «Ты ведь знаешь, что я прав».

 

— Ты можешь не одобрять сделки с хаттами, господин Винду, но мы переживаем трудные времена и потому не можем диктовать условия союзникам. Если от них больше пользы, чем вреда, мы обязаны с ними сотрудничать. Хатты контролируют дороги гиперпространства, жизненно необходимые нам для транспортировки войск и боевой техники к Внешнему Краю. Мы же в свою очередь отточили свое мастерство поиска бесследно исчезнувшего. Возможность взаимной выгоды очевидна.

 

— И все же я настаиваю на том, что речь идет не просто о банальном похищении. Зная Джаббу, можно не сомневаться в том, что это очередной коварный план.

 

— Не подозревал, что вы настолько близко знакомы.

 

— Я сужу по его послужному списку.

 

— В таком случае, основываясь на этом его послужном списке, число джедаев для выполнения этой операции должно быть максимальным.

 

— Ты требуешь невыполнимого, Канцлер. Армия и без того уже на пределе своих возможностей. У меня нет лишних воинов. Если еще больше рассредоточить войска, тогда нам не удастся достичь Внешнего Края и добиться восстановления канала поставок.

 

— И тем не менее я склонна согласиться с Канцлером, — произнесла Ундули. До сих пор она хранила молчание. — Какими бы ни были мотивы похищения, мы должны вступить на путь переговоров с Джаббой, что обеспечит для нас выгодную позицию среди них.

 

— Беспроигрышную, можно сказать, — тихо, почти шепотом добавил Палпатин. — Спасти ребенка — и спасти нашу армию.

 

Несколько мгновений Винду хранил молчание, затем, сдавшись, развел руки, вынужденный согласиться с мнением большинства.

 

— Кеноби и Скайуокер только что взяли Кристофсис. Планета надежно охраняется, и если уж кого перебрасывать с места на место, то этих двоих.

 

— Прекрасно, отдайте им распоряжения, — произнес Палпатин. — А я пока сообщу Джаббе о нашем решении.

 

Джедаи поднялись и почти синхронно склонили головы в почтительном приветствии. Палпатин ответил кивком, наблюдая, как они один за другим покидают офис. Через пару секунд он уже был на связи с Джаббой. Механизм был приведен в действие.

 

Все шло как надо.

 

«Правитель Джабба, позвольте выразить Вам наше сочувствие. Вы, должно быть, места себе не находите от беспокойства…»

 

Винду, конечно, уловил суть — даже если не вполне отдает себе в этом отчет. Почему Джабба так легко показал свою слабость? Дуку необходимо быть осторожнее.

 

«Мы направим на задание лучших людей, Правитель Джабба…»

 

Просьба Джаббы позволит быстрее осуществить план по устранению еще одного потенциального союзника джедаев — когда им будет предъявлено соответствующее обвинение, конечно. В долгосрочной перспективе это так же будет одним из его ювелирно выверенных ударов и контрударов. Тех, благодаря которым сохранится неустойчивый баланс сил в войне — до той поры, пока джедаи не окажутся настолько уязвимыми, что Палпатин сможет принять решение об окончании военных действий. И покончить с самим их правлением.

 

Поразительно, что они воздержались от немедленных действий, узнав о пропаже ребенка. А он действительно пропал — об этом Дуку позаботился. Пусть Джабба — воплощение порока, но дитя… Оно все же невинно. Поразительно, как социальный статус и моральный облик родителя определяют готовность (или неготовность) общества помочь его ребенку. Ах уж эти джедаи! Они слишком разборчивы в выборе объекта для своего хваленого сострадания!

 

Палпатин рассчитывал, что все пойдет по намеченному плану, и хаттенок, сыграв свою роль, будет возвращен родителю целым и невредимым. В конце концов, в будущем Ротта тоже был его потенциальным союзником.

 

Но если с беднягой что-нибудь случится… Ну вот, и его, Палпатина, не минула эта банальная западня, в которую рано или поздно попадают все политики: повторяя ложь настолько часто, что они сами начинают искренне в нее верить.

 

В войне всегда будут безвинные жертвы — но тем не менее войну необходимо продолжать. И Джабба еще решительнее будет бороться против республиканцев, если с его сыном что-нибудь случится. Необычно и… и все же порой странно подыгрывать обеим сторонам — будто одинаково сочувствуешь и тем, и другим.

 

Палпатин сел за стол и, открыв комлинк, установил канал связи.

 

— Соедините с Правителем Джаббой, — сказал он. — Говорит Канцлер Республики.

 

* * *

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.