Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

История о женщине, которая нашла свою любовь



 

Мир удивителен своими историями. Вот и эта история полна мудрости, которую дарят нам души, проходя свой путь. Когда мы видим пути, проторенные другими людьми, тогда понимание наше становится более глубоким.

И ты уже, попадая в подобную ситуацию, знаешь, каким может быть исход.

Жила в деревне одинокая женщина. Она помогала всем людям, которые приходили к ней за советом или с просьбой об исцелении. Ей легко все давалось, да и Боги всегда помогали, подсказывая, что делать, и давая силу для помощи. Имя ее было Ярослава, но односельчане называли ее Славой. Она жила на краю деревни, и сколько ей было лет, никто не знал. Много лет выглядела она одинаково – не молодая и не старая, не страшная и не красивая. Словно застыла в одном возрасте. Ее никто не видел счастливой, но никогда она и не печалилась – всегда одинаково спокойная и уверенная в себе.

Как-то все привыкли ее видеть именно такой. Когда она пришла в эту деревню, уже никто не помнил, так как умерли от старости те, кто мог сказать об этом. Без нее не представляли себе жизнь жители деревни: она принимала роды, благословляла свадьбу, ее звали, когда душа уходила в мир иной. Она была душой этой деревни.

Однажды весенним поздним вечером услышала она, как собаки подняли лай. Тихо отворилась калитка, и что-то рухнуло наземь. Слава выбежала из дома и увидела, что на земле кто-то лежит. Она наклонилась и увидела женщину в монашеском одеянии. Слава приподняла ее и кое-как затащила в дом. Возле печи горел огонь и было тепло. Положив ее на лавку, Слава какое-то время рассматривала, кого же это Боги привели в ее дом.

Лицо женщины было красивым и молодым. «Еще совсем девчушка», – подумала Слава. Над челом девушки была рана, из которой сочилась кровь. Она была без сознания. Стертые до крови руки и шрамы на запястьях – все говорило о не совсем благополучной жизни девушки.

Слава разожгла огонь у алтаря. Образы Богов в ночном свете сошли к хозяйке дома. Она молилась Роду, дабы тот дал осознание того, что с собой принесла эта молодая женщина. Свеча горела ярко, и ее огонь освещал больше пространства дома, нежели сама печь. Через час женщина начертила круг и положила в него девушку. Она окурила благовониями пространство и помолилась за возвращение души в тело.

Велес стоял возле Славы, держа на руках душу девушки. Ее тело было бездыханным. Но ведунья была спокойна и уверена в том, что девушка будет жить. Просто тело нуждалось в исцелении, а душе нужно было собраться с силами, чтобы вернуться обратно.

Молитва затянулась, и было неизвестно, сколько времени прошло. С первыми петухами Велес вернул душу, и она вошла в измученное молодое тело. Слава призвала Богиню Живу, и та вернула девушку к жизни. Потихоньку начало биться ее сердце. Слава чувствовала девушку, каждую ее клеточку, и поддерживала в ней жизнь.

Слава вышла из круга и уложила девушку на кровать. Только к вечеру та проснулась и попросила пить. Напившись целебного отвара, она опять уснула. Так продолжалось несколько дней, пока девушка не пришла в сознание. Наконец она начала говорить.

Отец девушки отдал дочь в монастырь в наказание за непристойное, на его взгляд, поведение. Она была из знатной семьи, и отец мечтал выгодно выдать ее замуж, дабы увеличить свое состояние и укрепить свое положение в обществе. Тут как тут и жених сыскался. Да вот только старый и некрасивый. Но еще до отцовского решения влюбилась девушка. И решила убежать со своим молодым человеком. Так и сделала. Отец пообещал отдать на храм целое состояние, если ему помогут найти беглянку и убедят ее выйти замуж за старика.

И вот за дело взялся самый фанатично настроенный монах. В народе ходили легенды о том, как он ненавидел женщин и все, что с ними связано.

Его пособники быстро нашли девушку, отобрали ее у возлюбленного и заточили в башню. Но одна старенькая монахиня помогла ей выбраться оттуда, и девушка убежала.

И вот несчастная бежала без памяти. Она пробежала лес, и какая-то неведомая сила просто чудом вывела ее к нужному дому. Но она не успела постучаться, так как силы и сознание покинули ее.

Слухи дошли до Славы, что монахи ищут сбежавшую девушку. И как только беглянка смогла подняться, женщина собрала вещи, все нужные снадобья, и они ушли в глубокий черный лес, куда не ходят люди. Шли они долго, и день и ночь, пока не показались горы. Изнеможенная девушка еле дошла. Они пришли уже темной ночью. Поднялись по скале на гору и там вошли в пещеру. Прошли немного вглубь, и девушка от бессилия потеряла сознание. Славуня постелила шкуры, лежавшие в каменной нише пещеры, привела в сознание девушку, покормила ее и уложила спать.

Ночь была очень темная. Даже Луна и звезды спрятались где-то глубоко в темноте. Славуня, оставив девушку, вышла из пещеры. Несмотря на усталость, сон к ней все же пришел. Она понимала, что в ее жизнь ворвалось что-то неподвластное ей. Она не хотела перемен в своей жизни – ей и так было хорошо.

Много лет жизни она провела, служа людям и удерживая Дух Рода Всевышнего в мире Яви, для того чтобы славянский народ не вымер в такое сложное время. И не одна она пребывала на славянских землях с таким предназначением. Но, видно, что-то изменилось в пространстве, раз эта девушка пришла к ней. Она долго сидела и думала. Она знала, кто охотится за девушкой. Это был самый непримиримый и безумный черный монах Никон. История его жизни была покрыта тайной. Сколько ему лет, никто не знал. Когда-то давно она его уже встречала, и была это случайность или нет, трудно сказать.

Ее позвали в город исцелить мужчину. Три дня и три ночи Славуня боролась за его жизнь, и когда Мара, Богиня Смерти, наконец-то отпустила его из своих объятий, кто-то из родных позвал священнослужителя, дабы он помог душе отправиться в иной мир. Удивлению Славуни не было границ: кому-то этот человек не нужен был живым. Очень быстро она разобралась в происходящем и поведала обо всем его жене. Они решились на серьезный поступок: забрали мужчину и спрятали его в другом доме, а на его место положили переодетую в мужскую одежду Славуню.

Никон был слишком озабочен чем-то своим и поэтому не вникал во все происходящее. Провел обряд и удалился. Славуня навела манну на него, чтобы он не осознавал, что происходит, и отвела смерть из их дома. Никон ушел, так и не поняв, что произошло. Через неделю мужчина полностью был исцелен и навел лад со своими родственниками.

«Почему же теперь опять их пути пересеклись?» – думала Слава. По слухам, Никон очень не любил женщин, всяко унижал их, а молодых и красивых, которые попадались ему на пути, старался уничтожить.

Славуня разожгла костер, взяла кудесы и под их звук ушла в мир Прави. Она искала ответы. Но никто не проявлял интереса к ней – ни Боги, ни учителя. Тогда она вошла в Реку Времени и отправилась в самое начало прихода души Никона на Землю, в мир Яви. Душа Никона изначально хотела познать себя как душа, любящая этот мир.

Он попал в семью, где его мама втайне зачала его, еще не будучи замужем. А в то время это был очень большой грех. Родители девушки отца ребенка прогнали, а дочь отдали в монастырь, дабы там она разродилась и они могли скрыть этот позор, оставив дитя в монастыре.

Все так и случилось: больше мама никогда не увидела своего сына, а монашки называли его не иначе как «злое семя греха». Пока он рос у них, его сердце наполнялось обидой и ненавистью к женщинам. Его будущее было уже предопределено. Он стал самым жестоким и фанатичным монахом и отмаливал грехи своего рода и, как ему казалось, всего человечества. Больше всех он ненавидел женщин, так как считал их источником зла, от которого он пострадал. Он нашел семью своей мамы и добросовестно расправился с ней. Одну сестру закрыли в монастыре, где она со временем покончила с жизнью, а другую с помощью его интриг с позором прогнали из семьи, и она поселилась где-то в бедной деревеньке вдали от дома.

Сколько еще женских судеб он разрушил? Славуня смотрела на это все, стараясь не перетянуть на себя его ношу.

Судьба сводит их опять вместе… Эта молодая девушка, пришедшая в ее дом, стала причиной будущих перемен в ее жизни. Встреча обязательно состоится, и чем она обернется для них обоих?

Славуня возвращалась, огонь догорал в костре. Просыпалось серое, унылое и безрадостное утро. Ее сердце было взволновано, и тяжелые мысли заполняли сознание. Наступило время подумать над тем, что же в ее мир притянуло такого демонического и злобного мужчину.

Она вернулась в пещеру, когда девушка уже проснулась. Они развели огонь и приготовили завтрак. Эта пещера была хорошо знакома Славуне – было время, когда она здесь долго жила, не хотела общаться с людьми.

В предыдущей жизни было много испытаний, которые не были пройдены ею и ее любимым, и эта жизнь была дана им обоим для того, чтобы быть вместе. Но сколько лет прошло, а она его так и не встретила. И тогда она закрылась в пещере и долго молилась Богам, дабы они ей помогли пройти все уроки, и однажды пришли люди, прося ее вернуться к ним. И она вернулась.

Сколько же всего передумала Славуня, ведь она, как и все женщины, очень хотела встретить своего мужчину, но потом поняла, что, раз Боги не дают этой встречи, значит, еще не время. Где он, Славуня не знала, несмотря на то, что она его так долго искала, пространство закрыло его для нее. Потом она сделала вывод, что он давно ушел, исполнив все кармические долги. Она жила, верно служа Роду земному и Роду небесному, чистосердечно исполняя свой долг. Но смерть не приходила, а это значит, что еще не все было ею выполнено.

Она чувствовала, что Никон ищет девушку. Столько лет жизни не успокоили его злое и черное сердце. Долго прятать ее здесь было бессмысленно, и следовало принять какое-то решение.

Пока они собирали травы и коренья для лечения девушки, наступил вечер. Ведунья напоила ее и уложила спать. Мягкие шкуры и костер согревали девушку, а снадобье исцеляло ее тело.

Славуня собралась в путь. Она предупредила девушку, что ей надо будет побыть одной некоторое время. Поставила у входа в пещеру духов-охранников и ушла.

Она шла к древним капищам, и по дороге к ней приходило осознание. Она начала понимать, зачем душа монаха Никона идет к ней. Это был ее, возможно, последний урок в этой жизни, чтобы, получив его, она наконец-то встретила любимого.

Наступило утро. Весна была достаточно прохладной, и в некоторых местах на зеленой траве еще лежал снег. Славуня спешила к ущелью, туда, где бьет из-под земли целебный источник, который дает силы для движения вперед по жизненным путям.

Вот и заветный родник, где вода всегда немножко сладковатая и словно искристая. Молнии, которые сыплет Перун, ударяют в скалу, из-под которой бежит этот источник, и вода, заряжаясь его силой, становится поистине волшебной. К вечеру Славуня была возле трех скал, а немного за полночь добралась и до капища. Не нарушая тишины, она легла, как призрак, у входа в священное место и уснула. Ее тело вбирало в себя силу священной земли, а душа, находясь в мире Богов, общалась с учителями. Духи Земли в это время исцеляли ее сознание и тело.

Проснулась ведунья, когда ослепительной красоты Ярило всходил на небосклоне, озаряя Землю, даря всему живому радость и жизнь. Она собрала хворост, разожгла костер, прочитала молитву и принесла требу Богам. На обряд отозвалась гора и загудела. Поднялся ветер, и птицы сразу же отреагировали пронзительным криком. Славуня закрыла глаза и своим сознанием вошла, как в пещеру, через душу горы в сознание Земли-Макоши. Все вокруг задрожало – побежали звери, полетели птицы, а ветер поднял вой и небо закрыли тучи. За несколько минут стало темно, как ночью. Гора вбирала в себя свою дочь. Когда Макошь приняла Славуню в себя, женщина упала как подкошенная, и опять все пространство замерло. Вышло Солнышко из-за туч, утих ветер, все успокоилось. Женщина лежала бездыханная, но ни один зверь не мог приблизиться к ней – духи священного места охраняли ее.

Славуня искала в клубках Макоши свою судьбу и судьбу Никона. Она должна была понять, зачем жизнь дает ей такое испытание, но Макошь словно закрывала от нее поле Богини Доли. И сколько она ни молила, сколько ни просила – Богини не открывали путь. Смертельно устав, она обратилась к ним за советом:

– Что же мне делать дальше?

И вдруг получила подсказку: Богини указали путь наверх, к Богине Жизни и Любви Ладе.

К Великой Божественной Матери нельзя идти за такими мелочами. Ее тревожить можно только тогда, когда вопрос касается целого рода или народа. Понимая это, Славуня уже было отчаялась, как неожиданно луч света открыл ей путь. Божественная Мать посылала луч света, дабы ее дочь поднялась к ней. Не веря в свое счастье, ведунья начала свое восхождение наверх. И вот заветный цветущий сад Великой Матери – ее священная обитель.

Богиня Лада передвигалась между прекрасными цветами, любуясь их красотой и наслаждаясь благоуханием.

– Что взволновало тебя, моя любимая дочь? – спросила Лада.

– О Великая Мать! – произнесла с восхищением Славуня. – Я благодарю Тебя за любовь к нам, людям!

Лада улыбнулась.

– Видишь, – показала она рукой на дерево, которое стало увядать от ударов молний, а поврежденные болезнью листья были скрючены и вызывали жалость. Лада касалась руками дерева, и оно оживало, но ненадолго. – Это душа того человека, который идет к тебе за помощью, и я могу его исцелить только твоими руками в мире людей. Помоги мне! – Лада посмотрела своими бездонными очами в глаза Славуни, и они засветились такой божественной любовью, что ведунья еле выдержала всю святость и глубину этих чувств.

– Да, моя Великая Богиня, я с великой радостью сделаю все, что будет в моих силах! – промолвила женщина и в благодарственном поклоне склонила голову. Лада повела ее к пещере, откуда и пришла Славуня. Ведунья благодарила Богов и пространство. Она возвращалась в мир людей.

Огонь на капище еще горел. Придя в сознание, Славуня еще долго, до самого вечера, находилась в забытьи, осмысляя все, что было, и то, что ей еще предстоит сделать. Ей нужны были сила и молодость. Когда наступил вечер, Славуня отправилась к Стрибогу за его могучей силой.

На горе было особое место, куда Стрибог время от времени прилетал, чтобы оглядеть свои бескрайние владения. Это было лучшее место для вхождения с ним в контакт. Общаться с ним лучше всего было там, когда Солнце садилось или поднималось. Так как Солнышко уже спряталось, Славуня собирала целебные травы и цветы, принадлежащие одному из самых древних Богов. Ей нужна была его благодать. Придя в полночь на священное место, она расположила по четырем сторонам света травы и разожгла четыре огня. Танец Ветра, который исполняла ведунья, призвал четырех духов сторон света. Она не останавливаясь танцевала так до первых лучей Ярилы. И когда земля осветилась красным Солнышком, Славуня увидела, как на скале, похожей на большой трон, восседал сам Стрибог и любовался ее танцем.

Ветры подвывали и подсвистывали в такт ее чародейскому танцу, создавая прекрасную божественную музыку. Вдруг все стихло и пошел дождь. Будучи на одной волне со Стрибогом, Славуня пришла в неописуемый восторг, и от этого ее танец стал еще более неистовым и вдохновенным. Дождь заставил поднять внутренний огонь, который, соприкасаясь с небесной влагой через тело ведуньи, вызывал состояние особенного восхищения.

В какой-то момент Славуня почувствовала, что у нее появился партнер. Стрибог подхватил ее в свои объятия, и они закружили вместе в фантастическом божественном танце. Ветры Стрибога играли в танце с ее волосами, они насквозь продували ее тело то горячими, то холодными потоками, сорвав с нее всю одежду. Она его чувствовала одновременно везде. Снаружи он ласкал ее тело, а внутри у нее разгорался безумный ураган страсти. Стрибог раскрывал ее чувственность, даря ей себя и получая взамен силу человеческих чувств. «Как прекрасно быть человеком! – думал Он. – Но не просто человеком, а таким, как эта ведунья!»

Она же вся отдалась танцу, а Стрибог наслаждался красотой земной женщины. Красивые и полные чувств движения ее тела порождали в древнем Боге воспоминания о том далеком прошлом, когда и он был человеком. Как маленькую птичку, он лелеял эту прекрасную женщину, так искренне отдавшуюся в его объятия. Он наполнял ее своей нежностью и любовью через танец, передавая ей свою силу. Она эту силу приняла и осознала, когда при желании то поднимала ветер, то успокаивала его. «Он тоже мужчина!» – улыбаясь, думала Славуня.

Уставшую и счастливую, Стрибог положил ее между четырех костров и возле каждого из них поставил своих духов-хранителей, дабы огни не погасли. Славуня уснула. Теплом ее согревал земной огонь и небесное Светило, а Мать-Земля, словно мягкая колыбель, качала свою любимую дочь, вдыхая в нее свою силу.

Спала она недолго, но ей было достаточно и короткого сна. Проснувшись, она стала моложе на сотни лет. Славуня оглядела себя: о чудо! – легкая походка, шелковистые волосы, бархатная кожа. Но это еще не все. Ей нужен был лунный свет и серебряный звон далеких звезд. Поблагодарив Стрибога и его духов, Славуня отправилась к Лунному озеру.

За этими горами в одном дне пути находилась скала, напоминавшая чашу. Там и разлилось волшебное озеро. Откуда там взялась вода, было непонятно. Да и кому было думать об этом, но никто из простых смертных не знал об этом волшебном месте, кроме тех избранных, которые попадали сюда раз в столетие.

И вот, приложив некоторые усилия, Славуня оказалась у заветного озера. Но лунную воду можно было взять только в определенное время, когда луноликая Богиня Дана опускается с Луны искупаться в озере. И тогда земная женщина, которой Богиня позволит купаться вместе с ней под полной луной и звездами, получит благословение лунным светом. Это особое состояние женщины, когда ей подвластна вся магическая сила планет. Имея этот свет, она может договориться с любой силой и духом. Она может заговорить пространство, раскрыть в себе желанную женщину, возбуждающую страсть в мужчине.

Две ночи ждала Славуня, когда Богиня Дана опустится в воды священного озера и всколыхнет гладь прозрачного зеркала. И вот наступил заветный вечер. Опустилась ночь, зазвенели звезды, запах цветов наполнил пространство, птицы запели божественные песни, и с Луны спустилась Богиня Дана – вся прозрачная и голубая, словно сотканная из нитей воды. А за ней шлейфом, придерживая ее священные небесные воды, опускались прекрасные лунные девы.

Озеро словно ожило, и его духи поднялись с глубин встречать Богиню. Русалки заплели в большие венки белые и желтые лилии и там, куда спустилась Дана, украсили воду венками из прекрасных цветов. Серебряный звон не умолкал, и вокруг все сияло лунным светом.

Славуня, очарованная увиденным, стояла на берегу, боясь даже пошевелиться. Великая Богиня, перед тем как опуститься на хрустальную водную гладь, легким кивком головы позвала одну из дев. Та, поняв ее, направилась к берегу, где стояла ведунья. Славуня испугалась, что потревожила Великую Богиню, и низко склонилась. На это дева очень нежно прикоснулась к ней и подняла ее: «Тебя приглашает к себе Богиня Дана», – сказала она и показала рукой, куда надо направляться. Славуня почувствовала, что вода стала твердой, как зеркало, и сделала уверенный шаг вперед. Ведунья уверенно, но с трепетом в сердце направилась к Богине. За это время Дана уже трижды опустилась на дно озера и, искупавшись, поднималась на поверхность воды. Увидев земную женщину, Дана, улыбаясь, благословила ее легкой рукой, которая была похожа на летний дождь, и вода мягко опустила Славуню в свои объятия. Ведунья купалась в том месте, где купалась Дана. Луноликая Богиня возвращалась на свою планету, но ее улыбка и теплое прикосновение рук остались в земной женщине невероятно чистым сиянием, которое так легко можно было увидеть в сияющих глазах и звонком серебряном голосе.

Славуня купалась до тех пор, пока у нее хватило сил, а потом в сопровождении духов воды и русалок она доплыла до берега. Когда она вышла на сушу, то увидела, что там, словно ночная роса, был рассыпан жемчуг. «Это подарок от Даны», – сказали русалки, удаляясь в серебряную гладь.

Славуня поблагодарила Великую Богиню Мать Дану, духов и русалок, а также священное озеро, Луну и все планеты, которые подарили ей эту чудную ночь.

Теперь можно было возвращаться. До пещеры, где осталась девушка, было еще далеко, но путь был легким и радостным. Состояние счастья дарил каждый распустившийся цветочек, каждое дерево. Идя обратной дорогой, Славуня думала о том, что надо сделать, дабы исцелить душу Никона. Ей казалось, что все необходимое для встречи с Никоном у нее было, но внутренний голос подсказывал, что не все…

И это внутреннее беспокойство становилось тем сильнее, чем ближе она подходила к пещере. И наступил момент, когда Славуня больше не могла входить с собой в противоречие и обманывать себя. Она остановилась – недалеко было капище Велеса, и она отправилась туда.

Принеся требу Велесу, ведунья обратилась к нему за советом.

– Присядь, – сказал Вещий Бог, появившись перед земной дочерью в образе лесного медведя. – Что же так беспокоит твое сердце, дочь моя?

– Батюшка Велес, не уверена я, что смогу справиться с заданием, которое стоит передо мной, – со слезами ответила Славуня.

– Я подскажу тебе, родная моя, садись и слушай, – сказал Велес, усаживаясь поудобнее. – Чтобы исцелить Никона, надо вернуть время вспять и обратиться к его душе, пребывающей еще в лоне матери. Ибо он выбрал этот путь, а значит, он может осилить его. Но это не все. – Велес сам разволновался. – Когда будешь там, войди в образ и душу его матери и оттуда проси прощения у него через ее сердце. Но помни, дочь моя, мужское сердце как хрусталь, его легко разбить чувствами. И тогда ты его не соберешь. Чтобы этого не случилось, твоя любовь к нему должна быть сильнее его обиды. Если нет в тебе этой любви, оставь эту затею, иначе он уничтожит тебя.

Сказав это, Велес ушел в свое подземное царство. Опять задумалась Славуня. Она не любила монаха как мужчину, не уважала из-за его ужасных поступков и боялась его злого сердца. На какое-то мгновение она растерялась, утратив веру в себя.

«Это немыслимо тяжелый урок», – подумала она. Но вслед за грустными мыслями она увидела образ Лады, которая сказала ей: «Я его могу исцелить только твоими руками в мире людей. Помоги мне».

– Прости меня, о Великая Мать, что я засомневалась в себе и в твоей божественной любви во мне.

Поток любви Великой Лады, словно теплая волна, накрыл Славуню. Теперь сомнений не было – встреча состоится благоприятно.

Девушка, увидев ведунью, удивилась ее молодости и красоте и не смогла удержаться от расспросов о том, как произошли такие изменения. «Когда я почувствую, что тебе нужны эти знания, поделюсь, – загадочно ответила она. – Вставай, нам нужно идти».

 

А Никон со своими такими же, как и он сам, «черными» монахами повсюду искал девушку. И след привел его к дому Славуни. Он ждал ее там несколько дней и ночей, но, поняв, что та может прятаться в лесу, сжег ее дом. Оставив лишь пепел от дома, он стал искать дальше.

Славуня догадывалась о том, что что-то должно случиться, поэтому девушку отвела в ныне покинутый своими хозяевами дом, в котором она когда-то исцелила маленького мальчика. Дом был старенький и находился в таком месте, где никто и никогда не подумал бы что-то искать. Кроме этого Славуня призвала семью медведей и попросила их охранять дом и девушку.

Теперь ее задача была заманить Никона в лес и там уже исцелять его душу. Она искала его через пространство, посмотрев на мир Яви его глазами, и увидела деревню и дом, возле которого он находился. Это было не совсем близко от нее. И это ее еще больше обнадежило, так как девушка в таком случае находилась в большей безопасности, чем прежде.

Она шла ему навстречу. Ее дом был по дороге к тому селу, и она чувствовала, что возвращаться некуда, но женское сердце взяло свое. Она завернула туда. Когда издалека она увидела пепелище, оставшееся от ее дома, ей захотелось заплакать. Обида и ненависть шли за болью, рождая волну мести. Она справилась с этими чувствами, понимая, что, если они проявятся, тогда уже никто ее не спасет от смерти и она не пройдет это испытание. Ее любовь нельзя было затмить ничем.

И тогда пришло осознание того, что Никон сжег ее прежнюю жизнь, освобождая ее от прошлого. Она улыбнулась. Осталось только пройти, как по мостику, над пропастью. Прошлого нет, а будущее только творится. Осознавая это, она увидела, как навстречу ей бегут злые и обиженные женщинами мужчины, которые, как маленькие мальчики, сердятся за нелюбовь к себе.

Славуня стояла и думала, что если им суждено встретиться, то это будет самым лучшим вариантом их встречи. Монахи кинулись вязать ее, а Славуня светилась божественной любовью Великой Матери Лады. В этот момент она подумала, что, наверное, и их учитель, которого также вязали и убивали, чувствовал такую же безусловную любовь и прощение к ним, людям. Монахи чуяли что-то неладное и вели себя очень беспокойно. К вечеру прибыл и Никон. Он зашел в дом, где держали Славуню, и испугался. А посредине комнаты сидела Славуня, сияя своей женской красотой. Никон, увидев ее, быстро перекрестился и подумал, что дьявол опять с ним играет злую шутку, проявляясь такой красотой в женщине.

Славуне хотелось от этих его мыслей смеяться. Но она сдержалась – улыбались только ее глаза.

«Как же я устал бороться с этим дьяволом, – подумал Никон, – он меня преследует с рождения. Его глаза на меня смотрят сквозь каждую женщину. Сколько же их можно уничтожать. И опять!»

Славуня сидела связанной и смиренной и наполняла любовью этого человека, понимая, что ее жизнь сейчас полностью зависит от него. Но еще она понимала, что именно он освободит ее и она наконец-то встретит своего любимого.

Он подошел ближе. Эта женщина волновала его, и необычные чувства заполняли сердце монаха.

– Где девушка? – спросил он, пытаясь быть суровым. Славуня посмотрела на него глазами-звездами и ответила:

– Я не отдам тебе ее. Она молода и должна быть счастлива в жизни и в любви.

Никон удивленно посмотрел на Славуню и подошел еще ближе. «Эта женщина сама призналась, что спрятала девушку, и она меня не боится, – удивился он, – ведь я под пытками заставлю ее сказать все». Он посмотрел на ее тело, и впервые ему не захотелось причинять боль.

А Славуня все время, открыв источник любви в своем сердце, наполняла Никона любовью и пропитывала его сознание счастьем. Ему возле нее стало спокойно и тепло. Женщина не обращала внимания на его угнетающие мысли, а окутывала нежностью и лаской. И вот наступил момент, когда его маленький внутренний мальчик словно отодвинул камень от входа своей пещеры, в которой он просидел всю жизнь. Никон сел возле Славуни и начал рассматривать ее.

– Какая же ты красивая и добрая! – сказал он и испугался своих слов. Она знала, это говорил тот маленький мальчик, который первый раз за всю жизнь попробовал выйти из своей пожизненной пещеры, где сам себя замуровал.

Она не спешила говорить. Призвав Стрибожьи силы, она растянула время, потихоньку притормаживая его ход. Его чувства, как река, влились в ее реку любви. Чтобы не разбить его сердце, Славуня укоренила в нем любовь. Он не понимал, что творится, никакие мысли не тревожили его сознание.

Когда он полностью отдался ей, Славуня вернула время вспять и вошла в образ его матери. Она начала просить у него прощения как мать у своего сына. В какой-то момент душа матери прилетела к Славуне и начала горько плакать: она всю жизнь искала сына… Но ее отец, дедушка мальчика, прятал его от нее. А однажды, когда все-таки женщина нашла его и ей должны были передать мальчика, дед, узнав об этом, заплатил разбойникам, чтобы те убили ребенка. Но это узнала молодая монахиня и вместо ребенка положила бревно, закутанное в пеленки. Разбойники на глазах у матери разрубили бревно, думая, что это ребенок, и выбросили сверток в реку.

Обезумевшая от горя мать хотела броситься следом, но ее удержали и насильно привезли домой. Там напоили отравленным снадобьем, выдали замуж, и муж держал ее взаперти. Так прошло несколько лет, пока она успокоилась, но боль и страшная рана остались в ее сердце. Со временем она родила двух дочерей.

Душа матери плакала от горя, прося прощения у сына. Она любила его отца и очень хотела быть его женой. До последней минуты она верила, что он спасет ее и их сына. Но его убили той же ночью, когда ее отец узнал, что скоро станет дедом.

Об этой трагедии поведала Никону душа его матери. Словно обезумевший, он рыдал на коленях Славуни. Он вспомнил, как всю жизнь ненавидел маму, как погубил старшую сестру и младшую и как проклинал мать, которая умирала у него на глазах…

Как же тяжело было пережить всю эту трагедию. Он не просто плакал, он выл как волк, понимая, что произошло с его жизнью. Прозрение не отпускало его. Славуня держала проход между его сознанием и душой. Ей было очень важно, чтобы душа могла очиститься и открыться сиянием в его сознании. Когда она почувствовала, что он больше не может выдержать света, она уменьшила источник любви, и свет начал уходить. Никон потерял сознание.

Чтобы их не тревожили монахи, она накрыла пеленой весь дом, и они в своих молитвах уснули. Спали все, кроме Славуни – она общалась с душой Никона, освобождая ее от оков ненависти. Через нее Богиня Лада исцеляла его любовью. Сколько прошло времени, она не знала, но давно зашло Солнце, и ей было очень неудобно сидеть связанной. Затекло тело, она попробовала двигаться, подняться, и от этого Никон очнулся.

– Мне больно, – тихим и нежным голосом промолвила Славуня. Это прозвучало так по-женски нежно и беззащитно, что Никон машинально поднялся и развязал ее.

– Ты не убежишь? – спросил он.

– Нет, – еще тише, ответила Славуня. – Прости меня, – сказала она, – я заставила тебя пройти этот путь и доставила много хлопот с девушкой. Но она не виновна.

Он уже забыл о девушке и о том, для чего он за ней охотится.

– Разберемся, – спокойно и рассеянно ответил он. – Но мне нужно ее увидеть, – стараясь быть грозным, проговорил Никон.

– Хорошо, – ответила Славуня, – но обещай, что со мной пойдешь только ты один. Я отведу тебя к ней, – сказала Славуня, и монах согласился. Ему совсем не хотелось отпускать эту женщину. Что-то необычное с ним произошло, и он чувствовал, что это только начало.

Светало. Они вышли из дома, его монахи спали. Славуня вела его в лес. Еще предстояла большая работа по очищению его души от тех кривд, которые он сотворил по отношению к женщинам.

Они шли молча, Славуня не дала прикоснуться к его душе ни одному темному духу, который хотел испить его жизненной силы, припадая к темным пятнам на его духовных телах. Но чем дальше был путь, тем тяжелее Никону было идти. И у него закрался страх, что она его хочет уничтожить. Она почувствовала его мысли, повернулась, взяла за руки и, посмотрев в его глаза, сказала:

– Я не причиню тебе боли. Поверь мне, доверься, и я исцелю твою боль.

– Но ты ведьма и должна ненавидеть меня. Я столько бед принес вам! – упав на колени, прошептал Никон.

– Я прощаю тебя, – глядя на него с любовью, тихо и с нежной улыбкой проговорила Славуня. И тут одна за одной, души девушек и женщин начали прилетать к нему и через Славуню прощать его. Опять река боли заполонила душу Никона.

«Простите меня, – плакала его душа, – простите меня, окаянного!»

Его душа выла от боли и страдания. Славуня опустилась рядом с ним на колени, обняла его и, как дитя, начала качать его, заливаясь слезами. Перед ней всплывали страдания и боль женщин… Но их души были здесь и они прощали его, проникая в его сердце через любовь Славуни.

Ему казалось, что ад уже наступил. Невыносимая боль души, раскаяние, и рядом была только эта женщина, любовь которой давала силу жить.

– Кто ты? – словно в бреду, шептал он.

– Я – Великая Мать Лада – любовь этого мира.

Его сознание не могло выдержать новой энергии, которая до сих пор была закрыта для него.

Но после смерти всегда наступает возрождение. На них полился дождь. Славуня не смогла от него укрыться. Ей было холодно и, когда он пришел в сознание, она словно отпустила силу, которая ее держала, и начала угасать на глазах. Ее силы таяли, как свечка. Никон чувствовал, что своим перерождением он должен быть благодарен только ей. Но она угасала, и жизнь покидала ее тело. Славуня смотрела на Никона и чувствовала, что Мара вот-вот заберет ее.

Поняв это, он обратился к своему Богу, дабы спасти ее. Впервые он молил за женщину. Но его Бог молчал.

– Почему? Почему, Боже? – кричал Никон, и слезы катились по его щекам. – Я возненавижу тебя, если ты заберешь ее у меня! – кричал он как обезумевший. – Я знаю, что грешен! Я калечил их жизни, срывал как цветы, но я делал это для тебя! Слышишь меня – для тебя!

– Мне не нужны были твои жертвы, – услышал он в ответ. У Никона наступил шок. Он осознал, что за счет ненависти оправдывал свои грехи, прикрываясь верой.

Минуты уходили, и Славуня почувствовала, что ценой собственной жизни спасла душу Никона и этим освободила себя.

– Нет, – совсем потеряв рассудок, кричал Никон, – если Ты мне не можешь помочь, то пусть ее Боги помогут ей! Может, они более справедливые! Она же святая, слышите меня, Боги древние! Она же Ваша дочь. Пусть мой Бог не хочет ее исцелять, но Вы же должны ей помочь!

Как-то совсем неосознанно Никон положил ее на землю и судорожно начал присыпать свежей черной землей, с его уст слетала молитва. Он не знал других молитв, кроме тех, которые учил с детства, но лес подсказывал ему слова, и он от всей души просил землю и небо исцелить их дочь. И с каждым словом к нему возвращалась сила. Словно молочная река, вливался дождь жизни в его тело, и он эту жизнь вливал в нее. И так длилось до тех пор, пока Славуню к жизни не вернула Богиня Жива. Она открыла глаза, Никон от радости целовал их, как самое дорогое сокровище в своей жизни. И, придя в сознание в его объятиях, Славуня поняла, что это и есть ее любимый, именно его она ждала всю жизнь. Ее удивлению не было границ. А он, как безумный, целовал ее лицо, волосы, и осознание того, кем она для него является, также согревало его сердце.

– Любимый мой, – шептала она, умываясь слезами радости. У нее не хватало сил, чтобы подняться, да он и не давал. Он прижимал ее к себе и неистово целовал лоб, щеки, перебирал волосы и опять целовал, рыдая горько-горько…

– Родная, – плакал он, как дитя, которому вернули самое дорогое в жизни.

Все в лесу замерло, и большое дерево в саду Великой Богини Лады, подняло свои ветки к Солнцу Яриле. Лада улыбалась, потому что любовь опять победила боль и невежество.

……………

Закончилась история тем, что мудрый Никон возвратил спрятанную Славуней девушку любимому, отчитал ее отца и сказал ему, что счастье его дочери дороже любого богатства и власти. После чего повенчал молодых и благословил на рождение деток. А еще нашел сестру и вернул ей все богатства ее матери. Попросил прощения за все содеянное и ушел жить в горы к своей любимой Славуне.

С тех пор не стало Никона, но у Славуни теперь появился муж Сивояр, и теперь вместе они исцеляют каждого, кто приходит к ним за помощью. И уйдут они из этого мира, говорят предания, только тогда, когда последняя обиженная Никоном душа вернется в этот мир благодаря их молитвам…

 

 

...

Так пусть в твоем сердце, дорогой читатель, будет столько любви, сколько нужно людям, которые возле тебя. И, возможно, именно в том человеке, которого ты считаешь своим врагом, и прячется от тебя душа твоего возлюбленного.

 

 

Одурманенный цветок

 

Мои рассказы, дорогой читатель, написаны для тебя, но с большой любовью к каждому герою, ибо нет плохих людей, а есть только те, которые нуждаются в любви. Они ищут ее повсюду. Но поскольку в их сердцах нет любви, их наполняют злость и жадность, невежество и раздражение, человек становится колючим и злым, как ежик. И очень много надо любви и терпения учителям, чтобы открыть этот источник, сняв камни обид с души.

История, которую я сейчас тебе поведаю, так поразила мое сердце, что я не смогла не написать о ней в этой книге. Итак, мой милый читатель, представь себе, что мы с тобой путешествуем во времени и оказались в тот миг, когда одна женщина, а звали ее Златой, гуляла в лесу, наслаждалась ароматом летнего вечера и собирала травы, которые можно было собрать только в это время.

Грациозная, с прекрасной осанкой, с длинными каштановыми волосами, большими карими глазами, словно малина, сладко-красными устами. Такой изумительно красивой видел ее лес. Да и не только лес, она была самой восхитительной женщиной и в мире людей. Красивый дом весь утопал в цветах, маленькие и счастливые детки, любимый муж. В ее мире все было так, как она хотела. Богиня Лада раскрывалась в ней в самой яркой своей красоте и женственности.

Было у Златы в лесу капище, на которое, кроме нее и ее лесных друзей, никто не ходил. Туда она приходила молиться Богам и отдавать им требы. Там она открывала источник своей силы, мудрости, здоровья и красоты. Благодарила Богов за любовь, за то счастье, которое у нее есть. К ней приходили Боги и рассказывали молодой женщине о мироздании и о духовном пути человечества. Злата познавала мудрость и несла ее людям. Она наслаждалась жизнью, она уже была Богиней.

А в далекой деревне жила другая женщина, такая же молодая, и детки у нее были, и муж, но счастья у нее не было. И красоту свою она прятала под черным платком и таким же черным платьем. Каждое утро она просыпалась и просила у Бога прощения за то, что грешна, что не так ублажает мужа, просила защиты и помощи, дабы научили правильному служению Богу, мужу, детям. И каждый раз плакала женщина от той боли, которая раной открывалась в ее душе. Она спешила на работу, ибо прокормить себя и детей могла только она. Муж сидел дома, пил и бил ее, потому как считал непослушной.

И так проходили дни за днями. В воскресенье спешила она в церковь, дабы батюшка отпустил грехи. Каждый раз, входя в церковь, она смотрела на образа, видела лики святых, которые, как ей казалось, укоризненно смотрели на нее. И как-то раз ей стало так больно, что, стоя у иконы Девы Марии, она расплакалась и потеряла сознание… Бабки, которые находились рядом, вывели ее из церкви и стали шушукаться, что, мол, демон в ней сидит, и не может она смотреть на Матерь Божью.

И еще хуже стало жить Оксане. В деревне женщины сплетни водили, что ведьма она. И перестала ходить женщина в церковь.

А тут еще беда приключилась: дочь старшая слепнуть начала. И куда ни обратится мать с ней, врачи всюду руками разводят. И еще больше в селе сплетен пошло: вот, мол, покарал Бог ее, дочь расплачивается за грехи матери. А муж ее, наслушавшись соседей, приходил домой пьяный и колотил жену.

Не выдержав этого, собралась Оксана с дочкой в путь. Услышала она от женщины в городе, что есть целительница и она единственная, кто может помочь ее дочери. Но принимает она людей только в лесу у своей священной рощи. И как бы ни было страшно женщине, решила она, что здоровье ребенка важнее всего. Путь был нелегким, но болезнь дочери затмевала все трудности.

Было теплое утро. Злата в белоснежном платье с золотой вышивкой стояла у костра и подносила требы Богам. В какое-то мгновение она почувствовала, что в ее пространство пришел человек не ее веры. Она удивилась, когда, обернувшись ко входу в рощу, увидела молодую женщину, похожую на старуху, а рядом с ней девочку.

– Кто ты? – спросила Злата, не скрывая удивления. – Как ты попала сюда?

– Я пришла к тебе за помощью, целительница, – робко ответила Оксана. Злата удивленно смотрела на женщину и не могла понять, как эта женщина попала в ее мир.

– Хорошо, – ответила целительница, – все, что смогу, я сделаю.

Они присели на траву, Злата провела руками перед глазами девочки.

– Как тебя зовут? – улыбаясь, спросила она.

– Зоряна, – ответила девочка.

Злата обратилась к ее маме:

– Зоряна не хочет видеть твоих слез, этот мир для нее темный, как тот платок, который ты носишь.

Оксана посмотрела на Злату и заплакала. Слезы, которые душили ее столько лет, сейчас лились дождем из Оксаниных глаз. Злата и сама расстроилась, обняла ее и, сопереживая ее боли, расплакалась вместе с ней. Она видела ее жизнь и не знала, как помочь. Две совсем разные женщины из разных миров и реальностей, как сестры, слились в единое целое.

– Я помогу тебе, родная. – Злата гладила голову Оксаны, вытягивая ее боль. – Я помогу тебе… – А в голове кружилась мысль: «Но как?»

Оксана рыдала как белуга. Она выла и кричала, а Злата ее держала в своих объятиях, словно ласточку, которая билась в клетке и не могла оттуда вырваться.

Плач не утихал. «Сколько же боли в тебе? – думала Злата. – Как же твое сердечко все это может вынести?» Она видела весь тяжелый труд этой женщины, побои мужа, больную дочь и жестокое обращение родни и соседей.

– Лада-Матушка, – взмолилась целительница, – я дочь твоя, Злата, прошу помощи. Помоги мне исцелить душу еще одной дочери твоей Оксаны!

Злата давно не плакала, и она уже забыла, что такое боль. Но к ней за помощью пришла женщина, которая, казалось, собрала в себе боль всех женщин, оставшихся в том мире. В это мгновение сквозь Злату полилась любовь Богини. Сама Лада исцеляла душу Оксаны. Она снимала ее боль и разочарование, страх и обиду. Женщина немного успокоилась. И Злата ее отпустила. Черный платок лежал на земле, и Зоряна его прятала от мамы, чтобы та его больше никогда не надела. Оксана, увидев это, позвала девочку:

– Иди ко мне, квитонька, – нежно проговорила она, обнимая и целуя дочь.

– Если ты хочешь исцелить дочь, – тихо сказала Злата, – сначала исцелись сама.

Не дожидаясь маминого согласия, Зоряна быстро ответила:

– Да, мама согласна. Ведь правда, мама? – заглядывая в глаза, спрашивала дочь.

– Да, доченька, – всхлипывая, проговорила Оксана.

Злата подняла их и повела к себе домой. Оксана удивлялась: дом Златы словно солнцем сиял. Она смотрела на детей, которые счастливо резвились во дворе, сияя таким же светом, как Злата. Им навстречу вышел ее муж.

– Святогор, – представился мужчина и обнял свою любимую жену.

– Оксана, – тихо ответила женщина.

– Зоряна, – вслед за ней представилась девочка.

– Идем в дом, – радостно сказала Злата, собирая в кучку двух мальчиков-близняшек, белокурых, как солнышки, и девочку чуть младше.

– Как вас зовут? – спросила Зорянка малышей.

– Ведаслав и Зореслав, – ответили мальчики.

– А меня Ясна, – с очаровательной улыбкой ответила девочка. Все вместе пошли в дом. Деревянные стены пахли свежей сосной, и дом казался сказочным.

Злата отвела их в комнату, где они могли остановиться, а сама пошла накрывать на стол. Святогор обнимал ее все время, и они, вместе готовя обед, то целовались, то смеялись. Оксана смотрела на них сквозь открытую дверь, и боль и тоска обволокли ее сердце. «Почему же я такая несчастная?» – думала она, нежно обнимая дочь.

Прибежали дети, и уже все вместе они накрывали на стол. Муж шутил и играл с детьми. В их доме было так весело! Злата позвала Оксану и Зоряну, и все сели за стол. Мать и дочь, пребывая в новом для них мире, словно отогревались от той войны и бедствий, в которых они жили.

Вечером, когда Злата стелила им постель, Оксана сказала: «Я хочу быть такой счастливой, как ты. Научи меня, я на все согласна». Злата улыбнулась и ответила, что поможет всем, чем сможет.

Наступило утро. Оксана вышла на крыльцо, а там, среди цветов, стояла Злата с поднятыми к небу руками. Ее лицо было озарено счастьем и любовью. Одухотворенное, оно напоминало образ Божественной Матери. Злата вся светилась.

– Она общается с Ладой, – сказал мальчик тихонько, не нарушая тишину вокруг.

– Кто такая Лада? – спросила Оксана.

– Это Великая Мать Богов – сама любовь, – ответил мальчик, удивляясь, как женщина может не знать, кто такая Богиня Лада.

– А кто тебе дарит любовь? – спросил он у Оксаны.

– Не знаю, – грустно ответила женщина, – наверное, ее нет в моем мире.

Злата закончила молитву и подошла к ним:

– Идем со мной, – позвала она гостью, – мое утро начинается с молитвы Великой Богине любви и семейного счастья Ладе. Один из законов мира, который записан в Поконе Рода Всевышнего, говорит нам, что каждая душа делится с другой тем, что имеет. Лада – образец женщины, матери, любимой, и, когда я обращаюсь к ней, она во мне раскрывается всей своей мудростью, любовью и красотой. Подумай, чем раскрывается в тебе твоя Богиня?

Задумалась Оксана: что еще найти, кроме боли, страдания и прощения? Есть любовь, но она не радостная и она не дает счастья солнечного. Такого, каким сияла Злата.

– Я не навязываю тебе свое мировоззрение. Лада и твоя Богиня, но ты сама это должна понять своим сердцем и почувствовать: кто ты – дочь или раба?

Оксана смотрела на улыбающуюся Злату и понимала, что та дочь своих Богов, а она раба божья, вечно под кнутом и вечно побитая…

Стать свободным человеком не просто. Это как птица, вылетая из клетки, доверяет себя миру. Оксана растерялась, но дочь, которая все слышала, боясь, что мама испугается, закричала:

– Мамочка, я не хочу быть рабой! Слышишь, милая, я хочу быть такой же счастливой, как эта тетя, и я хочу чтобы папа тебя так же обнимал и целовал, как ее муж! Мамочка, прошу тебя, не соглашайся быть рабой, прошу тебя! – Она упала в объятия мамы и горько начала плакать.

– Доченька, милая, я не буду больше такой! – рыдала Оксана. – Я тоже хочу счастья, я тоже хочу быть любимой и любить, чтобы моя семья так же сияла счастьем. Я все сделаю, родная моя…

– Мамочка, – рыдала Зорянка, – я тоже буду учится, и я хочу, чтобы Лада открылась в моем сердце любовью… Тетя Злата, не брось нас! – рыдая, просила девочка.

– Нет, мои любимые и дорогие! – обнимала их обоих жрица Лады.

Так началось первое утро, но уже на следующее с восходом Ярилы две женщины со своими дочерьми славили Великую Ладу, Любовь и Красоту этого мира, и эта любовь, проникая в сознание, раскрывалась всеми женскими энергиями и качествами в них.

И весь мир с затаенным дыханием слушал, как говорила Оксана.

«Я люблю этот мир, я благодарна Великой Богине Ладе за то, что Я источник ее любви и женственности. Я творю свой мир в радости и счастье. Я земная Лада, дочь Небесной Матери. Я свечусь любовью этого мира…»

«Боже Всевышний, как же я люблю тебя…»

Оксана прожила у Златы полную луну. Всему научила ее целительница: и как мир творить, и как мужчину любить, и даже как помочь батюшке, у которого гангрена на ноге.

– Смотри, как человек творит свой мир, – учила Злата, – и в тебе горит огонь Всевышнего. Это огонь, который не гаснет никогда. Это Сам Всевышний, огонь творения, наши предки его называют Джива. И, словно абажур, над ним твоя душа. Она имеет тела, и твое физическое тело формируется под влиянием души. Но на нее тысячами узоров ложатся наши мысли, чувства. И именно они творят твой мир. Они, как в кино, отображают фильм твоей жизни.

Только ты меняешь – мысли меняется твоя реальность. Если у тебя тяжелые мысли, и жизнь будет такой. Для того чтобы быть счастливой, отпусти все обиды. Они удерживают источник боли. Зачем это тебе? Прощай обидчиков и желай им удачи.

– Злата, – спрашивала Оксана, – но так Иисус Христос учил.

– Да, – ответила женщина, – ведь он был великим учителем. Ты же вспомни – к нему пришли три волхва, и они первые в нем признали учителя и принесли дары. А какие дары приносят духовные люди? Посвящения.

– Да, – грустно ответила Оксана, – они его не убили, а потом под именем Христа убивали тех же волхвов во имя любви.

– Прости их, – сказала Злата, и Оксана задумчиво продолжила ее речь:

– …ибо не ведают, что творят…

Сколько всего интересного познала Оксана: как устроен мир и как его творить, как бьется источник любви в ее лоне. Она танцевала под луной и пела песни Богине Дане. Ее красота и уверенность в себе заполняли душу и открывали двери в новые миры.

– Я дочь Богов! – пело ее сердце – Я Богиня!

Злата улыбалась: она видела, как гусеница Оксана превращалась в бабочку, но пока без имени, и эта завораживающая картина наполняла всех вокруг счастьем. Даже Лесной Дух разволновался, видя все это.

Время пробежало очень быстро. Злата отпускала гостей домой, радуясь, что на одну счастливую женщину стало в мире больше.

И вернулись Оксана с Зоряной домой счастливые. Согрела своей теплотой и нежностью душу мужа – все, как научила Оксану Злата. И тот перестал пить и бить жену. Даже от злых соседей защищал, приговаривая, что моя жена святая и нечего ее трогать, а то «счас как дам – улетишь к своему батюшке, и без креста выгоню с тебя всех чертей».

Оксана не переставала читать молитву к Ладе. У дочери полностью исцелилось зрение, муж пошел на работу и выбился в люди. Как же она гордилась им. Сама расцвела, как роза, красивая и нежная. И ее уже не волновало, что думают о ней соседи. Она улыбалась всегда, и никто больше никогда не слышал от нее, что ей тяжело или горестно.

Однажды женщины из деревни решили, что она не ходит в церковь, потому что ведьма и не может туда зайти. Когда Оксане это сказали, она в воскресенье утром вместе со всеми пришла в Храм. Она знала – Бог есть везде, и во что мы верим, то и дает нам краски для творения. Оксана теперь совсем другими глазами смотрела на те страшные и суровые лица, которые с осуждением смотрели на нее. Ни капельки радости и счастья не было вокруг…

Страдание, вина, боль… «Как же стать счастливой с этими энергиями? И у кого научиться этому счастью?» На Оксану смотрели выстраданные и смиренные глаза женщин святых, замученных и убитых своим горем… осуждающие мужчины… и все такие несчастные. «Нет, я не хочу быть такой, как они», – вырвалась мысль в сознании женщины. Она смотрела на лица людей, переполненных этими энергиями, они с осуждением смотрели друг на друга, прикидываясь все более несчастными и смиренными. Но в их глазах столько ненависти к тем, кто не такой. А не такой была только она. «Да я же другая! Я счастливая! Я люблю этот мир! Он любит меня!» – Сердце Оксаны заиграло счастьем.

Она подошла к образу Марии и сказала:

– Мария, я благодарю тебя за то, что ты вела меня до сегодняшнего дня, но наступило время, и я осознала, кто я и кто мои предки. Теперь я знаю, что такое быть свободной и счастливой. Мои Боги – мои родители – проснулись во мне. И я возвращаюсь к ним. Придет время, и они… – она оглянулась вокруг, где стояли страждущие и напуганные грехами люди, – тоже вернутся в свой дом… Но пока оберегай их, насколько сможешь, ведь свободу и счастье нужно заслужить.

Оксана закрыла глаза, и ее внутренняя улыбка озарила пространство. И Боги пришли к ней. С образа Параскевы Пятницы улыбалась Макошь. Власий, нарисованный напротив нее, подмигивал как Велес, шутя.

С Георгия Победоносца проявился Перун, и все Боги в какой-то миг озарили собой пространство. Спал дурман, и родители вернулись к своим детям. Но увидела их только Оксана. Она смотрела, как оживали образы родными лицами, и понимание того, что не смогли совсем убрать наших предков чужестранцы, которые пришли в наш дом, озарило ее. Все Боги стояли на тех же местах, что и в древних родовых Храмах. Да только лица изменены, да только вместо радости и счастья – вина, боль и страдание.

«Как же им жить? – подумала женщина, понимая, что произошло с ее народом». И услышала в ответ: «Каждый проснется в свое время – так созревают души».

Больше Оксана не заходила в Храм боли и страдания, и ее мир стал другим. Она в лесу соорудила свой Храм и там молилась Богам!

Она так изменилась, стала, как солнышко, светлой и радостной, как прекрасный цветок, обворожительной и женственной. Потихоньку к ней потянулись подруги и старшие женщины. Она помогала, учила и исцеляла.

И даже батюшка стал заходить, прося помощи, после того как она вылечила ему ногу. И все расспрашивал:

– Ну скажи, ты была у ведьмы, да? Это она призывала Сатану и колдовала, чтобы ты была такой красивой? На какую гору летаешь ночью и напускаешь на людей злые чары? Но ведь так это же она дала тебе зелья, чтобы ты мужа опоила? Он же не пьет теперь и тебя не бьет…

Оксана смеялась и шутила. Предлагала полететь вместе, на что он крестился, но лукавые глазки сияли, представляя себе фантастические картинки. Она видела и страх в глазах его, и интерес. И это ее еще больше смешило.

«Больше в моем доме не будет рабов и страданий, – про себя думала она, – а раз тебе нравится тот мир страдания, в котором ты живешь, – живи.

Мой Храм – это моя Земля, мои Реки, мой Дом. И мои Боги – это мои Великие Предки, следом которых Я иду. Я свой выбор сделала – мои дети теперь свободные и счастливые…»

А ты, дорогой читатель, сделал свой выбор? Чьи следы ведут тебя и куда?

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.