Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Бонус. Tour Book Remake. 9 страница



Мы немного всплакнули на первых церемониях награждения, но в последнее время мы ощущаем то, что мы заслужили уважение людей работой, которую мы продели для достижения нашего успеха. Я понимаю, что некоторые люди не любят «Икс-Фактор», с котрого мы начали. Я люблю «Икс-Фактор», и я не скажу о нем ни одного плохого слова. Я считаю, что это замечательное шоу и превосходная платформа.

Возвращаясь к разговору о знаменитостях, нам посчастливилось встретить некоторых на самом деле крутых знаменитостей. И чем они знаменитее, тем приземлённее они являются на самом деле. Возможно, они в этом уже достаточно долго, что привыкли к ловушкам («подводным камням») и подходят к этому с другой стороны. Отличный пример – Джонни Депп. Мы слышали, что его дети наши фанаты, это было круто. Он должен был прийти на шоу со своей семьей, но он получил какую-то травму и был на костылях, и он сказал: «Я не могу это сделать. Почему бы вам не прийти ко мне домой и не встретиться с моими детьми?» Мы были такие: «Эм, хорошо. Давайте все завалимся в дом к Джонни Деппу. Здорово!» Что мы и сделали, и это был большой опыт. Я взял с собой моего друга Олли, и он не мог в это поверить! Родители сделают что угодно ради своих детей, и я рад, что Джонни Депп это сделал. Что за Легенда!

Как большой фанат футбола я обязан упомянуть Дэвида Бекхэма тоже. Он единственный человек, ради которого я готов стоять в очереди днями, чтобы увидеть его. Люди спрашивают, какую группу я бы хотел встретить, но ни одна из них и близко не стоит рядом с Бекхэмом для меня. Он – это икона, и для меня, ребенка, который вырос в Донкастере, играя в футбол, я просто думал, что он невероятный. До сих пор так думаю.

В любом случае, поймите это правильно. Впервые, когда он был возле нашей группы, никто мне об это не сказал, и я его упустил. Я ходил безумный, был подавлен. Все запуталось, и различные члены нашей команды думали, что кто-то да сказал мне о нем, но, в конце концов, я полностью упустил его. Я слышал, что он был где-то поблизости, и я спросил, где он, и один с членов команды сказал: «Оу, извини, Луи, он уже ушел». Я был подавлен. «Вы понимаете это? Дэвид Бекхэм был здесь, а я просто сидел в трейлере и играл в PlayStation?» К счастью, позже мы были приглашены на премьеру фильма «Класс 92», продюсером которого был наш друг Бен Уинстон. Дэвид Бекхэм был там. На этот раз я его встретил, и он был прекрасный. Я думал, буду таким крутым парнем, но это трудно с кем-то таким. И, в конце концов, я просто вел себя довольно тихо. Был честным с ним. Он всегда ведет себя так стильно, и я слышал, что на этом он немного заработал! Я просто смотрю на него и не могу ничего делать, кроме как любоваться, как он себя ведет. Я думаю, он должен вести себя со мной иначе, так как я не появлялся на публичных мероприятиях 20 лет.

Возвращаясь на планету One Direction, мы выпускали стопки билетов на концерты, продвигали себя постоянно и готовились к выходу второго альбома. Я чувствовал себя более комфортно со своим вокалом, и те проблемы, которые были в первом альбоме, в значительной степени исчезли.

На этот раз мы были больше вовлечены в написание альбома. Мы провели неделю в Швеции и начали ощущать большинство частей креативных процессов, но еще раз - на этом этапе это касалось только лирики. Это было круто. Я думаю, успех, который так быстро к нам пришел, дал нам уверенность выговориться в написании песен немного больше. В первом альбоме мы не были готовы, но сейчас было растущее чувство того, что мы хотим внести больше. «Возможно, мы могли бы попробовать эту лирику как-то так?» или «Что если мы изменим это и споем это вот так?» Просто идеи, предложения, альтернативные варианты. Тем не менее, мы не настаивали слишком сильно, так как все равно чувствовали себя неопытными. Мы не чувствовали себя готовыми, и это было определенно правильно - быть осторожными. Держать это в стабильном темпе.

Во втором раунде было довольно солидное изменение в ожиданиях - первый альбом, очевидно, уже изжил себя, но теперь мы следовали за рекордом, который в буквальном смысле пошел по всему миру. О первом альбоме люди говорили: «Он может быть номером 1», но вдруг этот вопрос изменился на: «Итак, вы думаете, вы будете номером 1 снова?» И это очень разные вопросы, и это имеет различное влияние в плане давления и ожидания. К счастью, скорость нашего нон-стоп графика не давал нам откладывать запись второй пластинки, поэтому не было и шанса переписать или усложнить ее. Мы просто сконцентрировались на песнях – они звучали классно, и мы сыграли их людям, которые сказали нам, что песни прекрасные, но еще столько много мнений, которые мы могли получить. И мы просто сказали: «Мы просто хотим выпустить альбом и посмотреть, какие мысли будут у фанатов». Эти мнения и были нам на самом деле нужны.

Вы можете себе представить, в каком восторге мы были, когда новый альбом «Take Me Home» вышел 1-го ноября в 31 стране? 31! Это было большое заявление, и мы, определенно, чувствовали значение этого достижения. Я точно помню, как зашел онлайн, чтобы посмотреть iTunes чарты. «Гарри! Ты видел страны этих чартов?» Альбом был первым на всех этих территориях – он был мировым, номер 1 на всех территориях. Кайф!

Месяц спустя, после этой безумной новости о чарте, у нас был концерт на Мэдисон Сквер Гарден. Какая же это была ночь! На протяжении всего пути были различные моменты, которые чувствовались, что они были рубежными точками, вроде как мы писали нашу собственную историю, создавая ряд ключевых событий, которые всегда были символичны, что происходит c One Direction в то время. МСГ было таким моментом и, на этот раз, мы действительно почувствовали его значение в тот самый момент, когда это произошло.

Приехав в тот день, мы бродили вокруг и рассматривали фотографии предыдущих знаменитостей, которые выступали здесь. Каждый из нас говорил: «Это просто безумие!» Все легенды выступали здесь. Вокруг нас были операторы с направленными камерами, так что во многих случаях это был нервный день. Но также, на самом деле, мы ощущали чувство гордости. Это была огромная привилегия для нас играть здесь.

Говоря о привилегиях, что я могу сказать о нашей поездке в Гану для «Comic Relief»? Это бесспорно один из самых невероятных опытов в моей жизни. Для начала, это было таким контрастом: лететь туда, где никто не имел представлений кто мы, когда в местах, куда мы ездили, нас знали все. Большинство людей, которых мы встретили, не разговаривали на английском, но это не было проблемой. Мы болтали, и они хорошо к нам относились.
Это было невероятно. Побывав там и увидев этот мир своими глазами, тяжело возвращаться домой, ты понимаешь, как должен смотреть на себя и думаешь: «Я должен прекратить ныть». Одна вещь, которую я заметил: много клипов для благотворительных организаций показывали ужас, происходящий там, расстроенных и нуждавшихся людей, все было действительно печально, и мы осознавали это. Но в их повседневной жизни люди во многих случаях были счастливы. Этот момент потряс больше всего из всей поездки: смотреть, как люди живут в абсолютной нищете, где стоит вонь фекалий, но у тебя есть улыбающиеся дети, которые играют в футбол, смеются и наслаждаются собой. Эти маленькие мальчики носят девичьи футболки, которые достались им от благотворительных организаций, но они всё равно смеются и играют. Каждый здоровается друг с другом, каждый улыбается и машет.

Это была потрясающая поездка. Как только мы вернулись, я сказал своей девушке: «Я отвезу тебя туда однажды, я думаю, это будет невероятный опыт». Для каждого, на самом деле. Я очень грустил, когда мы уехали оттуда, те люди были круты. Я полностью и бесповоротно восхищался ими, их отношение к нищете было невероятным. Они держатся вместе, и это единственное, что у них есть.

В этом месяце мы начали первый мировой тур, первая в нашей жизни длительная поездка. Это было безумие. Мы знали, что едем на долгое время, и что это будет немного сложно, но все-таки волнующе. Мы начали на арене O2, это было просто безумие - спасибо за хорошее начало, менеджмент! - и мы также снимали сцены для нашего предстоящего фильма. Так что, это было нервозно.

Это определенно может стать однообразным: находиться в отеле или в автобусе, когда ты отыграл уже 60 шоу и даже еще не на половине пути. К счастью, у нас были шансы встретиться с семьей, но мы никогда не возражали из-за долгого путешествия в рамках тура. Эта была возможность вырваться из дома и показать всему миру, на что мы способны на сцене.
Вспоминая все это, понимаю, это было время рок-н-ролла - выступать вживую. Мы должны были играть, и нам нравилось это!

Типичный день для меня в One Direction включает в себя возвращение в полдесятого со сцены, потом зависание песен в тур-автобусе до 6 утра, потому что только тогда есть время отдохнуть и пообщаться. Потом я сплю до двух дня, пытаюсь «перезарядить» себя перед тем, как все начнется заново. Обычно огромное количество промо и интервью вписываются в наш график. Да, это тяжелая работа, но я люблю проводить время, находясь в автобусе. Это моя любимая часть. Это круто, потому что после шоу во мне куча адреналина, так что одна мысль о том, чтобы пойти в отель и побыть там одному... да, я не могу придумать ничего хуже. Так что мы просто сидим в автобусе, смотрим фильмы, играем в PlayStation, гоняем мяч. Это превосходно.
Как и некоторые из парней, временами я сплю плохо. В любом случае, мы работаем очень усердно весь день, и у меня просто нет возможности сразу успокоиться, лечь и заснуть. Мне нужно время пообщаться, отключить свою голову от всего и просто думать о ерунде. Группа занимает большую часть моей жизни, так что если я не найду время для других вещей, то я вообще ничего не смогу больше сделать. К счастью, мне не нужно много времени для сна – 4-5 часов обычно вполне достаточно. Для меня пройти все это в одиночку было бы невозможно, и без парней не было бы так весело.

Когда я выступал перед всей этой толпой, то по идеи должен был бояться или нервничать, но я чувствовал себя счастливым и не страдал от этих недугов. Обычно перед шоу я говорю: «Я не могу дождаться! Давайте выйдем, ребята!» Если считать, что друзья и семья являются зрителями, то как раз перед ними я нервничаю, хотя выступая на нормальном шоу, я чувствую себя в порядке. Я не люблю говорить, что я не нервничаю, потому что это может показаться высокомерием, так что я предпочитаю говорить, что с нетерпением жду шоу. Первые пять или около того выступлений каждого шоу мы все ищем наше место на сцене, привыкаем к атмосфере и площадке - ни одна репетиция не подготовит тебя к концерту перед тысячами людьми - но когда мы осваиваемся, то шоу дает нам адреналин ночь за ночью. Поэтому я не нервничаю: адреналин берет верх надо мной. Я в ударе, и потому, что знаешь шоу от и до к этому времени, просто получаешь от него удовольствие. И, конечно, как бы мы могли не давать концерты и не встречать громких, сумасшедших, поддерживающих фанатов One Direction?


По моему мнению, некую притягательность концертов One Direction придает то, что мы делаем все по наитию. На самом деле, в определенной степени мы так и делаем. Раньше были шоу, где группы репетировали все на 100% и танцевали так, чтобы все было идеально. Но мы все портим, забываем слова песни, смеемся, и нам все это может сойти с рук. Толпа смеется над нами, и мы чувствуем небольшое удовольствие от этого.

Это происходило в течение тура «Take Me Home», где было снято очень много кадров для фильма. Какая невероятная возможность для группы: снять такой фильм, как этот. Достаточно долгое время камеры были всегда рядом, но, если быть честным, мы привыкли. В конце концов, мы начали с ТВ-шоу! Большую часть, «Икс-Фактор» пытался показать относительно естественную картину, так что мы могли быть собой перед камерами.

Тот ранний опыт многое нам дал. Вернемся назад ко второму альбому, и вот мы опять, с камерами, которые преследовали нас по пятам. Не поймите меня неправильно, но есть дни, когда ты действительно устаешь от камер, иногда хочешь, чтобы просто выдался день, когда тебе не надо приводить себя в порядок. Это странный день, но главное - мы любим его.
Мы все также осознавали, что это огромная возможность - запечатлеть, что происходит с One Direction в деталях. Это может выглядеть эгоистично, но этот фильм будет довольно милым, когда мы будем смотреть его через 30 лет. Он расскажет нашу историю. В определенной степени это дает нам шанс посмотреть на One Direction за пределами его «пузыря»: увидеть толпу, фанатов снаружи, шоу. Я помню, как сказал парням: «Это круто, что мы как будто посмотрим свой концерт».

Премьера фильма была тоже сумасшедшей! Это было большое событие, толпа на площади Лестер была удивительная. Помню, как говорил Найлу: «Чувак, это просто лучшее, ты можешь поверить в то, насколько далеко продвинулась наша группа, это же площадь Лестер!»
Мы очень гордились в этот день: пришли наши семьи, моя мама, мои сестры, моя девушка. Мы с Найлом валяли дурака в кино и получали рассерженные взгляды от зрителей, но это был наш фильм, так что нам было позволительно!

Как ни странно, 7-часовая прямая трансляция оказалась для меня намного напряженнее, чем появление на премьере фильма. Это определенно был один из самых напряженных дней, который у нас только был, но в то же время, это было круто. Мы никогда не транслировались онлайн по телевизору, но я могу сказать, что это действительно тяжело, особенно на протяжении многих часов. Ты воспринимаешь это как должное, когда люди снимаются в прямом эфире, но теперь я восхищаюсь ими. У нас был несколько технических заминок, например, когда мы с Найлом пытались добраться до Доктора Кто, но это не получилось сделать, было неловко. Также, когда суфлер прекращал говорить, нам приходилось импровизировать, чтобы продолжить шоу. Но, в конце концов, это был крутой день и огромное достижение. Я думаю, мы сделали хорошее шоу, и я реально насладился им.

К осени 2013 года мы наслаждались большим успехом, было трудно представить, как наш следующий альбом мог удерживаться так, как было и раньше. Что ж, «Midnight Memories» занял лидирующие позиции в 31 стране мира. Я действительно не могу понять этого … Я плох в географии – так что я даже не могу назвать эту 31 страну. И потом, когда думаешь, что все эти люди пошли и купили или же скачали альбом в первую неделю во всех тех местах, откровенно говоря, просто ошеломляют. И снова я просматривал чарты iTunes. «Гарри, дружище, время еще раз пересмотреть те чарты …» Это было смешно. Казалось, что мы занимали лидирующие строчки фактически во всех чартах. Это было круто.

 

Все наши 3 альбома продвигались к лидирующим позициям и в Америке, это было другим рекордом One Direction. Я на самом деле чувствую себя виноватым за то, что мы будем просто не в состоянии посетить все эти страны и дать там концерты, но мы так благодарны каждому нашему фанату за покупку альбома. Сделать очень многое при написании третьего альбома означало, что это действительно значит многое для нас, что все-таки люди думают о нашем альбоме. И что он продавался так хорошо – были нереальные ощущения.

 

Есть очевидные преимущества быть в популярной группе, такой как One Direction. Конечно, мы немного везучие в том, что у нас есть возможность покупать хорошие дома, машины и тому подобные вещи. Какой молодой парень не был бы этим доволен? В начале нашего пути были случаи, которые показали мне, кто является моими настоящими друзьями, я имею виду, что несколько людей были завистливы иле же отвратительны в своих высказываниях. И пройдя через весь жизненный опыт, я сохранил около 10 правильных друзей с моего детства. Думаю, это достаточно хорошее количество людей, которым я действительно доверяю и знаю, что это в моих лучших интересах. И весь путь One Direction просто удивительный для моей семьи. Она всегда давала мне невероятную поддержку. Они постоянно отстаивают то, что я делаю, и всегда поддерживали меня на протяжении всего пути. И за это я им очень благодарен.

 

Мы должны заботиться и наслаждаться нашим личным временем, иначе мы бы ничем не занимались, кроме как One Direction! В начале 2014 года у нас был 3-х месячный отдых, это было чудесно. Это действительно был шанс для небольшой перезарядки. Практически все это время я занимался футболом, тренировался с «Донкастер Роверс», и которые по странной причине заключили со мной профессиональный контракт! У меня есть номер 28 на футболке и тому подобное. Я упорно тренировался на протяжении четырех недель, и потом было принято решение, что я буду в запасных игроках в профессиональном футбольном матче. В ночь перед игрой я очень сильно нервничал, даже сильнее, когда мы выступаем с парнями. Единственное с чем я могу сравнить этот случай, так это мое первое прослушивание на «Икс-Факторе». Люди спрашивают меня, почему я так нервничал – ведь мы выступаем перед тысячами людей, но это разные вещи. Я не профессиональный футболист и к тому же с подписанным контрактом, так что я просто опозорил себя! Тогда я просто чувствовал, что все взгляды прикованы ко мне. Давайте смотреть правде в глаза, там было 10 профессиональных футболистов и я. Мы сыграли вничью. Думаю, я нормально сыграл.

 

Это действительно очень захватывающе – быть в футбольном клубе, это можно сравнить с началом One Direction. Я очень заинтересован всем футбольным миром: сидя в офисе в день подписания контракта в январе, я действительно начинал чувствовать профессиональный мир футбола. Они добавили меня в список директоров, так что я буду принимать активное участие и продолжать поддерживать клуб так, как я смогу. В одной сцене к нашему туру я даже снялся в футбольной форме «Донкастер Роверс» – делаю все, чтобы продвинуть клуб! Я также и на обратной стороне программки, у меня настоящая страсть к этому, и я надеюсь в будущем делать больше и больше для футбольного клуба.

Я также летал в Лос-Анджелес с Лиамом для написания песен, провел некоторое время со своей девушкой и нашей собакой. Просто делал хорошие, нормальные дела.

Когда же у нас есть небольшое свободное время, это достаточно безумное время, чтобы повидать всю мою семью и друзей! У нас должно быть около трех выходных, так что я поеду в Донкастер, чтобы увидеть свою семью, мою маму, бабушку, сестер и друзей. Это должно быть почти также утомительно, как если бы я был в туре! И это всегда волшебно – собираться в окружении близких людей, как бы невозможно это не было, я пытаюсь делать это. Уравновешивать твое время может быть трудно в такой группе, как One Direction, но я стараюсь.

Я признаюсь, что даже когда у нас выходные, я очень часто думаю о группе. Знаю, я говорил, что я не слишком задумываюсь над вещами и просто пытаюсь насладиться временем, но иногда я знаю, что могу быть слишком самокритичным. Конечно, не до такой степени, что это съедает меня изнутри, но я могу раскритиковать себя довольно-таки легко. Иногда я делаю самоанализ, как хорош или плох я был. Это не так уж и часто бывает, когда я с One Direction, но если я делаю, то всегда найду что-то такое, что я хотел бы улучшить, сделать лучше, попробовать нечто другое. Думаю, это полезно гордиться тем, что я делаю. Я могу быть перфекционистом. Временами это тяжело, но я просто возвращаюсь к той настойчивости, которая у меня была, когда я был ребенком. И просто продолжаю работать, работать и еще раз работать над собой.

Порой жизнь в One Direction может быть изнурительной. Это очень просто почувствовать себя перегруженным, делать ошибки или делать глупые поступки, о которых позже будешь жалеть. К тому же, наше расписание очень требовательно. Но знаете что? Это все стоит того – каждый день, каждый час, каждая минута, каждая секунда. Как мы можем не наслаждаться этим, как я могу быть не благодарным за возможности и привилегии этого превосходного опыта, который я получаю?

До того как я попал в One Direction, мое общее восприятие знаменитостей и групп было таким: они купаются в шоколаде и делают совсем не сложную работу. И так думает достаточно большое количество людей. «Получают деньги ни за что» и все такое. Что ж, теперь у меня поменялась точка зрения, и я могу сказать, что это тяжелая работа. Конечно, есть и минусы такой работы, например, потеря личной жизни и тому подобное, но это самая малая цена за привилегии быть в One Direction. Вы должны держать эту перспективу. Мир жесток, и есть очень много людей, которые работают невероятно тяжело и скорее всего не получают достаточно много денег или не могут путешествовать, или у них нет жизненного опыта. Какие бы жестокие времена не были, нас постоянно будут осуждать именно в этом контексте.

 

Я до сих пор думаю, что лучше не задумываться о будущем или о прошлом, а просто наслаждаться каждым моментом. Так что… я пытаюсь не слишком задумываться о вещах, потому что как ты можешь полностью понять, чего добилась группа? Если я выключу телефон и просто сяду размышлять о всем, что с нами произошло, это просто будет абсолютный взрыв мозга.

Здорово быть занятым и делать что-то творческое. В моем возрасте это круто. Если бы я не пошел на прослушивание, я бы, наверное, не пошел и в университет, в таком случае я просто бы болтался без дела. Сейчас я думаю, что могу сказать, что я уже достиг чего-то.

Конечно, вы слышали о таких группах, которые выдыхаются, измотанные своими графиками и требованиями, чтобы быть качественной группой. Лично у меня есть так много заряда энергии для группы – безусловно, такой же, какой и был, когда я стоял в очереди на «Икс-Фактор». Мы всегда пытаемся стать лучше, сделать лучше музыку и сохранять прогресс. Как только мы начинаем надеяться на то, чего уже достигли, нам и нашим фанатам становится скучно. Мы не можем допустить этого.

Если бы я мог поговорить с этим ребенком из Донкстера, который стоял в 2010 году и ждал своей очереди, чтобы удивить Саймона Коуэлла, зная все то, что я знаю сейчас, и пережив эту безумную жизнь в One Direction, я сказал бы ему петь всем сердцем … и быть готовым к изменениям в его жизни.

 

 

Парни.

Гарри: Это уместно, когда мы можем выдвинуть свои идеи. Многие песни, написанные нами, вошли в альбомы, и мы исполняем их на концертах.

У меня есть 9 маленьких книжек, которые наполнены песнями и стихотворениями! Здорово, когда ты можешь прийти в студию с ними и попробовать записать что-либо. Я просто говорю: «Вот несколько идей. Как вы думаете, в этом есть что-то?» Я люблю свободу, которая приходит со всем этим процессом. Если мы пишем что-то, что нам очень нравится, и мы хотим это на свой IPod, то мы надеемся, что люди тоже захотят этого.

Луи: Мне всегда нравилась идея написания песен. Вообще, я стараюсь больше писать с Лиамом.

Лиам: Идея песни может прийти к тебе в любое время. К примеру, я еду в машине домой и думаю над идеей. Как только она придет, я сразу же связываюсь с Луи. Я звоню ему и рассказываю об этом, затем мы вдвоем работаем над этим.

Луи: Мы потратили много дополнительных часов, чтобы написать третий альбом. То же самое с четвертым. Я люблю то чувство удовлетворения, когда ты заканчиваешь работу над песней. Это удивительно. После этого у тебя появляются силы, чтобы поработать над следующей.

Гарри: Оглядываясь назад, я рад, что мы сделали все так, как хотели. Писать песни я начал еще в школе, это было довольно забавно. Одну я написал, когда был еще в группе White Eskimo. Она называлась «Luggage» («Багаж»). В припеве пелось о какой-то поездке на неделю или две. Я помню эту строчку: «i don't need any jackets or shoes, the only luggage i need is you!» («Мне не нужно никаких курток или обуви; все, что я хочу взять с собой (в качестве багажа) – это ты!) Если вы услышите это в альбоме One Direction, то знайте, это была моя идея.

Лиам: Ха-ха, превосходная песня. Что касается написания песен для One Direction, то когда я впервые начал писать песни с другими людьми, я очень волновался, предлагая свои идеи. Мы ведь были детьми, которые только что начали свой путь.

Луи: Я не думаю, что я принимал участие в написании песен с самого начала, потому что в комнате было так много людей каждый раз. Столько всего происходило там. Песня может оказаться настолько личной, поэтому я предпочитаю записываться, когда поменьше народу.

Зейн: Я думаю, что из-за моей застенчивости я сдерживал идеи песни, которые были в моей голове. Сначала мы не ощущали, что у нас есть опыт, чтобы сделать это. Мы не знали, каково это - писать собственные песни.

Лиам: Постепенно я стал замечать, что некоторые успешные авторы иногда бормочут несколько строк песни или напевают мелодию для того, чтобы получить представление и начать процесс. Иногда вы все будете смеяться над тем, что они предложили, посчитав, что это звучит глупо, но после того, как ты хорошенько прокрутишь это в своей голове, что-то в результате возникает. Сначала я был слишком напуган, чтобы говорить и предлагать свои идеи, но теперь я завоевал доверие и действительно наслаждаюсь тем, что вношу что-то свое в написание.

У тебя есть много удивительных вещей, когда ты находишься в группе. Помимо выступления перед нашими фанатами, написание также является тем, чем мы действительно наслаждаемся. Это именно тот способ, который помогает нам напрямую общаться с поклонниками.

Найл: Гитара привела меня к написанию песен. Я начал играть на ней, когда был еще ребенком. В целом, я не был асом в написании. Признаться честно, это не мое. Я предпочитал возиться с аккордами и пытаться научиться играть песни, которые любил слушать. Я больше наслаждался игрой мелодий других авторов-исполнителей. Тогда я слушал много кантри-музыки (и слушаю до сих пор). Я люблю The Eagles, это по-прежнему моя любимая группа. Их песни, несомненно, одни из лучших мелодий когда-либо написанных. Они, безусловно, повлияли на то, как я пишу сейчас.

Зейн: Я был помешан на исполнительных видах искусства (драма, музыка и т.п.) в раннем возрасте. Очевидно, исполняя роли музыкантов, а также позже открыв для себя R&B и рэп, я начал думать о том, как были созданы эти песни, которые мне нравились. Процесс написания музыки всегда очаровывал меня.

Лиам: Кто-нибудь из вас помнит первую песню, которую вы написали?

Гарри: На самом деле, да! Мне было вроде 15 лет, когда я написал ее. Недавно мой старый приятель из школы прислал мне эту песню по электронной почте. Было так смешно слушать мой голос, потому что я звучал по-другому.

Хочу добавить, что когда вы слушаете удивительных авторов, великолепный альбом или фантастическую песню по радио, вы всегда учитесь.

Луи: Написание песен дает нам, пятерым, шанс проявить свою личную индивидуальность в группе, а также повилять на музыкальные вкусы людей, которые слушают One Direction. Когда я слушаю музыку, я получаю такое же свободное пространство, когда и пишу тексты, это действительно сильно. Нам нравится такая идея, что наши фанаты будут чувствовать такие же эмоции, как и мы. Вот поэтому это очень круто писать песни для наших альбомов. Это как великое достижение - у нас есть правильное музыкальное влияние на группу и непосредственный контакт с фанатами через нашу музыку.

Лиам: Мы просто не хотим останавливаться – мы хотим продолжать работать над этим. Мы потихоньку вместе складываем все части, так как наши фанаты растут, значит и музыка растет вместе со всеми нами. Написание песен это то, что мы все, безусловно, любим делать. Я всегда жду с нетерпением редких выходных, когда смогу заняться написанием. Кто-то однажды сказал мне, что авторы песен могут вставать рано утром только для того, чтобы написать песню. Это чистейшая правда. Ты всегда берешь диктофон для этого! Теперь, признаться честно, я зависим.

Найл: Если говорить о зависимости, то наряду с написанием песен, самые большие впечатления, которые ты когда-либо получишь от этой группы, так это живые выступления. Возвращаясь к первым концертам сразу после «Икс-Фактора»… Мы получали огромнейший стимул от выступлений. Сейчас, когда мы пишем эту книгу весной 2014, мы начинаем наш стадионный тур, и стимул становится все больше и больше.

Лиам: Можем ли мы упомянуть о закулисном случае во время тура Big Time Rush?

Все: Естественно!

Лиам: Кое-что произошло в первый же день тура Big Time Rush, что для меня является показателем наших фанатов, и каким явлением было живое выступление One Direction тогда, и каким оно является сейчас. Как мы уже упоминали где-то в книге, что мы все довольно-таки опасались нашего первого живого выступления в США. Мы не ожидали, что кто-то знает наши песни (и тем более слова).

Найл: Мы даже не делали саундчек в этом туре, потому что это было не наше шоу, какой тогда смысл. У нас были небольшие ожидания.

Гарри: В эту первую ночь мы увидели много людей в футболках One Direction и начали думать, что что-то произойдет. Когда после концерта мы все были уже за кулисами, к нам в гримерку ворвался американский промоутер.

Найл: Мы слышали, как он шел по коридору. Он был взволнован… Он был таким важным, невероятным, громким и полным энергии американцем… Мы такого никогда еще не встречали!

Луи: Точно. Он просто прибежал к нам, и мы были немного шокированы …

Зейн: Я был удивлен … Кто это парень?

Лиам: И потом он сказал …

Все: «ПАРНИ, ВЫ ВЗОРВАЛИ МОЙ МОЗГ!»




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.