Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Бонус. Tour Book Remake. 3 страница



Я был в ещё большем восторге, когда мы летали в Лос-Анджелес и в Швецию для записи дебютного альбома. Это было удивительно. До этого я был в Нью-Йорке и Бостоне, а Зейн вообще только один раз летал на самолете, в «Дом судей», и мы говорили ему что-то вроде: «Самолет собирается сделать мертвую петлю и все эти сумасшедшие трюки, Зейн!» Ему было так страшно, но это было весело! Когда мы прилетели в аэропорт Лос-Анджелеса, мы подверглись в шок, увидев несколько поклонников, но мы не предали этому должного значения. «Нет, этого не может быть ...» Мы были в восторге, наслаждались погодой, время от времени выходя из студий, это было наименее напряженное время. В Лос-Анджелесе никто не начинает работать до 4 вечера, поэтому мы проводили несколько часов сидя у бассейна. Было здорово.

Я был так неопытен во всем этом студийном деле. Мы бывали в студии, когда записывали песню на случай победы на «Икс-Факторе», но это было не так уж продолжительно. А теперь мы здесь, в Лос-Анджелесе, и записываем наш собственный альбом, и это было буквально: «Так, ребята, знаете для чего эти наушники?» Микшерный пульт студии казался мне столом с непонятными кнопками. Мы также восхищались продюсерами, казалось, что они знают так много и записали столько хитов. Мы не знали продюсеров, было немного странно, и когда мы пели перед ними, то чувствовали себя снова, как на прослушивании «Икс-Фактора». Мне было не по себе, и я сказал ребятам: «Надеюсь, они подумают, что я хорошо делаю свою работу. Потому что они записывали очень многих!» Я бы не сказал, что тогда я был лучшим певцом в мире. Оглядываясь назад, это было довольно просто. Нам говорили: «Сначала ты вступаешь и поешь эту строчку, потом здесь заканчиваешь, и чуть дальше ты будешь петь эту строчку…»

По правде говоря, мы не имели ни малейшего понятия, что мы делали, и поэтому я рад, что тогда нас направляли и помогали нам, потому что иначе у нас бы не было «What Makes You Beautiful» и прекрасного альбома, который мы записали. Нас окружали хорошие люди, те, кто уже работал в этой индустрии в течение многих лет и знали точно, что они делают. Мы были еще детьми, и к тому же мы были очень заняты продвижением группы, интервью на радио и концертами, так что у нас не было времени, чтобы писать песни, даже если бы у нас была такая возможность. Этот первый альбом был решающе важным, и было слишком рискованно, если бы вдруг мы провалились с написанием песен. Все ждали, что же мы будем делать по окончании шоу, какую музыку мы будем выпускать, какое у нее будет звучание.

Наши горизонты вскоре тоже начали расширяться, нам были зарезервированы зарубежные студии для наших первых звукозаписей. Одной из первых была запись в Швеции, и это было действительно круто. В первый день, когда мы пошли на обед, на обратном пути у входа в студию стояли две девушки. И мы просто прошли мимо них, потому что и подумать не могли, что они пришли, чтобы увидеть нас. Они крикнули нам: «Вы не против дать автографы и сделать пару фотографий, пожалуйста?» И мы, конечно же, согласились: «Без проблем!», но в то же время спросили: «Откуда вы, ребята?». Они рассказали, что проехали очень долгий путь на поезде почти через всю Швецию, чтобы сюда попасть. Мы были просто ошеломлены. Так мы узнали, что у нас есть фанаты где-то, помимо Великобритании.

В первый день, когда мы записывались в Швеции, было буквально только две фанатки снаружи, но с каждым днем становилось все больше и больше девочек, которые ждали, чтобы встретиться с нами, и к концу недели дорогу в студию перекрыли из-за сотни фанатов, которые там стояли. Это был хаос.

Полный беспредел и сумасшедший интерес к группе стали распространяться по всей Европе. Звукозаписывающая компания организовывала специальные дни для фанатов, чтобы они могли прийти, получить браслеты, мы пели для них несколько песен и раздавали автографы. Это было немыслимо. Мы никогда не видели ничего подобного в нашей жизни.

Как вы знаете, наш первый сингл после «Икс-Фактора» не выходил до сентября. Девять месяцев мы работали до изнеможения, все время в дороге, из отеля в отель, выступления в туре с «Икс-Фактором», записи в студии, интервью на радио, видеосъемки и фотосессии. Мы издали книгу, провели автограф-сессии и дали интервью почти каждому подростковому журналу в мире. Когда стало ясно, что наша популярность в Европе растет, и что наши фанаты просто удивительны, нам нужно было заняться раскруткой и в Европе. О группе узнавали все больше и больше с каждым днем. Вспоминая все это, тяжело подумать, что все происходило на самом деле. Все было как в тумане.

Я знаю, наш дебютный сингл был выпущен давно, но я помню, какое мы тогда произвели впечатление. Было ощущение, что это действительно хорошая и качественная поп-песня, которая дала нам отличный старт. Очевидно, заняв первые строчки в чартах, это послужило сумасшедшим началом нашей карьеры, но, если честно, мы работали так тяжело, что почти и не отпраздновали это. Мы принялись снова за работу. Без остановок. Я был рад каждому дню, прекрасное было время. Тогда в сентябре мне исполнилось 18 лет, и в то время мы выступали перед очень плохой аудиторией, работниками супермаркета, которым было абсолютно безразлично. Вот так я пересек этот рубеж!

После выхода дебютного сингла популярность нашей группы просто взлетела до небес. И то, как мы определяли сумасшествие до этого, было не сравнить с тем, как теперь оно перешло на совсем другой уровень. У нас никогда не было времени сидеть и протирать штаны.

Я пытался проанализировать, почему One Direction стали настолько безумно популярными. Мне нравится думать, что если бы это все было только из-за музыки (и больше не по каким другим причинам), мы бы до сих пор оставались популярной группой с отличной поддержкой фанатов, потому что, на мой взгляд, мы написали пару отличных песен. Но я реалист и знаю, что дело не только в музыке – есть еще маркетинг, продвижение в социальных сетях, расписание звукозаписей – столько вещей, о которых вы не можете подозревать, пока не станете участником группы.

Без сомнения, наши фанаты сыграли огромную роль в нашем успехе на начальном этапе. В частности, ключевым моментом стало наше продвижение в социальных сетях. Фанаты восприняли это так хорошо, что они просто создали колоссально быстрое распространение информации о One Direction, это было словно пожар, который охватывает весь мир. Я думаю, что они знали тогда и по сегодняшний день знают, что наши собственные аккаунты являются подлинными. Они знают, что то, что мы говорим – это наши собственные мысли, наши собственные слова. Менеджеры не пишут мне: «Сегодня, Найл, тебе нужно написать об этом в Твиттере...» Я делаю все по своему желанию. Думаю, это с первого дня создало реально близкую связь с фанатами, которую они ценят и которая им нравится, и поскольку они также могут принимать в этом участие, получился такой невероятный эффект. Я думаю, что трудно определить точные причины взлета популярности группы в первые месяцы, но какими бы он не были, с One Direction происходило что-то неимоверное. Словно ты находился в середине мыльного пузыря, который ветер поднимает вверх.

На мой взгляд, наш первый альбом «Up All Night» - это хорошая поп-запись. Ладно, я сейчас, конечно, не так часто слушаю песни из этого альбома, но думаю, большинство артистов сказали бы то же самое про их первые работы, если бы они были до конца честны. Как я уже говорил, мы не были слишком вовлечены в написание песен, но мы все равно чувствовали связь с ними, и было круто их исполнять. Когда альбом занял второе место в британских чартах и первое место в 17 странах, я просто не мог поверить в происходящее. Я знал, что мы прилагали все усилия, и знал, какой шум был поднят вокруг группы, что это стало инфекцией, знал, как сильно старались наши фанаты, помогая нам, но это стало еще большим шоком для меня. Я подумал: «Наверное, это будет продолжаться дольше, чем шесть месяцев».

Я думаю, что все наши ранние выступления, а затем и тур в поддержку первого альбома, действительно сплотили One Direction вместе как пятеро друзей в этой сумасшедшей гонке по всему миру. Вот когда химия действительно началась. Неделя, проведенная в бунгало отца Гарри, очень помогла нам тогда, но первый концертный тур действительно скрепил отношения между всей командой. У нас один и тот же водитель автобуса на протяжении всех этих лет, Дон с ливерпульским акцентом, который также сопровождал нас в первом туре. Кстати, наша команда остается почти в прежнем составе с самого начала этого сумасшедшего путешествия.

Наш первый собственный концерт был в «Watford Coliseum», скромном здании городского совета, размером с маленькую спальню. Реакция толпы была просто потрясающей, все веселились. Я помню это шоу очень отчетливо, как и то, что сказал ребятам во время концерта: «Это место невероятное! Фанаты просто сходят с ума!» Мы ездили, давая концерты, спали в одном гастрольном автобусе и проводили вместе каждый день недели. Мы были подростками, и я говорил: «Парни, это лучшее время нашей жизни!» Разве это могло быть не так?

One Direction, казалось, добились успеха так быстро. Мы были в шоке, когда узнали, что стали популярны после выступлений в ночных клубах Великобритании, а потом были еще больше удивлены, узнав, что у нас есть фанаты в Европе. Затем последовало самое странное из всего этого – мы поехали в Штаты. Нам, пятерым обычным парням, которые любят повеселиться, было интересно к чему это приведет, но все просто вышло из-под контроля.

Если честно, мы не строили больших ожиданий, когда летели с первым промо-туром в США. Да, мы понимали, что стать популярными в Америке многого стоит, и мы просто не рассчитывали на успех. Почему? Вы слышите о многих группах, работающих изо всех сил, но, которые, в конечном счете, терпят неудачу. Мы смотрели на это так: «Давайте просто попробуем, повеселимся, будем самими собой, сделаем промо настолько хорошо, насколько сможем и посмотрим, что получится…» Тогда у нас был только один охранник Пол, которому приходилось ходить с нами повсюду. Мы начали работать, не ожидая ничего, только нас пятеро и Пол в маленьком фургоне, куда бы мы ни поехали.

Тяжело в точности описать момент во время первого промо-тура в США, когда я понял, что происходит что-то невероятное. Тур с Big Time Rush был сумасшедшим, мы не могли понять, как эти все американские фанаты поют одновременно вместе с нами каждое слово в каждой песне. После шоу мы обычно садились на задние сидения автобуса и были просто ошеломлены, а затем кто-то из ребят обязательно сказал бы: «Что, черт возьми, здесь происходит?» А я продолжал думать про себя: «Я мог бы сейчас вернуться в школу, однако, вот он я, разъезжаю в туре по Штатам».

Также удивительным было то, что «What Makes You Beautiful» попала в «Топ-30» в Штатах. Слышать, что наш альбом был распродан за неделю из-за невероятного интереса к нам, было довольно круто. Но когда тысячи фанатов на улице пришли поддержать нас перед «The Today Show», то это был уже совсем другой уровень. Эта программа была широко известна, но если честно, мы знали о ней совсем немного, ведь мы не американцы. Позже мы выяснили, что некоторые фанаты провели всю морозную ночь в очереди на улицах Нью-Йорка. Как вообще можно отблагодарить людей за это?

Видеть столько народа на улицах Нью-Йорка было просто невероятным опытом, это трудно описать. Одним из моих самых ранних детских воспоминаний была поездка к моей тете на праздники, так что Нью-Йорк занимал особое место в моей жизни. Затем мы узнали об огромном количестве людей, присутствующих на «The Today Show» – 10,000 фанатов, которые преодолели столько всего, чтобы прийти и увидеть, и которым мы были рады. После этого группа не испытывала трудности с получением признания в Штатах. Остаток года был невероятным: тур, еще больше эфиров на телевидении и радио, промо, и везде, где бы мы ни появлялись, фанаты были просто сходили с ума.

Это довольно странно, но, честно говоря, больше всего я переживаю перед выступлениями на телевизионных шоу. На самом деле, я до такой степени напряжен, что иногда думаю, что меня вот-вот стошнит. Я не вру, мне действительно становится плохо. Даже сейчас, после всего опыта, приобретенного на телевидении, это просто убивает меня. Мы начали свой путь на телевизионном шоу, поэтому, думаю, я должен чувствовать себя здесь как дома, но каждый раз, когда мы снимаем, меня просто трясет от нервов. На телевидении я просто столбенею, начиная с момента, когда я готовлюсь в гримерке, и до выхода на съемочную площадку. Я не знаю, почему так происходит, но, по правде, иногда все становится еще хуже. Думаю, я сначала вхожу в нервное состояние, а затем и вовсе превращаюсь в один большой комок нервов. Потом, когда наступает следующее шоу, в тот же час меня настигает плохое предчувствие и все начинается сначала, только еще хуже. Может, это из-за чего-то личного? Я не люблю петь перед небольшим количеством людей. Если вы попросите меня спеть на вечеринке перед друзьями, то ничего не выйдет, но будь я на сцене перед 50 000 людьми, я буду петь от всей души, расслаблено, как вам нравится. Я понимаю, что это действительно не имеет смысла, но я просто говорю, как есть.

Даже в 2013, когда мы были приглашены выступать на церемонии «American Music Awards», я был в таком же состоянии, хотя знал, что мы будем исполнять песню, из-за которой я обычно не нервничаю. Честно говоря, все это из-за статуса артистов, которые были на шоу. Перед тем, как мы вышли на сцену, Джастин Тимберлейк поднялся получить награду, и я помню, как посмотрел на него и сказал ребятам: «Все люди, присутствующие здесь, такого же уровня?» Я просмотрел толпу с края сцены и увидел Леди Гагу, сидящую в первом ряду, Джастин был там же, и Кэти Перри находилась в нескольких рядах от него. Было так нелепо! Это было просто в театре, не говоря уже о том, что десятки миллионов людей смотрят это дома! Я подумал: «Вот дерьмо!»

Что еще хуже, после того, как Джастин Тимберлейк получил награду, он подошел поздороваться, а я просто стоял, как вкопанный, думая, что меня вот-вот стошнит. Я просто сказал: «Парни, думаю, меня сейчас стошнит». Позже я пришел в норму, я хорошо спел песню, но я был истощен из-за переживания.

Я никогда не забуду момент, когда узнал, что «Up All Night» занял первую строчку в США. Мы были в Нью-Йорке, делали кое-какие промо и появлялись на всех радиостанциях, ТВ-шоу, встречах, везде, где только было возможно. Я был на заднем сиденье такси с моим другом, мы ехали в офис «Sony», чтобы забрать билеты на баскетбол на игру Knicks, когда мне позвонил наш менеджер Уилл. Он сказал очень смешным тоном: «У меня есть для тебя новости, Найл». И добавил: «Могло бы быть, конечно, и лучше ...», и я подумал: «Вот отстой!», но потом он сказал: «Вы заняли первую позицию!» От радости мы с другом начали колотить друг друга так, что водитель выгнал нас из такси, потому что он не понял, что происходит.

После того, как мы заняли первую строчку в США, мы думали, что это было безумием, но вскоре поняли, что это всего лишь маленькая частичка того, что произойдет в будущем с One Direction. И чем больше мы становились занятыми, тем больше меня это устраивало, ей-богу. Честно говоря, мне очень тяжело сконцентрироваться. Я самый неугомонный человек в мире. Я, наверное, раз десять отвлекался, играя в моем телефоне за последние десять секунд пока писал это, при этом - даже не осознавая этого. Мне очень нравится, что моя жизнь такая безумная, и мы носимся повсюду.

Большой тур в поддержку первого альбома совершенно отличался. Некоторые места в Штатах, где мы выступали, были скромными театрами, а однажды это была площадка с навесом на 8 000 посадочных мест с огромным газоном позади. Мы спросили: «Для чего это лужайка?», а они ответили: «Мы всегда продаем билеты на места в этой зоне ... так что вы можете ожидать еще 25 000 человек, которые придут на шоу».

Примерно в это же время мы также встретились с Мишель Обамой, и я должен сказать, что она была невероятна. Ее дочери тоже очень милые, общительные и порой говорили: «Мой папа сказал это...» или «Мой папа сделал то...», впрочем, как и любые дети, но поскольку они вели себя как совершенно обычные дети, приходилось напоминать себе, что они говорят о президенте. Они такие скромные, им просто суждено быть дочерями президента. Они могут общаться с кем-либо, и очевидно, что они очень хорошо воспитаны. Вам будет достаточно увидеть их маму, чтобы убедиться в этом - Мишель удивительная и очаровательная женщина. Мы никогда не встречались с президентом лично, но он связался с нами, чтобы поблагодарить за билеты для его дочек и все в этом роде. Я большой поклонник Обамы – у меня даже есть его фигурка на заднем дворе!

Тур в поддержку дебютного альбома длился вечность, потому что мы все время продолжали добавлять новые даты выступлений. Да, это было утомительно, и в какой-то момент каждый из нас уставал. В итоге мы дали больше 60 концертов, и это было неизбежно. Просто сумасшествие! Но в туре ты просто должен напоминать себе, что вы все находитесь в одной упряжке. Мы говорили себе: «Не только мы не можем поехать домой, но также не может и звукорежиссер, и наш тур-менеджер, и вся охрана, менеджмент, команда...» Мы просто таким образом смотрели на это все - мы одна команда. Нам так повезло получить такой шанс, чтобы выйти и показать, что наши рекордные продажи были не просто нашумевшей рекламой, а что на наших концертах в поддержку альбома мы выступаем живьем. Мы всегда хотели работать настолько усердно, как только сможем, чтобы оправдать возрастающий интерес прессы и публики к One Direction.

Одновременно с происходящими событиями мы начали писать наш второй альбом. Лично я чувствовал огромное давление во время его написания. Перед тем, как мы выпустили первый альбом, по сути, не было никакого давления ... ну, его было не так много, потому что люди тогда еще не знали нас. Я, если быть честным, чувствовал, что нам нечего было терять. Но после того как дебютный альбом занял первую позицию по всему миру, нам надо было превзойти самих себя. С наступившими переменами пришли и серьезные ожидания. И так как мы были очень заняты, мы должны были найти время, чтобы где-нибудь записывать и сочинять, но мы были все время в пути, и, работая так много, означало, что сделать это будет непросто. Мы привыкли обсуждать это вместе, пытаясь придумать, как записать альбом: «Где мы найдем место, чтобы записать эту новую песню? Может быть, начнем завтра в этом отеле? Если нет, то мы не освободимся в течение нескольких дней...» И так это все происходило.

Столько много невероятных событий случилось в 2012 году, я даже не знаю, какие и выбрать. Очевидно, что церемония закрытия Олимпийских игр стала важным моментом в жизни каждого из нас. Все было немного сумасшедшим, когда думаешь (или пытаешься не думать) о миллиардах людей, которые смотрят на это событие по всему миру.

Я помню, как за кулисами сказал остальной части группы: «Парни! Madness в раздевалке рядом с нами!» Они были удивительными. Они обычные ребята из Северного Лондона, которые умеют хорошо посмеяться. Также там были Эд Ширан и Лиам Галлахер. Я помню, как мы шутили с ними.

«What Makes You Beautiful» была отредактирована покороче, чтобы ее длительности хватало на один круг, и это было супербыстро. Все что я мог видеть, когда мы пели, это тысячи вспышек от камер, и прежде чем мы поняли это, мы закончили все и снова оказались за сценой. Мы просто смотрели друг на друга. Я сказал: «Парни, неужели это произошло?» Оглядываясь назад, ты понимаешь масштаб того, что сейчас вы сделали.


Когда альбом, который вы сделали, становится номером 1 в 31 стране, по правде говоря, это просто полностью сбивает тебя с толку. Это было достаточно сумасшедшим, когда «Up All Night» имел международную славу, но когда второй альбом «Take Me Home» просто взорвал весь мир - это было немного тяжело принять. Как можно не сходить с ума от этого? Вам никогда не понять этого чувства. Я был абсолютно счастлив и доволен, потому что мы усердно работали, и казалось, что наши труды окупились.

Я уже говорил о нашем выступлении на Мэдисон Сквер Гарден ранее, но это действительно важная часть в истории One Direction. У нас была новая сцена, сделанная для шоу, мы усердно репетировали в Англии до отправления в Штаты, и мы выступали на некоторых маленьких аренах, прежде чем покорить МСГ. Мы все еще были юны и наивны, и еще одной причиной было то, что мы не Американцы – поэтому это было невозможным для нас в полной мере понять значение этого культового американского шоу. Я свободно признаю, что не воспринимал всего этого заранее, но я скажу вам, что в тот момент, когда я вошел в помещение, где мы будем выступать, меня словно грузовик переехал. Ты просто осознаешь это. Ты заряжаешься энергией, когда ходишь вокруг этого места и можешь почувствовать историю. Нервы начали зашкаливать тогда, и я не против признать, что мы были жутко напуганы (прим. Ред. были готовы наделать в штаны lol). Вы видите все эти фотографии с боя Али Мухаммеда, концерта Синатры и Элвиса, и, если вы посмотрите наш фильм, вы увидите нас грызущими ногти – это выворачивающее желудок чувство. Мы должны были сделать это выступление настолько хорошим, насколько это было возможно. Мы сделали это для себя, для наших фанатов и также из-за уважения к этому месту и этой потрясающей истории. Что за ночь!

Выступать на Мэдисон Сквер Гарден, без малейших сомнений, было лучшим опытом в моей жизни. Не могу обойти стороной и нашу поездку в Гану вместе с «Comic Relief» в феврале 2013. Это был довольно экстремальный контраст – выступать на Мэдисон Сквер Гарден, где собрались тысячи люди, кричащие для нас, и полететь в Гану, где абсолютно никто не имел ни малейшего понятия, кто мы такие.

Как только мы прибыли, в трущобах, которые мы посетили, был подавляющий запах бедности – грязь просто повсюду. Это было, к слову, самое неприятное место на Земле, конечно, в плане того, что я когда-либо видел. Да, но также это было действительно счастливое место. Все было, как культурный шок, в обоих случаях. Мы чувствовали себя действительно плохо, возвращаясь в отели, чтобы искупаться. Люди, живущие там, просто невероятные, их дух ошеломляет. Вы можете только стараться для них изо всех сил, когда вы так сильно ими восхищаетесь. Наш сингл «One Way Or Another» для «Comic Relief» достиг номера 1 в некоторых странах и собрал более 1 миллиона фунтов для благотворительности, надеюсь, эти деньги помогли улучшить их ситуацию.

К сумасшедшему контрасту, в тот же месяц мы начали наш главный мировой тур, время для продвижения второго альбома «Take Me Home», который, в конечном итоге, растянулся на 130 выступлений. Я знаю, это может показаться немного странным, но этот тур был действительно немного расслабляющим! Теперь мы выступали чаще на аренах, нам не нужно было появляться на них до позднего вечера, что означало, у нас был шанс отдохнуть, немного поспать и расслабиться – это было великолепно! Для человека, который любит спать, это была только отличная новость – тратить его жизнь на сон. «Найл, просыпайся!» - фразу, которую я слышал очень много раз во время тура.

Это чувствовалась, как идеальный тур для меня. У нас было меньше времени для рекламы и больше времени для попыток записывать во время дороги. Так что мы ставили матрасы параллельно стенам отеля, раскидывали подушки где только могли, чтобы звукоизолировать комнату, работали на ноутбуке с парочкой динамиков и микрофоном – действительно базовые вещи, но правильно сделанные, это все действительно работало. А также энергия тура, которую иногда ты можешь выплеснуть в песне – вы все получаете этот опыт, когда вы вместе в дороге и можете выразить его в песне, которые вы записываете во время путешествия. Каждую свободную секунду мы писали и писали. С того момента, как мы оказались в дороге, я думаю, что только одна песня с нашего третьего альбома была всецело закончена в студии. Мы не записывали каждый день, когда были в туре, может раз или два в неделю. Мне нравилось, что я мог больше записывать гитарные части, но это не всегда было возможно. Иногда записывать слишком много в дороге могло погубить твой голос, потому что ты просыпаешься утром после выступления прошлой ночью, отправляешься в местную студию чаще, чем не используешь самодельную звукозаписывающую студию, возвращаешься в отель, записываешь 4 или 5 часов, потом отправляешься на место проведения шоу для репетиции, выступаешь и затем возвращаешься в кровать. Вы также должны следить за своим питанием и напитками, не объедаться и не напиваться в хлам. Это было как маленькое испытание, но мы все просто хотели вкладывать в альбом столько, сколько можем.

Одно из сумасшедших выступлений для меня было, когда у нас было шоу на арене, а следующим вечером моя самая любимая группа The Еagles выступала там. Я с ними познакомился! Я огромный фанат. Насколько бы музыка не становилась лучше, она не превзойдет этих парней, я слушал очень много их песен. Группа дает тебе много идей как составить песню и как это должно звучать. Как я уже говорил раньше, мой папа был большим поклонником The Eagles, и я видел их уже дважды, когда мне было всего лишь десять. Когда я приехал увидеть их в Америке, в ту ночь я болтал с ними за кулисами, но я реально был под впечатлением. Разве может быть по-другому? Ради Бога, это же были The Еagles!

Само понятие знаменитости действительно странно для меня. Я был восхищен людьми, которых я встречал по работе, так что в одной руке у меня осознание, что я восхищен некоторыми звездами, но, когда люди говорят мне, что они или кто-то, кого они знают, восхищены мной, я откровенно нахожу это полнейшим абсурдом.

Я помню, когда в первый раз услышал The Script. Я любил их сингл «The Man Who Can’t Be Moved» и использовал эту песню для прослушивания в различных конкурсах талантов в Ирландии. Я предполагал, что они американцы, но когда я узнал, что они ирландцы - это было неописуемо! Немного зайдем вперед в 2014, когда я сижу в студии с The Script и пишу песни. Это просто не умещалось в моей голове! Так же и с Pearl Jam – я огромный фанат этой группы. Мы были в Сиэтле в 2013, и солист группы Эдди Веддер привел своих детей на шоу. Его гитарист Майк Маккреди подошел ко мне и сказал: «Найл, не против фотографии?» Это было просто так сюрреалистично! Это были Pearl Jam! Потом я вышел на сцену, и Эдди Веддер стоял прямо перед ареной и наблюдал. Я должен был играть на гитаре прямо перед ними, я не думаю, что я когда-либо играл лучше, чем в ту ночь!

Я абсолютно наслаждаюсь этими бонусами моей работы, но как я уже говорил, я не могу понять, как люди могут испытывать то же самое на мой счет. Это просто не укладывается в моей голове. Когда я был на восстановлении моего колена после травмы – меньше чем за минуту! – я был приглашен поработать с восстанавливающей командой футбольного клуба «Челси», и я действительно хорошо поладил с игроками. Господи, они такие классные. Но некоторые из них были довольно тихими около меня и не выглядели так, словно хотят поболтать. Я беспокоился, может я сказал что-то не то. Я думал: «Что с ним не так? Все в порядке?» В конце концов, один из тренеров сказал: «У него двое детей, которые без ума от One Direction, и он немного восхищен, Найл». Я думаю, я перекрестился в тот момент, когда услышал это! Да ладно, серьезно? Честно, это просто сумасшествие думать в таком направлении.

Когда мы выступали в Вашингтоне, одна из самых больших звезд, которые когда-либо ходили по Земле - Ронни Вуд, заходил в нашу гримерку, а потом пришел на премьеру нашего фильма. «Ладно, парни, как дела? Я с нетерпением жду, когда смогу увидеть фильм, который вы сделали». Другая лига, словно. Это всегда самые известные люди, которые выглядят как самые приятные, типа Джей Зи и невероятного Уилла Смита, который помнит всех и никакого высокомерия на его счет. Джонни Депп пригласил нас к себе на барбекю. Это те, кто надлежаще знамениты.

Я никогда не буду видеть себя знаменитостью. Это кто-то, кто хочет быть прославленным, которого можно увидеть везде и которого фотографируют без разрешения каждый день недели. Ты можешь держаться подальше от папарацци – я делал это на протяжении последних четырёх лет. Ты или хочешь, чтобы тебя фотографировали или нет. Я иду и делаю свою работу, еду домой, и потом большинство времени сижу дома. Я не часто отправляюсь куда-нибудь на выходных; я предпочитаю оставаться дома. Я мог бы пойти в паб, выпить пару бокалов пива и смотреть футбол в любое время, когда мне захочется – многие делают то же, что и я бы сделал, если бы я всё ещё был дома в колледже. Это очевидно, что мы заработали приличные деньги на проживание, состоя в группе, поэтому я знаю, что я счастливчик в этом плане, но абсолютно нет причин, чтобы это меняло то, кем мы являемся. Я бы не сказал, что я самый богатый человек в мире. У меня есть машина и прекрасный дом, но я бы сказал, что у меня достаточно простой вкус после всего. Я предпочитаю то, с чем легко справляться. Я не тот, кто разбрасывается деньгами и делает из себя дурака. Более того, я бы занимался своей работой даже за гроши.

Даже если кто-то назовёт меня знаменитостью, я отвечу, что я самая худшая знаменитость в мире. Отвратительная знаменитость. У меня нет друзей-знаменитостей, и я не провожу всё своё время на вечеринках. Мой выходной - это поход в «Tesco» (сеть гипермаркетов, супермаркетов, магазинов). Я мог бы гулять каждую ночь, когда мне захочется, и из-за преимуществ моей работы я мог бы посещать клубы и пить много бесплатных напитков. Но я скорее заплачу 4 фунта за бокал пива в тишине за просмотром «Sky Sports» (спортивные новости). Люди, которые хотят полной вечеринок/звёздной жизни – пускай имеют. Это для них, но не для меня.

Я расскажу вам историю, которая отлично суммирует наше отношение к знаменитости. Мы были на церемонии Video Music Awards, и Рианна сидела прямо напротив нас. «Луи, - сказал я, - смотри, это же Рианна!» Я был приятно удивлён этим, и всё окончилось тем, что мы поболтали с ней немного. Не поймите меня неправильно, мы не стали лучшими друзьями ни с того ни с чего. Ты не видишь этих людей каждый день, поэтому ты не можешь называть их своими друзьями, но если вы на одной церемонии награждения – всё заканчивается болтовнёй на каком-то этапе. Некоторые церемонии лучше других. Те, на которых голосуют фанаты – лучшие, и мы такие удачливые, потому что наши фанаты невероятные – то, как они голосуют просто сумасшествие. Самые сумасшедшие награды те, в которых вы обходите самых больших артистов в мире в той же категории. Это всегда шок.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.