Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Бонус. Tour Book Remake. 7 страница



Я думаю, что публика тоже это понимает. Может, это часть нашей деятельности. Они знают, что у нас с парнями искренние отношения за сценой. На ТВ-шоу или в музыкальном клипе мы можем вести себя так, как будто мы просто приятели, но на самом деле мы настоящие друзья, и это потрясающее чувство. Я верю, что люди отличают притворство от искренности. И еще, мы не пытаемся быть лучшими друзьями, живя по каким-то правилам бойз-бэндов, нет. Если у нас возникают разногласия, мы ссоримся, и эта мелкая ссора продолжается минут 30, потом мы возвращаемся и извиняемся. Мы до сих пор все так же смеемся вместе. Если бы меня не было в группе, я бы посмотрел и подумал: «Жаль, что мы с ними не друзья». Мы определенно одна банда, у нас есть свои шутки и свой собственный юмор. Часто это помогает нам преодолевать некоторые сумасшедшие препятствия. Я осознаю то, что это немного устрашающе, когда люди встречают нас пятерых вместе — мы можем подшучивать над кем-нибудь, и это так классно — быть в группе.

Следующим достижением для нас была наша первая поездка в США. Это был большой шок, потому что мы даже не знали, что нас ожидает. США — это такое огромное место: местоположение, население, огромное количество радиостанций, центры, возможность продвижения. Это такой огромный вызов. Но вы знаете, мы не можем влиться в это достаточно быстро.

Мы выступали на разогреве у Big Time Rush, мы ездили в разбитых фургонах и останавливались в довольно грязных отелях. Это было типа: «Мне не очень по душе твоя комната, Лиам!» Это были немного странные места. С самого первого концерта эти фанаты знали каждое слово в каждой песне. Когда мы заканчивали ночные концерты, мы уходили и запрыгивали в эти ржавые маленькие тур-автобусы, и все эти девчонки бежали по дороге, догоняя наш автобус. Мы смотрели в окна автобуса и трясли головами от недоумения. «Что здесь происходит?» Было так странно — видеть все это. Блестяще, конечно, но странно. Мы чуть было не сказали это друг другу вслух, чтобы попробовать понять, свидетелями чего мы являемся. «Хорошо. Эти люди живут в Северной Америке. Как они могут знать каждое слово?» Это действительно сбивает с толку.

Мы устроили автограф-сессию в торговом центре во время промо, и одна девчонка дала мне CD, чтобы я подписал. Я взял у нее его, и когда моя рука прикоснулась к ее руке… она тут же окаменела и упала в обморок. Она буквально упала на пол и отключилась. Я никогда не видел ничего подобное в своей жизни — я не мог поверить в это. Я посмотрел в ее глаза и потянулся, чтобы схватить ее за руку, но она уже была на полу. Я даже не знал, что происходит. Охрана прибежала и пыталась поднять ее с пола, она была без сознания. Я все еще не понимал, что происходит. Пани сказали: «Ты должен видеть свое лицо». Я полностью был сбит с толку, я думал: «Это действительно происходит?» Я сказал парням: «Для начала я никогда не видел ничего подобного раньше, но я ожидал, что такое произойдет только с такими людьми, как Майкл Джексон или Элвис, когда они еще были живы. Никогда бы не подумал, что кто-то встретит меня таким чрезвычайным путем». Это была сама странная вещь. Я не мог сосредоточиться и понять все это, и, если быть полностью честным, я до сих пор не могу.

Штаты были такими захватывающими. Каждую минуту каждого дня было новое приключение — это было неустанно, но просто блестяще. Моя жизнь двигалась очень быстро, и все было безумным, но я пытался помнить, как это важно — сохранять связь с семьей и друзьями, никогда не забывать об этом. Мы должны уделять время этим людям — они очень важны.

Конечно, успех One Direction на этом не закончился. «What Makes You Beautiful» вошла в «Топ 30» в США, и еще нам досталась награда Brit Awards, что было просто сумасшествием. Потом они решили реализовать наш дебютный альбом неделей раньше в США, потому что это было стартом для нас.

С самого начала я кое-что ожидал от альбома. Потом мы начали слышать, что люди говорят о пред-заказах и что фанаты собираются купить очень много копий. Однажды я понял, что есть шанс, хотя и маленький, что этот альбом станет номером 1, я был такой типа: «Давайте сделаем все, что в наших силах, чтобы это случилось». Мы хотели быть первым британским бэндом, который бы достиг этого. Мы сходили с ума.

Мы давали интервью, ходили на каждую радиостанцию, ТВ-шоу, выступали. Любое промо могло помочь продажам, росту менталитета группы. Для нас, как для коллектива пяти парней вместе с этой командой за нами, это было довольно мощно.

Появление на «The Today Show» в течение релиза альбома было прекрасным опытом. Каждое выступление было очень веселым, и, я думаю, мы проделывали хорошую работу. Окружение в Нью-Йорке было нелепым, но численность публики была просто невероятной. Я пел, смотрел вокруг и думал о каждом, кто находился там. Все эти поездки, свободное от школы время, колледж или работа, трата денег на дорогу и еду, даже подготовка дома, все это, чтобы прийти и увидеть нас. Я просто продолжал говорить: «Эти люди прикладывают столько усилий». Это сумасшествие, когда один человек делает столько для твоей группы, но когда ты сталкиваешься с тысячами людей, которые делают это, — просто самое необъяснимое чувство. Это был даже не концерт, вспомните, это было лишь ТВ-шоу. Какие же должны быть приложены усилия, чтобы стоять прямо там, на улице и потом просто… вау! Если честно, когда я начинаю думать о том, сколько эти люди приложили усилий, мой мозг начинает взрываться.

Когда мне позвонили и сказали, что мы стали номером 1, я был в отеле и лежал на кровати у себя в номере. Остальные парни куда-то вышли, и я просто подскочил, когда телефон зазвенел, и кто-то из менеджмента сказал: «Зейн, отличные новости. Мы номер 1!» Я не хотел больше спать после звонка! Это сумасшествие, — мы сделали то, что не делал ни один британский бойз-бэнд. Мы знали, что это было большое дело, но у нас действительно не было времени, чтобы тонуть в счастье от осознания достигнутого — это произошло в карьере One Direction, как у большинства, если честно. Когда мы проводили промо, все телеведущие, радиоведущие и журналисты не переставали говорить: «One Direction — первый британский бойз-бэнд, чей дебютный альбом стал номером 1 в США», он стал входить в список в течение нескольких недель. Однако это до сих пор заставляет нас прекрасно чувствовать себя. Мы смотрим на все невероятные бэнды, которые не делали того, что сделали мы, и это очень странно, на самом деле. Я серьезно не могу выразить словами то, что я чувствую.

В остальные дни 2012 года происходила сумасшедшая буря событий. Мы познакомились с Мишель Обама, совершили поездку в поддержку альбома, провели много промо и ТВ-шоу — это было неустанно. Однако нам это нравилось. Утомляет? Да. Неприятно? Никогда.

Выделяющимся моментом этого лета для One Direction явно были Олимпийские Игры. Выступление было напряженным, мы все стояли на задней части фургона на этом огромном стадионе, смотря в глаза всему миру. Пару дней назад до Олимпийских Игр моя девушка перекрасилась в блондинку, и я просто сказал: «Это было бы весело — покрасить маленькую переднюю часть моих волос в светлый цвет». Я просто сказал это, чтобы немного посмеяться, и она сделала это. Потом я понял, что через пару дней я буду выступать на Олимпийских Играх, и я был такой типа: «Что я буду делать?!» Я пытался убрать это, но у меня не получалось, и в конце концов я оставил ее. Я пел на этом фургоне и думал: «Надеюсь, что эти люди не будут осуждать меня за эту прядь!» Оказалось, что им это понравилось. Странно, но потом «Marvel Comics» сказали, что мой внешний вид вдохновил их на создание новой версии – Призрачного Гонщика. Я большой фанат комиксов — когда я был ребенком, я был довольно впечатлен этим. У меня даже есть тату «Zap!» на предплечье. Когда я услышал о Призрачном Гонщике, было довольно круто. Тогда я был в «Marvel Studios», что было прекрасным опытом.

За кулисами Олимпийских Игр было просто безумно. Ко мне подходили супер знаменитые люди и разговаривали со мной. Я рос всю свою жизнь, смотря на них по телевизору, а здесь они просто болтали с нами —Spice Girls, Madness, Расселл Брэнд, Лиам Галлахер, довольно известные личности. Расселл Брэнд был великолепен. Он сказал: «Ваше выступление было крутым», и потом начал давать советы по созданию семьи. Я был такой типа: «Расселл, ты не должен давать мне советы на эту тему». Он был веселым, действительно хороший парень.

Олимпийские Игры были началом многих сумасшествий. Я это понял, когда начал осознавать, что известные люди — знаменитости и высокопоставленные лица — узнают нас. Были даже такие, которые, казалось, застенчивы рядом с нами, немного нервничали, когда встречали нас. Насколько это глупо? Свихнуться можно!

Во время всего этого мы писали песни для второго альбома. У нас была работа в Лос-Анджелесе, Швеции, а также в Лондоне. На этот раз мы хотели сделать новый альбом более личным, положить в него частичку себя. Мы очень хотели этого. Часть этого была, так как мы знали, что будем петь эти песни в течение нескольких лет. Я был абсолютно такого же мнения и сказал: «Эти песни должны значить многое для нас. Это важно».

Я действительно был доволен альбомом, когда мы его закончили. Такие песни как «Live While We Young» были настоящим прогрессом (для меня, во всяком случае). Я чувствовал, что это был хороший взлет для наших записей. Все еще была та энергия, тот шум; как и в первом альбоме музыка действительно отражала, где мы были, как группа и как пять отдельных личностей. Мы действительно наслаждались продвижением этой записи, которая до конца убедила, что песни были полностью личными.

Это также сделало его еще более особенным, когда второй альбом стал номером 1 во многих странах. Это было подтверждением наших усилий – все то время, потраченное на написание песен в дороге, дополнительные часы, на попытки найти правильные слова или мелодию. Оно стоило того, и мы были очень горды. Получить другой номер 1 в Штатах тоже было большим достижением – с ожиданием этой записи, которая находилась на другом уровне по сравнению с первым альбомом, ощущалось давление, сможем ли мы повторить успех, но мы не опускали головы, усердно работали, и мы это сделали.

Мы все говорили о Мэдисон Сквер Гарден и раньше, но это был действительно особенный момент для группы. Не только для нас пятерых, но и для всех кто вовлечен в One Direction. С моей точки зрения это был очень странный концерт в плане того, что видеть всех этих действительно знаменитых людей, желающих прийти на встречу с нами. Крис Рок был там со своими детьми – это было захватывающе, и он был действительно крутой. Ты начинаешь понимать, что это обычные люди со своими семьями, и что слава это просто часть их работы.

Все это приводит к дополнительному выбросу адреналина в шоу. Можно подумать, что выйти на сцену – это все, что нам нужно сделать, и это, безусловно, самая важная часть ночи, но до этого мы были за кулисами, встречались с известными людьми, пытаясь приспособиться, чтобы общаться с этими суперзвездами, затем может быть делаем несколько промо, саундчек, Meet-&Greet и прочие вещи. Ты должен принять все это, а затем убедиться, что когда ты выходишь на сцену – это прекрасно. Этот весь опыт действительно придает атмосферу большого концерта, как Mэдисон Сквер Гарден или Олимпийские игры. Я люблю все это.

Иногда меня не совсем устраивает громкий характер моей работы. Я достаточно закрытый человек, я думаю, вот почему, когда я был ребенком, я действительно наслаждался актерской игрой. Я любил тот факт, что когда я был в спектакле или мюзикле, я играл персонажа, изображая кого-то другого. В One Direction я не играю никакого персонажа. Я просто остаюсь самим собой, так что это совершенно другой опыт. Вот почему я становлюсь застенчивым время от времени. Я не пытаюсь быть кем-то другим, я – это я. В известной степени это означает, что я более подвергнут. Я понимаю, что это динамика, но все в порядке. Я стараюсь заботиться о том, что я говорю и делаю, так как я действительно не хочу никого обидеть или вызвать проблемы, но это не всегда возможно. Люди забывают, что мы обычные парни, мы взрослеем и все еще иногда бездельничаем. Ты можешь чувствовать себя под давлением, но то, что мы всегда стараемся сделать, это сделать все возможное для наших фанатов. Я просто хочу продолжать нашу музыку. Написание песен, запись и релиз – это то, что мне нравится больше всего во всем этом.

Я, конечно, не считаю себя знаменитостью. Зачем мне это? Я понимаю, что мы находимся в высококлассной группе, ну и что? В некотором смысле, я даже не уверен, что есть такое понятие, как «знаменитость». Вы не должны иметь ярлык, только потому, что ты в телевизоре, или поешь песни, или снимаешься в кино. Я не думаю, что это круто иметь такой ярлык, это не такая работа как доктор, медсестра или пожарный. Поэтому это всегда ошеломляет меня, когда люди говорят, что хотят быть знаменитостью.

Я бы никогда не хотел называться знаменитостью. Чем больше я встречаю действительно знаменитых людей, тем больше я не вижу их в таком образе. Они обычные люди. Знаменитые люди, поклонником которых я являюсь, все же важны в моей жизни. Это из-за того, что они влияют на меня; это те люди, у которых я взял или узнал что-то, это те, которые заставили меня переосмыслить некоторые вещи. Если One Direction оказывает какое-либо влияние на жизнь людей, то, возможно, это лучшее, что мы можем сделать, я говорю не о том, чтобы быть влиятельным в политике или в чем-нибудь в этом роде. Может быть, мы можем просто оказывать положительное влияние на жизнь нескольких людей. Может быть, мы сделаем их взгляд на музыку в другом свете. Возможно, мы даже сможем сделать так, что они захотят писать песни, петь вживую, выступать. Или, пожалуй, мы могли бы просто затронуть их жизнь некоторым маленьким способом, быть тем, что они ценят и наслаждаются. Это было бы удивительно.

После рождества 2012 года работа только начиналась, на 2013 год мы запланировали этот огромный тур в поддержку нового альбома, в самом деле, около 130 концертов в общей сложности. Этот тур сводил с ума, просто потому, что я не думал, что я действительно готов уехать на такой большой отрезок времени. В своей голове я все еще обрабатывал все то, что уже случилось с нами, и думал, что было бы неплохо сделать перерыв после первого альбома, прежде чем мы начали работать над вторым. Очевидно, эти вещи могли бы не сработать с One Direction, поэтому мы просто продолжали идти.

Я помню тот тур, это стало немного трудным для меня. Один из парней спросил меня, что произошло, и я ответил: «Просто я чувствую тоску по дому и очень скучаю по нему». Я все еще действительно наслаждался каждым концертом и встречей с фанатами – это никогда не было отрицательным, в любом случае – парни все время спрашивали в порядке ли я, и как я уже сказал, я все время повторял: «Я просто скучаю по своей семье». Я жаждал быть в своем собственном доме, в своей собственной среде. Забавно, как долгие разъезды могут повлиять на вас, такие простые вещи как недостаток комфорта, от того, что ты не сидишь на своем собственном диване, могут расстраивать. Такие заморочки иногда возникают в твоей голове.

Но просто чтобы было ясно, я никогда не жаловался на гастроли. Мы на 100% благодарны, за все, что мы получили. Это просто из-за того, что иногда тяжело сбалансировать все это с твоей жизнью, когда ты так молод и не так много жизненного опыта.

Тот тур был долгим временем в пути, и, будучи с вами абсолютно откровенным, это действительно имело негативные последствия на одном или другом из нас в некоторый момент. Временами я чувствовал тоску по дому и скучал по семье и друзьям. Как вы, ребята, знаете, сейчас я в отношениях с Перри Эдвардс, она кто-то особенный для меня – так что, было трудно. Когда ты встретил кого-то, кто так много значит для тебя, находиться вдали от него в течение длительного времени действительно сложно. В августе 2013 мы обручились, я знаю, что люди интересуются деталями нашими совместными планами, но я предпочитаю держать все конфиденциальным. Это просто природа быть таким. Тогда на гастролях, в течение такого долго времени, я действительно ужасно скучал по Перри, таким образом, были времена, когда на личном уровне я чувствовал себя довольно опустошенным.

Снова, благодаря умам команды One Direction, мы стали самим собой. Мы сплотились, забрали тех, кто тосковал по дому или устал, и пошли снова. Я услышал, что кто-то сказал, что лучшие группы – это банды, и я действительно верю этому. Мы – банда, и чтобы ни случилось в будущем, мы всегда останемся бандой. Даже если через 50 лет один из нас начнет создавать проект без других, я хочу быть там, чтобы поддержать его.

В абсолютном различии всего безумства One Direction, у нас была крупная проверка в реальных условиях, когда мы поехали в Гану от «Comic Relief». Это был просто самый эмоциональный, душераздирающий опыт в моей жизни. Я никогда не видел такой нищеты, как здесь, и было действительно очень сложно. Я просто пришел к мысли, как нам повезло, что у нас такая жизнь. Не только парни из One Direction, я имею в виду всех тех, кто не в такой ситуации. Это было честью встретить тех людей.

В течение года мы также снимали фильм «This Is Us», с камерами, следовавшими за нами в значительной степени все время, от концерта на О2 и далее. Для меня идея фильма была привлекательной в том смысле, что я немного помешан на том, чтобы делать фото и снимать различные видео на память. Это просто вбили в меня, когда я был ребенком, мои родители всегда говорили, что это важный материал. Они были как сумасшедшие туристы с огромными камерами, висящими на шее, везде, куда бы мы ни пошли, даже если это День рождения дома. Они всегда были с мигающей камерой или видеосъемкой. Они постоянно фотографировали каждый шаг, который я делал! Я заразился этой идеей. Я люблю сохранять воспоминания из жизни.

Таким образом, когда мне была представлена идея фильма о группе, я был действительно взволнован, потому что я думал, что через 15 лет мы сможем оглянуться назад на все это безумие и иметь блестящую запись того, что мы сделали. Легко запомнить большие моменты, огромные концерты, ТВ-шоу, церемонии награждения и все такое, но так много других происходящих вещей, которые не менее важны на твоем пути. Такие безумные вещи, как: бездельничанье в тур-автобусе, безмолвные вещи за сценой, смех, который у нас есть. Мне обычно тяжело сниматься, но на этот раз было замечательно иметь кого-то еще, думающего о камере!

У нас не было диалогов, никаких сценариев, весь фильм был захвачен, так как это все происходило. Я не волновался, если они следовали за мной в туалет, хотя, возможно, это вырезали из окончательного варианта, пожалуй! А если серьезно, то у них был доступ ко всем областям, поскольку мы стремились удостовериться, чтобы кино было максимально реалистичным. Вы можете подумать, что это будет утомительно, но из-за того, что мы никогда не пытаемся быть кем-либо другим, кроме того, кем мы являемся на самом деле, это было легко. Мы просто делали свои вещи, и они оказались засняты.

К тому же, какой был ажиотаж на премьере. Это было безумие. Я просто оглядываюсь назад на этот фильм и чувствую себя очень гордым из-за того, что мы сделали его и были в положении, где большое количество людей хотело увидеть его. Я также с нетерпением жду той ночи, через 15 или 20 лет, когда я буду сидеть и наблюдать это еще раз.

Столько уже произошло с тех пор, как фильм вышел на экраны. Для начала, наш третий альбом «Midnight Memories» был очень хорошо принят почти во всем мире. Просто казалось, что было постоянное увеличение импульса. Как и в случае со вторым альбомом, где мы были полны решимости заняться творческой записью, мы также застряли в написании на третьем альбоме. Фактически, еще больше. Это было тяжелее в некотором смысле, потому что мы были в дороге в течение года, но так или иначе мы нашли время при помощи мобильных студий, импровизированных установок в гостиничных номерах, просто сочиняли везде. Если вы хотите чего-то очень сильно, то вы найдете время и средства.


Мы действительно хотели, чтобы та третья запись была дальнейшим прогрессом и представляла, где мы были в то время. Мы никогда не пытаемся заставить что-нибудь или кого-нибудь, мы просто хотим делать то, что мы делаем в нашей жизни и говорить о ней через нашу музыку. «Story of my life» подводит итог всей этой действительности. Я бы хотел думать, что люди согласятся с тем, что наша музыка становится более зрелой с нами – это естественный процесс. Мы хотим, чтобы наша музыка была правильной, и мы хотим оставлять правильные сообщения и заявления, и быть в состоянии оглянуться назад на нее через 10 лет и сказать: «Да, это именно то, что мы чувствовали в то время». С «Midnight Memories», я думаю, мы получили это право. Я надеюсь, что это так, во всяком случае.

У нас были ощущения небольшого давления в этот раз. One Direction имели огромный успех во многих странах, так что не было совершенно никакого способа поддерживать ожидания на низком уровне и на сей раз. К счастью, альбом был большим хитом, ставший номером 1 в массе мест по всему миру. Мы были так горды реакцией фанатов на эти песни. Когда вы ставите себя таким образом, вы становитесь немного незащищенными. Ты будешь ощущать любую критику, так что это было большим стимулом для нас. Огромным.

В преддверии 2014 тура на стадионах мы все были очень взволнованы. Когда мы впервые увидели сцену на репетициях, это было просто ошеломляюще. Это был хороший день, безумное чувство. Я не знал чего ожидать. Я знал, что сцена будет большой, но не ТАКОЙ огромной. Есть фильм под названием «Рок Звезда» с участием Марка Уолберга, и наш набор напоминает мне одну сцену из этого фильма! И я сказал: «Парни, эта крутая сцена».

У нас было небольшое волнение, когда тур был первоначально объявлен. Мы выпустили несколько промо, говоря о том, что собираемся сделать большое объявление, и затем мы показали наши планы относительно тура на стадионах, были несколько человек, стреляющие из укрытия в нас, говоря, что это было одно большое разочарование, несколько отрицательных комментариев в интернете. Очевидно, мы немного волновались, что могли продать такие крупные места проведения, поэтому было что-то вроде беспокойства. Затем зазвонил мой телефон, это был менеджмент. Я предположил, что он собирается сказать: «Извини, Зейн. К сожалению, вы переоценили себя. Похоже, что мы не сможем продать эти места. Возможно, нам потребуется их сократить. Это был слишком большой скачок. Вы должны вернуться обратно на арены, еще на несколько лет». Но на самом деле они сказали мне, что вместо одного концерта на стадионе «Уэмбли», нам нужно сыграть три, потому что все было распродано! Это все, фанаты One Direction, для вас: вы лучшие в мире!

Прежде мы собирали 2 таких стадиона в Мексике, и в связи с тем, что я помнил, я был очень взволнован и немного нервничал, узнав, что эти колоссальные стадионы будут как в игре. Я помню один большой концерт в амфитеатре в Вероне, он был очень хорош. Я был действительно взволнован этим, зная, что это был самый большой концерт, который мы делали до настоящего времени. Целый день перед концертом я говорил себе: «Да, это круто. Я оттянусь, все под контролем». Затем, толпа начала просачиваться, и я видел, что число людей становится больше и больше. Нервы понемногу начали сдавать. Я думал: «ОК, все становится немного больше. Я по-прежнему спокоен. Круто, все хорошо».

Когда пришло время выходить на сцену, я все еще думал, что все было здорово, затем я выбежал на сцену и БУУМ! Это огромная стена энергии ударила меня как грузовик. В буквальном смысле эта волна шума, энергии и азарта просто врезалась в меня полностью, у меня перехватило дыхание. Внезапно сцена оказалась огромной, толпа была настолько обширна, что я не мог вычислить, на что я смотрю. Это было просто безумие. Если быть абсолютно честным, то я думал, что это не мой формат. Я знаю, мы и раньше выступали на больших аренах, но это было что-то другое. Я просто находился в шоке!

Мы пели первую песню, и я все еще был немного ошеломлен. Тогда я оглянулся на других ребят, и я как бы «Йоу, парни! Это просто сумасшествие», мы немного посмеялись над этим, и мои нервы мгновенно стали отступать. Это был просто самый дикий концерт.

Я действительно волнуюсь из-за выступлений на стадионах, который значительно больше мест проведения наших прежних концертов. На некоторых медленных песнях ты получаешь немного времени, чтобы подумать и посмотреть на толпу, впитать все то, что сейчас происходит. Я знаю, что будет время, когда я буду смотреть на этот тур и думать: «Это безумие!» Смотреть на размер всех этих площадок, я думаю, будет лучшим чувством почти каждую ночь. Не могу дождаться.

Когда One Direction будут надоедать людям, и они начнут кидать в нас томаты вместо нижнего белья, то это будет время, чтобы собрать наши гитары и пойти домой! Но пока мы остаемся здесь.

Как я уже сказал раньше, я не хочу присваивать себе звание известного или амбициозного. Я не видел эту возможность. Будучи полностью откровенными с вами, я не знаю, как я сюда попал. Я просто действительно благодарен, что нахожусь здесь. Я благодарен за все, чем наделен в этой группе. Я благословлен (как и другие парни) на то, чтобы быть здесь, и я действительно наслаждаюсь всем этим.

В любом случае, я не говорю, что мы не работали для нашего успеха. От раннего подъема в начале того дня на прослушивании «Икс-Фактора», до тура на стадионах в 2014 году, когда мы вышли, потратив месяцы на планирование и репетиции, это интенсивный, иногда экстремальный, объем работы. Я должен очень усердно работать, чтобы оставаться в таком же положении. Остальные участники группы и все вокруг One Direction тратят много часов и усилий. В то же время столько других известных людей ушло, которые упорно трудились каждый день, но они не имели тот же уровень успеха. Так что именно в плане того, чтобы обрабатывать, насколько мы являемся успешными, это трудно для меня. Если быть честным, я понимаю одно: эта группа серьезно работала и заслужила это.

Как я уже говорил ранее, в детстве я был мечтателем. Я всегда считал, что мне нужно сделать что-то большее. Я не понимал, почему я думал так. Может это мои родители всегда подпитывали эти мечты, может это что-то внутри меня. Я не знаю. Я просто знаю, что у меня была мечта. К счастью, спасибо One Direction и нашим фанатам, сейчас я живу в этой мечте.

 

Луи Томлинсон.

Не секрет, что я был жизнерадостным ребенком, любящим выступать на публике. Я всегда был в центре внимания, клоуном, если хотите. Я родился в большой семье и всегда любил быть в гуще событий. Учась в школе, я не был хорош, просто потому, что не старался. Также как и с моими временными работами. Меня увольняли из-за того, что я не был заинтересован в них. То же самое было в колледже. Я не воспринимал школу всерьез, я ходил в нее просто для того, чтобы поспать, но каким-то образом GSCE (это основные экзамены, которые школьники сдают при окончании первой ступени среднего образования в Англии) сдал хорошо. На самом деле, я думал также сдать A level (двухгодичная программа подготовки к выпускным экзаменам старшей школы и к поступлению в вузы Великобритании и других стран мира), но так как здесь люди понимают, чего они на самом деле стоят, такое не прокатит!

Мое сердце было далеко от этого, и я просто хотел поступить в колледж, чтобы увидеть своих одноклассников. Я любил те времена, но я не был любимчиком у учителей. Несколько лучших лет в моей жизни были в школе и колледже, и я скучаю по тем крутым временам. Я просто не связывал себя с учебой. Однако я четко помню этот «пожар» в животе, когда я пел и выступал. Я отдавался полностью в этом отношении. Оглядываясь назад, я понимаю, мне просто нужно найти что-то, к чему бы я питал страсть.

Очевидно, быть участником One Direction означает, что я путешествую по миру, когда в детстве я даже подумать не мог о такой возможности, хотя мне всегда нравилась идея расширять мой кругозор за пределами родного дома в Донкастере. В течение всех школьных лет учителя спрашивали меня о планах по поводу карьеры, и я отвечал: «Я предполагаю, что буду ходить в университет, а затем, возможно, стану учителем или буду заниматься чем-то, что связано со спортом». Я любил место моего рождения, но осознавал, что вряд ли мне представится много возможностей в Донкастере, так что я должен был переехать куда-нибудь. Ни за что на свете я не мог бы представить, что буду путешествовать так много, как сейчас!

Про меня всегда говорили, что я заносчивый, но я никогда не садился, раздумывая над чем-либо. Я не тот человек, который размышляет о своей жизни наперед. И никогда не переоценивает своих возможностей. Если я оглянусь назад и посмотрю на себя, то увижу четырнадцатилетнего пацана, который занимался музыкой и выступал на городских мероприятиях, никогда всерьез не думая о том, что ему нужно это делать. Я просто выступал, ради наслаждения. И, честно говоря, мне нравилось это.

Но одно качество у меня точно было - настойчивость. Должно быть, я получил его от мамы, которая подбадривала меня сделать то, что я хочу. Она мне всегда говорила: «Луи, просто пойди и сделай все возможное». Моя мама всегда была заносчивой, честно говоря, я унаследовал очень много качеств от нее. Я стал замечать, что можно добиться успеха, если ты будешь действительно стараться, так что самореализация может быть толчком на пути в новую жизнь. Однажды я поймал себя на одной мысли, и так как я очень упрямый, то решил добиться этой цели. Я доказал себя не раз за мою жизнь, что настойчивость очень важна, и я также думаю, что это качество является большим залогом успеха One Direction.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.