Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Бонус. Tour Book Remake. 4 страница



В любом случае, конкретно той ночью на VMA каждый из нас пяти насмеялся от души и выпил по странному напитку, или даже двум! Все были в этих потрясающих пышных платьях и экстравагантных костюмах, все подобающе одеты для такого события. Я даже не помню, в чём были одеты мы сами, но мы все сидели с этими огромными хот-догами, покрытыми луком и горчицей, пытаясь съесть их, не размазав соус вокруг нас. Джастин Тимберлейк был на сцене, устраивая его невероятное представление, толпа становилась дикой, зал был битком забит знаменитыми людьми, которые выглядели прекрасно, но мы просто пытались съесть эти хот-доги, постоянно смеясь. С одной стороны, я заметил, как Луи посмеивался, а потом он наклонился ко мне и сказал: «Найл, мы, определённо, худшие знаменитости на этой планете!»

Мы все ждали с нетерпением выхода нашего третьего альбома, потому что мы все были очень вовлечены в его запись. До того, как он вышел, у нас было небольшое дело: релиз нашего фильма «This Is Us». Это было ещё то веселье! Съёмочная группа преследовала нас всё время в течение того большого второго тура, начиная со съёмок большинства шоу, которые мы дали на O2 арене. Это было слегка странно, когда камеры были вокруг нас так долго, но, как я сказал раньше, мы были «рождены» на телевизионном проекте, так что мы привыкли к камерам вокруг нас, хотя бы потому, что это наша команда. Они на самом деле не раздражают тебя, они просто рядом…

Мы были действительно под впечатлением из-за фильма, потому что у Джастина Бибера есть свой, у Кэти Перри тоже, и, возвращаясь к Spice Girls, которые сняли свой фильм также, это казалось отличной идеей. Мы старались быть настолько честными и открытыми с командой для фильма. Так что, я думаю, фильм – справедливое отражение жизни One Direction.

Премьера фильма была самым смешным днём. На самом деле, я осмелюсь сказать, что день премьеры в Лондоне был лучшим в моей жизни по сегодняшний день. Тур по Австралии и все безумия там были впечатляющими также. Шоу в Вероне, на которое пришли тысячи людей, было запоминающимся. «The Today Show», конечно. Мэдисон Сквер Гарден… К счастью, есть большое количество заголовков, но премьера фильма – ярче их всех.

Прежде всего, это была самая большая толпа, которую я когда-либо видел на Лестер-Сквер. Мы были на нескольких премьерах до этого, «Гарри Поттер», «Нарния», так что мы типа знали, что могло случиться, но я не ожидал такого количества людей в тот день. Я такой: «О Боже, я не могу поверить в то, что вижу!» Это был один из тех раз, когда даже в центре красной дорожки мы смотрели друг на друга в маленькой кучке, говоря: «Ребята, что, чёрт возьми, тут происходит?!»

Мы зашли в кинотеатр и Саймон Коуэлл был там, Бен Уинстон, Морган Сперлок и разные люди из «Sony» и других кампаний, так что мы поблагодарили их всех. Наверху была комната с балконом видом на Лестер-Сквер, где мы остановились с Саймоном. Он был в углу с сигаретой во рту, мы выпили несколько бокалов пива, и до того, как мы узнали это, мы с Луи уже успели выпить несколько. Потом вошёл Ронни Вуд. Ронни Вуд на премьере нашего фильма, ради Бога!

Мы с Луи, в конечном итоге, сидели с нашими семьями. Жена Бена Уинстона весело сказала: «Я не услышала ни одного слова в фильме», потому что мы с Луи дурачились, словно пятилетние дети, разбрасывая «Мaltesers» (конфеты), смеясь над собой в фильме, буквально, как будто на задних партах в школе. У меня заразительный смех, поэтому, когда я начал хихикать, все вокруг смеялись тоже, так что мы проводили время, хихикая, а некоторые хмурились, глядя на нас.

Несмотря на все шуточки, это был важный момент. Как по мне, это был первый раз, когда я сказал: «Боже мой, ребята, мы, должно быть, знамениты. Это реально круто!» Наша премьера на Лестер-Сквер, красная дорожка с нашими именами везде, огромные экраны вокруг, ди-джеи, большие звёзды пришли посмотреть это с нами. Я полюбил каждую секунду.

1D Day в поддержку нашего третьего альбома 23 ноября 2013 года был просто взрывом. Собственное ТВ-шоу было огромным, но там было над чем потрудиться, ведя онлайн шоу на протяжении 7 часов! Команда работала с прекрасными идеями и гостями: связь с космосом, Робби Уильямс, Дэвид Бекхэм – все были вовлечены. В фирменном стиле One Direction, мы были ужасны во всём этом. Мы много лажали, теряя сигнал камеры, подсматривая слова, придумывая на ходу. Это было смешно, но как-то мы прошли через это, и люди наслаждались днём.

К тому времени мы отчаянно хотели выхода нового альбома, и фанаты были услышаны нами. У Луи и Лиама уже было написано больше 20 песен для записи, просто из-за их преданности делу. Это помогло настолько, что с того момента у нас была команда писателей песен, с которыми нам действительно было приятно работать.

Мы всегда очень хотели быть вовлечённым в написание песен для наших альбомов настолько, насколько могли, но мы должны были ждать своего времени. Мы научились очень многому от разных продюсеров и авторов песен, которые нас окружали во время работы над первыми двумя альбомами, и я любил думать, что мы проделали отличную работу. Было давление сделать третий альбом большим тоже, потому что у нас уже было два хорошо-продаваемых альбома до этого. Я думаю, что это только к лучшему, потому что такое толкает тебя вперёд и заставляет стремиться к чему-то.

Когда выходит какой-либо из альбомов One Direction, мы нервничаем, потому что, в конечном счёте, мы не знаем, как его воспримут. Я всегда говорю ребятам: «Всё, что мы можем сделать – стараться и делать альбом таким сильным, каким мы только можем его сделать, а потом ожидать, что что-то хорошее случится». Прямо перед релизом альбома мы настолько тревожились, потому что до этого мы жили этими песнями на протяжении месяцев, и мы просто хотели увидеть реакцию фанатов.

К счастью, фанатам вроде понравился «Midnight Memories»! Успешные продажи альбома во многих странах был невероятным, и то, что он стал номером 1 в стольких местах, было просто безумием. Я думал, что успех «Up All Night» стал тестом для моих знаний по географии, но это была куда шире крайность! Это значило так много для каждого из нас в группе из-за личной природы альбома. Мы сделали такое усилие, чтобы отпечатать наши личности и жизни в этих песнях, так что видеть, что эта коллекция музыки так хорошо воспринята по всему миру было большущим делом для нас. Мы были просто довольны.

Прямо на Рождество 2013 года мы столкнулись с испытанием, которое могло бы страшно пошатнуть продвижение группы – моя серьёзная травма колена. Тогда летом на «Икс-Факторе» я играл в футбол с приятелями, и когда я поставил ногу на мяч, чтобы откатить его назад, я почувствовал, будто кто-то выбил мне колено. Я взлетел в воздух, и когда приземлился, моя коленная чашечка сместилась. Я сходил к специалисту, и он сказал, что у меня подвижная коленная чашечка. После этого проблема продолжала повторяться. Например, один раз я прогуливался по Oxford Street, и когда обходил кого-то, моё колено опять выскочило. Тогда я просто скатился на тротуар прямо посредине улицы. Следующий раз, я играл в гольф, и почувствовал что-то типа электрического шока в колене. В целом это повторялось около восьми раз. И потом я сместил своё колено, когда мы с Луи пытались дурачиться и брейкдансить на сцене. Ребята пытались помочь мне подняться с пола, но я такой: «Я не могу двигаться!» Моё лицо было белее белого, а колено торчало под неправильным углом!

Я начал носить коленный бандаж, но колено по-прежнему было не в порядке. Было ясно, что с этим нужно что-то делать, особенно если это начало влиять на мою работу на сцене. Я был на МРТ (томография), а потом я увиделся с парнем из Штатов, которого звали доктор Ричард Стедман. Он только взглянул на мою ногу и сказал: «У тебя колено как у 35-летнего футболиста! Мне не обязательно смотреть на твои снимки, чтобы сказать, что тебе нужна операция». Как оказалось, выравнивание ноги было проблемой тоже, так что я действительно нуждался в помощи.

У меня было немного времени на Рождество, потом 4 января я вылетел в Штаты, чтобы через два дня сделать операцию. Операция прошла волшебно – моё колено вставлено, и, теоретически, вылечено навсегда. Это значило, что я должен был делать много силовых упражнений. Когда я вернулся, мне посчастливилось проходить реабилитацию в тренировочном центре «Челси» в Сюррее. Дочка Жозе Моуринью (менеджер команды) была большим фанатом One Direction, и ранее она присутствовала на премьере нашего фильма. Следующая вещь, которую я узнал – я получил письмо от Моуринью, в котором говорилось: «Я наслышан о твоём колене, ты хороший парень, абсолютно нет проблем, приходи сюда, используй все удобства, докторов, тренеров, всё, что тебе нужно, чтобы прийти в форму».

Я начал просыпаться в 6:15 утра, стоять в пробках по два часа на М25 (кольцевая дорога) по дороге на реабилитацию в тренировочный центр «Челси». До этого вы бы с огромным трудом подняли меня с кровати до часу или двух дня. Но у меня была задача прийти в форму до стадионного тура. Я проводил недели, занимаясь там. Сначала, я честно решил, что буду за боковыми линиями поля, но потом каждый день я был всё больше и больше с командой. Они выделили мне отдельный шкафчик в гардеробной и собственную форму с моими инициалами, разложенную сутра для меня. Физиотерапевт Стив Хьюз присматривал за мной в течение моих 7 недель на костылях. Он разрабатывал мою ногу и буквально учил меня ходить заново. Я работал с утяжелёнными костюмами, на беговых дорожках, в бассейне, со всеми этими новыми гаджетами. Подводя итоги, без помощи команды «Челси» не было никаких шансов, что я буду в той форме к туру, в какой я есть сейчас. Каждый раз, когда я встречал Жозе, я был в полном восторге. Работать с ним – невероятный опыт. Он такой успешный, но, несмотря на это, знает каждого на тренировочной площадке по имени и функциям для «Челси». Однажды он спросил меня: «Найл, не мог бы ты принести какие-нибудь подписанные вами штуки для моей дочери?» Я притащил духи, футболку и еще некоторые вещи. Час спустя я покидал тренировочную площадку, он выбежал и дал мне сумку «Челси» с одной из его маек и парой его бутс, подписанных для меня. Абсолютная легенда.

Как я и сказал, тур в 2013 был невероятным. В его масштаб было трудно поверить, так что вы можете представить, как мы себя чувствовали, когда нам сказали, что у нас есть шанс выступать на стадионах в следующем туре. Мы все такие: «Мы не сможем собрать стадионы. Забудьте!» Это большой скачок прийти от театров к аренам, и так много групп сделали этот шаг слишком поспешно и заплатили цену. Потом, переходить от арен – скажем, 10-20 тысяч людей – к стадионам, заполненным более 85 тысячами людей, это большой риск во всех смыслах этого слова. Не поймите меня неправильно. Мы уверены в One Direction и усердно работаем, чтобы группа оставалась успешной, но я не побоюсь признать, что у всех был некий трепет, когда впервые идея стадионного тура была упомянута. Мы просто сказали: «Ребята, однозначно, что есть так много больших звёзд, которые так и не смогли собрать стадионы, так почему вы думаете, что One Direction могут?»

В фирменном безумном стиле One Direction даже оглашение стадионного тура было сумасшедшим. Мы работали в Европе, затем вечером прилетели в Лондон, с утра поехали на стадион «Уэмбли», где сделали конференцию по оглашению тура. А потом мы полетели обратно в Европу, где устроили тусовку прямо в тот же вечер! Это запомнилось мне. Я всё ещё хочу проверить состояние моих баллов в Air Miles, я уверен, до сегодняшнего дня там накопилось немного!

Мы все немного опасались, когда настал первый день продажи билетов. Мы знали, что у нас большая база фанатов, и мы надеялись, что билеты будут продаваться хорошо, ведь стадионы требуют продажи такого большого их количества. Это большое испытание. Если вы распродали около 35 тысяч билетов – многие группы были бы вполне довольны. Но если вы продали столько же, то на шоу на стадионе «Уэмбли» – это равно провалу.

Так что, вы можете представить, насколько мы были довольны, когда продажи билетов просто взлетели! Сначала мы услышали, что билеты на шоу на «Уэмбли» были распроданы очень быстро, а потом они сказали, что рассчитывают на ещё одно шоу на «Уэмбли»… и ещё раз «Уэмбли». То же самое с «Кроук Парком» в Дублине, где я был на многих шоу и матчах. Это было самое лучшее чувство. Насколько мы счастливчики?

Первые несколько недель любого тура мы все привыкаем к сцене, обстановке и выступлению в целом. Мы усердно репетируем, но ты не можешь быть полностью готовым до тех пор, пока не выйдешь выступать перед большой толпой. Мы всегда смеёмся над этим – мы импровизируем, дурачимся, заменяем части шоу, которые нам не нравятся. Год может быть длинным, когда ты в дороге на протяжении столь долгого времени, так что некоторые замены и дурачество с форматами шоу действительно помогают оставаться энергичными и свежими. В свою очередь, это делает тусовки лучше для фанатов, что, в конце концов, является самым важным моментом.

Я такой счастливчик, что не страдаю от нервов, когда выхожу на сцену (как я говорил раньше, я хотел бы, чтобы то же самое было с моими появлениями на телевидении!). Почему-то выступления вживую перед тысячами зрителей даёт мне то потрясающее чувство защищённости, комфорта. Я люблю каждую секунду. Мы любим веселье с фанатами и пытаемся вовлечь их в шоу настолько, насколько можем. Когда ты знаешь шоу с изнанки, это просто превращается в лучший гул каждую ночь, и это делает всё более приятным из-за наших фантастических фанатов, которые находят лучшее в каждом из нас пяти.

Ты никогда не вернёшься с шоу One Direction, говоря, что оно было тихим. Оно всегда невероятно громкое, громче всех на планете! На самом деле, мы провели проверку децибелов на шоу, и значение было равно 145 децибелам на арене – это похоже на то, если бы космический шаттл NASA запускался внутри помещения. Ей-богу!

Я люблю это, и выступать вживую - это лучшая часть нашей работы. Я ощущаю себя более комфортно, когда в руках у меня есть гитара. Я не знаю, почему так. Я думаю, это, в общем, помогает на сцене – каждый может участвовать в группе. Любой из парней может подойти ко мне, танцевать вокруг, и группа может присоединиться. Это создаёт определённый дух товарищества.

Когда я думаю о том, как мы делаем стадионный тур по миру, это не укладывается в моей голове. Это то, для чего я делаю свою безумную работу – мысль о выходе перед десятками тысяч людей каждую ночь прогоняет мурашки по моей коже. Невероятно! Кто-то спросил меня прямо перед первым шоу, как я себя чувствую, и я ответил: «Я никогда в жизни не был в таком восторге ни от чего другого!»

То, что я состою в One Direction, дало мне так много. Опыт, который у меня был в этой группе, настолько невероятный. Только когда я сажусь и работаю над чем-то типа этой книги, я понимаю, насколько прекрасное было у нас время. Надеюсь, людям всё ещё нравится наблюдать за нами вживую и слушать наши записи. Так что, наверное, сейчас, в конце-то концов, я вижу, что детки, которые стали третьими на «Икс-Факторе», продержались вместе больше, чем шесть месяцев. Мы сделали всё правильно, ведь так?

 

Гарри Стайлс.

Я думаю, что вся моя семья согласится, что я любил немного повыпендриваться, когда был ребенком. С раннего возраста моя мама всегда думала, что я, в некотором роде, любитель всех и всегда поразвлекать. Когда я был еще в школе, я действительно не знал точно, чем бы я хотел заниматься в будущем, но я знал, что мне всегда нравилось выступать, и, несмотря на довольно-таки молодой возраст, я действительно получал настоящий кайф от этого. Я думаю, что я был послушным в школе – что ж, может быть и слегка развязным с учителями, но я не думаю, что я был непослушным!

Я всегда хотел сделать все как можно лучше и определенно чувствовал адреналин внутри себя - может быть, вы могли бы назвать это все амбициями, я не знаю. Я не думаю, что я достаточно знал о чувствах в тот момент, просто у меня было ощущение, что я хотел бы преуспеть в этом в будущем. Мои родители были очень благосклонны к этому. Мама говорила: «Гарри, не стой на месте, попытайся. Если не попробуешь, ты не узнаешь, способен ли ты на это или нет? Мы говорим о твоей мечте, и я всегда рядом на каждом этапе этого пути». Они всегда помогали мне добиваться моих целей.

С точки зрения моего воспитания, мне очень повезло, что мои родители воспитали меня таким образом. Меня всегда учили, что все равны, и не имеет значения, если у вас есть хорошая работа или нет, или же вы зарабатываете кучу денег или почти ничего - это не имеет значения. Мои родители просто невероятные, они всегда поддерживали меня во всем, что бы я ни делал. Я не уверен, что что-то могло подготовить меня к тому, что произошло с One Direction, но я думаю, что эта основа, которой меня наградили мои родители, помогла мне сохранить чувства здравого отношения ко всему. Если у меня когда-либо в будущем будут дети, я бы очень хотел, чтобы они делали все лучше, чем я, потому что всегда желаешь всего самого лучшего для своих детей. Кроме того, я думаю, каждый родитель хочет, чтобы их дети занимались тем, что они по-настоящему любят. Мне невероятно повезло с тем, что я делаю то, что люблю, и занимаюсь тем, что даже не воспринимается мной как настоящая работа.

Я оглядываюсь на весь мой опыт на «Икс-Факторе» и понимаю, каким же невероятно молодым я был тогда. На самом деле это трудно принять - я был просто самым, что ни на есть, ребенком. Я всегда буду очень благодарен этой программе и той возможности, которую она дала мне. «Икс-Фактор» имеет такое огромное влияние на мою жизнь, и я без всякого стеснения признаю тот факт, что я обязан поблагодарить это шоу за то, что я в состоянии делать то, что делаю в данный момент в группе. Шоу предоставило нам этот шанс - да, мы воспользовались этой возможностью и очень усердно работали, чтобы максимально использовать ее, но «Икс-Фактор» открыл нам эту дверь еще в самом начале.

Так как я был молод и действительно еще довольно-таки неопытен, я узнал огромное количество всего в такой короткий промежуток времени. В некотором смысле, «Икс-Фактор» подготовил нас к самой жизни в One Direction. Как только мы начали продвигаться в шоу, много людей за пределами программы говорили, что мы определенно пройдем дальше на следующей неделе и, кроме того, что мы наверняка получим контракт. Со всеми этими вещами вы начнете чувствовать себя под слишком большим давлением, и если не будете осторожны, они могут просто свести вас с ума. К счастью для нас, вокруг было много хороших людей, связанных с шоу, которые удерживали нас от этого, позволяя нам обычно жить и поддерживая нас во всем каждую неделю. Они действительно хорошо помогали нам оставаться как можно более приземленными. Я помню, как один из продюсеров говорил нам: «Просто соберитесь, не слушайте все эти сплетни, гуляющие вокруг вас, продолжайте упорно работать и оставаться сосредоточенными на деле». И тогда, в тот момент, как только мы выбыли из шоу, мы почувствовали, что шумихи там было даже еще больше. Но из-за этого я только еще больше почувствовал, что мы были хорошо подготовлены к этому, и мы знали, как справляться с подобными вещами.

С точки зрения рабочей нагрузки, шоу было довольно-таки интенсивным, так что мы еще тогда привили трудовую этику к себе, которая в дальнейшем будет удерживать нас. «Икс-Фактор» всегда будет огромной частью нашей жизни независимо от того, что еще мы сделаем и чего добьемся, потому что с этого шоу все началось. И это даже не просто само шоу, я также должен поблагодарить всех, кто был связан с ним, за предоставленную им мне возможность - судей, экипаж, продюсеров, абсолютно всех. Много людей поверили в нас и дали нам все это. Без них и их невероятной тяжелой работы мы не были бы там, где находимся сегодня. Ни для кого не секрет, что я был довольно-таки эмоциональным, когда мы подписали наш контракт. На самом деле я нервничал все больше и больше каждый раз, когда мы встречались с звукозаписывающей компанией, это может быть довольно-таки пугающим местом, когда ты так молод, ведь там так много взрослых! Я знаю, это немного избитая фраза, но, будучи из маленького городка, это настолько культурно отличалось для меня. Ходить в большой и шикарный офис для встречи со звукозаписывающим лейблом в центре Лондона. Холмс Чапел - небольшой, типичный английский город. И вдруг я брожу вокруг этих отделений офиса звукозаписывающего лейбла и встречаю людей из каждого маленького уголка планеты, людей всех размеров и форм! Это было фантастически. После того, как вы проводите все больше времени там, вы понимаете, что все эти люди, как правило, действительно творческие и увлекаются тем же, что и ты - я мгновенно заинтересовался этим. Все еще возвращаясь в тот день, я нашел для себя то, что наблюдать за людьми в Лондоне - это очень интересно. Мне нравится это. Тогда, когда я не видел много людей за пределами моего родного города, это было просто нереально. Вот почему в офисах звукозаписывающего лейбла я всегда чувствовал, будто нахожусь на другой планете.

Был так много всего, что нужно было впитывать все в себя как губка, но это время было очень веселым и захватывающим, чтобы просто участвовать в этом.

Следующим препятствием для нас были поездки в Швецию и Лос-Анджелес для записи нашего дебютного альбома. Помню, как мы все были очень взволнованы в самолете. Я просто мотал головой и говорил про себя: «Я не могу поверить, что мы летим в студию звукозаписи!», и Найл сказал: «Швеция! Мы собираемся записываться в Швеции. Это нереально!» Ни у кого из нас не было опыта работы в студии до этого, так что это было еще одной большой частью, с которой мы должны были ознакомиться. В тот момент я понимал, что наша первая поездка в Лос-Анджелес, чтобы записать некоторые песни, была отчасти важной с точки зрения нашего первого альбома и определения нас в группу, в которую мы хотели, но, честно говоря, в то время я был настолько взволнован, что находился там, что я действительно не смотрел на это с рабочей стороны. На самом деле, я отчетливо помню, как проснулся в первое утро в этом восхитительном отеле и просто подумал: «Мы в Голивуууууде! (Это было началом особых отношений у меня с Лос-Анджелесом, о которых я расскажу вам больше чуть позже.) Оглядываясь назад, я думаю, что это было даже хорошо, потому что я бы чувствовал себя слишком под большим давлением, если бы я слишком много думал бы об этих вещах. Мне просто нравилось знакомиться со всеми этими новыми людьми, которые были настолько творческими и интересными. Все было действительно очень веселым.

В отличие от «Midnight Memories» (и в меньшей степени от «Take Me Home») мы не были вовлечены так много в написание песен для нашего дебютного альбома. На самом деле, я очень рад, что мы сделали это таким образом. Это был действительно хороший опыт для нас. Если бы мы сами попробовали бы писать для альбома, он не был бы хорош. У нас не было никакого опыта в написании, что уж говорить обо всем остальном... Мы бы просто застряли в этой точке. Мы говорили об этом всей группой все время. Однажды ночью я сказал: «Я ни в коем случае не собираюсь говорить этим парням, как мы должны петь по моему мнению!» Луи был довольно-таки тихим, а Зейн сказал: «У меня есть идеи. Они проносятся в моей голове, но я знаю, что мы должны слушать то, что они нам говорят». Мы все признали то, что эти ребята точно знали, что они делают.

Продюсеры были замечательными, и они знали, что это был лучший способ, чтобы сделать дебютный альбом для One Direction удивительным. Когда вы в таком молодом возрасте начинаете работать с авторами песен и продюсерами, которые написали все эти удивительные песни, а вы по сути вообще ничего не сделали в студии, вы, конечно же, не чувствуете себя до конца смелым, чтобы сказать: «А что если я спою эту вместо вот этой?» Вы не должны были бы говорить тем, у кого уже был миллион дебютных треков, как песня должна быть спродюсирована. Это было важно для нас - слушать и учиться, делать то, о чем нас просят, затем брать эти уроки в пример и пытаться повторить, а не сразу вдаваться слишком глубоко и слишком рано начинать самим писать песни.

Когда мы прилетели обратно в Великобританию, у нас был большой шок при виде такого большого количества наших удивительных поклонников в аэропорту. Это был важнейший момент для One Direction. Я помню, что когда мы ехали в аэропорт, кто-то сказал нам, что нас ждали множество поклонников там, но их слова: «Я думаю, что там есть довольно-таки много людей!» на самом деле не подготовили нас к тому, что мы увидели! Когда я впервые повернул за угол в здании аэропорта и увидел толпы, я сказал: «О, мой Бог, ребята, вы не поверите, на что я сейчас смотрю!» Это действительно был хаос, там было так много фанатов. В конце концов, нас сопроводили куда-то в сторону, и мы скрылись в паркинге, где-то в терминале, а потом нас затолкали в надлежащий фургон. Когда двери этого фургона закрылись, мы все просто в шоке посмотрели друг на друга, подождали минуту и все вместе сказали: «Это было впечатляюще!»

Это именно то самое слово. Это было самым впечатляющим опытом, который у нас когда-либо был.

Это на самом деле было для нас чем-то особенным. Мы встретили довольно-таки много поклонников в Швеции в момент нашей записи в студии, и они застали нас врасплох, так как это все было еще и в другой стране. Но Хитроу в целом был на другом уровне. Не столько, сколько с точки зрения публичности и внимания, которого мы получили. Просто это был самый впечатляющий опыт, который мы до сих пор имели. Я помню, что это оказало большое влияние на всех нас и нашу команду в целом. Фанаты кричали наши имена, пели строчки из наших песен, выкрикивали: «Мы вас любим!» Они были просто восхитительными. Вернувшись к тому, когда мы давали наши первые РА-шоу и первые автограф-сессии, это все было публично, и, естественно, мы были удивлены, что так много людей приходило на это посмотреть. Таким образом, я представлял, как много людей тратят время из своих жизней и проходят весь этот длинный путь в Хитроу - это было просто чем-то нереальным. Это то, за что я никогда не смогу достаточно отблагодарить фанатов.

К тому времени наш дебютный сингл был готов к релизу, и я испытал чувство ответственности, что эта песня была тем, что мы могли дать фанатами взамен на то, что они сделали так много для нас до и после «Икс-Фактора». Я чувствовал, как будто мы должны были заработать эту поддержку. И я до сих пор чувствую.

Нервы были все еще на пределе, когда мы впервые услышали «What Makes You Beautiful» на радио. Я помню, мы зашли в студию Radio 1, и все были так взволнованы. Скотт Миллс очень сильно поддерживал нас, и когда он нажал на «Play», он сказал: «Пожалуйста, пусть вам понравится это!» После того, когда песня заиграла, мы все просто помотали головами. Луи тогда сказал: «Это нереально!», сложив руки у себя на лице, а я просто прыгал вверх и вниз, подпевая словам. Повторюсь, это было просто нереально!

Тогда по дороге домой из станции они включили ее снова, когда мы уже были в машине. Нам всем очень нравилась песня, но когда вы делитесь ею, вы чувствуете себя настолько уязвимым, ты прямо чувствуешь, как сам выставляешь себя для критики. Это было определенно очень напряженным временем для нас, и мы были так рады, что людям она понравилась. Когда нас признали номером 1, это было так безумно и вообще за пределами наших самых смелых ожиданий. Я помню, когда наше руководство сказало нам, что мы возглавили первое место, я просто мотал головой и говорил про себя: «Это безумие!» И она понравилась не только девушкам! Было даже несколько парней, которые говорили, что им нравится эта песня. Как я уже сказал о Швеции, мы все еще привыкали к поклонникам в Великобритании, поэтому, когда мы делали «Bring 1D To Me» (акция, которая проходила в четырех европейских странах в течение четырех дней) – это казалось совершенно нереальным. Я помню, как я сказал ребятам: «Как эти люди вообще знают о нас?» Я на самом деле подумал про себя: «Почему мы вообще собираемся в Европу?» Мы на самом деле не понимали, что происходит, но то, что говорили люди и медиа о группе, продвигалось так быстро, что чуть ли не выходило из-под контроля. Как группе нам действительно повезло, что мы живем в такое время, когда медиа может позволить многим людям узнать о нашей музыке за такой короткий срок. По сравнению с тем, как музыкальная индустрия работала 50, 20, даже 5 лет назад, влияние социальной медии (соц. СМИ) было огроменным. Я должен сказать, что медиа не создает себя сама. У нас была эта армия поклонников в Твиттере и в Фейсбуке, которая просто постоянно размещала что-либо. Скорость того, как новости о One Direction распространялись по сети, была невероятной. Мы были так признательны им за это. Мы знали, сколько энергии люди вложили в эту группу и до сих пор вкладывают. Это никогда не останется недооцененным.

Захватывающие новости все приходили и приходили. Столько сумасшедших вещей происходило. Ко времени релиза нашего дебютного альбома, мы знали, что у нас были восхитительные фанаты, и у нас были большие надежды на последующие записи. Но, чтобы видеть твой хит, который занимает второе место в Великобритании и даже на один выше во многих других странах, было трудно принять, если быть честным с вами. Я был 17-летним ребенком. В то время это просто не помещалось в моей голове, потому что это действительно не равнялось с прежним мной. И по-прежнему не вмещается, если уж быть совершенно откровенным с вами. Мы всегда хотели продолжать продвигаться и были амбициозными в продвижении следующих вещей. Могли признать, как удивительно это было, но тогда у нас действительно не было времени, чтобы позволить достижению обладать нами. Мы просто должны были продолжать двигаться. Так что это было вроде того, что мы признавали это невероятным и удивительным, но мы никогда не чувствовали, что у нас есть время, чтобы сесть и сказать друг другу: «Боже, мы номер один!» Это было так: «Парни, увидимся в 5 часов в автобусе. У нас запланировано радио-интервью, затем фотосессия, ну а потом...»




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.