Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Бонус. Tour Book Remake. 8 страница



Вернемся в Донкастер. Я наслаждался временем, когда был участником небольшой группы, выступая на различных городских мероприятиях, в которых участвовал; помимо этого я получил несколько маленьких ролей в таких шоу, как «Fat Friends» и «Waterloo Roads», каждая из них воодушевляла меня продолжать дальше заниматься вещами такого рода. Каждый раз, когда мой успех оставлял желать лучшего, я становился только более напористее, подливая масла в огонь. Я говорил: «Я просто люблю выступать, мам. Я хочу продолжать заниматься этим так долго, как только смогу». Я действительно наслаждался, когда находился на сцене. Я был настойчивым в этом плане и наблюдал, как мир давал мне возможность быть замеченным не только в местных краях.

Это были мои мысли перед тем, как я пошел на «Икс-Фактор». Как вы знаете, я провалил первое прослушивание в 2009 году, но, если честно, это отказ только сделал меня более решительным на пути к своей цели. Когда я вернулся в следующем году, то я был готов отдаться полностью. Разочарование того года было забыто, даже скорее оно дало мне неплохую мотивацию. Очевидно, ты стоишь в очереди несколько часов перед шоу, в это время разговариваешь с другими людьми, некоторые из которых спрашивают, почему я здесь. Я всегда отвечал: «Я хочу услышать мнение Саймона, хочу знать, что он думает о моем голосе, обо мне и есть ли во мне вообще что-то». Однажды я проходил предварительное прослушивание и слышал, что он должен был сказать обо мне - действительное весомое мнение относительно того, что мне не следует продолжать.

По мне, весь «Икс-Фактор» пролетел мимолетно. Это был невероятный опыт, но приходится приложить немало усилий, чтобы вспомнить все то множество событий, которые произошли со мной за короткий промежуток времени. Это период в моей жизни был потрясающий. Когда я пытаюсь думать о доме, о тех вещах, которые происходили, то вспоминаю некоторые из тех моментов, но я знаю, что забыл очень многое! Если бы я был ребенком, который заинтересован в том, чтобы пойти на «Икс-Фактор», я бы посоветовал именно это шоу, потому что нет ничего лучше, что люди могут предложить в этой сфере. Я был просто ребенком из маленькой школы. Я рискнул - и вот, где я сейчас. Так что, если это могло случиться со мной...

Я буду с вами честным, были моменты на «Икс-Факторе», когда для меня всё было не так круто. Очевидно, что каждая неделя в шоу записывается заранее, так что я говорил всем друзьям, что прошел на живые выступления в составе новой группы. Проблема была в том, что проходили недели после прослушивания, а меня нигде не показывали! Я могу сказать, некоторые люди думали, что я просто валяю дурака. Потом, наконец-то, в последнюю неделю в Манчестере они показали Гарри. Я подумал: «Наконец-то, это значит, что и меня тоже!» Но этого не случилось. Я был смущен и предположил, что все подумают, будто я трачу попусту время. Несколько моих приятелей забронировали билеты до Малагуфа и дразнили меня за то, что я посещаю буткемп чаще, чем отдыхаю. Мне было на это всё равно, они просто тратили время зря, серьезно.

В течение буткемпа они меня едва показывали; по крайней мере, это было уже тогда, когда нас собрали в группу. И даже в этом случае я смотрел и размышлял: «Все будут думать, кто этот ребенок, который появился ниоткуда с этой шапкой на голове?» Это было странное время: я был очень взволнован, поскольку стал участником One Direction, но в это же время меня практически не показывали на шоу, и я переживал из-за мнений людей.

Если я думал, что очень нервничал перед предыдущими шоу, то ошибался: ничто не сравнится с чувством, когда меня исключили из мужской категории, а затем вернули, но уже как участника группы. Я говорил о самых важных моментах в моей жизни много раз, но добавлю, что тот случай, когда я был исключен, а затем получил второй шанс - та возможность, в которой мой настойчивый характер нуждался. Эта было фантастическое предложение, и я был обеими руками «за». Все было так волнующе, этот второй шанс, я знал, что должен был усердствовать - делать все возможное, продолжать стараться, как бы сказала моя мама. Я стремился к тому, чтобы отдаваться полностью этой неожиданной удаче, которая подвернулась мне.

«Икс-Фактор» - ошеломляющий опыт, и мы, молодые ребята, пытались впитать все то, что там происходило с нами. В общем, это очень нам помогало, а особенно улучшило наши взаимоотношения. На шоу все было очень напряженно, и я подумал, что группа не сможет работать, если мы не наладим отношения. Но мы сделали это. Наша группа начала формироваться в то время, когда мы находились в доме Гарри, и связью, которая образовалась между нами тогда, мы наслаждаемся и по сей день. Тотчас я был удивлен, как спокойно мы общались друг с другом, хотя, наверное, болтали раз 10 перед тем, как отправиться в дом. Мы оставались там несколько дней, и создавалось такое впечатление, что ты общаешься со своими старыми друзьями. Мы играли в PlayStation, валяли дурака, смотрели телевизор и просто смеялись. Я видел это начало и то, как много мы смеялись, и все то время у меня было ощущение, что под этим что-то скрывается. Я не уверен, что называл бы это искрой, но в этом на самом деле что-то было.

Я помню, как мы записывали наши песни. После того, как завершилось шоу, мы впервые отправились в офис «Syco», и он очень отличался от того, каким я его себе представлял. Я не уверен, что я ожидал увидеть, если честно. Может что-то сумасшедшее или связанное с шоу-бизнесом, но это оказался просто милый офис. Уверяю, все и сейчас довольно круто. На стенах висели «золотые диски» известных артистов, так что офис не смотрелся тусклым! Я говорил: «Посмотрите на это, парни! Они сделали этот альбом и этот!» Повсюду были хиты!
Мы вошли, смотря на все с широко открытыми глазами, в офисе у нас была встреча, мы подписали сделку и вскоре ушли. Прошло немало времени с тех пор, как я смог в точности оценить этот ВАЖНЫЙ момент в моей жизни. Все, что происходит с нами с первого дня - безумные, невероятные, сумасшедшие моменты, и я думаю, что должен распределять для себя, о чем стоит думать, а что нужно поставить на задний план.

Записывать наш первый альбом было очень интересно, потому что этот опыт был наполнен новыми «впервые» для некоторых из нас. Для начала, даже полеты в разные страны были тем, что не каждый из нас делал. Я летал на самолете, когда мне было 4 года, но по большей части я бывал только каждый год на праздниках во Франции, и даже тогда мы добирались на пароходе. Я никогда не бывал в таких местах, как ЛА. Этот мир был довольно далек от моего дома, очевидно. Несколько моих приятелей были в Диснейленде во Флориде, но мы туда не ездили, когда я был ребенком. Поэтому вы можете себе представить, что ЛА было чем-то вроде шока в сфере культуры для 19-летнего парня из Донкастера.

Это было просто невероятно, блаженно, и я чувствовал себя достойным находиться здесь. Наш отель был намного шикарнее, чем в котором я когда-либо останавливался, и я был взволнован тем, что если все пойдет так же хорошо, то таких вещей в моей жизни будет больше. Я говорил всем парням: «Если с группой будет все хорошо и мы будем стараться, то такого рода вещи начнут присутствовать в нашей жизни». Несмотря на все сумасшествие вокруг нас и все трудности, я иногда вспоминаю определенные события: я четко помню то чувство осознанности, что мы должны усердно работать и пользоваться возможностью, которая была дана нам.

ЛА был сумасшедшим, но Хитроу выглядел более чокнутым, когда мы приземлились обратно. К счастью для нас, раньше мы видели фанатов около студий и отелей, их было сто, иногда даже двести, так что мы ожидали увидеть несколько лиц в аэропорту. Но то, что встречало нас, было похоже на массу людей, на свихнувшееся море поклонников. Я подумал: «Иисус, это все реально?» Мы никогда не видели ничего подобного прежде, но сам факт, что это произошло в Англии - имело большее значение. Я помню, что с меня за рукава стащили толстовку, и я просто бросил ее, сказав самому себе: «Беги», и потом полицейские сказали: « Ребята, сюда, забегайте сюда!» Нас поволокли в маленький офис, но все фанаты окружили его, стучали по стенам и дверям. Это было очень напряженно. В итоге мы нашли путь и вышли оттуда, а затем сидели в полицейском фургончике и смотрели друг на друга. Вы бы видели, мы были шокированы и наши лица говорили сами за себя: «Что за чертовщина сейчас произошла, ребята?» Оборачиваясь назад, понимаешь, что это был первый раз, когда такая истерия могла выйти из-под контроля. Это просто сломало систему.

Эти ранние записи в студии были, так сказать, странным контрастом. Вообще, я уверенный в себе парень и наслаждаюсь этим приятным чувством, когда приобретаю опыт. Итак, это может увидеть вас, но помимо всех этих невероятных событий, которые просто захлестывали группу практически каждый день, а иногда каждый час, я боролся с такими вопросами, как уверенность в себе. Как я и сказал, это может казаться странным, слышать такое от того, кто известен своей уверенностью, а она у меня есть, я признаю это, но я буду просто честным с вами. Дайте мне объяснить.

За весь «Икс-Фактор» у меня не было соло. Как вы знаете, я люблю быть в центре внимания - и не возражаю, когда такое происходит. Так что быть тогда самым крайним было сильным ударом для тех, кому с самого начала нравилось, когда люди проявляли интерес к его натуре. В течение шоу мы выступали, а затем становились перед судьями. Они говорили о нашем вокале или еще о чем-то, но я просто слушал Шерил или Саймона, или еще кого-то, думая: «Это действительно говорят мне, да?»

Когда мы записывали наш первый альбом, то ситуация ухудшалась, если честно. Очевидно, первые записи в ЛА и Швеции были волнующие, манящие. Я никогда не был прежде в звукозаписывающей студии; когда мы пришла туда, то для меня это было довольно пугающим. Уверенности в моем вокале у меня было намного меньше, чем у других ребят из группы. На самом деле, иногда я был в ужасе, а уверенности во мне было ноль. Все так неопределенно: ты заходишь в студию с профессиональными продюсерами, которых никогда раньше не встречал, и они такие: «Окей, Луи, пой!» Я немного боялся, но благодаря моей уверенности в себе, я прошел через это. Но было что-то посерьезнее помимо нервов.

Я буду здесь с вами искренним и честным. Тот период был для меня реально тяжелым. Безусловно, я был доволен тем, что состоял в группе и имел такую потрясающую возможность, но в то же время мне приходилось бороться. Потребовалось некоторое время, чтобы я смог найти место в One Direction. На самом деле, давайте начнем с того, что я вообще не понимал, почему я нахожусь в группе. Поначалу это съедало меня. Непростое время. Я могу сказать, что это был один из моих самых сложных периодов в One Direction. Было реально трудно - такое ощущение, будто у тебя нет цели, и мы как бы все за одно, но, на самом деле, я не был тогда еще частью всего этого. Я чувствовал себя очень уязвимым.

В конечном счете, я решил делать то, что задумал с самого начала - быть настойчивым. Я стремился работать усерднее, продолжал выкладываться и уверил себя в том, что стал неотъемлемой частью творческого и коммерческого успеха группы. Возможно, это не случилось, пока мы не стали записывать второй альбом, когда я стал чувствовать себя более увереннее в отношении моих вокальных данных. Ребята очень мне помогали, они повышали мою самооценку, подбадривали меня и поддерживали на протяжении всего пути. «Круто, Луи, это было замечательно, твой голос звучал потрясающе в этой песне». Это невероятно помогало.

Возвращаясь назад на тот ранний этап, то невольно задаюсь вопросом, как эта ситуация помогла мне, ведь я стал работать усерднее, чтобы доказать, что я заслуживаю быть в группе. Все эти сомнения заставляли меня только тренировать вокал больше и больше и отстаивать все это дело. Я чувствую себя счастливчиком из-за того, что у меня был опыт такого рода, и я смог пройти через этот тяжелый период. Сейчас я так же тружусь и наслаждаюсь тем, что вношу большой вклад в успех группы.

Перед тем, как вы начнете меня жалеть, дайте мне сказать, что помимо всех моих сомнений по поводу вокала, те первые деньки в группе были самыми безумными. У нас были публичные выходы, концерты в небольших клубах, а потом тур с «Икс-Фактором» - это было просто сумасшествие. Тесное знакомство с парнями, все, что на нас наваливалось каждый день, это было очень волнительно.

Все становилось безумнее, и безумнее, и безумнее. У нас вышел первый сингл «What Makes You Beautiful», который ставили на Radio 1, он сводил нас с ума, особенно, когда мы слышали его по радио в нашей машине, возвращаясь со станции домой. Я очень хорошо помню, как сидел в машине, тряся головой, и говорил: «Это на Radio 1, ребята, на Radio 1, это безумие!» Сейчас такое ощущение, будто этой песне миллионы лет, текст песни представляет совершенно другой этап в нашей жизни, нам было по 17-19 лет, помню, как стоял и записывал песню; до сих пор это очень хорошая попсовая песня. Музыка очень захватывающая, и слова песни приходятся по душе нашим фанатам. Я думаю, она просто кажется настоящей, не слишком искусственной, хотя мы даже особо не вложили ничего творческого во время самой записи. Это не был конец, «What Makes You Beautiful» стало нашим началом. Когда песня оказалось номером один в чартах, мы уже знали, что нас ждет сумасшедшее будущее.

С тех пор на нас сваливалось все больше и больше. Конечно, я хотел бы думать, что мы работали усердно и играли свою роль - эти первые волнительные публичные выходы и все остальное промо не сделались бы сами собой - но я также признаю не малую роль СМИ в том, что происходит. Нет сомнений, что без этого наша карьера даже близка бы не стояла там, где она сейчас. СМИ дали нам огромное преимущество. Благодаря успеху, которого мы достигли, нас упоминали наряду с известными людьми в мире музыки, и, вне сомнений, мы сильно старались для этого. Я понимаю, насколько трудно было в те годы таким группам, как The Beatles. Им приходилось многое сделать, чтобы дать концерты по всему миру, потому что тогда не было социальных сетей. Мы должны были поддержать шумиху вокруг группы в СМИ, и мы приняли решение сделать это, давая как можно больше концертов. Это было очень тяжело.

Сообщить об этом как можно быстрее можно было с помощью Твиттера, Фейсбука, Инстаграма и прочего. Мы должны были научиться давать собственные концерты и делать интервью. Нам нужно было сделать так, чтобы люди узнавали, понимали и любили нас. Нам нужно было удержаться, потому что поп-индустрия - очень непостоянный бизнес. Знаете, всегда есть шанс, что существует еще один бойз-бэнд, прямо за углом, поэтому мы все решили действительно попотеть, чтобы убедиться в том, что останемся на высоте. Я использовал это при разговоре с ребятами, когда мы остановились, чтобы немного передохнуть. Я сказал: «Нам просто надо продолжать в том же духе, ребята. Это наш шанс. Мы должны идти дальше». Они все согласились со мной, потому что чувствовали то же самое.

Может быть это то, что нам удалось сохранить с самого детства. Я не уверен, что мы когда-либо относились к происходящему серьёзнее, чем тогда; мы должны были потрудиться, чтобы что-то слепить из этой группы, выстраивая кирпичик за кирпичиком. Мы знали, что нам невероятно повезло, так что мы были в долгу перед процессом, благодаря которому у нас всё получилось. Я всегда думал о том, что нам просто так не досталась бы эта возможность, если бы мы не работали так сильно. Эта возможность такая огромная. Есть так много людей, ради которых я выложился бы на все 100%.

К примеру, мы провели конкурс «Bring 1D To Me» для фанатов, который завершился для нас посещением четырёх европейских стран за четыре дня. Это было просто сумасшествием, но как можно быть не в восторге от всего этого? Мы все такие: «Давайте продолжать в том же духе! За дело!» Кроме того, мы действительно не воспринимаем это, как работу.

Безусловно, мы потратили много времени, но, по сути, в тот момент, мы занимались промо и давали интервью, будучи самими собой, так что это было не так уж и трудно. Однажды, когда я сидел на одном интервью и наблюдал за тем, как парни перекидывались шуточками в адрес друг друга, я вдруг понял, почему люди находят это милым и весёлым. Было ясно, что мы нашли общий язык друг с другом и могли общаться с каждым индивидуально, но когда мы были все вместе, было чувство, словно даже в комнате становилось светлее.

Кульминацией всего этого стал наш дебютный альбом, который стал номером 2 в Великобритании и номером 1 в 17 других странах в то время, как мы выпускали промо и давали концерты. Это было просто сумасшествием для меня. Я только и думал о том, что мы могли бы сделать для Родины моей – Великобритании, и о том, где я мог бы ещё преуспеть и помочь.
Когда мы были за рубежом - это даже как-то не пришло в мою голову, хотя мы делали пресс-туры. Оглядываясь назад, это всё же был первый раз, когда у нас возникло ощущение, что мы можем как-то помочь этому миру. Это был тот самый сигнал, когда я вдруг понял всю масштабность возможностей группы. Я просто не мог перестать думать об этом.

Вы можете сказать, что это было довольно наивно, и я не могу с вами не согласиться. Если быть честным, я думаю, что на том этапе времени мы все были очень наивными. Поэтому мы просто продолжали плыть по течению. Кто-то сказал: «Вы должны объехать четыре страны Европы за четыре дня», и мы такие: «Хэй-хэй, звучит безумно! Давайте сделаем это!» И затем они сказали: «Смотрите, ваш альбом номер 1 повсюду, вы должны отправиться в путь!», и мы бы такие: «Отлично! Где тур-автобус? Соберёмся кучкой и вперёд с песней!»
Я увидел в нас кучу энергии, позитива и то, как легко мы могли заразить этим остальных, что поистине было очень здорово.

 

Первый тур был по Великобритании был просто восхитительным. Было мудрым решением выступать в театрах, а не на стадионах. Мы хотели, чтобы опыт приходил со временем, и мы могли бы постепенно учиться. Да, в туре с «Икс-Фактором» мы иногда выступали на стадионах,
что дало нам почувствовать всю масштабность, но тогда мы выступили только с 4 песнями, и поэтому нам определённо нужно было начать с театров, чтобы постепенно встать на ноги самостоятельно. Сразу перепрыгнуть и выступать на стадионах было бы идиотизмом. Думаю, мы бы научились, но всё-таки выступать с туром в театрах было лучшей идеей, чтобы начать наш путь.

В том туре мы очень много смеялись, с каждым днём всё больше и больше. Мы постоянно говорили: «Наши фанаты просто нереальные!» Нам так повезло - иметь таких удивительных фанатов, которые спустя только времени всё ещё с нами. Тогда каждый день происходило столько всего, что легко было просто сойти с ума, но как я ранее упоминал - я всегда стараюсь не думать слишком много обо всём, что происходит. Я не вижу смысла в полном анализе происходящего.

Я наслаждался каждым моментом, проведенным с 4 другими парнями. Я чувствую себя менее напряжённым, чем раньше - обсуждая с кем-то разные темы, обмениваясь идеями и просто возясь с чем-то. Как оказалось, мы очень быстро смогли найти динамику в группе - мы все каким-то удивительным образом знали, когда одному из нас требовалась немного взбодриться или же наоборот - нужно было личное пространство и время.


Оглядываясь назад, я понимаю, что это довольно круто, ведь мы были ещё совсем детьми. Тогда, как и сейчас, мне, конечно же, безумно нравится наше товарищество и эти подшучивания друг над другом. Я часто задаюсь вопросом: как сольные артисты держатся в дороге? Я всегда так и говорю во время туров: «Не представляю, как сольные артисты справляются с одиночеством! Это за пределами моего понимания!»

Если мы думали, что те первые дни в Великобритании были просто сумасшедшими, то глубоко ошибались, ведь они оказались ничем - лишь затишьем перед бурей - по сравнению с тем моментом, когда мы прибыли в Штаты. Мы подписали контракт с американским лейблом примерно в то же время, когда наш дебютный сингл вышел в Великобритании, и затем должны были остаться в Штатах до февраля для начала первого тура, на котором мы были на разогреве у Big Time Rush.


Хоть в Великобритании группа пользовалась большой популярностью, наши ожидания в США были гораздо скромнее. Мы были обсуждаемы в социальных сетях, но это не давало гарантии. По крайней мере, мы так считали. Перед туром Big Time Rush у нас было обсуждение по поводу управления наших ожиданий и подготовки к возможному разочарованию. Перед тем первым шоу в Штатах у нас был серьёзный разговор с нашим менеджментом. Они сказали: «Слушайте внимательно, это вам не Родина - мать. Большинство людей будут там только ради Big Time Rush, и они не будут знать все ваши песенки наизусть. Возможно, и запомнили пару синглов, но готовьтесь к довольно слабому приёму. Это реальность».


Когда мы вышли на сцену первый раз в качестве разогрева - весь зал взорвался. В некоторые моменты мне просто хотелось обнять каждого из парней и сказать: «Ты можешь в это поверить?» Мы были настолько изумлены происходящим. Приём был в 10 раз лучше, чем мы вообще могли себе представить. Нет, в сто раз лучше! Это была просто поразительная реакция. Это даже было немного неловко, ведь мы же выступали всего лишь в качестве разогрева у Big Time Rush. К слову, они - отличные парни, очень усердно работают. Так уважительно отнеслись к каждому из нас, настоящие джентльмены.

После первых хорошо прошедших концертов я спросил у парней: «Может ли быть такое, что все наши фанаты из разных уголков штатов каким-то образом смогли приобрести билеты на первые два шоу?» Но третье, четвёртое, пятое наше выступление сопровождалось сумасшедшей толпой. Для нас это был словно рассвет, ведь каждое наше выступление проходило просто безумно. И тогда я подумал: «Эй, может быть нам стоит выступить и в Америке с отдельным концертом?» Мы чувствовали, что что-то важное для нас произойдёт в Штатах. «What Makes You Beautiful» попала в «Топ-30», что было просто отлично. Если честно, многие поп-группы выпускали отличный сингл, но после выхода альбома бесследно пропадали с чартов. Так что мы наслаждались тёплым приёмом как могли и старались сохранить равновесие. Мы повторяли: «Работать, работать и ещё раз работать. Просто так ничего не даётся. Не останавливаться!»

В какой-то момент я осознал всю разницу в жизни до One Direction и после. Я знаю, я сказал, что мы все в то время были слишком наивные - и это чистая правда, но были определённые моменты, когда нужно было сделать шаг назад и задуматься о реальности происходящего. Один из таких моментов произошёл на «The Today Show» во время выхода нашего альбома. Это было очень масштабно, нас транслировали по телевизору для большей шумихи. Мы думали, что дела идут довольно неплохо, но после шоу - БУУМ!

Этот день стал одним из самых лучших дней, которые когда-либо у меня были. Я чувствовал себя нереально, находясь в Нью-Йорке, в окружении стольких людей. А все эти высокие здания и всеобщая истерика. Настоящее сумасшествие. Было очень трудно принять происходящее, но я думаю, что мы хорошо поработали и показали отличные результаты. Когда так много людей приходят просто ради того, чтобы увидеть тебя - ты не можешь просто осмыслить размер/масштабность толпы.

Перед шоу один из работников сказал что-то типа: «Мы догадываемся, что этим утром на шоу будет много народу», и он не ошибся! Там были тысячи и тысячи фанатов. Когда впервые видишь 200 человек на своём концерте - это одно, а тысячи - совсем другое. Это довольно трудно переварить и невозможно сфокусироваться на чём-то другом. Я пытался разглядеть людей в каждой зоне. Фанаты приложили все возможные усилия, чтобы увидеть нас и поэтому я хотел вовлечь в наше шоу каждого. Люди в самом конце имеют такое же право чувствовать себя вовлечёнными, как и те, что рядом с нами, и если я могу сделать что-то, хоть и таким способом - я попытаюсь. Улицы Нью-Йорка рядом со зданием, где проходило «The Today Show», просто дымились от количества людей. Стоял гул. Я думаю, что мы осознали всю масштабность происходящего именно тогда, когда шоу закончилось и нам показали его запись. Вот так денёк!

Проснувшись следующим утром, нам опять пришлось поторопиться. У нас никогда не возникало чувство, будто мы где-то задерживаемся. Мы хотели работать и добиваться успеха, и чем больше мы получали - тем больше хотелось. Таким образом, возвращаясь к теме о ранних днях группы: мы были еще совсем детьми, и я думаю, что наша наивность и была нашей силой.
Примерно в то же время, когда мы осознали происходящее, наш альбом стал номером 1 в Штатах. Я закрепил всё это, сказав: «Ну что, ребят, мы отлично справились в Америке». Изначально мы обсуждали перспективы альбома, и я сказал: «Когда альбом войдёт в двадцатку - будут счастливые деньки». А потом мы все предсказали собственный альбом, я не вру. Где-то через неделю продажи сильно поднялись, и я такой: «У нас есть серьёзный шанс стать номером 1 здесь, ребят».

 

Для нас это было как красная тряпка для быка. Мы продолжали мчаться, умножая свою нагрузку. Я часто использовал фразу: «Хорошо. Давайте сделаем сегодняшний день, поработаем. И завтра тоже. И вообще в любой другой день». Каждую свободную секунду мы делали промо. Было чувство, будто мы выполняем какую-то миссию. Услышать потом о том, что мы заняли первое место, было просто нереальным.

Я знал о The Beatles, о всех этих глупых сравнениях с ними. Меня по-прежнему раздражает это, потому что они были слишком хороши и круты по сравнению с One Direction. Я всегда говорю: «Прекратите! Будьте реалистами!» Слышать об этом действительно смешно. Я слишком уважаю The Beatles. Вы не должны сравнивать нас с ними, у нас совсем разные уровни.

Да, безусловно, мы достигли чего-то особенного, уникального, как выяснилось, для британской группы. Помните, как мы были обычными подростками, которые стояли в очереди на шоу? Поэтому, когда мы слышим о всех этих рекордах, в наших головах это не укладывается. Ни одна другая британская группа не дебютировала под номером 1 в США. Ни одна. Но все же, это было довольно странно, когда люди на одном дыхании говорили о нас, как о легендах.


С альбомом номером 1 в Штатах дальнейшая нагрузка, которую мы получили во время североамериканского и австралийского тура в этом году, просто не сравнится ни с чем. Эти два месяца были очень утомительными, но ВАУ! Какой удивительный опыт мы получили. Конечно, были времена, когда один или несколько из нас сильно уставали, скучали по дому и чувствовали себя опустошёнными, но это быстро проходило. Парни всегда здесь, чтобы забрать весь негатив и вернуть улыбки на лица друг друга. И мы хотим стать ещё ближе, чем есть на данный момент. Я просто влюбился в этот тур.

Тем летом мы также побывали на Олимпиаде, выступление на которой действительно дало нам большое преимущество. В основном я помню только подавляющее чувство гордости. Я всегда считал удивительным то, что мы делаем в One Direction, но как футбольный фанат, я думаю, что футбольная форма Англии была просто невероятной. Это должно быть лучшее чувство - петь на Олимпийских играх, тем самым представляя Великобританию. Это была большая честь.

И как большинство значимых моментов группы, закрытие Олимпийских игр закончилось очень быстро. Мы сделали саундчек днем ранее, и у нас появилось время после обеда для себя, чему мы были собственно рады. Мы просто бродили вокруг, и нам с Лиамом стало скучно, поэтому мы сказали: «Мы на Олимпийском стадионе, пойдем и осмотримся!» Мы прокрались и решили выполнить странную миссию по раздражению нашего тур-менеджера Пола, который по натуре беспокойный человек. Мы сфотографировались на всех точках стадиона и за кулисами, где мы должны были быть на самом деле, выслали ему наши снимки, где мы веселимся. Нам удалось пробраться на водное поло без билета, посмотреть большую часть игры и даже вернуться с чужой одеждой (женщина, которая работала в Mercedes, дала нам свою кепку и жакет). Глупо и незрело? Абсолютно!

Когда тебя приглашают выступать на Олимпийских играх, ты, конечно, знаешь, что кто-то там считает вас признанными, или, по крайней мере, группой с последователями (поклонниками). Это неоспоримо, но я до сих пор не вижу, насколько мы квалифицированы. Я никогда не хотел быть знаменитостью. Для меня быть знаменитым и быть знаменитостью - две совершенно разные вещи, и персонально для меня я ничего не хочу делать для того, чтобы называться знаменитостью. Твоя цель: тебя должны уважать за то, что ты делаешь, а не за то, какие вечеринки ты посещаешь. На самом деле я не встречал столько много знаменитостей, но достаточно. И эти вечеринки могут быть настолько фальшивы. И эта странная штука, когда ты посещаешь их, где каждый думает, что они автоматически друзья, только потому, что все они знамениты. Меня просто передергивает от всего этого. Я просто пытался быть – мы все пытались - настолько нормальным (обычным), насколько это можно было в пределах нашей необычной работы. Ты не должен позволить славе изменить тебя.

Церемонии награждений всегда дают тебе странные отблески этой «знаменитой культуры». Я никогда не чувствовал себя комфортно, пребывая на них, если честно. Нас бросали на довольно-таки «громкие» церемонии, даже на ранних стадиях. Например, когда мы впервые пошли на VMA, я был такой: «Я никогда не слышал о них». Зейн тоже не слышал. Сейчас это кажется сумасшествием, но я просто пытаюсь быть честным. Большинство из этих церемоний награждений просто большие корпоративные мероприятия, наполненные руководителями и знаменитостями, которые пришли полюбоваться на себя. На них не так уж много разговоров, ты просто смотришь на каждого и киваешь в знак признания. Это все как-то не реально. Мы пришли на одну церемонию награждения в 2013 году, и Рианна была буквально прямо перед нами. Мы были очень впечатлены! Мы были такие: «Эй, смотрите, парни. Здесь Рианна!» Это не потому, что мы думаем, что мы не достойны быть здесь, просто мы до сих пор чувствуем себя не в своей тарелке на таких мероприятиях, как новички в школе. Кто-то сказал мне, что Рианна часто смотрела на нас, но я в этом сомневаюсь!




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.