Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

По улицам белого листа



В ушах у меня полным составом поселилась группа – Nirvana.[14] По другую сторону накладных наушников разговаривали шелестом между собой берёзы в берёзовой роще; на небе светило солнце яркими лучами. Я направлялся к озеру Онтарио, точнее к веранде, где мы вместе с Джинни на прошлой неделе кружились в танце под спокойную композицию классика.

Меня позвал Кей, он рассказал, что успел написать пару строк для песен. Я в ответ объяснил ему, что это уже ни ему, потому что Фестиваль перенесли на год, рассказал ему о книжке. Он ответил, что ему очень жаль, но было бы неплохо подготовиться заранее, чем бездельничать двенадцать месяцев.

Друг попросил меня аккомпанировать ему, создать

шума, пока он будет исполнять свой лит-продукт. Поэтому с собой я взял гитару, что сейчас была в чехле и весела ремнём через плечо. Встреча была назначена на семь вечера, я решил выйти пораньше, чтобы написать побольше пока есть свободное время.

Воздух, нависший над Портлендом, прогрелся до тридцати градусов, не меньше! Духота заставила меня приняться за Кока-Колу в поллитровой стеклянной бутылке, что уже заскучала в моей правой руке, а крышку я посеял видимо по дороге, когда размахивал руками в такт любимым темам одной из любимых рок-групп.

Даже сень высоких деревьев не спасала от изнуряющей жары. Последние капли, охлаждающего напитка последовали в моё горло.

- Ну, вот... – расстроено произнёс я, посмотрел через горлышко на днище бутылочки. – Все запасы моей спасительницы-колы исчерпаны.

Рядом с одной из стоящих в роще скамеек располагался мусорный ящик, туда и последовала не нужная бутылочка.

Из левой в правую руку перекачивала ручка, несущая за собой чехол с ноутбуком внутри, так же в этом «прямоугольничке» нашлось место и для конверта со снимками, что был подарен мне Пульей. Я подумал: а почему бы и вам не поучаствовать в работе? Поэтому и потеснил конверт вместе с компьютером.

Пена била порог вымощенного мелким камнем берега, рассыпая брызги в разные стороны, а я уже добрался до назначенного места встречи. Где-то посреди береговой линии была установлена безопасная качель, на ней сидела девочка лет семи и ловила мелкие брызги босыми ножками. Неподалёку за ней присматривал мужчина не старше двадцати восьми – отец девочки.

Мужчина был в кофте в тон своим чёрным волосам, что слетали в разные стороны при каждом новом порыве холодного ветерка долетевшего до них с озера; ноги были под защитой штанов-труб на коричневом ремне

- Сабина, нам нужно идти! Мама заждалась дома! – окликнул мужчина маленькую дочку.

- Да, папочка, – ответила послушно Сабина.

Девочка в мешковатых шортиках бежевого цвета и рубашке со старым мышонком Микки дождалась, пока остановится плывущая, вздымающаяся над землёй качель и, приземлившись прыжком на каменный ковёр, она подбежала к отцу, взял за руку и улыбнулась.

- Придём сюда завтра в это же время хорошо? – присев на корточки молодой мужчина поинтересовался у дочки.

- Хорошо, - ответила девочка с двумя короткими косичками, забранными в резинки – алого и тёмно-фиолетового цвета.

Но на секунду мне показалось, что на лице маленькой девочки проскользнула обида, подобная той, что бывает у детей, когда лишаешь их удовольствия, полакомится последней шоколадной конфетой, упакованной в яркий шуршащий фантик.

Отец и дочка за руку ушли с берега, скрылись за первыми домами улицы Крист-стрит, что была неподалёку от озера.

Ноутбук уже достаточно отдохнул с последнего рабочего дня, и сейчас он снова вышел наружу из дома. Дисплей засветился яркой заставкой, а электронные часы в правом нижнем углу дали знать, что уже пятнадцать сорок дня. Батарея ранним утром при помощи специального устройства была заряжена до максимума.

Солнце было всё ещё ярким, но это было не страшно, так как все лучи были устремлены на крышу веранды. Поэтому я мог не переживать, никакой дискомфорт мне мешать творить, создавать что-то прекрасное не будет!

Строка за строкой бежали, наступая, словно спринтеры, наступая друг другу на пятки не останавливаясь. Позже, когда мне хотелось обдумать ту или иную фразу из диалога главных героев книжки без твёрдой обложки.

Слова-спринтеры достигли финиша первой главы, тем самым минув первый круг, расстоянием в двадцать две, может три страницы.

Щёлкнув костяшками пальцев, и поменяв трек в mp-3 плеере, я приступил ко второму отрезку истории. Многие из слов, собирающиеся подобно детскому конструктору принимали более сложные обороты предыдущих, более простых, что остались позади от потери выносливости.

Последняя тема из альбома группы Nirvana вдохновила меня так, что я не чувствовал никакой усталости от эксплуатации своей способности мозга черпать фантазию из чаши таланта.

Третий заход нёс в себе потребность использовать снимки. Но прежде я должен был разобраться с первыми двумя главами; начал менять конструкцию некоторых выражений, делал их крылатыми.

Электронные часы показывали восемнадцать тридцать.

- О-о, скоро придёт Кей, нужно сворачиваться! – произнёс я.

За последнее время моя гитара была позабыта, запущена мной, поэтому принялся за второй чехол с инструментом, габариты которого были куда больше ноута. Нужно было настроить гитарку на нужный лад, двадцати восьми минут мне вполне было достаточно.

- Не слушай слишком громко! – напугал меня Кей.

Салатовой расцветки дужка накладных в форме, спускающихся с дерева на землю обезьян-близнецов переместиласась на затылок, благодаря чему мне пришлось сказать: - Бай-бай любимым исполнителям рока.

- Удивляюсь твоей пунктуальности! – произнёс я.

Парень всегда приходил ровно в то время, что было им назначено. Ни минутой раньше, ни минутой позже!

- Пора бы к этому привыкнуть! – серьёзно ответил Кей. – Ну, что, ты готов дать жару? – поинтересовался он.

- Готов! – ответил я.

- Хорошо, я как ты и просил, принёс флешку с текстами песен! – сказал Кей.

Парень потянулся к карману своих светлых шорт, поелозив там, он отыскал на самом дне флешку и передал мне.

- Так, отлично - произнёс я мысль вслух и заполнил слот ноутбука. - Сейчас посмотрим, что тут у тебя...

Открылось всё содержимое флеш-накопителя, а именно – жёлтая приоткрытая папка с названием: «Новые стихи к песням».

- Да уж, - выдохнул тяжёлый углекислый газ Кей. – Жаль, что Фестиваль перенесли, а напомни из-за чего? – поинтересовался у меня он.

- Эм... не помню... – задумчиво ответил я. – По-моему: в связи с некоторыми причинами. Да, точно именно так в письме и было написано! – ответил я.

- Ну, понятно... – произнёс, расстроено Кей.

Белое поле Ворда открылось; оно было испещрено разного рода знаками и собрало букет из шести листов альбомного формата.

- Не переживай, у нас есть целый год. Успеем ещё выступить! – попытался я подбодрить друга.

- Да ладно, всё отлично!

Грустную мину Кея скрасила улыбка.

- Тем более, я смотрю, ты вчера очень хорошо поработал, - отметил я.

- Да, полдня потратил! – осведомил меня он. – Время пролетело почти не заметно.

Рыжую чёлку парня сдувало ветерком.

Кей полез в нагрудный карман рубашки с рисунком синего моря, плещущего подобно озеру Онтарио своими пенными волнами; кусочка, поросшего высокими пальмами, что закрывали своими широкими тёмно-зелёными листьями – лучи жёлтой звезды, которую отделяет от Земли примерно сто сорок девять и шесть десятых миллиона километров. Парень достал цвета Индиго расчёску, привёл голову в порядок и спрятал расчёску обратно.

Два названия текстов мне особенно понравились:

- Моя маленькая Сапэ, - прочёл я первое.

Переместившись благодаря колёсику красной в виде дьяволёнка мышки, ниже моё внимание остановилось на названии: «Моя параллельная жизнь».

- Неплохие названия, Кей! – оценил я.

- Спасибо, очень приятно!

Было видно, как россыпь рыжиков-виснушек спряталась за красными занавесами.

- Ну, что начнём? – спросил я.

- Давай!

Подушечки пальцев нежно легли на струны и так же нежно начали скатываться с грифа вниз. За ними последовали звуки красиво слаженных звуков.

Разыгравшись, найдя подборку аккордов под первый текст, у нас получился неплохой тандем; Кей чувствовал музыку, и можно было на секунду предположить, что всё совсем наоборот.

- Молодец, - похвалил я друга за необычайно красивое исполнение.

Это получилось у Кея не сразу, конечно же. Первые три потерпели неудачу, из-за волнения парень начал заикаться, к двум из которых добавилась потеря воздуха, от чего голос моего друга осел на дно диафрагмы.

Откашлявшись и принявшись использовать новую попытку, Кей своим выступлением мог дать фору самому Барри Уайту.[15]

- Да и ты неплохо сыграл! – отметил Кей.

Я подмигнул парню и предложил взяться за следующую песню, которая сто процентов взорвёт головы наших ровесников; по-любому не оставит равнодушным ни одного фана-подростка современного рок-н-ролла.

К восьми вечера солнце окрасилось в бордовый цвет, и наполовину спрятался за горизонтом, на самом краю соснового леса, шуршащего своими листьями.

- Хорошо, Рой.

Кей кивнул и, предположив, что до девяти часов мы сможем пройтись по улицам белого листа, настроился на тексте, посвящённом Сапэ.

Я снова зарядил аккомпонимент, свисающий у меня через правое плечо, а голос Кея зазвучал, так будто это голос не шестнадцатилетнего паренька из городка Портленда, а одной из медийных персон, уже третий месяц не слезающей с баннеров города Ангелов.

Я не мог затушить разгоревшееся пламя своего удивления от того факта, что в каждый из текстов к песням было заложено уйма не имеющей дна души.

- Боюсь нам нужно сворачиваться, Кей, - дал знать я Кею.

- Но почему? – его озадаченное лицо снова скисло.

- Видишь сколько батареи осталось? – перевёл я взгляд на мерцающий экран ноутбука «Lenovo».

- Эм... осталось пять минут, один процент зарядки!

- Вот, вот... – посмотрел я на друга. – Но ты не расстраивайся, у нас очень цело лето впереди, так что всё будет о’кей!

- Да, я знаю! – улыбнулся Кей. – Ну что пошли?

- Здесь я с тобой солидарен, нам уже нужно по домам! – собирая в чехлы – гитару, ноут и не понадобившиеся фотоснимки из Беллери Холл.

Солнце пятнадцать минут как полностью скрылось за линией, соединяющей небо с ало-синими разводами и землю, покрытую огромными деревьями и травой.

- Кстати, ты готов к соревнованиям в Далласе? – поинтересовался Кей, пока мы возвращались домой тёмной берёзовой рощей.

- Да, думаю готов, - ответил я. – Очень соскучился по Джефри!

- Не против, если я приеду тебя поддержать?

- Ты что шутишь? Конечно, нет, только за. – Улыбнулся я и дал ему пять.

- Замётано! – отреагировал он. – Сколько удалось написать за сегодня?

- У меня было пару часов, мне удалось напечатать две главы. Всего получилось двадцать с хвостиком страниц... – я поднял глаза на нависающие над нами ветви берёз, как бы припоминая, сколько этих страниц, было на самом деле.

- Ну, что... Думаю, ты неплохо поработал! – поделился своим мнением Кей, что для меня было очень важно!

- В том, что Фестиваль отменили, есть и плюс! – сделал вывод я.

- Да? И, по-моему, догадываюсь какой... – протянул Кей тихим голосом, так как на скамейке сидели и беседовали два старика в шляпах на голове, опирающихся о трость; одна была с позолоченной ручкой, а другая – медной. Но вполне возможно, что у первого старика, сидящего к нам ближе, была – настоящая золотая трость. Это вывод я сделал, когда заприметил на пальцах, натянутые переливающиеся в ночи – блестяшки, очень смахивающие на маленькие алмазы.

- Плюс этой ситуации в том, что ты напишешь очень увлекательную историю мой друг! – ответил Кей, но уж громче, так как стариков мы уже давно минули.

Его предположение заставило мои щёки загореться красным.

- Спасибо за честное предположения, но думаю, что ты преувеличиваешь, Кей!

- Не нужно прибедняться дружище! – сказал Кей, похлопав меня по плечу.

- Ну, что ты реши на счёт Голди? Ты оставишь всё как есть? – поинтересовался я.

- Думаю, что со своим личным фронтом предпринимать меры.

- Нужно проявить инициативу – подсказал я.

Хотя я этого мог и не говорить. Кей – не дурак, он понимал очевидное и без моего участия.

- Знаю, знаю я... – пробурчал почти шёпотом Кей. – Обычными стихами о моём восхищении ею не прокатят. Тут нужно придумать что-то оригинальное; чтобы я сам был удивлён.

Сейчас Кей разговаривал сам с собой, был в собственных раздумьях. Мне не хотелось ему мешать. Да и раздумья Кея не собирались задерживаться надолго.

- Попытайся сочинить песню в честь Голди, а потом исполни её при всех в классе, а я помогу тебе с живой музыкой.

- Хм, отличная идея! – улыбнулся Кей. – Ты мозг, Рой; никогда в тебе не сомневался.

Козырьки дедовских шляп скрыли в темноте за нашими спинами после первого же поворота на улицу, где живёт Кей. Мне же придётся ещё идти ещё пару кварталов до самой Лайн-стрит наедине со своими мыслишками, музыкой и планами глобального уровня.

 

Ипподром

«Флейк-Фут»

- 25 июля! – произнёс я, стоя у календаря и отмечая чёрным маркером сегодняшнее число.

До соревнований осталось каких-то семь часов, а казалось: не так давно прошло четвёртое июля – День Независимости США и все жители Америки справляли очередной День Рождения своей страны; дети веселились, прогуливаясь по паркам развлечений, ели не кончающиеся запасы сладкой розово-сине-жёлтой ваты и килограммы попкорна. Их родители раскошеливались последними четвертаками с только что полученной зарплаты.

- Не волнуйся, милый, - вошла в комнату мама.

- Задай им там, Рой! – подбадривал меня отец.

Он зашёл в мою комнату, был в поисках своих огромных очков, что лежали у него перед глазами на кровати Мэтью.

- Так вот же они! – воскликнул он, разведя руками в стороны.

- Видимо забыл, когда решал кроссворд в газете утренних новостей, - предположил папа.

Он надел очки.

- Так гораздо лучше! – сделал вывод папа.

- Ладно, Рой отдыхай пока и главное не переживай! – не переставала подбадривать меня мама, провожая отца взглядом.

«- Конечно, как тут не волноваться, я не виделся со своим любимцем с начала лета; как бы он при встрече не отверг меня...»

Мама последовала за отцом и закрыла за собой дверь, не издав ни единого звука. Мне же пришлось остаться наедине со своими друзьями – обезьянами-близнецами и смотреть на потолок выклеенный воздушной плиткой нежного кофейно-шоколадного цвета.

Книга уже была почти закончена, осталось всего две последние главы, и мне кажется, что они будут писаться так же легко, как и остальные семнадцать; за полтора месяца или около того мне удалось написать двести восемьдесят шесть страниц. Мне очень нравился сам процесс написания этой истории приключившейся со мной, казалось бы совсем недавно. Но на самом деле для меня этот месяц мог продлиться, как год. Слава Богу, что человечество придумало аудиоплееры – средства, которые в любое время могут отвлечь почти от любой проблемы или душевного состояния.

Говорят, что когда ты в наушниках – тебе кажется, что ты исполняешь очередную, крутящуюся композицию в плеере намного лучше настоящего певца. Но не в моём случае за первые полчаса, что я лежал на кровати, родители, смеясь до коликов, заходили в комнату не меньше пяти раз и просили петь тише, либо вообще этого не делать.

Объясняли они это тем, что, когда я пою в наушниках, у меня очень смешно получается и в большинстве случаев, мне не удаётся попадать в слова, иной раз и вовсе их путаю. Бывает – проглатываю буква и целые слоги слов из песен. Поэтому я решил до выезда в Даллас не петь вслух, а просто проговаривал каждое слово про себя.

- Сынок, ты готов? – войдя снова в мою комнату, поинтересовалась мама.

Я как раз приготовил рюкзак со всем необходимым для безопасной гонки: бриджи, водолазка, галстук, камзол, картуз, куртка, легинсы, перчатки, сапоги и шлем.

- Папа с самого утра съездил на автозаправку, наполнил бак пополной, так что поедем с ветерком, - сказала мама. – Выходи во двор, там папа прогревает машину, он тебя встретит и уберёт в багажник эту тяжеленную сумку – глаз её пал на мой рюкзак испещрённый наклейками и не только.

- Хорошо, - ответил я. – А ты?

- Я сейчас разберусь с некоторыми своими делами и тоже выйду.

Мама, дав указания мне, скрылась за дверью.

Чуть позже, настроив свой mp3 – плеер я направился к выходу, вслед за ней.

По пути меня остановил, жужжащий вибрацией в заднем кармане джинс мобильник.

- Кей, - прочёл я на дисплее поступающий вызов.

- Алло, Рой на проводе, - ответил я.

- Привет дружище! – услышал я голос друга.

- Привет, Кей

- Ну, что настроен на гонку?

- Да, Кей ещё с утра, правда, иногда кидает в мандраж... – ответил я.

- В этом нет ничего плохого, это как само собой разумеющееся, – ответил Кей. – Помнишь, как я в первый раз на уроке литературы вышел рассказывать стихотворение Уоллеса Стивенса.[16] – По-моему он назывался Фисгармония... Да, точно! – голос парня стал громче и уверенней.

- Хорошо, хорошо. Только можешь не так сильно кричать в телефон. А то я уже чувствую, поеду на соревнования на одно ухо оглохнувшим!

- Не оглохнешь, не переживай! – заверил меня Кей. – Я что звонил-то – пожелать удачи на гонке. Буду болеть за тебя среди всех остальных зрителей.

- Спасибо, Кей

- Ладно, не прощаюсь, ещё увидимся! – услышал я последнюю фразу друга, а позже оператор дал знать, что мой товарищ по диалогу вне зоны действия.

Мобильник выскользнул из моих цепких пальцев обратно в задний карман, а я взял ручку сумки, последовал на выход, где меня уже заждался папа.

- Малыш Рой, - обратился ко мне отец. – Наконец-то ты вышел, а то я думал уже идти и поторопить тебя.

Я протянул папе сумку и пошёл вместе с ним до пикапа. Дверца его была распахнута, из салона вещала мужским голосом магнитола:

- А я напоминаю, что с вами на связи музыкальный Портленд-чарт «Морфей», сейчас половина первого пополудни. Следующая композиция – сокровище в исполнении Бруно Марса. Слушайте только хорошую музыку, и, конечно же, голосуйте за любимого певца. Номер 8- 23- 54; ждём ваших сообщений и звонков прямо в эфир.

- Эта магнитола, которую я купил в магазине «Всё для вашего автомобиля» творит чудеса.

- Да? Почему же - поинтересовался я, открыв дверь на противоположной стороне водительского сидения.

Солнце повисло высоко в голубом небе, прилично нагрело кузов и салон пикапа. Его сиреневый цвет бил в глаза ярким светом, отражающихся лучей.

- Пару минут назад, до твоего выхода по радио огласили итоги матча, что мне не удалось увидеть.

- И каков был счёт? – съедало меня любопытство.

Радости отца не было границ, он достал из брюк очки надел их на нос, но это были уже солнцезащитные. Не сразу, но я смекнул, зачем он их надел: в последнее время на пятьдесят девятой трассе участились автокатастрофы.

Конечно, можно было бы, и сократить путь благодаря остальным трассам, но работали всего две; одна из которых в Далласе, и по ней же нам придётся возвращаться обратно. На остальных проводились восстановления движения, и ремонты. Так что оставался лишь один путь

- «Клыки» разорвали в клочья «Гризлей»: Четырнадцать – шесть.

- Хм, я так понимаю, игра удалась на славу... – предположил.

- Ууу, более чем! – ответил папа.

Я залез в автомобиль на своё прежнее место, когда наша с отцом беседа закончилась, - точнее, когда мама выла из дома.

Она прихватила свою соломенную шляпу, пропускающую через пусты места прохладный, приятный ветерок.

- Ну что поехали? – спросила мама у отца.

- Да нам некуда торопиться, - встрял я в разговор родителей. – Нам ещё пять с половиной часов до скачек.

- Пять не пять, а дорога по пятьдесят девятой трассе будет долгой. Мне ты уж поверь, сынок! – заверил меня отец.

- Ох уж эта пятьдесят девятая трасса, - протянул я занудным голосом.

- Да ладно тебе сынок – всё будет тип-топ! – попытался подбодрить меня отец.

- Дорогой, думаю нужно выезжать, - прервала мама наш разговор мама.

- Эм, да Милинда, думаю, ты права, – остался солидарен с мамой отец.

Замочная скважина наполнилась ключом, и заработал движок автомобиля. Мы сдвинулись с места, а магнитола продолжала греметь песней, занявшей пятую строчку музыкального Портленд-чарта «Морфей».

 

Видеокамеры, оптика и вспышки фотоаппаратов, глядящей компаний, сидящих зрителей не могли не отвлекать меня; но всё-таки я был серьёзно сконцентрирован гонке, что начались сорок пять минут назад.

Не успели мы приехать на место, как меня и мою семью встретил мой тренер мистер Грассхейт, или просто – Гейб.

Мимо нас прошли, за руку держась: мальчик и девочка, они были близнецами и ели в форме цветных шариков мороженое, спасаясь от изнуряющей жары.

На голове мальчишки задом наперёд была натянута бейсболка с белым козырьком и рисунком Скруджа Макдака из рождественской истории, на футболке его был изображён Тасманский Дьявол, которому подошла бы больше кличка - Торнадо. Думаю, не нужно объяснять почему...

Девочка же была с тремя небольшими хвостиками, собранными резинкой цвета лайма, на розовой футболке были полным составом главные героини мультсериала «Винкс»

- Ну что, как ты на каникулах? – подмигнул мне тренер.

- Да не жалуюсь... – я поднял кулак и отогнул большой палец на девяносто градусов.

- Я не сомневался, парень!

Тренер поприветствовал моих родителей:

- Можно украсть вашего сына? Нам нужно идти в раздевалку - переодеваться, скоро начнётся великолепное шоу, а вы можете пройти, куда вам удобно.

- Ну, хорошо, сынок удачи тебе! – пожал мне руку отец.

- Спасибо, - улыбнулся я.

Гейб улыбнулся, и мы разошлись: родители почти на самый верх, на зрительные места, так как все первые ряды были заполнены семьями с маленькими детьми-сладкоешками и стариками, а мы с мистером Грассхейтом до раздевалки.

Мы вместе с Джефри, что встретил меня очень тепло, продвигались, постепенно приближаясь к финишу последнего круга из четырёх по седьмой дорожке. Ветер обдувал моё лицо и морду моего помощника.

Мы с Джефри были в пятёрке сильнейших, в компании жокеев под третьим, восьмым, четвёртым и одиннадцатым номерами. Обогнать одиннадцатый не составило труда; он был ближе остальных к нам, его чубарая лошадка стала сдавать позиции в самый ответственный момент гонки, и резко остановилась, так что одиннадцатый жокей – парень чуть не вылетел из седла вперёд, но к счастью остался цел и остался на месте.

Следующей нашей целью стала девушка под номером третьим. Их команда четыре года подряд была на первой строчке турнирной таблицы; наша же команда наступала им на пятки. И если хоть один жокей из «Даллас-Ким» прибежит до финиша первым, то «Тропа» снова будет в пролёте на 2013-ый год.

Сегодня мои третьи соревнования, на первом я не был, так как ещё и не понимал, что собой представляет конный спорт. Но мне, как и всем остальным ученикам «Каскадной тропы» очень важно выступить как можно лучше.

- Джефри, только не влюбляйся в эту каштановую красавицу, нам нужна победа, а не то мистер Грассхейт задаст нам по первое число! – прошептал я на ушко своему грациозному другу.

Но мой конь будто-бы и не собирался выслушивать мои просьбы и указания. Джефри удалось догнать третий номер; он повернулся, взглянул на Каштанку, а я в свою очередь довольствовался её хозяйкой, которая была не так уж и плоха. Её светло-зелёные волосы, что выглядывали из защитного шлема, сдувал сильный ветерок.

Мне казалось, что мы с Джефри будем бежать с ними наравне, но мой конь проржал и показал язык Каштанке, затем прибавил скорости, и мы вошли тройке финалистов.

- Джефри, ну и хам же ты! – прошептал я ему на ушко. – Не ожидал от тебя.

Две лошадки под четвёртым и восьмым номером виляли длинными хвостами под нашими носами с Джефри носами. Бронза нам уже была обеспечена; Фред – мой товарищ по команде был под восьмым номером на своём пегом коне, он уже обгонял парня под четвёртым. Поэтому нам оставалось лишь сохранять, набранную скорость; до финишной линии оставалось около восьми сотен футов.

Бежали мы спокойно, расстояние сокращалось, а финишная линия была всё ближе…

 

Не успел я дойти до двери, ведущей меня в здание ипподрома, как услышал за спиной голос до боли знакомого ангела:

- Поздравляю, Рой!

Я обернулся, не успев коснуться дверной ручки, и увидел: её чёлка, что была когда - то чернее самой обожженной заборной доски сейчас стала огненно рыжей.

- Привет, Джина, покрасилась?

- Не трудно было догадаться… - ответила Джина.

Капелька одного из двух наушников спряталась за пышными рыжими локонами девушки, вторая же ложилась ей на грудь.

- Я скучала…

- Ты не представляешь, каково было мне вдали от тебя? – ответил я и взял её за руку.

 

 

Эпилог

Створку книжки я закрыл, и вместе с этим моя история подошла к хэппи-энду.

Я посмотрел сначала на одноклассников, что замерли и облегчённо выдохнули, синхронно со мной; затем мой взгляд пал на настенные часы, висящие над входом в кабинет. Не поверил своим глазам, с начала урока прошло ровно сорок минут…

Для меня это было неожиданно – класс наполнился аплодисментами.

- Р-р – Рой… - обратилась ко мне миссис Джонейл.

- Да, миссис Джонейл, - повернулся я к обескураженному преподавателю.

- Не мог бы ты подойти ко мне, Рой.

Миссис Джонейл растрогалась, она заключила меня в свои объятия.

- Э-э – это твой дебют, если и не в мировой литературе, то в стенах этого кабинета точно!

- Я-я, - начал растерянно я, - Спасибо, для меня это самая высокая оценка, как для Вашего ученика и начинающего писателя. Думаю, не стоит забывать ещё про одного человека, что сидит среди всех.

Миссис Джонейл отпустила меня из своих объятий и взглянула на Кея.

- Кей Фрикко, не мог бы ты тоже подойти?

Парень встал из-за парты, взял с неё тетрадку и пошёл к нам.

- Я почти никогда никому, кроме Роя не показываю, что написал... – Кей положил на стол миссис Джонейл двенадцатилистовую тетрадку с надписью: «Стихи о живом».

- Рой, можно? – миссис Джонейл потянулась к моей книжке, затем прихватила со стола тетрадку и, достав маленький ключик, пошла к шкафчику поселила наше творчество вместе со сборником стихотворений Одри Гэйнкс.

- Спасибо вам мальчики, садитесь на места!

Звонок дал знать, что урок закончился и все свободны с последнего урока.

 

 

Оглавление:

 

Пролог. 4

Часть первая. 6

Часть вторая. 32

Третья часть. 53

Часть четвёртая. 81

Часть пятая. 123

Часть шестая. 156

Часть седьмая. 203

Часть восьмая. 265

Эпилог. 299

 

 

 

 

 

 

 


The killers(Убийцы) [1] – американская современная рок группа, образованная в 2002 году. Коллектив исполняет произведения в стиле индии рок и хартленд рок. За всю историю существования было продано более 5-ти млн. альбомов.

[2] Рэй Чарльз -американский музыкант, автор более 70 студийных альбомов, один из известнейших в мире исполнителей музыки в стилях, и ритм-энд-блюз. Был награждён 17 премиями «Грэмми», попал в залы ожидания рок-н-ролла, кантри и блюза, в зал славы штата Джорджия, его записи были включены в Библиотеку Конгресса США.

[3] «Gold Lady» - одна из фирм косметики на территории Новой Англии.

[4] Black beard. – чёрная борода.

[5] «Гостиная Театра».

[6] Радиолокация – обнаружение и определение местоположения в пространстве тел отражающих ЭВМ.

[7] ЭВМ – Электромагнитные волны.

[8] Речь идёт об одной из сестёр Горгон, чудовище с лицом женщины и змеями, вместо волос. Была убита Персеем – древнегреческим героем, сыном Зевса и Данаи.

 

[9] Гипостеническое телосложение – низкое расположение диафрагмы, вытянутая шея, узкие плечи.

[10] ЭС – Электро Станция

[11] Позаимствовано из сборника: «Токийские легенды», автор - Харуки Мураками

[12] Роман Даниеля Дефо, впервые увидел свет в апреле 1719 года.

[13] Иоганн Себастьян Бах – представитель эпохи барокко, органист-виртуоз, музыкальный педагог.

[14] Nirvana - американская рок-группа, созданная вокалистом и гитаристом Куртом Кобейном и басистом Кристом Новоселичем в Абердине, штат Вашингтон, в 1987 году. В составе коллектива сменились несколько барабанщиков; дольше всех с группой играл ударник Дэйв Грол, присоединившийся к Кобейну и Новоселичу в 1990 году.

[15] Барри Уайт – Эстрадный певец из США, популярность которого приходится на все семидесятые. Сначала работал продюсером женской группы, но после настойчивого совета друга стал петь сам.

[16] Уоллес Стивенс – американский поэт.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.