Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Последние минуты вместе



Спустя несколько часов мы добрались до избушки Дэйка. После происшествий, случившихся с нами, мои глаза не сомкнулись. Точно такая же история была и с остальными.

- Рой, - обратилась ко мне Пулья, на её глаза опадали последние снежинки.

- Да, Пулья, - обратил я на неё внимание, поднял голову и сквозь падающий мне прямо на лицо, одновременно охлаждая его снежок, заметил, что звёзд стало на две больше: змей стал длиннее на одну белую и одну черную пятиконечную формочку.

- Это значит...

- Да! – ответила девушка.

- Мы на месте! – отвлёк Кей. – Разбирайте свои сумки и в путь.

Выгрузившись из Таллисты по покрытой куржаком земле, мы пошли к Хаспину, но это ещё не означало, что мы должны расслабляться. Над нашими головами пролетала целая стая плачущих дельфинов, среди них были новые виды еще, по-моему, не известные науке. Большинство из них были красными и фиолетовыми.

- Смотри, Рой, какие они красивые! – поднял руку обескураженный Кей.

- Да, Кей, я их вижу! – заверил я друга.

- Это классно! – радости Кея не было границ.

Мой друг в этот момент был похож на маленького ребёнка, сидящего перед телевизором и лицезревшего новый мультфильм.

- Согласен, - кивнул я.

Но, совсем скоро стая сказочных воздушных млекопитающих скрылась за первым же поворотом, до которого нам ещё идти и идти.

- Мальчики, - обратилась к нам Пулья. – Как вы думаете, что ждёт нас, когда мы доберёмся до школы?

Сначала мы молчали, потом Кей ответил достаточно грамотно:

- Никто не знает! Но что-то внутри, - он положил руку на грудь, где билось сердце, - мне подсказывает, что всё будет намного лучше, чем то, что с нами приключилось ранее!

- Меня заинтересовала мысль о фонтане и исполнении желаний, - я тот час же взглянул на Пулью. Он не отводила от меня глаз, бесконечно красивых и прекрасных. – Вполне возможно, что этот чокнутый псих был прав на счёт возможности попасть назад на обетованную землю!

Сапэ, взяла за руку Кея:

- И что Кей... – слеза потекла по её правой ланите. – Что это всё? Получается, что мы последние минуты вместе?

- Не знаю, последние ли они, но точно знаю, что из моей памяти ты не уйдёшь никогда!

Тут я почувствовал ладонь Пульи, что взяла меня за руку. Она была не такой уж и холодной, как предыдущие разы, например того случая между нами на фонтане.

- Кем ты хочешь быть в будущем? – поинтересовалась она.

- Я? – растерянно произнёс я.

- Ты, ты Рой!

- Ну... не знаю... с детства я мечтал стать писателем... – признался я.

- И что? Думаешь, выйдет? – поинтересовалась Пулья.

- Если говорить честно, то не в курсе. До того как я попал сюда у меня редко получалось написать действительно, что-нибудь стоящее...

- Я уверена, что твоя мечта исполнится! – Пулья потянула меня к себе ближе и поцеловала в щёку.

- Ты что? – произнёс озадаченно я.

- А ещё я знаю, что твоей девушке несказанно повезло!

- Спасибо, - поблагодарил я Пулью.

Я почувствовал, как полыхает моё лицо.

- Давно хотел отметить, что твоими снимками можно упиваться вечность! Из тебя вышел бы отличный фотограф... – сказал я, чувствуя, что если не сейчас, то никогда.

- Ты, правда, так считаешь? – Пулья покраснела от смущения.

- Это моё мнение без капли лжи в бескрайнем море правды! – я сделал паузу, сглотнул накопившуюся во рту слюну. – В нашем мире такие кадры редкость, а люди с профессией – фотограф очень востребованы! – ответил я.

- Правда... – Пулья опустила голову, - свой фотоаппарат я посеяла вместе с сумкой.

- Да, не могу с тобой не согласиться. Эта ситуация не из приятных... - я взял девушку под своё крылышко, мы пошли дальше.

За нашей беседой прошло около пары минут, но как оказалось, это было не так. На самом деле мы прошли «Кеббоновский сад», проскочили мимо кладбища ультрамариновых китов и успели минуть табличку с надписью гласившую:

 

Школа Трионии -

Хаспин

 

Далее нам предстояла во второй раз пройти систему защиты Трионии. Что удалось нам без особых усилий, ведь ключ для выхода из территории парка точно такой же, как и его вход.

Объёмный код снова высветился перед нами: « 2058»

- Добро пожаловать в Трионию.

Как только мы вошли, парк налился музыкой и стал по-настоящему музыкальным!

До нас доносились отголоски Фиолий, а над Сапэ играла нежная музыка, чем-то напоминающая мне одно из произведений Баха[13].

Мы прошли чуть дальше. Казалось, ещё чуть-чуть и я провалюсь под землю, или разобьюсь, спрыгнув с автодорожного моста двух Америк, что был построен в 1962 году и стоил, если не ошибаюсь около двадцати тысяч долларов.

Нет, в центре Трионии не было тумана, просто школа Хаспин, которая должна была быть под строжайшим наблюдением, оставшегося рабочего состава сейчас тлела.

- Ребята, - произнесла, прослезившаяся Пулья, - Она, что сгорела?

- Похоже, что это так! – ответил Кей.

Стоящая рядом с ним Сапэ, немедленно ринулась к сестрёнке, что бы её успокоить и поддержать.

У меня же на этот счёт не нашлось ни одного слова.

- Похоже, пираты начали свои грязные делишки отсюда.

- Да? – начала Сапэ, - но каким образом? – недоумевала она.

Взглянув на всё вокруг, я начал сравнивать:

«-После нашего ухода отсюда, каждый уголок опустел... спортивная площадка, дорога, ведущая нас к фонтану. Одним словом всё было окутано тишиной, а сейчас площадку занимали битые стеклянные бутылки, разлетевшиеся на осколки со вставленной материей внутрь.

Подойдя ближе к площадочке, покрытой мелкими стёклами от прозрачных сосудов с набок наклеенными надписями: Пиратский ром, водка: Золотой Фрегат, я выпалил:

- Это коктейль Молотова!

- Что? – спросила Пулья сквозь несчётное количество слёз

- Это всё долго объяснять... – подхватил Кей. - Теперь всё ясно: Клиндероу и Сэфлоу выжидали удобного случая и когда мы покинули парк, они начали своё наступление! – подобно лондонской легенде Шерлоку Холмсу начал выстраивать догадки Кей.

- Вполне правдивая версия! – кивнул я головой. – Только у меня всего один вопрос...

- Какой?

- Где весь рабочий персонал? – поинтересовался я у ребят.

- А ведь действительно сейчас никого здесь нет, - задумчиво произнёс Кей.

- Наверное, они пытались спастись? – предположила очевидное, успокоившаяся Пулья.

- Рой, - обратился ко мне Кей, - Смотри, твой подарок, - он указал на подаренную ему когда-то гитару.

Она была надвое сломана, что расстроило Кея.

- Ничего, - сказал я. – Не переживай, если хочешь я подарю тебе новую гитару!

- Но, ведь ты так старался... Разве тебе самому не обидно за свой зря потраченный труд?

- Обидно, - ответил я. – Но надо как то жить дальше!

Я взглянул сначала на разрушенное пламенем здание, когда-то наполненное весельем, а затем мозг задал функцию голове повернуться в сторону тропы, вымощенной камнем. Ведущую к фонтану желаний.

- Ребята, следуйте за мной!

Полоски на моей рубашке перестали светиться. Здесь в парке было не так уж и холодно.

Пройдя самую малось, Кей прищурился:

- Дружище, глянь-ка... мне кажется или там что-то есть?

Я попытался подобно своему другу прищуриться и разглядеть то не знаю что.

- Кей, ты это о чём? – спросил я.

- Ну, вон, вон видишь? – Кей вытянул правую руку, как указатель.

Мы прошли ещё пару шагов и наконец, я понял, о чём ведёт речь мой друг.

- Что там? – взяла меня вся дрожащая от страха Пулья.

- Да ты вся дрожишь, не знаю, что-то похожее на...

- На что переспросила она.

- Это туфля, - осведомила нас Кей.

Он поднял вещь, начала вертеть её в руках.

- Чья? – спросил я.

- Я неуверен... по всей видимости, это принадлежит Эллетрис.

- Да? Но где она? – произнесла вопросительно Сапэ.

Коллективная любопытность заставила нас пройти дальше, где на пути встретилась ещё одна туфелька, принадлежащая девушке, которая не так давно вела концерт, посвящённый пятидесятилетию Хаспин – пятому по счёту юбилей школы.

- Смотри, Кей там впереди ещё одна.

Мой друг внимательно взглянул вперёд:

- Ты смотри, и, правда – произнёс он.

Я отпустил руку Пульи, накренившись, словно старый вяз, я поднял с земли вторую туфельку старшеклассницы, поблёскивающую под светом лучей Аппсонии.

- Маль... мальчики... – произнесла Сапэ, стоящая рядом с Кеем.

Мы втроём посмотрели на неё. Казалось, что вот-вот и девушка упадёт в обморок.

- Что случилось? – поинтересовалась у сестры Пулья.

- Вон... вон там, - Сапэ вытянула руку вперёд.

Переключившись с Сапэ, у меня содрогнулось сердце. На мгновенье воздух перестал поступать в лёгкие.

Туман развеялся, будто по волшебству и немного поодаль я увидел босые пятки, а затем разглядел тело. Тело Эллетрис.

- Это, это Элле-етрис – промолвил Кей, заикаясь.

Мой друг был испуган не меньше, чем я и уж точно не меньше, чем девушки.

Мы прошли ещё дальше.

- Что с ней? – недоумевала Пулья.

- Её руки, ноги – они изувечены! – отметила не менее недоумевающая от происходящего Сапэ.

- Боже мой... – вырвалось у меня.

Девушка лежала лицом, повёрнутой в землю; её окровавленные руки были вытянуты вперёд, ноги лежали по разные стороны друг от друга. На земле, рядом с телом Эллетрис были видны тёмные разводы разных размеров. Это была кровь вперемешку с грязью.

- Ребята... - обратился я к друзьям. От собственного голоса по спине у меня пробежали мурашки, отчего мне вдвойне стало жутко. – Нам нужно идти дальше!

- Я согласна с тобой, - поддержала меня Сапэ.

- Думаю, Эллетрис мы же помочь не сможем... – заключил я, но чувствовал надежду, что она сейчас встанет и с ней будет всё в порядке.

- «Незачем строить иллюзий» - твердил мне внутренний голос в голове.

Кей подошёл ко мне ближе:

- Ну что пошли? – спросил Кей.

- Да, - я выпрямился, - да, конечно пойдём.

Я взял вторую, сверкающую туфельку, положил обе рядом с лежащей на земле девушкой. Она была в платьице со светящимися циановым цветом звёздочками.

- Для меня честь, что ты наша старшая сестра! – произнесла Пулья.

Я взял её за руку:

- Пулья, нам нужно идти... – попытался напомнить я.

- Да, да, я знаю! – ответила девушка.

- А-а-а, - услышали мы измученный голос за спиной, - для меня тоже честь иметь таких сестёр как вы! – произнесла Эллетрис.

- Эллетрис... – подбежали девочки обратно к сестре.

- Ты жива!

- Ха-ха-ха, ну это Триония надвое сказаз-зала.

Эллетрис медленно повернула голову, на нас с Кеем, при этом она облокотилась на левую руку.

- Рой... Кей... – обратилась старшеклассница, - Миссис Филлз перед смертью просила меня передать, если я вас встречу, что вы необычайно добрые, и она хочет, чтобы знали: Она вас любит!

Слёзы жгли мне веки.

- Передай ей, что мы её тоже любим! – ответил Кей.

«- Прямо с языка снял» - подумал я и взглянул на друга.

- Я... – Эллетрис сглотнула последнюю слюну, которой на самом деле и не было. И, упала теперь лицом к «небу» цвета металик.

Мы пошли дальше, цвета лёгкого дыма тумана уже не было. Но навстречу к нам шла вышедшая из строя благодаря грозе – антенна.

« - Всё началось из-за тебя» - думал я, когда мы проходили мимо.

Мы с Пульей, так же, как и Кей с Сапэ продолжали держаться за руки. Думал я о том, что всё произошедшее с нами не просто так, и то, что я чувствовал к Пулье далеко не «просто привязанность».

- Ну, вот мы и пришли! – сказала Сапэ с интонацией далёкой от оптимизма.

- Да уж, пришли - ответил Кей.

В глазах его читалось: Не хочу отсюда уходить, но семья зовёт, так что извини моя милая Сапэ.

- Теперь я могу прочесть?

- Конечно, - улыбнулся мой друг, - мне было бы очень приятно, если ты прочтёшь это сейчас.

- Ну, хорошо. – На одной из ланит Сапэ стекала прозрачная слеза. Девушка потянулась в боковой карман и изъяла из него материю жёлтого цвета:

- Как ангел в сердце.

Ты как ангел в сердце, в свою душу мне открыла дверцу.
Ты красива я не спорю, и дышу одной тобою.

С высоты пути млечного, время идёт скоротечно так,
Оно проходит быстро, словно пули выстрел,
Словно шелест листьев.

Сквозь поля и океаны, облетим мы эти страны.
Кто нарушит наши планы, мы узнаем через главы книг и постеров журналов.

Обводя цифры в даты, надеваю раскалённые латы.

И дарю тебе красные агаты.

Купола ледяные, берегов Атлантиды,
Через фото призму океана, виден был конец антракта.

Пепла белого снежинки, крутят землю, крутят льдинки.
Камень тянет меня снова ко дну, и вот я уже утонул.

 

- Извини, это не самое лучшее из моих творений... – оправдывался Кей, немного покраснев и опустив голову.

- Не переживай, - успокоила его Сапэ.

Девушка подошла к парню ближе и поцеловала, и делало это долго. Она просто не хотела отпускать парня.

Он держал руку Сапэ, сжимал её так крепко. Одним словом я был очень рад за своего друга.

- Вот только есть одно но...

- Какое? – поинтересовался Кей.

- У меня нет ничего, что бы можно было подарить тебе на память.

- Твои глаза, – произнёс Кей. – Твои глаза всегда будут напоминать мне о тебе.

- Рой, - обратилась ко мне Пулья.

- Да, - обратил я своё внимание на девушку, стоящую напротив.

- У меня для тебя тоже кое-что есть! – девушка, прослезилась, одновременно она расстегнула свою жилетку.

- Что?

Из внутреннего кармана тёплой жилетки она достала конверт, впечатляющий своим объёмом. Он был сырым в некоторых местах. По большому счёту в тех местах, куда упали капли слёз и впитались в бумагу.

- Спасибо, но что там?- я благодарно улыбнулся.

- Ты всё узнаешь позже, - заверила Пулья

Сняв сумку, я произнёс:

- Для тебя есть подарок

- Подарок? – изумилась Пулья.

- Именно, - я открыл сумку и, временно покопавшись, изъял из неё, дождавшийся своей очереди сюрприз. – Эту футболку я выиграл со всеми остальными, когда играл в баскетбол. К старой футболке я привык, и решил выждать подходящий момент, а потом подарить тебе её. – Я протянул девушке, сложенную вчетверо футболку со смайлом на лицевой стороне, правда, сейчас рисунка видно не было.

- Спасибо, - поблагодарила меня Пулья.

- Носи на здоровье.

- Обещаю, - сказала коротко Пулья.

Вчетвером мы обнялись и долго стояли. Признаюсь честно: я плакал навзрыд и не стеснялся этого, так как не вижу в этом ничего постыдного.

- Ну что друг нам нужно идти, - сказал я.

- Да, дружище! – кивнул положительно Кей.

Мы вдвоём подошли к ванне «Воздушного Плачущего Дельфина» где плескалась вода.

- Держи, - сказал я, протянув только что одну из изъятых из бокового кармана монету с двумя треугольниками посередине.

Мы взялись с Кеем за руки, и в последний раз взглянули: на наших подруг, дорожку, вымощенную камнем, потом взглянули на лучи Аппсонии, что в обычной жизни называется радугой, и поняли, что такого, как сейчас с нами больше не произойдет!

В моей голове в последний раз промелькнуло имя города детских страхов и пронеслись лица всех тех хороших людей, что нам с Кеем довелось встретить в Хаспине. В конце концов, я и мой друг закрыли глаза.

- Закрой глаза Кей.

- Хорошо, дружище! – кивнул головой Кей.

- Готов?

- Да! – услышал я.

- Удачи, мальчики, мы будем скучать по вас!

Монеты соприкоснулись с поверхностью плещущейся воды...

 

Часть восьмая

Нарисованное счастье

Одна ночь

Запах фирменного вишнёвого пирога, круассанов с абрикосовым вареньем, что оближешь пальчики, а потом потянешься рукой за ещё одним, но его на тарелке не окажется, так как ты не один в семье и нужно делиться; он тянулся из кухни, и его конечным пунктом было моё обоняние.

Открыв свои глаза, первым делом я решил, так сказать убедиться, что с Кеем всё в порядке. Поэтому, я взглянул на кровать Мэтью, но она оказалась пуста.

Изменив своё положение на более удобное, перевернувшись со спины на живот, я взглянул вниз, проверил, что же происходит у кровати? Здесь глядела на меня с аккуратно стоящих тапочек синего цвета – мордашка героя, известного каждому ребёнку из мультсериала под называнием: «Приключения Скуби-Ду».

Сериала про пса-добряка, что крутился на протяжении нескольких лет по одному из того не особо богатого перечня каналов, о которых шла речь в самом начале истории.

Позже я уселся в позу лотоса, в глаза мне бросился знакомый видавший виды полуоткрытый чемодан: через небольшую щелочку виднелся воротник отцовского свитера.

« - Папа дома?» - встал вопрос у меня в голове.

Я нырнул, словно пловец-профессионал в тапочки, взглянул на календарь, на фоне его красовалась моя любимая группа; думаю, все поняли, о чём идёт речь.

Мои глаза стали значительно больше, когда узнал сегодняшнее число.

- Четвёртое июня... – прочёл вслух я.

Это число было отмечено фиолетовым маркером.

Переместив свой взгляд на число, что теснилось слева, привело меня в шок, точнее повергла меня надпись «Барбекю», сделанная моей собственной рукой, чтобы не запамятовать.

- Одна ночь проговорил я.

« - Но мы пробыли в Беллери Холл почти десять дней... Как такое вообще может быть? » - пронеслась мысль внутри головы, привела она меня ни к чему иному, как к недоумению.

Часы, они же светильник в виде мини-аквариума показывали одиннадцать пятьдесят семь утра; они покоились, не сдвинувшись с места всё там же, на том месте, что и раньше. Приглянувшись на дверь чулана под лестницей, я заметил, что его дверь заколочена, не тронута, а доски новенькие, как и десять лет тому назад, с момента, когда мне начали казаться доносившиеся из глуби чулана странные шумы.

Вдруг, от всего меня отвлекли голоса, которые я не слышал достаточно давно. Это были голоса родителей, что были снова вместе, а не по отдельности друг от друга. Быстрыми шагами, скользя по полу в тапочках, мне удалось вырулить из комнаты, и, ринувшись достигнуть кухни.

На холодильнике, рядом с дымящейся пепельницей стоял полупустой блок сигарет: «Мальборо». В днище стеклянной пепельницы, уже потухшим лицом был вдавлен окурок.

Я прошёл дальше, неожиданно из-за угла выскочил мой отец, обросший сединой бородой. Но его я признал сразу. Как-никак родная кровь.

- Сынок, здравствуй – он улыбнулся и протянул мне для рукопожатия. – Что не признал сразу?

- Да, не сразу... – растерянно ответил я и протянул свою руку в ответ.

Лицо отца стало тут же серьёзным.

- Па... ты чего? – спросил я, мы оба всё ещё держали руки, скрепленные вместе.

- Да, ничего сынок, - ответил он, подошёл ближе и крепко-крепко обнял меня. – Если бы ты знал, как я соскучился по вас с мамой, находясь вдали от дома.

- Поэтому ты вернулся раньше срока? – поинтересовался я.

- Точно! Послал к чёрту работу, ведь важнее что? – папа подмигнул мне.

- Главное – это семья! – подмигнул я.

В кухню из прихожей вошла мама, её россыпь на лице изобразила отвращение.

- Джон, дорогой может, ты начнёшь отвыкать от привычки табакокурения?

- Ну, да конечно ты всё знаешь, - начал иронизировать отец.

Он затушил очередную сигарету в стеклянной пепельнице, полной чёрных от смоли следов и полез за новой ядовитой трубочкой.

- Я бы и с радостью Милинда, но ты же знаешь, что хватит меня максимум на два-три дня, но это предел – отец развёл руками в разные стороны.

- Ничего Джон, я помогу тебе справиться с этой зависимостью! – произнесла мама, она подошла ближе к отцу и взяла его руку.

- Дорогая, тут же ребёнок... – улыбнулся папа, он «отбросил» в сторону сигарету и поднял на лоб очки.

- Рой, милый, - обратилась ко мне мама.

- Да ма,

- Можешь пойти проверить почту?

- Хорошо, - ответил я и нераздумывая отправился во двор, где стоял в компании с отцовским пикапом - почтовый ящик с фамилией «Тим».

Открыв дверцу, я вытащил конверты, большие листы, смахивающие на квитанции, что приходили к нам каждый месяц.

На одном из конвертов было написано:

- «Лично Джону Тиму!»

Его я убрал в самый низ, и взялся за следующий конверт тёмно-серого цвета.

- «Рою Тиму, Кею Фрикко», адресант: Студия Music Life», – прочёл я про себя.

Я с замеревшим сердцем открыл конверт, достал лист зелёного цвета, сложенный вчетверо; раскрыл его и принялся читать:

Уважаемые: Рой Тим и Кей Фрикко!




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.