Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Непредвиденный занавес 10 страница



В итоге мы потеряли второго члена большой семьи. Утрата была не менее ценная, чем и жизнь директора. Для всех, кто был со Стейджем с самого рождения эта потеря останется одной из главных, равно, как и для нас с Кеем; мы тоже успели полюбить этого добродушного паренька.

Ситуация увы принимала не совсем приятное положение, но того, что случилось не перемотать назад, как это можно было сделать с киноплёнкой тридцатилетней давности.

Правда эти случаи, произошедшие с мистером Флупом и Стейджем, не относятся ни к одному из кадров какой-либо из существующих плёнок, этот случай имеет клеймо на всю жизнь, словно любое из сражений, произошедших во всеобщей истории.

Мои глаза стали как никогда наполнены солёными слезами, мне не было стыдно за мои сопли, так как я не видел в этом явлении ничего постыдного. Тем более, когда от тебя не по своей, а воле судьбы уходит близкий человечек, подаривший твоему сердцу только хорошие воспоминания, заставляющие двигаться дальше, отпустить всё плохое за спиной.

- И-та-ак, - начал мистер Уотсон дрожащим голосом. Его нижняя губа при разговоре тряслась с неимоверной скоростью, а лоб покрылся то ли горячим как раскалённая магма Килиманджаро, то ли холодным, как айсберг, стоящий посреди Атлантического океана пот.

Спустя секунду, длившуюся неимоверно долго он продолжил:

- Ре-б-бята, нам нужно быстрее добраться до бухты Дэйка,- мистер Уотсон говорил более уверенно – Он даст нам одну из шлюпок, и мы двинемся дальше.

- Но-но если у этого Дэйка не окажется ни одной шлюпки... – я, заикаясь и немного хныча, вытер влажные глаза.

- Не переживай Рой, я думаю мы что-нибудь придумаем!

Мы все в последний раз взглянули на останки Стейджа, и поторопились, как можно быстрее выбраться из Кеббоновского сада. Осторожно перебегая по тропинке по бокам, которых росли эти пышные, красивые, и в то же время очень опасные Кеббоны.

Наша суетливая перебежка продолжалась не так уж долго; совсем скоро мы нашли выход из этого места, и ближе к нему сбавили темп бега, начали идти более медленно.

Не успели мы выйти из сада, как почти над нашими головами пронеслась целая стая Ультрамариновых китов; звук, доносящийся от них, был похож на сигнал бедствия паникующих жертв.

- Киты? – удивлённым голосом произнёс мистер Уотсон. Он показал рукой, что всем необходимо в целях безопасности остановиться.

- Рой, смотри... – произнёс шёпотом Кей, и резко замолчав, он показал указательным пальцем правой руки в сторону выхода.

Теперь мне стало всё предельно ясно: Ультрамариновые киты спасались от стаи по количеству вдвое большей своей.

- Мистер Уотсон, - обратилась Сапэ к преподавателю.

- Да? – отозвался мистер Уотсон, но оборачиваться не стал, он разглядывал всю картину в ожидании чего-то совсем неожиданного, чего невозможно было бы предугадать.

- Почему же киты спасаются от Плэспинов бегством? Поинтересовалась она. - Ведь у них есть безоговорочное преимущество над этими хищниками...

Более маленькие Ультрамариновые киты не успевали за своими родителями, а родители были не в состоянии прийти на помощь своим отпрыскам, так как сейчас действовал закон: каждый сам за себя!

- Не всё так просто! – подметил преподаватель, он замолчал.

Молчание длилось недолго. Мистер Уотсон продолжил:

- Дело в том, что многие киты, точнее большая их часть не поворотливы, и дать отпор врагам будет им в тягость.

Сапэ, которая сейчас была озадачена собственным вопросом, отвела взгляд от затылка мистера Уотсона; взглянула на ту жизненную красочную картину, нарисованную снаружи Кеббоновского сада далеко не художником Пикассо, а художником данного творения была мать природа. Но использованы здесь были далеко не краски... Картина эта была намалёвана одним ярко-алым цветом.

Этот алый сок, называемый кровью, сочился неисчислимыми ручейками на землю с большим напором из каждой раны молодняка и их более старых, обречённых на смерть полную мучений представителей, не способных больше двигаться на большой скорости дальше...

Старые киты быстро исчерпывали ту энергию, что имелась у них в запасе, и скорость их движения становилось значительно медленнее. Эта энергия требовала долгого восстановления, во время этого процесса старые киты, равно, как и молодняк были абсолютно беззащитны; тут-то Плэспины и могли сделать своё грязное дело.

Один из китов молодняка был обессилен, и, сбавив скорость, он медленно начал падать на землю; правда, приземлиться на неё ему не удалось. Два самых крупных Плэспина отплыли недалеко от своей стаи, подхватили китёнка очень высоко над землёй и по очереди начали разделывать млекопитающего, жадно откусывая от тела и плавников самые большие куски. Так у хищников родилась гонка под названием: Кто быстрее?

- Мистер Уотсон, - встрял в разговор я. – Их нужно спасти…

- Я бы с радостью, - начал мистер Уотсон, - но боюсь, здесь мы бессильны.

- Но почему? – возмущённо осведомилась Пулья.

- Если мы выдадим себя, то врятли вернёмся назад, в школу! – Он повернулся к нам. – К тому же, стрел у нас в запасе не разгуляешься.

- А как же Шейл? – поинтересовался Кей, и достал парочку из кармана одежды.

- Да как же вы не понимаете? – повысил голос мистер Уотсон, а затем изменился в лице. На его лбу то ли от жара, толи от страха появилась испарина. – Чтобы попасть в противника, тем более, который чувствует себя в воздухе как раскалённый нож в сливочном масле, нужно иметь фантастическую сноровку. Боюсь, что многие из вас могут погибнуть, если мы рискнём пойти на этот необдуманный шаг! – мистер Уотсон по непонятно никому из нас, стоящих с ним рядом причине начал очень глубоко дышать.

Я подумал, что он просто решил успокоить себя подобным образом.

- Хорошо, допустим, - произнесла, тяжело вздохнув Сапэ. – Но, тогда что же Вы предлагаете?

- Нужно просто пересидеть какое-то время, а когда всё уляжется, мы продолжим идти дальше. – Отчитался перед Сапэ, будто провинившийся сын перед мамой за свои проделки мистер Уотсон.

- Да Вы... Вы просто трус! – крикнув на преподавателя, выбежала из сада Сапэ.

- Уа-а-у – произнесла она.

Движением своей по виду не очень плотной, но как оказалось невероятно сильной руки мистер Уотсон, взял истеричную девчонку за болоньевую жилетку розового цвета, будто за шкирку котёнка и притянул к себе.

Фиолетовое лицо девчонки покрылось кристально чистыми каплями.

- Сапэ... – растерялся мистер Уотсон. Он обнял рядом, стоящую девочку, и как бы успокаивая начал гладить её красиво завивающиеся, рассыпанные по плечам золотистого цвета волосы.

Дэнси не переставал наблюдать за живой картиной снаружи. Глаза его почти не двигались.

- Дэнси, - приблизившись, крикнул Кей прямо в ухо парню.

От этого крика Дэнси вздрогнул, так, будто его освободила какая-то неведомая тёмная сила и возвратила парня в реальный мир.

- А? – вымолвил он.

- Что с тобой Дэнси? – поинтересовался я.

Подобно мистеру Уотсону, всё ещё державшему Сапэ в своих объятьях, Дэнси покрылся испариной и начал дышать гораздо глубже, вдыхая всё ещё сырой от прошедшего накануне дождя, воздух.

- Нет... нет ничего ... – попытался либо успокоить нас, либо увильнуть от наших расспросов, которые могли свалиться на него, как снежинки наголову, образовав собой холодную шапочку.

- Точно? – задал вопрос мистер Уотсон, буравя парня испытующим взглядом.

- Да, конечно! – заверил Дэнси, для полной уверенности он добил вопрос уверенной улыбкой.

Сзади мистера Уотсона, снаружи послышался ультразвук – язык на котором общались между собой млекопитающие.

- Что-то знакомое... – задумчиво произнёс вслух преподаватель, он отпустил Сапэ, и движением руки отстранил её за свою спину.

- Дельфины, - произнёс Кей.

- Ага, - очень кратко потвердил я.

Плачущие дельфины приплыли на помощь к китам, и как могли, боролись против кровожадных хищников - Плэспинов, чьи пасти были обмазаны красными пятнами.

Ситуация координально изменила свой ход и преимущественно стала в пользу китов, которые спасались бегством. Сейчас же дельфины и киты воссоединились в огромную стаю, и были способны дать отпор самому опасному из существующих в городе хищников.

Прошло несколько минут времени. Снаружи сада все, казалось бы, устаканилось, поэтому по команде мистера Уотсона мы продолжили идти дальше.

- Ребята, - начал мистер Уотсон, - идём тихо, и как можно осторожней, я не хочу, чтобы кто-то из вас ещё не дай Бог пострадал!

- Про осторожность я уже где-то слышал, - съязвил Дэнси.

- Если это шутка Дэнси, то она не уместна.

Зелёные щёки паренька покраснели от стыда за собственную глупость, смешавшись с зелёным, они стали жёлтыми.

- Извините, я виноват! – признал свою ошибку Дэнси.

Мистер Уотсон ничего не сказал, он просто положительно кивнул, подмигнув Дэнси.

Кей поправил ремень рюкзака на своём плече, и попятился за остальными медленными семенящими шагами.

 

 

Ледяная фотосессия

 

Ночь, словно охранник солидного предприятия, принявший свою смену отпустила отдохнуть день, отправив его на круги своя. Правда трудно было сказать, что день здесь, хоть раз давал о себе знать...

Ничто так же хорошо не могло помочь нам сориентироваться в городе, как лучи Аппсонии, освещающие каждый его уголок.

Прошло примерно два часа пути. Не знаю почему, но мистер Уотсон назвал именно такую цифру.

- Почему Вы так решили?- поинтересовался Кей.

- Видишь лучи Аппсонии? - начал отвечать преподаватель.

- Ну и что? – Кей поднял голову вверх. - По-моему ничего особенного...

- Каждый её луч стал на два тона ярче.

Мы с Кеем стояли в недоумении, казалось, что у нас как у людей с патологией в виде Синдрома Дауна начнёт литься изо рта слюна. Но этого не произошло.

- А это значит, что прошло два часа с того момента, когда мы вышли из Кеббоновского сада! – объяснил мистер Уотсон.

Мы опустили головы, и положительно кивнули, одновременно глядя на преподавателя.

Поле, представляющее собой окровавленное кладбище, где покоилось ассорти из плачущих дельфинов и китов осталось давно позади; примерно с час тому назад нам удостоилось заприметить, жильё поселенцев, что жили здесь раньше. Эти хижины, так назвала Лина, то что мы с Кеем увидели, были расположены высоко на некоторых достаточно огромных по размерам выступах скал. Правда, сейчас они встречались гораздо реже, нежели оглянуться назад – на самое начало нашего пути, что теперь близился к середине без проволочек. Я бы подобрал к слову хижины, немного другое, не изменяющее смысла слово: «юрта».

Неподалёку от этих «юрт» можно было встретить контейнеры цвета бело-жёлтого Нарцисса.

Как нам рассказывал мистер Уотсон, каждый хозяин контейнера, когда приходило соответствующее для этого время, после того как контейнер будет доверху наполнен, сжигал при помощи обычных спичек весь мусор. Оставшийся от него прах, этот хозяин развеивал на ветру, высыпая контейнер с выступа одним несложным движением: нужно было всего лишь взяться за металлическую ручку и опустить её вниз, за счёт чего двигающийся механизм сам сделает всю необходимую работу.

Чем ближе мы приближались к причалу, чей хозяин был некий Дэйк, тем холоднее нам становилось, на некоторых участках земли виднелся куржак, цвета морозной мяты с пачки жевательной резинки «Стиморол»; о нём мы с Кеем слышали неоднократно за время всего похода от мистера Уотсона и ребят.

Эта стоянка, для катеров и лодок, никоим образом не отличалась от всех тех, что я видел в Портленде и за его пределами соответственно. Чуть дальше, за поворотом, на достаточном расстоянии от обрыва на котором покоились большой пароход с красовавшимся названием «Прэйл-Грил» и с несколькими шлюпками, стоял старенький домик. Казалось, что от времени он будто бы врос в одну из скал.

- Глядите, - шёпотом произнёс кто-то из ребят в толпе. – Это стоянка Дэйка...

Начались перешёптывания.

Дверь домика открылась настежь, одновременно с ней начали скрипеть петли.

Из дверного проёма виднелся силуэт с поднятой рукой, что была очень тонкой, и вместо обычной человеческой конечности это была правая костлявая культя. На запястье её свисала лампадка, маленький огонёк которой освещал всю окружающую силуэт местность.

Ещё немного и силуэт превратился в человеческое обличие, окутанное в кожаный плащ глиняного оттенка с надетым на голову капюшоном. Правда это случилось после того как этот не очень высокий Дэйк, роста в нём было больше четырёх с половиной футов, подошёл к нам расстояние, которое по длине составило число тринадцати шагов.

Чуть выше уровня обуви, коей были: старые-старые стёртые от времени туфли были видны две тонкие, словно ртутная полоска в термометре - костяные ноги. Всё остальное, что находилось выше голени, закрывали тёплые болоньевые брючки цвета хаки.

Шёпот мгновенно оборвал свою линию очереди. Некоторые ребята, будучи не совсем опытными, как мы с Кеем встали на месте, и задышали так, будто для углекислого газа не было ни одного квадратного миллиметра места.

- Чего застыли на месте ребята? – издался грубый голос из тёмного участка между замочной полоской и самим атрибутом, накинутым на голову охранника. Дэйк медленным движением левой, свободной руки откинул капюшон и за чёрным участком неизвестности был найден череп, но он был будто наискось разделён от кожи, - его верхняя часть, если говорить предельно ясно. Нижняя же часть головы была сносной, но так же, как и в первом случае вселяла в нас искорку ужаса.

То, что можно было бы ещё назвать губой, было вывернуто наружу, а в самом рту виднелись маленькие заострённые жёлтые от старости их обладателя зубы.

- Да... да ничего мы не застыли... – не очень уверенно произнёс я. Это вылетело из меня как-то само по себе на автомате.

- Да ладно вам ребятки, - обратился к нам мистер Уотсон, - это же старик Дэйк, он не представляет для нас совершенно никакой опасности!

Преподаватель подошёл, произведя незначительное количество шагов на встречу к Дейку, так как тот стоял неподалёку. Они, как старые, давно не встречавшиеся друзья обнялись, похлопав друг друга по спине.

- Эх... старик Дэйк, сколько мы с тобой уже не виделись? – спросил мистер Уотсон.

- Да уж давно! - ответил Дэйк, - С прошлого года, скорее всего. – Бросив взгляд на мистера Уотсона

- Да, наверное, - улыбнувшись, подтвердил преподаватель.

- Я смотрю с вами новые лица? – Дэйк бросил взор одного на нас с Кеем.

Второй, правый глаз у него отсутствовал. Думаю, все понимают почему.

Я смотрел Дэйку прямо в лицо, непременно страх во мне метался от места к месту, но позже было заметно, что он потихоньку угасает, а моё лицо изобразило улыбку, выделившую ямочки на участке щёк.

Взгляд его глаза плавно переместился на Кея, который смотрел на него спокойно, без каких либо признаков волнения. Левая орбита зияла чёрным цветом, он глядела прямо на меня и остальных ребят, стоявших позади. Но если прислушаться то было слышно, как его сердце учащённо забилось будто-бы с желанием вырваться из неприступной клетки. Это могло быть симптомом тахикардии, что для шестнадцати летнего парня было не очень приятным знаком.

«Да нет, это всего лишь внутреннее расстройство, оно пройдёт» - утешал я себя, но вслух не сказал ни слова.

Дэйк подошёл к нам двоим, и пожал руки: сначала мне, я протянул свою ладонь и представился.

- Я, Рой, - я сжал костяную культю охранника, ту на которой свивала лампадка, и в этот момент моё сердце начало работать с такой скоростью, что мне самому было не по себе, затем очередь дошла и до Кея. Он протянул свою руку.

- Кей, - и он точно также сжал «руку», но все заметили даже Дэйк, что от волнения ладонь Кея вспотела.

- Чего трясёшься парень? – поинтересовался Дэйк.

- Пр-пр-осто хо-холодно... холодно тут – ответил Кей.

- Конечно, холодно, - сказал Дэйк. Он отпустил руку Кея и взглянул на пропасть, конец которой скрывался далеко внутри клубов тумана пепельного оттенка.

- Ты находишься на краю ледяной пропасти, я охраняю это место как зеницу ока уже почти тридцать лет... – он замолчал на мгновенье и продолжил - Приятно познакомиться парни! – заявил Дэйк. – Я буду вашим сопровождающим до конца этой пропасти, ну а потом мы распрощаемся.

- На краю ледяной пропасти... – взглянув на пропасть, перефразировал Дэйка Кей.

Дэйк повернул голову, всё ещё сжимая скользкую от пота ладонь Кея, и задал вопрос мистеру Уотсону:

- Уотсон, а зачем вам идти на тот конец города?- он сделал паузу, и продолжил. - Если мне не изменяет память, то там нет ничего кроме ЭС[10]

- Да, ты прав Дэйк. – подтвердил слова друга мистер Уотсон. – Дело в том, что с подачей электричества в школу произошли проблемы. И, как назло, - он окинул всех ребят своим добрым взглядом, - свет отключился именно на пятидесятилетие Хаспина. Испортил всем ребяткам праздник, если бы ты его смог запечатлеть концерт, что устроили эти красавцы, то не остался бы равнодушным!

- Не сомневаюсь, ответил Дэйк.

Голова Дэйка повернулась обратно, а взгляд снова был устремлён не Кея:

- Но, временно, - единственная вывернутая наружу губа охранника изогнулась в улыбке, а его ладонь отпустила ладонь Кея.

Дэйк направился к остальным, чтобы поприветствовать и их. Девчонки подавали ему руки для приветствия. Охранник улыбался и говорил:

- Милые девушки, извините, но я не могу поцеловать ваши нежные красивые ручки... Поэтому просто пожму их.

Девчонки же лишь встречали его улыбкой.

- Что ты можешь нам предложить? - попытался осведомиться мистер Уотсон.

Окончив на Мэло приветствовать всех нас, Дэйк подошёл к мистеру Уотсону ближе и сделал задумчивый вид, приставив к своему подбородку указательный палец:

- Так, ну это надо как следует обдумать, - кинул он, - может, пройдёте ко мне, в мой домик? – поинтересовался Дэйк, места хватит всем, и не стоит делать преждевременных выводов по одному его внешнему виду. Внутри он гораздо просторнее!

- Нет, нет дружище, никто из нас не сомневается в твоих словах. Просто нам действительно нужно торопиться, дело сам понимаешь - очень важное. Тем более нас ждут люди у школы, Флуп дал им распоряжение охранять Хаспин.

- Флуп? А где же он сам?

Чтобы ответить, мистер Уотсон перешёл на ту сторону, где у Дэйка ещё было ухо. Он перешёл, и встал рядом с Дэйком с правой стороны. Приблизившись ближе, мистер Уотсон прошептал охраннику, что-то про директора на ухо.

- Видимо говорит про смерть директора... – сделал шёпотом предположение Мэло, приблизившись к нам с Кеем сзади. Голос его был такой же холодный, как и эта пропасть, что уходила далеко вниз.

- Ух, ты... – выпалил Кей от неожиданного появления рядом с нами Мэло. – Не пугай так.

- Хорошо, больше не буду – пообещал Мэло.

- Вполне возможно - сказал я.

- Эм... Ты это про что поинтересовался Мэло.

- Ну, про твою версию по поводу смерти мистера Уотсона, – ответил я. – Она вполне возможна, - закончил я свою мысль.

- А, поняяятно – протянул Мэло, отчего его голос стал таким, будто он набрал в себя гелий из воздушного шара.

- Ну, хорошо, сейчас я что-нибудь вам подберу Уотсон, - произнёс с задумчивой интонацией Дэйк.

Мистер Уотсон оборвал своего старого приятеля:

- А может... – его взгляд пал на огромный, стоящий на воздухе прямо над пропастью корабль «Прэйл-Грил».

- Нет, Уотсон, - ответил Дэйк, заметив, что у мистера Уотсона загорелись глаза.

- Но почему Дэйк? – изумился мистер Уотсон и кинул на друга такой же полный изумления взгляд.

- Я бы с радостью одолжил вам этого красавца, тут дело вот в чём...

Мистер Уотсон оборвал своего друга

- В чём же?

- Этот красавец уже давно не на ходу, лет пять как. Я пытался ковыряться в нём, чтобы обнаружить проблему, но всё без толку!

- Ну, что делать? – спросил я, сам не ожидая.

этого вопроса от себя.

- Один момент! – произнёс Дэйк. Он поднял указательный палец подобно учёному, нашедшему верное решение.

Дэйк повёл нас ближе к кораблю, что был не в рабочем режиме. Когда мы подошли с ребятами ближе, то в глаза нам бросилась яркого синего цвета шлюпка.

- Таллиста... – прочёл медленным темпом Мэло. Он шёл позади нас с Кеем.

- Она самая, - подтвердил охранник стоянки.

- Классно! – произнесла Пулья с удивлением. Незамедлительно из её холодных от погоды губ сорвался затянувшийся свист.

- Это точно! – согласился ещё кто-то из толпы.

- Неплохо, неплохо, - похлопал по спине мистер Уотсон своего приятеля.

- Как от сердца отрываю! – заявил с улыбкой «Без проблем» Дэйк. – Итак, парни, девушки залезаем по одному, по возможности помогаем девушкам забраться в шлюпку. Парни, всем ясно?

- Да, - поднялся шум сильный половины толпы.

- Смотрите девчонки, а наши парни то настоящие джентльмены! – попыталась привлечь внимания Лина.

- Да, да девочки, сейчас вы запечатлите редкий случай.

- Сейчас мы с мистером Уотсоном вернёмся, а вы погружайтесь. Я надеюсь, проблем не произойдет?

- Нет, абсолютно никаких! - ответил Дэнси, принявшись забирать сумки у девушек и лёгким движением одной из рук забрасывать их в шлюпку.

- Отлично! Мы с Уотсоном скоро вернёмся! – Дэйк оглядел всех своим испытующим, тяжёлым взглядом, и, повернувшись, взял под своё «крыло» мистера Уотсона, они пошли к домику.

Дверь за ними закрылась.

Дэнси закинул все оставшиеся сумки. Кей запрыгнул в шлюпку и начал подавать рук девчонкам, чтобы им было легче забраться, ну и конечно здесь нужно было быть предельно осторожным, так как шлюпка, так же как и лодки с кораблём находилась над пропастью... Ледяной пропастью.

Я последовал примеру своего друга ускорить процесс погрузки на шлюпку:

- Итак, девчонки, поторапливаемся! – постарался Кей поторопить всех, кто ещё оставался на земле.

Пулья подала мне руку, и я потянул её на себя. На секунду она повисла над обрывом, после чего я прибавил тяге сил; Пулья нашла ногой опорку, плотно встав на бортик Таллисты.

- Спасибо, Рой. – Спустившись с бортика на днище, поблагодарила меня Пулья.

- Нет проблем! – ответил я.

Последней, кому я подал руку, и кто находился на краю пропасти, это была Сапэ.

Из домика Дэйка вышел её хозяин и мистер Уотсон. Их рты изгибались в разных рисунках, но голосов их почти не было слышно; они начали набирать ход только, когда подошли ближе к Таллисте.

- Ну что все погрузились? – осведомился мистер Уотсон.

Все кивнули.

- До той стороны города около восьми миль, - Дэйк посмотрел на туман, как бы пытаясь что-то разглядеть в нём.

- Думаю, к завтрашнему утру, мы доберёмся до места назначения? – предположил мистер Уотсон.

- В точку! – отметил Дэйк, поддержав своего приятеля.

Сначала в шлюпку пытался залезть мистер Уотсон, но перед этим он забросил в шлюпку свою сумку, Мэло кинулся ему помогать забраться. Затем на шлюпку, разбежавшись, запрыгнул Дэйк, сумку он держал за спиной. Поэтому не было необходимости забрасывать её в транспорт.

- Ну, что вперёд ребята? – он окинул нас взглядом.

- Вперёд! – поднялся громкий шум с нашей стороны.

В этой шлюпке не было не руля, которым можно было бы рулить в разные стороны, чтобы изменять направления, с вёслами была точно такая же ситуация.

- Но, как мы сдвинемся с места? – поинтересовался Кей, в его взгляде читалось недоумение.

Дэйк не ответил на заданный моим другом вопрос, и вытащил из-за пазухи - старый цвета ванили свисток. Он поместил свою вещь себе в ротовую полость и медленным выдохом мы услышали равномерный свист, напоминающий сигнал горна спозаранку в каком нибудь из летних лагерей.

Никто этого не ожидал, но шлюпка, на той, что мы сейчас стояли, сдвинулась с места и судно: «Прэйл-Грил» отдалялось от нас, точнее мы отплывали по воздуху всё дальше. Мы проводили взглядом домик Дэйка, и когда он скрылся в густом тумане, начали размещаться кто куда: Многие расположились в носу шлюпки, а я Кей, Пулья, Сапэ, Лина и Мэло выбрали местечко куда скромнее - в самом конце.

Дэйк не шолохнувшсь стоял и следил за дорогой, а наш транспорт шёл легко, даже не качаясь ни в одну из возможных сторон.

Пулья копалась у себя в сумке, перебирая свои вещи, Мэло делал то же самое. Они делали это так синхронно, что было трудно определить, кто же закончит копаться раньше?

Минуту спустя Пулья и Мэло, одновременно достали по одному широкому одеялу; под ними могло вместиться минимум человек десять.

- Рой, ты чего заснул? - обратилась ко мне Пулья.

Я, отвлёкшись от собственных дум, вернулся на землю:

- Эм... Пулья ты что-то сказала? – спросил я.

- Да, что с тобой?

- А... Да не обращай внимания, всё нормально я просто задумался.

- Да? Может, тогда поможешь мне расстелить одеяло? – попросила она помощи.

- Да, конечно. – Взявшись за два конца из четырёх, я потихоньку отошёл назад, так что это одеяло легло на днище ровно, и без единой складочки.

- Спасибо!

- Не за что!

Сапэ и Кей расстели одеяло Мэло, а затем мы все удачно разместились на обоих одеялах вшестером. Залезать под одеяла мы не решились, под ними был такой дубак, что я думаю, мы бы были наутро с отмороженными почками.

Провалявшись совсем немного Сапэ, Лина, Мемпл, Кей и Мэло уснули. Мы вместе с Пульей лежали рядом; получилось это совершенно спонтанно. Вдруг она поднялась, оторвавшись от одеяла, и ринулась к своему рюкзаку. Из него Пулья достала свой фотоаппарат и вернулась назад, не застегнув сумку.

- Давай пофотографируемся вместе? – предложила она, нажала на кнопку «on» и дисплей незамедлительно перешёл в рабочий режим.

- Ты серьёзно? Но мне кажется, из-за этого тумана мало что будет видно на снимках. Боюсь, они получатся смазанными.

- Совершенно серьёзно. Ты не парься, этот фотик сталкивался и не с такими проблемами. Я просто включу ля этого необходимую функцию, и всё будет в порядке. – Улыбнулась она.

Пока Пулья настраивала фотоаппарат, я осмотрелся вкруг. Остановился на Дэйке.

- Как он не засыпает – сорвалось с моих уст, едва слышно.

- Что? – спросила Пулья.

- Нет, нет ничего! – отозвался я. - Ну что, ты настроила свой фотик?

- Да! Сделай так, - Пулья сделала гримасу с высунутым наружу розовым языком, повёрнутым набок.

- Думаю, тебе больше подойдёт. Хорошо, - согласился я. Но с уговором...

- С каким?

- После это снимка ты сделаешь точно так же о’кей?

Пулья согласилась:

- О’кей!

Пулья начала передавать мне фотоаппарат, но тут резко остановилась на полпути.

- Ты чего спросил я?

- Ничего... – неуверенно произнесла Пулья. Её глаза цвета лимона блеснули от света Аппсонии, что повисла над нами.

Наконец она надела мне на шею ремешок, он был вдет в два треугольных отверстия.

- А тебе идёт! – заметила она.

- Правда?

- Вообще классно! – Пулья оттопырила большой фиолетовый палец вверх.

- Ну, хорошо. Давай, позируй, – попросил я.

Пулья присела рядом со мной, и я почувствовал в себе некоторое изменение. Но я отмёл это из головы; перестал обращать на это внимание.

Взглянув на дисплей фотика, я запечатлел Пулью, точнее её изображение, сложившееся в картинку без каких-либо видимых дефектов.

Пулья снова высунула изо рта язык цвета той глазури, что поливают на горячие пончики в маленьких фургончиках возле портлендской школы; мы после второго урока отлучались на обеденный перерыв именно к нему – фургончику, находящемуся за углом нашей школы. Да и вообще пусть и не всегда, но очень часто у него выстраивалась очередь равная примерно в четверть мили.

- Ты очень красивая! – сделал я ей комплимент.

В ответ на это, Пулья смутилась, её щёчки порозовели, слились с языком.

- Ну, всё нажимай на кнопку, а то отвернусь – закапризничала она.

- Хорошо, - я нажал на кнопку, после чего незамедлительно последовала вспышка.

Эта вспышка была такая яркая, что её можно было сравнить с той, которая вылетала из нейтрализатора в фильме «Люди в чёрном».

- Ну, что там? Как получился снимок? – начала меня заваливать вопросами, модель, совсем недавно позирующая под прицелом фотообъектива.

Пулья сидела рядом, замерев в ожидании.

- Сейчас увидим... произнёс я голосом, чья громкость была чуть выше среднего.

Из разъёма продолговатого по ширине и очень узкого по длине, словно стартующий мотоцикл вылетел снимок прямо в руки Пульи; Лицо её изменилось, преобразилась в радостную гримасу. Хлопала она в ладоши, будто сидящий в зале кинотеатра зритель, радующийся, что угадал очередную сцену очередного продукта от той или иной студии.

- Ну, ты молодец Рой, смотри, смотри... – начала пищать Пулья, и радости её не было предела. Она показывала мне свои снимки. – У тебя отлично получилось, мало, кто может с первого раза запечатлеть меня, причём так...

- Как так?

- Так... так удачно, - Пулья улыбнулась шире, чем я мог себе представить.

- Правда?

- Да, а что? – лицо её изменилось, всем видом оно изливало литры эмоций изумления.

- Если честно, именно с этой «стихией» у меня по жизни были чертовские проблемы.

- Не знаю... – возмутилась она, - по-моему, получилось очень даже классно!

- Спасибо!




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.