Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Непредвиденный занавес 8 страница



- A+ - прочёл шёпотом, пробегая торопливым взглядом я.

– « Родители бы врятли мне поверили» - закралась в мою сторону мысль. Хотя и хвастаться особо не чем я же списал, сделал самую лёгкую работу...

На почту мне пришло одно сообщение, адресантом была – Пулья.

- Большое спасибо Рой...- было написано в сообщении.

- Не мне, нас выручила Мемпл. Кстати ты не знаешь, почему на игре не было Сапэ?

- Знаю, он говорит, что учила алгебру, так как думала, что завалила контрольную...

Я взглянул на Сапэ, она будто чувствовала моё внимание, и взглянула в ответ, она улыбалась. Я написал ей сообщение с вопросом:

- Добрый день Сапэ! Как ты? Что получила за контрольную?

Сапэ не стала медлить, ответила мне:

- Добрый! Получила « B+».

Кею очень повезло, но не, потому что он лежал в постели больничного сектора во время контрольной, просто во всех событиях, произошедших с нами, есть свои плюсы их просто нужно видеть.

- Кей, - обратилось миссис Пэлтон, - Так как ты по уважительной причине отсутствовал на прошлом занятии, ты получаешь зачёт автоматом.

- Эм... Спасибо, но я могу написать вам контрольную работу закрытыми глазами и без автомата.

Эта фраза не показалась мне странной, так как я знал Кея Фрикко очень хорошо. Пока он сам не докажет себе, что способен, он не успокоится.

- Я не сомневаюсь в твоих математических способностях Кей. – Дело в том, что ты можешь запустить программу.

А пробелы у него уже имелись, и набралось достаточно материала, который он должен был догнать. Несомненно, миссис Пэлтон поможет ему разобраться, в тех местах, что называется тёмный лес.

До звонка с урока осталось пять минут, железные стрелки, висящих над входом часов за десять минут двенадцатого.

Мы дописали последний пример из новой темы, и свернули окно почты. Звонок дал о себе знать, дисплей автоматически отключился, я встал из-за парты и пошёл на перерыв перед занятием английской литературы.

У нас вместе с Кеем это был первый урок у мистера Уотсона – немолодого человека ростом выше среднего и с гипостеничным[9] телосложением: несмотря на довольно приличную по размерам одежду было видно, что его мышечная масса было развита – слабо.

Пяти минут мне хватило лишь для того, чтобы найти кабинет, я успел три раза зайти не в те кабинеты, во всех занятия проходили у других ребят, но не у моего класса его я видел на игре – на соседней скамейке.

- Рой, - услышал я крик с другого конца коридора. – Потерялся? – он улыбнулся.

Добравшись до нужного мне кабинета, звонок дал знать о начале занятия.

- Я вижу новые лица, - обратился к нам с Кеем мистер Уотсон. – Рад вас видеть!

В учебную программу Хаспина входила только современная литература, которой я как раз интересовался. На дисплее высветился список необходимой литературы, которую мы с моим другом должны были изучить.

- Рой, Кей, - обратился сова мистер Уотсон.

Я поднял свой взгляд на преподавателя, Кей сделал то же самое.

- Предоставленный перечень книг вам будет необходимо изучить. Так как в конце первого полугодия вам будет предложен тест из пятидесяти вопросов.

Мистер Уотсон перевёл взгляд на остальную часть класса.

Я взглянул на смайл своей футболки, он скорчил гримасу сочувствия, но половину из этой литературы я знал, так что успокоил его:

- Ничего страшного, у нас всё получится!

- На прошлом уроке мы начали изучать художественное произведение писателя-фантаста, Рэя Брэдбери – «Гимнические спринтеры». – Что вы можете сказать об этом рассказе? – поинтересовался у класса мистер Уотсон.

Прошло две секунды.

- Да, - произнёс мистер Уотсон, бросив взгляд на сидящую сзади меня Пулью. Она опустила, поднятую вверх руку.

- Произведение «Гимнические спринтеры мне очень понравилось!

- Правда? – Мистер Уотсон бросил на Пулью взгляд полный внимания. – Пулья, а т можешь рассказать содержание нам всем.

Пулья окинула на ребят растерянный взгляд, но тут же собралась и твёрдо ответила:

- Да, конечно смогу! – Суть этого рассказа состоит в том, что в ирландских кинотеатрах в конце каждого сеанса звучит гимн, но ирландцам он не очень сильно нравился. Поэтому они решили устроить спринты в кинотеатре под названием «Графтон» в промежутке между концом фильма и началом гимна, его цель состояла в следующем: каждый участник соревнования должен был успеть прийти первым к выходу из зала. Однажды главный герой, мистер Дуглас был зрителем одного пари на счёт самого быстрого спринтера. Происходило это в одной пивной Дублина... - Пулья неожиданно остановилась замешкавшись.

- Что случилось Пулья?

- Я... я просто забыл название этой пивной. – Виновато опустив глаза, ответила Пулья.

- Ничего страшного, название не так важно. – Так, что было дальше?

- Дальше, один из участников пари заприметил, наблюдающего со стороны мистера Дугласа и предложил поучаствовать, а мистер Дуглас в свою очередь поинтересовался происходящим. Ему рассказали, что на дневных детских сеансах проводить спринты было довольно неудобно, и из-за этого ирландцы решили проводить их только в вечернее время.

- Так, очень хорошо Пулья. – Последний вопрос: - Ты случайно не помнишь, кто был самым быстрым спринтером в этом произведении.

- Да, помню – его звали Дун, но, к сожалению, он не смог бежать, так как у него было отсижена нога, и поэтому Дун попросил мистера Дугласа пробежать спринт со второго раза за него; мистер Дуглас согласился, взял у Дуна необходимую для спринта одежду: кепку и шарф. В конце концов, стал победителем спринта, как только на экране высветилась надпись: КОНЕЦ ФИЛЬМА. – Пулья выдохнула, так как, на последний вопрос дала ответ на одном дыхании.

- Ну, что сказать... – мистер Уотсон резко остановился и взглянул на Пулью. – У тебя хорошие знания, ты молодец, садись на место.

Пулья с довольной улыбкой села, и даже немного покраснела, от чего её фиолетовые щёчки на время порозовели, затем приобрели состояние, что было прежде.

- Итак, через минуту будет звонок с урока. Хочу ещё раз напомнить о подготовке к тесту, он будет в конце учебного полугодия, который не за горами.

Прозвенел звонок с урока и все были свободны.

 

Дело подошло к вечеру. Я, как и обещал, отправился в больничный сектор в кабинет мисс Филлз. Обезболивающая мазь бинта вот уже двадцать минут как начала своё действие противоборства боли.

Постучавшись в кабинет медсестры, я услышал:

- Да, входите.

- Вы просили зайти к вечеру, можно?

- Да, конечно Рой, – ответила мисс Филлз, показав жестом четырёх пальцев, кроме отогнутого под прямым углом пальца. – Как твоя рука? – Осведомилась, сидящая за своим рабочим столом медсестра.

- Обезболивающая мазь подействовала треть часа назад. – Уже ничего страшного, думаю завтра она восстановиться полностью – предположил я.

- Дай-ка мне посмотреть... – попросила мисс Филлз, взяв мою руку в свою ладонь. Она начала разбинтовывать руку, что утром почти не сгибалась.

Бинт, конечно, прилип к ладони, было немного неприятно при его снятии.

На бинте остались разводы запёкшейся крови, которые образовывали собою полукруглые узоры самых разных размеров.

- Как новенькая! – заявила мисс Филлз, на её лице пританцовывала улыбка, накрашенная тёмно-синей помадой. Мисс Филлз погладила меня по голове, так будто заботливая мама гладит своего ребёнка. Зная, что мисс Филлз была довольно молодой, я понял, что ей ещё не довелось завести детишек. Но я понимал, что она очень добрая и обязательно будет самой заботливой матерью.

Я взглянул на мисс Филлз и улыбнулся в ответ.

- Мисс Филлз, - обратился я, внимательно смотря на медсестру.

- Да, Рой?

- Я хочу, чтобы Вы знали - Вы очень-очень хорошая.

От неожиданности мисс Филлз растеряно посмотрела на меня, не сводя своих красивых, несравнимых ни с чем глаз, потом она крепко обняла меня, а я, закрыв глаза, представил на месте, рядом стоящей и обнимающей меня медсестры свою маму, Милинду Тим. От этого я ощутил, что за моей спиной выросли огромные белые крылья, похожие на те, что показывали в мультфильме «Геркулес», персонажем, обладателем подобных крыльев был пегас, цвета свежевыпавшего снега. Но чувство это было лишь миг, который показался мне бесконечным.

Кристально чистые, словно воды родника по щекам мисс Филлз катились бесформенные капельки, оставляя после себя прозрачные тонкие линии.

- Да? Тогда и ты знай – вы с Кеем тоже замечательные. – Она ладонями вытерла солёную влагу с лица. – Беги к себе, Рой.

- Хорошо, а Вы тогда пообещайте, что больше я никогда не увижу Ваших слёз.

- Ха-ха, не увидишь, Обещаю!

Я исчез за дверью кабинета, а мисс Филлз осталась одна, стоя у своего стола.

 

Никого, в том числе и Кея в спальной комнате не было, а до отбоя осталось около полутора часов. Поэтому я решил поработать над решением проблемы Кея, а именно достал из прикроватного шкафчика: кору дерева, наполненный жёлтой водой опавший листик, и струны от Фиольи.

Потом я подошёл к одному из окон, и увидел, что девчонки опять играют на площадке в мяч, но теперь образовав квадрат, а не треугольник, как в прошлый раз, до прибытия Кея.

Время летело быстро, а я осторожно приклеивал каждую струнку к корочке с обеих сторон жёлтым дождём. Поначалу было не очень удобно, так как кончики пальцев начинали слипаться, и при каждой попытке их расцепить подушечки начинали ныть от боли; время, постепенно истекало: часы превращались в минуты, минуты трансформировались в секунды. Я начинал доклеивать последнюю струнку. Когда, наконец, моя работа закончилась, я услышал нарастающие звуки голосов, доносящихся из коридора. После проделанной мною работы мне захотелось проверить качество звука этой модели, очень походившей на музыкальный инструмент.

Мои пальцы скользнули по стрункам Фиольи, этого отличного гигантского по высоте растения из-за низкого притяжения. Музыка звучала так чисто, словно это не последствие действия при помощи постороннего лица, а по-настоящему что-то живое, бродившее в спальной комнате. Это то, что проникло сюда и наполнило жизнью каждый уголок – блока «E».

«Гитару» мне пришлось положить у своей колыбели на полу, так, чтобы, если что, Кей не видел, какой сюрприз я ему приготовил на завтра.

- «Он обрадуется» - подумал я.

Блок моментом наполнился детьми Аппсонии, он буквально ими кишел. Дождь за окном уже не расстреливал ни в чём невинную землю Трионии; она впитала большую часть осадков в себя. Дала тем самым жизнь новым стрункам Фиольи, деревьям, которые врятли обойдёшь вокруг за полминуты. На это потребуется не менее половины суток.

 

Эта ночь прошла без происшествий. В спальной никого не оказалось, кроме Кея, мне довелось заприметить его ещё спящим в своей колыбели, что была установлена выше, чем моя. Его присутствие я определил по стоящим бутсам на полу: они стояли один на другом, точнее левый был в порядке, а правый опирался на него. Подошва была, немного покрыта тоненьким, почти незаметным слоем пыли. Фирма всей одежды у них здесь дна единственная под названием:

- «Joy fast». - Это я прочёл на язычке одного из бутс.

В обычном современном мире двадцать первого века фирм одежды было великое множество. И нет смысла перечислять их все и так их знают, ну а если нет, то у каждого подростка найдётся компьютер с интернетом, при помощи него можно найти даже то, чего и в помине нет!

Фабрика по производству одежды была расположена под самой школой на минус первом этаже, куда вход был категорически запрещён, хотя дверь туда была открыта постоянно. Рабочие фабрики питались в столовке на первом с остальным персоналом.

Мы вместе с Кеем решили не играть с огнём, и поэтому обходили вход на лестницу, ведущую вниз, где был слышен лишь шум рабочих машин-автоматов.

Я вылез из своей колыбели, принял душ, что был расположен напротив блоков старшеклассников, потом оделся, оставил на прикроватном шкафчике «гитару» и пошёл было пойти вниз, но колыбель Кея опустилась, он был сонный. Это было видно сквозь колпак невооружённым взглядом.

- Доброе утро Рой! – услышал я приглушённый голос друга.

Я помахал ему рукой и улыбнулся.

Затем стеклянный колпак медленно поднялся наверх. Кей вылез из колыбели и первым делом обратил своё внимание на модель гитары.

- Р-о-й,- произнёс моё имя по буквам Кей чуть слышно, он был в изумлении.

- Нравится? – это мой тебе подарок.

Я протянул инструмент другу, но когда Кей потянул руки в ответ, я неожиданно потянул гитару на себя и сказал:

- Но для начала, если ты не против я хочу проверить её в деле на концерте.

- А... – он застыл. – Да, да конечно Рой! – ответил Ке, и сдвинулся с точки, на которой стоял словно столб.

- Ладно, - я улыбнулся. – Пошли в актовый зал, моя ладонь похлопала его плечо.

- Пошли, - согласился Кей и немного изменил губы в улыбку. – Только дай-ка подержать мне в руках эту штуковину. Как только ты до этого додумался?

- Можно сделать полезную вещь из всего, что есть вокруг... Главное подойти к любому делу с любовью... Запомни это. – Улыбка на моём лице с обеих сторон натянулась до самых ушей.

- Спасибо за совет!

Дверь спальной комнаты захлопнулась за нашими спинами и по громкости наши голоса стали ниже.

 

 

Непредвиденный занавес

Прошёл ещё один день нашего с Кеем пребывания в загадочной школе, находящейся далеко не на яву. Где-то по ту сторону обычного, погребённого под огромным слоем пыли, именованным - Бытовуха, мира.

Вчера в актовом зале, находящемся в левом конце коридора третьего этажа, прямо за стенкой блока «E» проходила генеральная репетиция, где присутствовали все участвующие в юбилейном концерте; ребята отрабатывали, как следует свои номера.

Настал этот день. День рождения школы Хаспин.

- Извини друг, но тебя взять я сегодня не могу, хотя с тобой я уверен было бы гораздо веселее! – обратился я к своему Смайлу.

« - Да уж, если бы Мэтью, или другие члены моей семьи увидели, что я веду беседу с футболкой, наверняка подумали, что мне необходим специалист-психиатр» - подумал я про себя, не вымолвив ни слова.

Я надел полосатую рубашку, эти полосы были чуть темнее цвета электрик, позаимствовал чёрную шляпу у Мэло; для полной картины мне не хватало наушников моего mp-3 плеера.

С Кеем мы договорились встретиться в самом зале. Я вышел из спальной комнаты и направился, точнее сказать летел в назначенное место.

На первом и втором этажах разгуливала лишь тишина и больше ничего... Про коридор третьего этажа ничего подобного сказать было нельзя; тишина здесь отсутствовала начисто, стены буквально пропитались, просачивающимся сквозь замочную скважину живым музыкальным звуком.

Кея я в зале так и не застал...

Музыка в зале утихла и на сцену вышла ведущая концерта. Ею была ученица одного из старших классов - Эллетрис. На ней отлично сидело обворожительное платье, и низы его украшали большие прозрачные звёзды, сооружённые дизайнером.

Я, конечно же, видел её на переменах, с остальными старшеклассниками.

Зал был под завязку набит ребятами, а рабочий персонал, включая директора, сидели на самых первых рядах.

- Здравствуйте все!- поприветствовала зрителей Эллетрис, чуть громко говоря в микрофон.

Последовали не менее громкие, оглушительные аплодисменты; Мистер Флуп, улыбнулся начала хлопать в ладоши, а затем все остальные последовали его примеру.

- Дорогие преподаватели, что нас учат, повара, которые не жалеют своих сил и готовят на такую вкусную еду, - начала Эллетрис, - Мы с ребятами очень любим Хаспин, и вас. Поэтому приготовили для вас выступление, которое и откроет юбилейный концерт. – Если не сложно кто-нибудь стоящий у входа в зал погасите свет.

Этим кто-нибудь оказался парень ростом выше среднего, кто-то из старшеклассников. Я стоял рядом со сценой, но вдруг заприметил местечко с краю от мистера Уотсона.

Висящие над зрительными местами широкие лампы-трубки начали по порядку отключаться, отчего зал становился темнее с каждым разом, а потом и вовсе наполнился темнотой и стал чернее самой чёрной икры, вынутой из осетрины, выловленной на территории умеренного пояса.

Звездообразные рисунки на вечернем платье зажглись ярким циановым светом, подобно фарам автомобиля.

- Ну, что ребята меня хорошо видно? – поинтересовалась Эллетрис.

- Да, - ДА, ВИДИМ – начали возрастать голоса от входа вплоть до сцены выкрики ребят и всего персонала.

- Тогда, я думаю, стоит начать концерт. – Встречайте, для вас выступает Танц-трио – «Дэолайн».

Все замерли в ожидании, Эллетрис последовала за кулисы, были слышны её шаги по полу сцены, затем шаги увеличили громкость, и стало понятно, что на сцену вышел кто-то, но кто пока известно не было.

Тишина продолжалась.

Вдруг из-за кулис, по обеим сторонам сцены вылетели, порхая своими крылышками бабочки разных размеров... Примерно по восемнадцать штук из-за левых и правых кулис, они образовали собою три длинные ленты и лица выступающих артистов на сцене сразу же отразились в ярких переливающихся бликах, которые исходили от насекомых. Это были девчонки: Пулья, Мемпл, и Сапэ.

Зрители были в недоумении буквально первые несколько секунд, но головокружительные всплески эмоций и, последовавшие за ними аплодисменты в момент разрядили эту ситуацию; Это было только начало.

Тела девчонок очень красиво двигались в ритм танцевальному стилю музыки, порхающие ленты, словно раскрашенные змеи, извивались в разных положениях. Были даже такие моменты, когда они переплетались между собой, рисуя толстую связку каната, на который все ученики школы привыкли забираться и вскарабкиваться вверх, до самого потолка, чтобы получит наивысший результат, это зависело от того на сколько высоко поднимется по канату, свисающему над полом тот или иной ученик.

Их выступление продолжалось еще, по меньшей мере, около пяти минут.

Три ленты, богатые цветовой палитрой превратились в большое-большое облако, и это облачко полетело в направлении левых кулис. Зал снова наполнился темнотой; кто-то врубил свет, нажав на настенный рубильник, и снова по порядку лампы озарились ярким светом, наполняя собой каждый уголок. Я продолжал сидеть рядом с мистером Уотсоном, он поднял голову наверх, окинув взглядом большее количество качающихся, немного поскрипывающих ламп, улыбнулся. Затем перевёл взгляд на меня и захлопал в ладоши.

- Отлично, просто замечательно! – заметил он.

Я улыбнулся в ответ.

Выступившие хрупкие нежные девчонки стояли на сцене, были они ослепительных, радующих глаз своим видом костюмах, поклонившись, они улыбнулись и ушли за кулисы; на сцену, из-за кулис к ним на встречу шла Эллетрис.

- Ну что? Как вам первое выступление, взбодрились? – поинтересовалась, говоря в микрофон ведущая.

Ответ на заданный вопрос последовал незамедлительно, и заключался он в бурных овациях зрительной аудитории.

- Ну, раз вам понравилось, то встречайте тандем под названием «Блэйкаф». – Она указала вытянутой рукой на выходивших из-за кулис двух немного растерянных, волнующихся девушек; помощник Эллетрис выбежал из-за левых кулис с двумя приготовленными микрофонами, он отдал реквизит девушкам и поторопился назад.

На сцене стояла очень мощная аппаратура: Диджейский пульт, две огромные колонки, а за ним стоял один из старшеклассников, на голове его были наушники, совсем такие же, как и у меня, но фирма была другая, правда их я не разглядел. Парень сделал громкость на максимум, и нажал пару кнопок, после чего последовала невероятно нежная музыка, которая заставила всех зрителей замолчать, и вместо того, чтобы перешёптываться ребята начали слушать.

Голоса прелестных девушек были сравнимы с чистой водой родника. От их звучания у многих сидящих в зале зрителей пробуждалась жажда... нужда испить каждый глоток до последней капли, слов из песни, которую исполняли девушки.

Правда, я не понял не одного. Потому что наслаждался одним лишь звуком их голосов и музыки, в которой не было никаких стилистических границ. Парень, стоящий у пульта экспериментировал; смешивал стили один с другим, отчего музыка не могла не становиться ещё лучше, чем прежде.

Голос одной был лучше другой, и так продолжалось ещё очень долго; казалось, что выступление этих девушек не кончится никогда, и было видно: Никто не хочет их отпускать, но, к сожалению, у всего в том или ином мире существует свойство кончаться. Даже у этих милых голосков, чьи обладательницы были сущие ангелочки.

- Не правда ли это прекрасно, Рой? – поинтересовался моей точкой зрения мистер Уотсон.

- Что это выступление?

- Да, именно, мой друг! – ответил он.

- Я считаю, что это очень красиво! – поделился своим мнением я и улыбнулся.

Мистер Уотсон смотрел на меня достаточно продолжительно, а потом повернулся и устремил взгляд на сцену.

Зрительная аудитория снова зааплодировала.

На сцену вышла Эллетрис, казалось, что она и не переставала улыбаться с начала концерта. Её щёчки оставались неизменно розовыми. В руке она держала папку, с приготовленной речью, и списком всех участвующих концерта.

Следующими были мы с ребятами.

Когда Эллетрис объявила нас:

- А следующей на сцене выступает группа «Немой переполох», довольно интересное название, думаю, их выступление будет не менее увлекательным. Встретим их аплодисментами.

Когда мистер Уотсон увидел, что я направляюсь к сцене, он удивлённо посмотрел на меня и крикнул сквозь гул хлопающих зрителей:

- Удачи дружище.

 

Стул для меня был уже готов, и одна стойка с установленным микрофоном тоже стояла неподалёку. Я пододвинул её поближе к стулу, пробежал за кулисы, кода увидел находящегося там Кея. В руках он держал моё «изобретение». Времени на разговоры с ним у меня не было, и я покинул кулисы, держа в руках инструмент.

Мэло, Стейдж и Лина тоже вышли на сцену. Он были такие весёлые и красивые в своих нарядах.

Зал затих; сказать по правде это было моё первое выступление перед таким количеством публики. Волнение будто волной смыло после неожиданной порции аплодисментов, они оказались отличной поддержкой не только для меня, но и для моих товарищей по номеру.

Овации продолжались недолго, тут мои пальцы коснулись инструмента. Ребята Мэло и Стейдж, изображающие братьев, которые друг в друге не чают души, смеялись, шутили... Одним словом проводили вместе время, но внезапно на прогулке они встретили девушку необычайной красоты.

Аккорды, доносящиеся со сцены от натянутых, крепко накрепко струн ложились на слух каждого сидящего в аудитории зрителя, ровно также ложится художником цветная тушь на меловый холст. Именно так я попытался изобразить действия играющих впереди меня ребят.

Младший брат сделал первый шаг, чтобы познакомиться с девушкой, она пошла ему на встречу, но тут нарисовался старший брат и показал своё недовольство младшему.

Казалось бы, ещё немного и наша труппа сыграет весь номер, а потом мы покланяемся зрителям в благодарность за их уделённое внимание нам внимание и соответственно поддержку.

Свет внезапно потух, чего никто: ни мы, ни зрители никак не ожидали.

На сцену, цокая своими каблучками, стремительно влетела Эллетрис. Звёздочки на её платье снова начали светиться тем же светом циана.

По дыханию Эллетрис чувствовалось, что она в некоторой растерянности

- Извините, произошли технические неполадки с подачей электропитания нам всем лучше спуститься вниз и решить, что делать дальше...

Было слышно, что микрофон немного зашумел. «Наверное, когда его положила на пол Эллетрис.» - подумал я про себя.

В зале не было паники, но всё равно, на каком-то подсознании я почувствовал волнение всех окружающих...

 

Часть шестая

Большое путешествие

Четыре ключа

Все стояли у входа в Хаспин.

Перед выходом из школы всем ученикам и некоторому количеству людей из рабочего персонала предоставили сумки для того, чтобы собрать в кратчайшее время необходимые вещи; у меня этими необходимыми вещами были две футболки и надетая на мне рубашка в боковой её карман я положил две завалявшиеся в нижней полке шкафчика монеты, что достались мне когда-то от Пульи не будучи использованными; также я набрал как можно больше еды, которой можно будет насытиться в пути.

Остальные, оставшиеся у школы должны были следить за сохранением школы в целости и сохранности.

Ремень кожаной сумки был расположен у меня наискось: от левого плеча до правого бедра. Железная пряжка немного сжимала и натирала, доставляя мне тем самым некоторое раздражение. Поэтому я немного её ослабил; от ветра на натёртом месте плеча пробежал лёгкий холодок.

Сумка Кея была расположена на том же месте, что и у меня. В руках у него была «гитара». Я отдал её после досрочного, непредвиденного занавеса.

Нас с ребятами вывели совсем по другому ходу, через глубокий тёмный коридор. Этот коридор тянулся далеко вперёд, где был виден еле заметный свет, он привёл нас к выходу из библиотеки, в котором стоял тот же стол миссис Кнаф. Теперь было ясно, что свет поступал через одно большое окно, выглядывающее на старую добрую площадку.

Парадом командовал мистер Флуп:

- Итак, ребята, коллеги, – начал он. – В школе по неизвестной причине генераторы перестали давать электричество.

- Это может быть последствие от пройденного не так давно дождя... – высказал своё мнение мистер Уотсон, стоящий среди толпы.

- Да, - ответил мистер Флуп. – Я не могу отмести вашего предположения мистер Уотсон. – Это вполне возможно!- ответил он.

Около двух дней назад, прошёл дождь, но до сих пор мы все, вдыхая, чувствовали его сырой аромат.

- Что теперь нам делать? – поинтересовался кто-то из старшеклассников.

Я поднял руку.

- Да Рой, я внимательно тебя слушаю! – мистер Флуп одарил меня своим вниманием.

- Позавчера я проснулся от сильной молнии, - начал я. – Когда я подошёл к одному из окон в спальной комнате, то замети, что молния попала в одну из антенн.

Таким серьёзным как сейчас я не видел директора никогда. Его лицо превратилось в хмурую гримасу, состоящую из недовольства.

- Почему не сказал, об этом в тот же день Рой? Может тогда ситуация могла повернуться в совсем другую сторону.

Я не знал, что ответить, поэтому сказал всё так, как было на самом деле:

- Извините меня... Я посчитал, что мне показалось, и не предал этому особого значения.

- Ладно... Рой, не переживай! Всё равно мы не сможем сейчас отремонтировать вышедшую из строя антенну. Мы потеряем время в поисках её.

К директору подошла миссис Кнаф, она взяла за руку мистера Флупа, который в свою очередь начал отвечать на вопрос:

- Чтобы возобновить работу генераторов, за счёт чего в Хаспине снова будет гореть свет и остальное оборудование нам нужно добраться до станции, которая находится на другом конце Беллери Холл.- Ответил он. - Но предупреждаю всех заранее, что наш путь будет опасен, так что настоятельно прошу каждого из вас: будьте осторожны!

Все без исключения ученики старших классов были оснащены необходимым оружием для самообороны. Стейдж и его помощник обходили каждого, предоставляя всё необходимое, а именно: колчаны наполненные стрелами, лук и моток толстой верёвки; если верить самому Стейджу, который предоставил нам оружие, в каждом колчаке было по двадцать пять стрел.

- Верёвки понадобятся вам, если этого будет требовать крайний случай. – Умеете обращаться с луком? – поинтересовался он.

- Разберёмся! – ответили мы с Кеем в один голос.

- Молодцы! – он кинул на нас тяжёлый взгляд. – Приятель, - обратился к Кею помощник Стейджа.

- Да? – откликнулся Кей.

Помощник Стейджа поглотил своим взглядом гитару Кея и произнёс:

- Боюсь, что он тебе врятли понадобиться в дороге.

Кей понимающе кивнул и, попрощавшись, расстался со своим подарком, который пробыл в его руках не так уж долго.

Лук и колчак мы одели через то же самое плечо, на котором надёжно покоились ремни наших сумок.

- Кто считает, что не может пойти с нами, то может не идти, - продолжал мистер Флуп. – Теперь я хочу попросить поднять руки тех, кто пойдёт со мной и миссис Кнаф – он окинул влюблённым взглядом свою возлюбленную.

Сначала поднялась одна рука, затем две, а спустя минуту руки подняли все остальные стоящие перед директором.

- Как я понимаю, - он внимательно взглянул в глаза каждого и закончил начатую фразу – единогласно! - Я очень рад результатом.

Миссис Шерри, Эллетрис, все повара, миссис Пэлтон, и все рабочие, занимающиеся шитьём одежды, остались (охранять) школу.

- Остальные остаются на территории Хаспина, и ждут нашего прибытия обратно.

Все, кто должны были остаться, кивнули.

- Хорошо, выдвигаемся! - дал распоряжение мистер Флуп он перестал держать за руку миссис Кнаф.

- Наша разлука будет не долгой? – поинтересовалась миссис Кнаф.

Но на лице её читалась мольба, я назвал бы это криком души: (НЕ ПОКИДАЙ МЕНЯ!!!)

Он не переставал смотреть в глаза любимой и произнёс:

- Ты даже не заметишь! - он улыбнулся. - Это будет длиною всего лишь в мгновенье! – мистер Флуп поцеловал её при всех, на прощание.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.