Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Непредвиденный занавес 1 страница



Александр Денисенко

 

Беллери

Холл

 

Параллельный мир – Это комната, в которую мы люди на протяжении всей жизни, приоткрываем скрипящую пружинами дверь. И узнаём что – то совсем новое, необъяснимое для самих себя, и в тоже время даём свободу своим несбывшимся мечтам, фантазиям.

Мы становимся сильней

там, где ломаемся!

Эрнест Хемингуэй

Посвящается Алисе, у которой всё только начинается!

Пролог

 

За окном кабинета Английского языка капли холодного дождя плясали канкан.

- Рой... Рой Тим, – голос миссис Джонейл становился всё громче.

- Да... – немного возбуждённо ответил я от неожиданности.

- Будьте внимательней юноша, – миссис Джонейл бросила в мою сторону отточенный, словно остриё, взгляд.

- На дом вам было задано написать сочинение. Тема: «Как я провёл это лето». - Миссис Джонейл отвела от меня свои глаза цвета мягкого океанского бриза. Она задала вопрос всему классу:

- Итак, есть ли среди вас желающие ответить?

Класс резко затих, и я решил поднять руку.

- Да Рой?

- Можно, я прочту всем своё сочинение?

- Да, конечно, - ответила Миссис Джонейл. Она подошла к своему рабочему столу, открыв футляр прямоугольной формы, достала небольшие очки.

- Но предупреждаю, оно в виде недавно вышедшей книги... – я потянулся к двухцветному чёрно – белому пакету, висевшему на приваренном к парте крючке.

- Ну, что же, это звучит даже интересно! – подметила Миссис Джонейл.

Я достал новенькую книжку средней толщины в твёрдой обложке из не менее новенького пакета. Повесив его обратно, я встал из-за парты; направился к доске, только что протёртой нашим дежурным по классу - Питером Диккенсом, при помощи, смоченной цветной тряпки в раковине туалета во время пятиминутки. Сейчас же этот парень в позе сидячего старика, сложив на парту руками и уложенной на них головой дрыхнул. Сидел он у стенки, выкрашенной в два светлых тона: сверху – белым, снизу синим.

Пыль стёртого мела бросалась мне в глаза.

- Начинай – Миссис Джонейл взглянула на свои наручные часы, одетые на запястье правой руки.

- Хорошо, начну с пролога – я открыл книгу в мягкой обложке и начал читать её затихшей в кабинете Английского публике.

 

Наверное, в каждом доме Америки есть такие места, где два измерения соприкасаются в одной единственной точке, независимо от её места расположения: Будь она под тёплым, пушистым ковриком в твоей личной комнате. Это место, где ты можешь остаться один на один со своими мыслями; или в барабане твоей стиральной машинки, стоящей в ванной.

Да согласен с тобой мой уважаемый читатель это звучит не совсем адекватно, но такое тоже может быть!

Я не буду многословен, надеюсь, что продолжение вышеупомянутой истории покажется тебе не менее интересным...

- Совсем не плохо. Даже очень. Как вы считаете ребята?

- Давай, продолжай дальше Рой! – произнёс хором весь класс.

 

 

Часть первая

Первый и последний

Танец

Разговор за игрой

Гарнитура mp-3 плеера, лежащего в кармане классических джинсов, надёжно обнимала шею; по проводам медленно неслась песня группы The Killers[1] - Mr.Brightside благодаря заряженной батарее, отображающейся на цветном мини-дисплее.

Я возвращался домой по Лайн - стрит с «Каскадной тропы», так называется местный конный клуб. Капюшон аккуратно лежал за спиной; линия наполовину расстёгнутого замка кофты разделяла на две части расположенную на груди надпись:«I love music».

На улице погода стояла довольно сносная, поэтому в тёплом капюшоне я не нуждался, вечер постепенно накрывал город своей сумеречной рукой.

Сегодня был последний день тренировок; на все каникулы нам дали отбой, чтобы все мы могли отдохнуть, как следует.

Теперь будет куча времени, чтобы полежать на новеньком диване, приобретённом родителями на распродаже, сложив ногу на ногу и клацая по резиновым кнопкам пульта от ТВ.

Правда, кроме одной – двух программ смотреть по телику нечего, так как по остальным каналам идут в основном скучные любовные сериалы, которые любит смотреть моя мама по вечерам, когда у неё находятся выходные дни, но это бывает очень редко. Если кому-то интересно, то могу привести пример некоторых заезженных, словно виниловый диск с записями Рея Чарльза[2], сериалов: «Американская семейка» и « Грег и Сейди».

Да уж, всегда удивлялся таким выдающимся людям, как Рэй! Несмотря на слепоту, которую подарила ему глаукома к семи годам, маленький Рэй вырос и к шестнадцати годам, после смерти своей матери, не окончив школу, стал профессиональным музыкантом; он зарабатывал себе на жизнь, играя с различными флоринскими коллективами.

Но я лучше вернусь назад к своим размышлениям по поводу отдыха, и тем самым оставлю в покое биографию этого замечательного исполнителя, подарившего нам такой стиль музыки, как – соул.

Можно взять с собой палатки, сходить вместе с друзьями в лес на пикник; сыграть пару аккордов на гитаре, и придумать какой нибудь несложный саундтрек, вроде тех, что воспроизводят в сериалах в перемене между кадрами.

Придётся ломать голову и не раз задаться подобным вопросом: чем же занять себя этим летом, чтобы окончательно не сойти с ума? В «Тропе» точно не соскучишься.

Лошади – очень красивые, ласковые животные.

Если к ним найти подход, то можно навсегда обрести верного друга, который не бросит тебя даже в самую леденящую метель. Собственно этому и учил нас мистер Грассхейт. Он очень добрый, понимающий молодой парень лет двадцати пяти; в обычной жизни, там за барьерами клуба все привыкли называть его просто - Гейб, но на занятиях всё должно быть официально, как в школе или рабочем месте.

Начиная с апреля и заканчивая в преддверье июля, Гейб подготавливал всех будущих жокеев-профессионалов к предстоящим скачкам, чтобы мы смогли удачно выступить на соревновании, и не ударить в грязь лицом.

Ежегодно, в середине лета, оно проводится на ипподроме «Флейк – Фут», находящемся в центральной части Далласа. Там всегда собирается очень много болельщиков, желающих взять огромный куш на ставках тотализатора. Каждый держит в своей голове вопрос - чья же лошадка придёт первой?

На самом деле есть, за что любить конный спорт.

Представьте: Вам около тридцати лет. Вы сидите в баре, котором есть один маленький телевизор. Название компании его производителя не так важно, потому что ваше внимание устремлено на сам процесс. На столе стоит большая кружка пива, и даже милых официанток, мешающих своими походами туда-сюда, Вы не замечаете. Хотя трудно не заметить молоденькую девушку в короткой юбке и на каблуках в десять сантиметров; по ту сторону ЖК - экрана участники уже мысленно приходят первыми к финишу, а Вы наблюдаете за этими эффектными, мощными, полными грации лошадьми, тела которых поблескивают: либо от дождя, или от лучей солнечного света.

В этом году будет ровно три года, как я первый раз пересёк порог «Тропы», и спустя не значительное время (около двух недель) у меня появился четырёхкопытный вороной масти любимец – Джефри, не знаю почему, но сердце подсказало мне назвать его так. Этот чёрный красавец-жеребец приглянулся мне практически в первую неделю тренировок.

Надеюсь, я займу на соревнованиях в Далласе, если не первое, то одно из призовых мест точно! Главное верить в себя и своего помощник, на котором ты ездишь верхом!

Главный приз в соревнованиях – это не золотой кубок Эльбруса, а чувство удовлетворения, что ты смог выйти на арену и выступить перед многочисленным кругом зрителем. Но я бы называл все вещи своими именами, и круг – это эллипс.

 

Кдевяти часам вечера мама собиралась на работу в ночную смену. Она надевала свои туфли на не очень высокой платформе розово – алого цвета; её каштановые волосы были собраны в одну широкую не большую по своей длине косу, и закреплены они были на резинку из переливающихся разнообразных по размеру и форме камешков.

Мама работала в одном из местных отелей Портленда под названием «Ривер-Плейс».

На улице изнуряющее своими жаркими лучами солнце постепенно ложилось за горизонт, и со временем сменилось на багровый растекающийся по небу закат.

- Всё сынок до завтра. Я уже опаздываю на работу.

- Хорошо ма, удачной тебе рабочей ночи!

- К чёрту.

Я запер дверь на задвижку, отправился к себе в комнату, и решил позвать на ночь Кея Фрикко к себе домой. Это был единственный хороший парень в нашем классе, с которым я мог пошутить, поговорить на любую тему вне зависимости от уровня её странности.

Аромат, свежеиспечённого, вишнёвого пирога тянулся своей невидимой вуалью во все комнаты, включая, и мою комнату тоже.

Мой отец - Джон Тим уехал далеко на север, на заработки, и должен был приехать в середине следующего месяца. Я точно не знаю что у него за профессия, по-моему, это связано с вахтой.

 

- Твоя очередь Кей, – сказал я, разместившись у своей кровати, на мягком ковре как можно удобнее.

Он взял пластмассовую бутылочку с наклейкой посредине, надпись жирным белым шрифтом гласила: Кока – Кола, и крутанул её на триста шестьдесят градусов. Её горлышко медленно указало на меня. Мне нужно было рассказать, что странного произошло со мной за последнюю неделю

- Расскажи, что с тобой случилось за эти семь дней?

- Только никому о’кей?

- Я могила! – Кей поднял руку с раскрытой ладонью, и согнул её в локте.

- Хорошо, недавно я резко проснулся в поту на своей кровати и уставился в потолок. Мне начал мерещиться какой-то волосатый лик, непонятного существа на подобие того, что был в мультфильме «Корпорация монстров». Но этот был совсем другой. Что – то вроде получеловека и полуоборотня.

- Как давно это у тебя! – спросил меня Кей со сверлящим взглядом.

- Около трёх дней вижу одно и то же! – ответил я, когда мой друг отвёл взгляд на настольный светильник в виде капсуловидного мини – аквариума с яркой синей подсветкой наверху на самой макушке, и на дне снизу.

- Наверное, у тебя такой сложный период, – предположил Кей.

Он почесал свой затылок, покрытый рыжими волосами, сменил разговор на тему завтрашней школьной дискотеки, которая была посвящена окончанию восьмого класса.

- Надеюсь, ты окажешься прав, и завтра утром мне не придётся менять простыню в своей постели!

- Всё будет отлично! - подбодрил меня Кей. – Тем – более, завтра будет дискотека, ты думаешь идти на неё?

- Не считаю это лучшей идеей.

- Пошли, я слышал, там будет твоя подружка – Джина – сказал Кей, немного ухмыльнувшись по-доброму.

- Джина, не моя подружка! Сколько можно повторять. К тому же она на класс выше.

- Ну да, конечно, Рою Тиму не нравится Джина Скинфорт. Джина нравится всем парням в школе, начиная с седьмого до одиннадцатого класса. И я думаю, что ты попросту теряешь шанс, который есть далеко не у каждого! – В прошлую пятницу я слышал, что в конце лета она уезжает в Даллас. Будет доучиваться в другой школе.

- Ладно, ладно. Может она мне и нравится ... – не очень уверено сказал я в цели успокоить Кея.

- Чем это пахнет у тебя вкусным? – облизывая свои тонкие губы, произнёс Кей.

- Мама испекла вишнёвый пирог – ответил я.

- Угостишь? Я очень проголодался. Да и скоро уже домой.

- Конечно, угощу! Я же не какой – то эгоист – сказал я, и оправился на кухню.

На огромном медном противне под полотенцем красовался пирог, украшенный сверху сахарной пудрой. Отрезав пару кусочков, я накрыл пирог полотенцем, тем самым придав ему первоначальный вид.

 

- Ммм, мои комплименты Мисс Тим. Пирог как всегда пальчики оближешь – Кей достал из левого бокового кармана свой синей рубашки зелёную расчёску, и провёл по, оттопыренной назад светло рыжей чёлке три – четыре раза.

- Да. Конечно, обязательно передам. Ешь, мне не жалко. – Сказал я с улыбкой. – Хотел спросить тебя...

- О чём? – поинтересовался Кей, жадно пережёвывая огромный кусок пирога.

- А кто тебе нравится в школе?

На несколько секунд в комнате настала тишина.

- Честно?

- Голди, из нашего класса, она встречается с Питером.

- С Диккенсом?

- С ним, с ним...- он опустил взгляд вниз

- Не отчаивайся, отбей. Бери всё в свои руки, и всё получится.

- Думаешь?

- Сто процентов! Кстати оставайся у меня, а завтра вместе пойдём на праздник в школу.

Места хватало с лихвой. Напротив моей кровати стояла ещё одна – старшего брата Мэтью. Он давно вырос. На данный момент ему - двадцать один. Мэтью переехал в дом на Мальстрем – стрит, я слышал от мамы, что у него есть девушка Лизи, но её никогда с ним не видел, хотя он заходит достаточно часто

- Я бы и сам непротив, Рой. - Дело в том, что обещал родителям прийти до двенадцати. Он снова обратил внимание на искусственный мини – аквариум, который являлся ещё и часами. На них стрелки показывали без пятнадцати двенадцать. – Ладно, спасибо, что угостил пирогом, он был очень вкусным. Останусь в следующий раз хорошо? А ты подумай на счёт дискотеки. Оставайся. После церемонии будет весело!

- Хорошо, - сказал я.

Когда на улицы Новой Англии приближается лето, ночи мало отличаются от дневного времени. Не смотря на то, что солнце уже давно спряталось за горизонт.

Поцелуй под музыку Баха

 

Рано утром меня разбудил голос мамы.

- Сынок, дорогой вставай. Я уже вернулась.

- Что? Мамочка, ты уже дома? – Давно? – спросил я сонным голосом.

- Давно! – Мама улыбнулась своей ослепительной улыбкой. Отчего с боков, у щёк проступили едва видные, совсем не глубокие ямочки. – Уже час дня, а ты ещё в постели. – Что ты решил на счёт школьной дискотеки? – Мама повесила на стул, только что выглаженные брюки чёрного цвета и строгий пиджак, под которым скрывалась белая рубашка вместе с полосатым сине – красным галстуком.

- Не знаю ма. - После церемонии я собирался вернуться домой, но Кей уговаривал меня пойти на дискотеку.

- А ты?

- Я... я подумаю... – немного не уверенно сказал я.

- Ну, хорошо. Тебе нужно пойти повеселиться. Просто я начала замечать, что ты очень устаёшь.

- Правда? Наверное, ты права! – согласился я. – Хорошо, я пойду на дискотеку.

- Вот и хорошо. Мне сегодня снова на работу в ночную смену. Так что, после школы приходите с Кеем к нам домой. – А сейчас умывайся и обедать.

- Хорошо ма.

В три мне позвонил Кей. Он поинтересовался на счёт дискотеки. Я дал ему зелёный свет. Он предложил встретиться в четыре пятнадцать у себя дома. Я согласился и начал приводить себя в порядок. Хотел хорошо выглядеть в глазах Джины. Но с другой стороны был готов и к тому, что она на меня, может, и совсем не обратить внимания. Потому что, у неё и так целая куча поклонников из её собственного класса.

В ванной, я навёл довольно необычную причёску при помощи лака, недавно приобретённого мной в парфюмерном магазине, находящемся от дома неподалёку. Потом попытался улыбнуться, посмотреть на себя со стороны и понять, каким я предстану перед остальными во время церемонии. Если честно, после того, как я посмотрел на своё отражение в зеркале, себя я узнал с большим трудом. Нашёл в этом некую изюминку.

В последнее время мама чаще отмечала во мне то, что я стал намного взрослее своих лет. Но обычно я не соглашался с ней и начинал спорить по этому поводу, но теперь я солидарен с мнением мамы.

Правда первые юношеские прыщики давали о себе знать, а мама в свою очередь говорила следующее:

«Если Вы юноша хотите избавиться от этих неприятных друзей, то вам следует обзавестись девушкой! И каждый раз, когда подобное срывалось с её уст, мама подмигивала мне.

Не теряя ни минуты, быстро собрался; когда в своей комнате взглянул на часы мини-аквариума, они подсказали мне, что сейчас уже – пятнадцать сорок пять.

 

- Рой... Шикарно выглядишь! – Удивлённо заметил Кей, и показал жест поднятым вверх большим пальцем.

- Спасибо! Я смотрю, ты тоже приготовился?

- Ну да, что – то вроде этого, – ответил Кей, он постучал носком своей туфли на правой ноге по ламинатному полу. – Нам нужно торопиться скоро начнётся церемония – сказал Кей. С деревянного стола он взял ключи, и мы отправились в школу. Вышли за двадцать минут, чтобы наверняка успеть в зал.

На наручных часах Кея было без пяти четыре, когда мы зашли в спортивный зал. До церемонии вручения аттестатов старшеклассникам оставалось пара минут.

- Успели! – Сказал я, осмотрев свой внешний вид, чтобы убедиться, что не помял одежду, пока торопился на церемонию.

- Да уж, успели... Приди мы на пять минут позже, просто напросто дверь захлопнулась бы перед нашими носами! – заметил Кей.

Спортивный зал был полон шумных компаний; в основном шумел только наш класс, а старшеклассники сидели, молча на стульях, справа от входа в зал. Они ждали начала выдачи аттестатов с замиранием сердца. Мы с Кеем

заметили, что каждый из них волновался, словно маленький ребёнок после какой - либо

оплошности боится признаться перед родителями.

Шум в зале моментально стих, после выхода директора школы перед многочисленной публикой. В правую руку миссис Килтон взяла микрофон, вытащив его из шейки стоящей, чуть ниже её роста стойки; она была на длинных каблуках; поэтому, издалека выглядела достаточно эффектной, в левой руке она держала несколько листов с приготовленной речью, обращённой исключительно для старшеклассников, из которой я помню только это:

 

- Дорогие ребята! Прошёл последний год вашей учебной жизни в школе номер 108. К сожалению, сегодня вы в последний раз услышите школьный звонок в коридорах вашего второго дома. Казалось, ещё вчера ваши родители держали вас за руку, провожая вас до его дверей. Время шло своим чередом с каждым прожитым днём вы узнавали что – то новое, становясь умнее. Я хочу поздравить всех вас с последним днём, днём, проведённым здесь в школе номер 108.

После выдачи аттестатов, церемонию завершил громкий, раздавшийся по коридорам школы звонок. Со временем родители старшеклассников начали расходиться. Я уличил некоторых плачущих матерей; пытающихся не подавать виду, но получалось далеко не у всех. Они прикрывались платками, извлечёнными из сумочек или нагрудных карманов.

После чего всем была объявлена праздничная дискотека.

- Итак, пришло время для танцев, - сказала в заключение своей речи миссис Килтон. Она широко улыбнулась, затем спустилась по лестнице со сцены, и направилась к выходу из зала.

 

Спортивный зал наполнился музыкой. Свет был погашен, и только разноцветные огни ультрафиолетовых ламп освещали его; установленные по всем четырём углам прожектора освещали - медленно кружащийся в вихре, сменяющийся разноцветными огоньками – дискотечный шар; стулья располагались в ряду у каждой стены, образуя букву «П». Когда я сел на один из стульев, в зале играла быстрая музыка. Никогда не любил дрыганье под быстрый мотив нот; на «танцполе» собралось много ребят. Были приготовлены столы с розовым пуншем, и вкусной аппетитной закуской; но как только в спортзале подходила мелодия медленного танца, на опустевшей площадке я еле насчитывал одну – две пары кружившихся в романтическом танце.

Девчонки, нежно положив свои руки на плечи кавалеров, смотрели прямо в глаза парням, парни в свою очередь, немного опустив голову, взаимно ложили свои руки на талию, и глядели на этих маленьких принцесс.

Девушки были в ослепительных роскошных платьях, а парни, либо в строгих костюмах, заимствованных у своих отцов за которыми красовались разной расцветки галстуки, либо в только что приобретённых рубашках в магазине « Всё для подростков».

Остальные ребята встречались чаще всего стоящими ближе у столов с закусками и пуншем, они окунали чашки в розовый безалкогольный напиток, наполняя их почти до краёв.

Кей сказал, что уйдёт в место на букву «М» на несколько минут. Но в зале на диджейском пульте успело проиграть несколько медляков, а его всё не было. Мысли об этом растворились, в тот момент, когда ко мне подошла она – Джина Скинфорт.

Джина была в красивом платье янтарного цвета, рисунок из мелких стекляшек на нём сверкал яркими белыми искорками, а поверх него красовалась наискось: начиная от левого плеча, и протянувшаяся до правого бедра, надетая широкая красная лента; надпись из золотистых букв на ней гласила: «выпускница 2013».

- Привет Рой, чего сидишь, скучаешь? Где Кей? – лицо Джины стало ещё светлее, когда её губы, накрашенные помадой фирмы» «Gold Lady» [3] черничного цвета.

- Он вышел. Думаю, скоро вернётся...

Диджей, а точнее Питер Диккенс в его роли поставил очередную композицию в быстром темпе.

- Всё понятно. Ты будешь непротив, если я тебе кое – что покажу?

- Нет. Но меня будет ждать Кей.

- Не переживай я договорилась с парнем Голди. Если что, то он ему объяснит.

- Тогда нет проблем.

Джина взяла меня за руку и повела меня куда – то сначала из спортивного зала, а затем мы вовсе покинули стены школы.

- Увидишь, - ответила Джина...

 

Чуть позже Джина привела меня к озеру. Солнце уже не было видно на синем небе. Улицу накрыла цветная иллюминация, если быть более точным её свет.

- Озеро Онтарио?

- Не совсем.

Она устремила свой взгляд на бетонную, выкрашенную в жёлтый цвет веранду.

- Веранда?

- Да.

- Так, и зачем мы сюда пришли Джина? – Поинтересовался с неким недоумением в голосе я.

- Посмотри как здесь прекрасно! – Она восхищённо улыбнулась. – Не правда ли?

Джина ушла от ответа на мой вопрос, но заострять внимания на этом я не стал, решил ей подыграть

Я оглядел всё озеро, обратив своё внимание на расцветающие на другом берегу магнолии.

- Действительно красиво!

- Это было и остаётся моим любимым местом в это время года. Я прихожу сюда, когда мне очень хорошо.

- Понимаю, – ответил я. – А почему мы пришли сюда в разгар дискотеки?

- Мне не нравится музыка, которую ставит Диккенс.

- А какая тогда музыка нравится?

- Подойди.

Я сделал шаг.

- Возьми. – Джина протянула мне один наушник, наушники были встроены в её сотовый телефон.

Установив наушник в ухо, я услышал медленную композицию.

- Это «Аве Мария».

- Красивое название, а кто исполнитель?

- Это же Бах. Как можно этого не знать? – она добро улыбнулась.

- Извини, просто я не разбираюсь в муз...

Не дав мне договорить, она прикоснулась ко мне губами, после чего наши языки сплелись воедино. Она обвила мою шею своими тонкими длинными ручками, прижавшись ещё ближе.

- Что ты делаешь? – спросил я от неожиданности. Безусловно, мне хотелось, но я не думал, что это произойдет. Это был самый запоминающийся поцелуй и не, потому что он был моим первым. Её губы имели привкус свежей клубники, той самой, которую моя бабушка привозила каждое лето.

- Я поцеловала тебя. Тебе разве не понравилось?

Джина смотрела своими глазами. Они были бирюзового цвета, устремляющегося в серую бездну.

- Конечно, понравилось... Просто это как – то...

- Неожиданно? – опередила меня она.

- Именно, – подтвердил я.

- Ты милый. Я давно заметила тебя в школе. Стеснялась подойти.

- Что, правда? У меня такая же ситуация.

- Как тебе такая музыка?

- Если честно, мне больше понравились твои глаза...

Розовые лепестки магнолии, ветви которой свисали над верандой, медленно опадали на сухую зелёную траву.

- Ты умеешь танцевать? – Поинтересовалась Джина у меня.

Я почесал затылок, и взволнованно произнёс:

- Если честно, то не очень...

- Рой, дай свою руку, - попросила меня Джина.

Я протянул к её протянутой нежной руке свою руку. Другую руку я положил на талию Джины. Мы закружились в танце, продолжая слушать сквозь наушники композицию Баха: «Аве Мария».

 

- Слышал ты уезжаешь в Даллас?

- Да, моему отцу предложили работу, за которую больше платят.

- А мама?

Я заметил, что настроение Джины изменилось.

- Мама ... Она погибла, когда я появилась на свет. Меня воспитывает отец. Он очень заботливый.

- Извини, я не знал... Мне очень жаль.

- Ничего страшного…

Джина задумчиво замолчала.

- Знаешь, наверное, мы сможем встретиться с тобой в Далласе в середине июля, - попытался прервать я затянувшееся тягостное молчание, всё ещё читая грусть в опущенных глазах девушки - Дело в том, что я поеду на соревнование в Даллас, они будут проходить на ипподроме под названием – «Флейк – Фут». Если ты, будешь не против.

- Конечно, нет. Я давно хочу посмотреть на этих милых животных.

- Значит, договорились! – уверенно произнёс я.

- Честно говоря, я не хочу уезжать из Портленда. Тут, в городе у меня очень много друзей, которых я очень люблю и ценю... Я привыкла к школе; к учителям. Одним словом – ко всему, что связывает меня и Портленд.

- Я тоже.

- Что тоже? – Джина, будто бы окунулась в мою голову своим поразительно добрым взглядом.

- Я тоже не хочу, чтобы ты уезжала в другой город.

- Честно?

- Да! – ответил я, не отводя от глаз Джины своего взгляда.

- Мне очень приятно Рой... - Она положила голову мне на плечо, и мы, сидя на скамейке веранды, смотрели на прозрачно чистое озеро, и опадающие лепестки магнолии.

Мы продолжали сидеть внутри просторной веранды, мило ворковали под луной-полумесяцем, нависшим высоко в небе. Лёгкий ветерок сдувал с узкого лба Джины волосы; их пряди поблескивали на малом, периодически сменяющемся освещении иллюминации.

Я думал о чём-то своём; например, если бы была такая возможность: угнать яхту, и вместе с сидящей рядом красавицей прокатиться в любом направлении, наплевав абсолютно на любые последствия, то я непременно это сделал!

Но, к сожалению: ни яхт, ни каких-либо лодок поблизости не было. По крайней мере, об этом свидетельствовало моё поле зрения.

Посреди озёрной дорожки, лепестки унесённые ветром с ветвей магнолий плыли каждый в индивидуальном направлении. Озеро Онтарио можно было заменить – «Розовое озеро».

- Не правда ли это очень красиво, Рой? – поинтересовалась у меня красавица

Джина взглянула в сторону озера, не имеющего ряби из-за розовых лепестков.

- Да! – ответил я. – Но есть одно но... – повернул я к ней голову.

- Какое ещё но? – Джина выстроила гримасу недоумения

- Ты ещё красивее Джинни! – я улыбнулся, после чего у щёк моих выглянули ямочки.

Мы слились в нежном сладком поцелуе.

 

 

Барбекю

Ровно неделя прошла с момента моей встречи с Джиной на праздничной дискотеке.

Дискотека закончилась в одиннадцать. Я проводил Джину до её дома, находящегося по Уитчем – стрит - буквально в паре тройке кварталов от меня, и совсем не далеко от озера; на прощание я очень волновался, но не хотел расставаться с Джиной.

Ещё минуту, и она одарила бы меня поцелуем, но в кармане её сумочки завибрировал мобильник.

Её отец очень волновался, не смотря на отключённую громкую связь, я услышал его громкий голос, голос, переживающего отца за свою единственную, почти взрослую дочь.

С Кеем мы встретились лишь на следующий день на баскетбольной площадке по Гринхем - стрит. Здесь обычно собирались взрослые и подростки, такие же, как и мы, чтобы поиграть в баскетбол или просто покидать мяч между собой в кольцо. Так же здесь находилась отдельный парк нисколько не меньше предыдущей для парней и девчонок, которые были не прочь взять из подвала в своём доме запылившиеся скейты и прокатиться по скейт - парку. Как ни странно здесь была спокойная ничем не поколебимая тишина.

Кей был очень зол на меня, из-за того что я его оставил одного на вечеринке, но мне всё таки удалось убедить его, что это было не специально. В чём был целиком виноват, идиот Диккенс, он не передал Кею, то, о чём попросила его Джина.

Мама собралась на День Рождения к тёте Агнес, и каждый год я всё больше убеждался, что мама вернётся не на следующий день, а гораздо позже!

За три дня до маминого отъезда я пригласил Кея к себе. Предложил сделать барбекю на заднем дворе нашего дома. Никаких планов на эту субботу у него не предвиделось, и он не стал отказываться.

- Всё что нужно в холодильнике. Единственный уговор: никакого алкоголя!

- Ты же знаешь ма, я не пью и Кей тоже.

- Я знаю, просто хотела предупредить Рой.

- Мама, всё будет нормально! Тем более за тобой приехал дядя Колин.

Бьюик оранжевого цвета подъехал к нашему дому; дядя Колин посигналил один раз, и вышел, направившись к нам.

- Привет Рой, – с улыбкой, протягивая мне руку, произнёс он.

Дядя Колин был мужем тёти Агнес. Хотя это не так важно.

- Здравствуйте мистер Снел.

Он достал из внутреннего кармана своей жилетки шоколадный батончик «Лондон», и угостил меня.

- Спасибо, мистер Снел, – поблагодарил его я и принял угощенье.

- Сынок, пожалуйста, сохрани порядок в доме, если вдруг вы решите там посидеть, – попросила меня мама. С самого утра она всё вычистила до блеска, так, что если провести по столу пыли на его подушечке уличить не удастся.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.