Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Непредвиденный занавес 7 страница



- Семнадцать – тринадцать – прочёл я по губам Мэло, так как его самого слышно не было.

Мяч звонко бил прямо у кроссовок, потом отскакивал от земли и возвращался ко мне в руки. Пробежав несколько шагов, я дал подачу одному из игроков своей команды; тот в свою очередь, приблизившись к половине противников на несколько шагов, послал мяч Мэло. Теперь я был напротив Мэло, он оказался в безысходной ситуации: трое парней окружили его не оставив возможности проскользнуть. Мэло нашёл лишь единственный выход - пустить мяч наугад, Сейчас неважно куда, главное - избавиться от ловушки в той, что оказался!

Так получилось, что мяч был послан именно в мою сторону; подпрыгнув, мне с трудом удалось ухватить мячик. После этого в мой аккумулятор в груди будто залили гальванический элемент. Слух в очередной раз потупился, было уже не важно, что будет дальше, главное закинуть в кольцо мяч и получит ещё одну порцию очков.

На таймере оставалось чуть больше шести минут. Этого вполне могло бы хватить, чтобы отыграться. Но отыграться это одна вторая задачи, что была поставлена. - Мы должны победить! – повторял я про себя.

Добравшись до места назначения, а именно трёхочковой линии я плавно выпрямив ноги, послал мяч в кольцо. Карман наш стал богаче ещё на три очка

Счёт на табло гласил: семнадцать – шестнадцать.

Улыбка, сидящих на скамейке ребят: Кея и девчонок не спадала ни на секунду. Правда, мы опять пропустили три очка. До конца игры оставалось четыре минуты.

Мэло спас нашу команду в четырёхминутном отрезке. Этому парню удалось забросить в кольцо ещё шесть очков, за три из которых я скрестил пальцы, как учила мама в моём детстве: - Когда станет трудно, просто скрести пальчики Рой Тим... – пронеслись локомотивом в моём сознании слова мамы. Те слова, что я врятли забуду, даже прожив ещё век.

Пилюля продолжала светиться флуоресцентными лампами.

- Команды, пожмите друг другу руки! – говорил голос мистера Флупа через марафон. – Игра сегодня удалась на славу! – Поздравляю команду «Критон Спэйс» с победой, которая далась не лёгким трудом. - Победителей на выходе из Шуфни, (теперь было понятно, как называется эта пилюля) ждёт приз.

Команда «Кигэн Спэйс», потерпевшая первое за всю свою многолетнюю карьеру поражение удалилась в Хаспин.

- Поздравляю малой! – подошёл к нашей команде Стейдж и обмолвился словами, которые приободрили нас. - Отличная игра, вы молодцы ребята! – В руках у него была запечатанная коробка.

Лёгким движением руки, в которую был зажат острый предмет, Стейдж исправил это недоразумение. Он вытащил некоторое количество призов – это были новенькие футболки со смайлами.

- Футболки? – спросил Кей, он подошел нашей команде.

- Да, - улыбнулся Стейдж. – Главное различие в том, что обычные смайлы быстро погибают, так сказать исчерпывают запас энергии. Эти же работают в три, а то и в четыре раза дольше.

Я привык к своему смайлу, так что оставил его у себя на всякий случай. Решил, что при удобном моменте - подарю это Пулье, сейчас она отсутствовала в парке.

 

Подняв голову вверх, я стоял в изумлении, держал в правой руке новую футболку. На том месте, что могло бы в обычной жизни называться небом, будто бы баллончиками для граффити со спецнасадкой, теми, что орудую «Ночные бомберы», были проведены лучи Аппсонии, они были не такими как раньше. В этот момент мне показалось, что они стали более реалистичны.

«Ночные-бомберы» - группировка чернокожих тинэйджеров, осквернявших в середине восьмидесятых годов, красиво уложенные тропинки центрального парка в ночное время. Их поймали за руку, лишь спустя полтора-два года. До этого были лишь предположения, не подкреплённые доказательствами.

Приглядевшись, можно было запечатлеть маленькие звёздочки цвета, который не знает человечество, и это при раскладе, что человеческое зрение может различать более трёхсот пятидесяти тысяч цветовых оттенков.

- Рой, - начал разговор Кей, подошедший ко мне.

- Да, Кей – откликнулся я в ответ.

- Давай договорим об одной вещи...

- Какой?

- Не будем ругаться из-за девушек! – он закончил, и положил правую руку мне на плечи, по-дружески приобняв.

 

 

 

Часть пятая

Оборванный спектакль

На уровень выше

Ежедневно, в почтовом ящике во дворе улицы Лайн – стрит, перед домом номер 1524 в котором, как я думаю, ещё живу, можно найти помимо путающейся пыли и свисающей по краям белой паутины - газету «Морнинг-ньюс».

В каждом выпуске были колонки с жирным оглавлением на одной из первых страниц. Сегодняшнее утро по праву можно приписать к их числу; а именно потому, что я проснулся в колыбели от сильного грома, улёгшегося над Трионией. Такого громкого, что звуковые волны донеслись до меня, сквозь звуконепроницаемый стеклянный колпак, кстати, он немного треснул... Совсем малость.

После удара молнии начался дождь, он ударял в оба окна, распростёртые в спальне.

Мне удостоилось воочию запечатлеть, что этот гром являлся последствием мощнейшей молнии исходившей откуда-то сверху, откуда-то извне цвета металик...

Я подумал, что колпак, треснувший с боков, откроется, как обычно – автоматически. Но мои предположения были слегка наивны, это казалось слишком легко. На самом деле мне пришлось потрудиться, но перед этим я как следует, испугался, чуть не наложил в штаны.

Я попытался правой рукой открыть колпак, для этого мне пришлось выбить, держащиеся на соплях, обведённые мелкими трещинками, кусочки стекла; дальше мне потребовалось немало усилий для того, чтобы пальцы проскользнули через узкую щёлочку на месте выбитых стекляшек. Естественно подушечки всех пальцев, кроме одного - большого покрылись увечьями, представляющими собой неглубокие изгибающиеся линии-порезы на подобие тех, что оставляет после себя солнце, осушившее землю Африки, на которой совсем недавно был звериный водопой.

Мелкие капельки красной жидкости, выступающей из ранок падали моросящим дождиком на пол, образовав собой через некоторое время лужицы вишнёвого цвета. Я думал, что вот ещё немного и лишусь, пары фаланг – безымянного среднего, указательного пальцев; но к счастью этого не случилось!

Колпак приподнялся вверх на фут. Этого мне вполне хватило, чтобы выбраться наружу, спрыгнув с порядочной высоты. Приземлившись на ноги, я взглянул на пальцы: фаланги посинели, точно так же, как и посиневшие сосуды вен, они были видны через толстую кожу. Не знаю, каким образом, но мне удалось приземлиться на пол, постеленныеный поверх специальным ковриком из матричной материи, похожей на ту, из которой был баскетбольный мяч вчера на игре. Причём приземлился я, не задев ни одной кровавой лужицы, хоть их и было достаточно большое количество.

Напротив, стояли кроссовки с развязанными салатового цвета шнурками. Я просунул сначала правую, осторожно опираясь на левую ногу, а затем, опираясь уже на обутую ногу, одел и левую.

На этом же этаже находилось два туалета; и в мужском и в женском имелись большие тряпки для таких вот случаев, что произошёл сегодня с утра со мной. Я решил пройти в мужской туалет, чтобы убрать за собой, всё равно в спальне никого не было, а позже я собирался спуститься на больничный этаж, чтобы мисс Филлз перевязала мне группу пальцев, получивших наибольшее количество увечий.

Мелкие жёлтые капли дождя били о стекло. Капли, будто заряды звёздного пулемета, орошали землю Трионии. Сквозь бешеный поток пролетающих мимо лимонного цвета капель разглядеть что-либо можно было с тяжким трудом.

Решив, было уходить от одного из окон, у того что стоял когда повторно прогремел гром за пределами школы, я задержался, так как заприметил интересную картину:

Молния ударила со стороны аллеи, ведущей к монументу дельфина. Когда заметил искры, сверкающие с интервалом в несколько секунд мне в голову пришла мысль о том, что заряд этой извивающейся яркой линии пришёлся на одну из установленных антенн.

«Если бы хоть одно составляющее из данной цепи вышло из строя, то свет бы не подавался в Хаспин» - пришла мне в голову мысль. Свои ладони я положил раскрытыми на стекло окна, за которым дождь становился хлестче. Я убрал со стекла свои ладони и осторожно, пытаясь пройти к выходу из спальни и не запачкаться в крови, прошёл до двери, слева от меня на стене на меня смотрел выключатель.

«Свет имеется... Значит, генераторы исправны, могут работать» - подумал я – Но, а как же испеченная молнией антенна? Электрическое поле. «Видимо электрическое поле приняло на себя весь заряд, но тогда... – я не успел прокрутить свои мысли, так как это сделало электрическое поле, подтверждая мои следующие слова - ... свет должен быть ярче, чем раньше»

После окончания мыслей в голове лампа, висевшая над полом спальни, накалилась, чуть ли не до предела. Я закрыл глаза, чтобы при взрыве не дай Бог осколки продолговатой лампы не попали мне в глаза; постепенно напряжение начало сбавлять свои обороты до нормы.

Отойдя от шока, и от принятия того, что подобного утра на моей памяти ещё никогда не было, я направился в мужской туалет за тряпкой.

- « О, спасибо Боже, что никто этого не видел!».

Влажная, побывав минуту назад в «пунше» тряпка окрасилась в бордовый цвет; особенностью этого ковра постеленного по всей спальной было то, что на его поверхности не оставалось ни пятнышка. Хотя я слышал, требуется уйма времени, чтобы вычистить какую-либо вещь от пятен крови.

Не трудно было догадаться, что во время дождя, идущего в Трионии все ученики, в том числе и старшеклассники, находились в школе; кто был на первом этаже, а кто на втором – в больничном секторе. Мэло и Стейджа я встретил там, у кабинета мисс Филлз. Они как раз собирались выходить на лестничную клетку, заметили, что с моей рукой что – то не так; взглядом они поприветствовали меня, потом продолжили общаться между собой, спускаясь вниз – на первый.

Пройдя в коридор, я постучался в дверь кабинета с табличкой: «медсестра мисс Филлз».

- Да, входите.

- Можно? – я просунул голову в дверной проём. Перед этим медленно и как можно осторожней я опустил вниз продолговатую ручку, от чего дверь поддалась с первого раза.

- Да, да, конечно Рой. – Она подписывала какие-то бумаги. На ней были очки в роговой оправе, о-о-чень старые – годов в двадцатых они появлялись в продаже.

- Извините, но у меня маленькая проблемка. Не могли бы вы мне помочь. Перебинтовать руку.

Некоторые ранки были ещё открыты, и кровь выступала мизерным количеством. Нужно было, как можно быстрее

обработать руку, а затем укутать под бинт.

- Боже, - мисс Филлз уставилась на мою руку. – Что случилось? – осведомилась она.

- Да... Мисс Филлз, это долгая история... – вырвалось у меня, я надеялся, что она остановит свой допрос, не сдвинувшись со стартовой черты.

- Ну, хорошо, не хочешь не говори, - она посмотрела на меня испытующим взглядом. Видимо решила, что я не выдержу и преподнесу ей всё на голубой каёмочке. Но я выдержал, впрочем, она не так долго сверлила меня. – Подожди минутку. – Пройдя к шкафчику с медикаментами, попросила мисс Филлз.

Она открыла дверку небольшого по размеру шкафчика, наподобие, того что стоит у стены, за рабочим местом миссис Джонейл в кабинете английского. Из пластмассовой коробочки прямоугольной формы она достала видавший виды белого цвета бинт в новой, ещё не использованной пачке.

- Давай, Рой, - протянув мне свою руку, попросила миссис Филлз.

Я протянул ей руку, особо не производя лишних резких движений, что не нанести себе больше увечий.

Осторожно перевязав мою руку, миссис Филлз отпустила меня, но перед этим попросила:

- К вечеру обезболивающая мазь подействует, рука должна отойти, тебе будет легче.

- Мазь? – изумился я, так как не видел, чтобы миссис Филлз использовала какую либо мазь.

- Дело в том что, это специальные бинты. Они уже содержат обезболивающую мазь. - Учителей я попрошу, чтобы ты работал с текстом как можно меньше.

«О чём можно ещё мечтать» - подумал я.

С другой стороны, я совсем был не прочь заниматься в Хаспине, здесь предметы давались мне намного легче, нежели в Портленде. Впрочем, наверно жаловаться с моей стороны было бы не правильно. Так как я сам не обладал тягой к знаниям, но грызть гранит науки оказалось на много увлекательней, нежели бессмысленно терять время, проводя его за монитором компьютера шарясь в социальных сетях. Моё увлечение, сочинением музыки, походя пальцев подушечками по натянутым струнам гитары, что хранилась под кроватью в моей комнате. Ну а про рассказы и говорить нечего, они поглощали практически всё моё время. Друзья говорили, что у меня неплохое перо, но его хватало ненадолго.

- Хорошо, я обязательно зайду!

- Поздравляю, с удачной игрой. К сожалению, мне не удалось понаблюдать, было очень много работы.

- Да, игра действительно удалась на славу! – подтвердил я. – Спасибо Вам.

- Ты про руку? – Это моя работа и всего лишь, повторяю.

- «И не только за руку» - подумал я.

 

Выйдя на лестничную клетку, я спустился на первый этаж, где мёртвая тишина ожила в тот же миг. Ребята шли группами в разных направлениях. Иногда моя рука была объектом внимания, но это затягивалось не больше, чем на пару тройку секунд.

Направившись прямо по коридору, я шёл ближе к стене слева, чтобы не задеть никого больным местом. Едва не добравшись за поворот, за которым скрывалась столовая моё внимание, привлёк большой дисплей, встроенный в несущую стену. Точнее меня заинтересовала манящая картинка-презентация. Это было чем-то вроде объявления, пикселы образовывали яркое испещрённое цветными словам.

 

Внимание, внимание!!!

Ровно через два дня в актовом зале состоится мероприятие, посвящённое пятидесятилетию Хаспина. Все, у кого есть желание, могут приготовить сценки, музыкальные номера.

Сегодня, вместо первого урока все желающие могут подойти к кабинету директора.

 

Спасибо всем, кто откликнулся!!!

 

Секретарь директора: Мисс Коф.

 

- «Интересная затея... даже очень!» - подумал я.

- Ты уже ознакомился? – поинтересовался у меня Кей, в левой руке, он держал планшет. Пытался спрятать его от меня, так будто это сюрприз для подружки.

- Да, действительно классно, – подтвердил я.

- О, а что с твоей рукой?

Я отвёл свой взгляд, и рассказал, что произошло с утра:

- Да, вот угораздило порезаться об колпак.

- Об колпак? – он взглянул на меня с изумлённым видом.

- Дело в том, что я проснулся от грозы...

- Да, погодка сегодня неважная! – оборвал меня Кей.

- Не знаю, по какой причине, но колпак треснул от этой звуковой волны.

- Круто, - изумился Кей, открыв глаза вдвое шире, чем они были изначально.

- Ничего крутого! – серьёзно сказал я, и устремил на него свой взгляд, который в то же мгновенье посуровел.

- Да, да извини... – Кей изменился в лице, и его улыбка тут же исчезла. Одновременно он показал жест из полусогнутых в локтях рук с открытыми ладонями, который читался как:

- «Хорошо, хорошо, только не бей меня...»

Я остыл, и, убедившись, что со мной всё в порядке - поинтересовался у друга, будет ли он что-нибудь готовить к мероприятию «концерту».

- Я искал тебя именно по этому поводу. Как ты знаешь – я больше по стихам к песням, но в мою голову закралась мыслишка. – Пойдём в столовую, я там тебе всё покажу... Думаю, тебя это не оставит равнодушным...

- Да? Заинтриговал... – произнёс я, прищурив глаза.

 

Через полчаса, изучив то предложение, что мне предоставил Кей, я дал оценку. Как ни как я немного обладал литературными навыками.

- Кей, поздравляю с дебютом, ты продвинулся на ступень, красавец!

- Спасибо, я старался, - Кей протянул руку, чтобы забрать планшет - но история ещё не до конца проработана.

- Кстати, откуда у тебя этот планшет? – спросил я.

- Да, это мне Мэло отдал, он сказал, что у него их два, один ему совсем не нужен.

- Классная вещь – заметил я, и улыбнулся.

- Согласен. – Ладно, Рой, я пошёл наверх, в спальную комнату, буду доводить до конца эту идею.

- Удачи! Встретимся у кабинета мистера Флуп.

 

Пришло время первого урока, на котором естественно никого не было, все ученики, кроме старшеклассников предпочли присутствовать у кабинета директора. Я стоял в одиночестве у двери кабинета, остальные разделились по группам, «скорее всего, обсуждают свои номера...» - подумал я.

Моё одиночество скрасил Кей, как и было договорено утром.

- Ну что там с твоим творчеством? – поинтересовался я у Кея. Планшета при нём не было, но всё читалось по его светящемуся лицу.

- Всё отлично! – ответил он, при этом похрустывал костяшками пальцев, когда сжимал в кулак и разгибая в первоначальное положение ладони.

У меня бывало такое, и довольно часто, во время написания очередного рассказа.

- Проблемы с пальцами, тоже болят? – осведомился я, - Как я тебя понимаю!

- Ага, болят ужасно! – расстроено, протянул Кей.

- Не расстраивайся, - попытался я подбодрить друга. – В конце концов, ты очень хорошо поработал.

- Мне будет нужна твоя помощь! - серьёзно произнёс Кей, по нему было видно, что этот номер для него всё. - Эта сценка, должна была быть музыкальной, но я боюсь, что ничего не получится... – Кей опустил взгляд вниз.

- Почему? – я обнял его за плечо?

- Дело в том, что нам нужен живой звук, и гитара была бы здесь как раз кстати... – растерянно протянул он.

- Знаешь что? Мне кажется, я знаю выход из сложившейся ситуации.

- Правда? – Во взгляде появилась надежда, и грусть испарилась из его головы.

Наш разговор прервал, вышедший из кабинета – мистер Флуп. Его глаза выкатились из орбит, и, скорчив гримасу удивления, он осведомился:

- О, как вас много... – И, что все ко мне? Чувствую, праздник удастся на славу!

По коридору первого этажа, рысцой пробежал еле слышный смех, присутствующих.

- Ну, тогда прошу ко мне в кабинет, но заходить по одному.

Мистер Флуп, обратил внимание на мою руку, но он не был особо удивлён.

- С твоей рукой всё хорошо, Рой? – поинтересовался у меня мистер Флуп, что для меня было очень важным.

- Да, мистер Флуп, спасибо.

Директор подмигнул мне, и, обернувшись, зашёл к себе.

Первой в кабинет директора зашла Мемпл, а стоящие рядом девчонки: Пулья и Сапэ шёпотом, в один голос попросили:

- Запиши нас, как участников...

- А вы не думали, почему я пыталась пробиться первой? – шёпотом кинула вопрос Мемпл. И пока девочки остались наедине с этим вопросом, она захлопнула за собою дверь.

После вышедшего Мэло из кабинета директора, теперь пришла очередь Кея.

- Ладно, Рой, я пошёл... Запишу нас обоих в роли участвующих, и ещё трёх... Точнее двух. – Он одарил вниманием Мэло – Мэло уже записался, осталось записать Стейджа и Лину.

- Хорошо, иди быстрей, а то пропустишь свою очередь – поторопил я Кея.

Кей закрыл за собою дверь, а я в свою очередь подошёл к Мэло. Он естественно поинтересовался, что с моей рукой, но мне показалось, что лучше не рассказывать эту совсем не интересную историю. Я выпалил это:

- Да... ничего страшного, простой ушиб.

Мэло видимо почувствовал, что я не настроен на данную тему, и он сменил её. Начал разговор на счёт задумки Кея.

Я был не многословен, и по большему счёт, чаще кивал, чем говорил, что-то в ответ.

Наконец-то, спустя какое-то время Кей, вышел с довольной физиономией.

- Ну что? Записался? – поинтересовался Мэло, легонько похлопав Кея по спине.

Кей ничего не ответил – Смайл на его футболке сказал всё сам.

Мы Кеем отошли от всех компаний подальше, в том числе и от Мэло.

Рой, пошли наверх я покажу тебе кое-что. Планшет в спальной.

- Что? Уже заметил, что с моей колыбелью? – поинтересовался я.

- Что так заметно? – поинтересовался Кей. – Ну, ты даёшь...

- Ага, - ответил я.

 

Дождь скрёб по окнам спальни, но уже не так часто, как раньше. Он стих, что было заметно. Кей подошёл к своей колыбели, пока я стоял и смотрел в окна Хаспина, на полный омертвлённым движением парк. Из учеников в нём не было никого. И я понимаю почему...

Колыбель опустилась вниз, колпак раскрылся, словно бутон свежей розы, но скорее это можно было сравнить с открытием футляра, в котором хранился паркер в моей комнате.

Кей достал планшет, и передо мной предстал испещрённый из точек, скобок, различных длинных слов – текст. Я начал его изучать от начала и до конца. Составило это не более получаса, текста было очень много, но он был довольно интересным, и время пролетело для меня довольно незаметно.

Суть всего номера состояла в том, что вышедшие на сцену «артисты» должны были, словно мимы, без слов изобразить скандал между двумя братьями из-за любви к одной и той же девушке. Правда, братья были разных возрастов: Стейдж – должен был исполнять роль старшего братца, Мэло младшего. Кей решил не выступать, а быть за кулисами в роли сценариста. Я в свою очередь должен был музыкой, как можно точнее передать их чувства и динамику, чтобы интерес зрителей не угас.

- Ну, что? – поинтересовался Кей на счёт моих впечатлений, о его детище.

- Сильная штука – честно ответил я, и отогнул большой палец вверх.

Кей улыбнулся, и покраснел, так как это его первое пусть и не очень большое, но серьёзное произведение.

- Спасибо, за честность! – Кей опустил взгляд и его щёки стали ещё краснее.

 

Фиольевы струны

До конца первого урока оставались чуть больше десяти минут, и ещё пять минут, было, перемены. Кей остался в своей колыбели, чтобы изучить то, что получилось в планшете со стороны читателя. Я спустился вниз на первый этаж, вышел в парк, где было очень сыро, и чувствую, земля будет впитывать влагу очень долго.

Но вышел я не за тем, чтобы мутить воду и наугад гадать как долго будет сохнуть земля Трионии? Подобно старушкам-гадалкам, сидевшим в специальных хижинах на ярмарках или, предположим в парке развлечений Северной Каролины, которым многие взрослые буквально не за что платят огромные суммы зелёных купюр. Всё это лишь для того, чтобы узнать свою дальнейшую судьбу. А гадалки с широкой улыбкой при помощи шара, похожего на мыльный пузырь, приобретённого где-то на распродаже, разоряют бедных женщин, мужчин и наивных подростков готовых выложить всё до последнего цента. Для людей главное услышать сладкую ложь вроде этой:

- Вас ждёт очень богатое красочными событиями будущее.

На самом деле я решил сдержать данное мной слово Кею о помощи в решении его проблемы. Фиольи, растущие у каждой стоящей возле спортивной площадки скамьи были натянуты так сильно, что напомнили мне струны арфы. Я подошёл к одной из скамей, сел на неё, протянул левую руку к каждой натянутой струнке, чтобы почувствовать их на ощупь. Это были довольно странные ощущения, не знаю, были ли эти кустики такие после прошедшего дождя или это одно из их природных свойств, но я почувствовал, что трогаю что-то скользкое наподобие щупальцев осьминога, которого мне удостоилось потрогать в океанариуме штата Флорида в городе Орландо.

Моё семейство вместе с остальными слушателями экскурсии стояли напротив самого длинного и высокого аквариума. Он был отдельный от всех и стоял в середине экскурс-комнаты. Две белые акулы плавали одна над другой, наматывая несчётное число кругов. Та, что была сверху, плавала по часовой стрелке, а та, что пониже в противоположном направлении.

Мэтью подошёл к наполненному водой сосуду, и приложил свою ладонь на холодное стекло, впоследствии этого брат отстранил её от неожиданности. Со стороны Мэтью был похож, не смотря на возраст, на парня-мечтателя.

Мы с братом казались мизерными частичками по сравнению с одной из этих громадных хищниц. Акула, подплывшая ближе к стеклу, выпученными глазами глядела на нас изредка морга, причём так редко, что не было и заметно, что эта рыбина моргала. Она была подобна героине из мифической истории,[8] чей взгляд обращал людей в камень.

Родители стояли с другой стороны от нас; они общались с экскурсоводом, но слышно их практически не было.

- Всегда мечтал их увидеть! – произнёс вслух Мэтью, не сводя глаз с акул.

- Твоя мечта сбылась! – Ответил я и, поднявшись на носочки, положил свою ладонь на заледеневшую от холодного стекла ладонь брата.

Мама с папой приостановили разговор и позвали нас идти за женщиной-экскурсоводом, и на всякий случай не терять её из виду, а сами родители вышили в неизвестном направлении.

Впрочем, эту женщину было трудно не заметить из-за её яркой выделяющейся среди всех бейсболки на голове. Я держал Мэтью за руку, и совсем скоро мы пришили к менее большому, но богатому множеством млекопитающих. Женщина достала одного осьминога, и задала вопрос, детишкам вроде нас:

- Ну, что, кто-нибудь хочет его потрогать?

Многие отстранились.

- Давай, Рой потрогай, это совсем не страшно! Смотри – Мэтью показал на собственном примере.

Я последовал этому примеру, прикоснулся к осьминогу, чьи конечности извивались в разных направлениях.

 

Прозрачно жёлтые капли значительных размеров, как прежде падали на землю; интервал между каждой каплей, летящей вниз извне начал увеличиваться. Холодный воздух, что я вдыхал, заставлял дрожать каждую клеточку моего тела.

От Фиольи мне требовалось всего на всего шесть-семь кустиков; сначала я подумал, что ничего не получится, но спустя мгновенье каждая, отдельная натянутая ввысь «струнка», словно пушинка легко вышла из облагороженной земли. И на них совсем не было корней: простые зелёные ростки, походившие на траву, которую можно было встретить, проходя мимо любого газона.

Кроме меня в парке не было никого. Я оглянулся вокруг, для следующего шага в выполнении плана, мне требовалась какая-нибудь кора дерева, её размер был не очень важен.

- «Так-так, что же мы будем делать?» - спросил я сам у себя, одновременно наматывая на ладонь левой руки - Фиольевы струны.

Я встал со скамьи и прошёлся, вглядываясь в кусты Фиольи в надеже найти хоть что-то. Спустя минут десять мои труды следопыта начали работать на меня. Внизу, почти у выступающих из земли корней одного из исполинских деревьев виднелся отколотый кусочек коры размер ее, меня вполне устраивал.

- « Испачкаю кроссовки...» подумал я про себя.

Направился к дереву, что заприметил и начал осторожно вытягивать кору из ствола, оперевшись на согнутую правую ногу, чтобы мощность тяги стала сильнее, и коэффициент моей попытки увеличился, хотя бы и не на много. В первый раз, естественно кора мне не поддалась; от мелких капелек дождя мою голову можно было выжать словно, только что постиранное в машинке бельё. На второй раз появился еле заметный проблеск в виде короткого треска. Я остановился и в третий раз надломил выступающую кору, но сейчас треск стал громче. От приложенных мной усилий меня по инерции отбросило немного назад, но я не дал себе упасть, а всего на всего попятился. Моё сердце будто бы ударили в центр маленьким молоточком, отчего оно разлетелось на множество маленьких осколков, а потом будто на пульте ТВ нажали кнопку перемотки, и сердце приобрело прежний вид, прежние функции качающего кровь аппарата.

- «Капли дождя имеют свойство склеивания» – я провёл по мокрой голове и проверил на подушечках пальцев, скрепив, рассоединив их. Второе далось мне с трудом, - «это то, что нужно!» - подумал я.

Я сделал ещё пару шагов вперёд, и увидел, что на одной из скамеек наискось расположен опавший с дерева листик в виде ковшичка. Он был почти до краёв наполнен жёлтой жидкостью. Осторожно взявшись за его оттопыренные краешки, я поднял наполненный лист

Позже убедившись, что никто меня не услышал, я последовал к Хаспину.

Поднявшись наверх - в спальную комнату, Кея мне не удалось застать, в его свисающей колыбели над полом, застланным ковром, было пусто. Моя колыбель окончательно сломалась « Похоже, пока меня не было, она рухнула и остановилась на мизерном расстоянии от пола... Она была неисправна!» - сделал я заключение.

- Фута мне вполне хватит, для того чтобы залезать в колыбель для сна, и вылезать из неё по утрам – произнёс я вслух полушёпотом.

Намотанные на ладонь левой руки Фиольевы струны, и кору дерева я спрятал в предкроватный шкафчик, туда же я спрятал ранее – новенькую футболку. С листочком такого фокуса не получилось и мне пришлось спрятать его под колыбель... Даже самая наловчившаяся ищейка не смогла бы его найти!

 

Вторым уроком была алгебра. Мне с трудом удалось прийти во время. Одновременно, как только я зашёл в кабинет прозвенел звонок. Миссис Пэлтон на своём рабочем месте ещё не было, а я прошёл к своей парте; дисплей, как и прежде, включился самостоятельно.

- Рой, - окликнул меня Кей. – Куда ты запропастился? – С лицом полным переживания полюбопытствовал он.

- Скоро всё узнаешь! - ответил я. Не переживай. – Мой Смайл подмигнул его.

Его лицо стало заметно проще.

- На прошлом занятии мы с вами решали контрольную работу, хочу сказать, что я довольна результатами многих, - абсолютно каждому из вас огромное спасибо. Результаты вы сможете узнать через минуту на собственных дисплеях.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.