Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Эмоции: мощная сила на стыке рефлекторного и рефлексирующего мозга



Эмоции оказывают важное влияние на наш мыслящий мозг и, как мы увидим дальше, на наше поведение. Об их сущности говорит само слово: «эмоции» — от латинского глагола e- movere (двигать, трогать) и французского глагола emouvoir (волновать, возбуждать). Эмоции могут не только окрашивать мысли и задавать им определенное направление, но и полностью блокировать работу нашего мыслящего мозга. Это качество было весьма полезным для наших далеких предков, поскольку позволяло им в опасных для жизни ситуациях принимать спасительные решения и действовать с молниеносной скоростью. Обходилось без вмешательства мыслящего мозга, слишком медлительного и обстоятельного, чтобы быстро сориентироваться перед лицом опасности. Но в XXI веке это качество не только бесполезно, но и вредно.

Сегодня исследование эмоций переживает настоящую революцию благодаря появлению продвинутых методов нейровизуализации. Современные «сканеры мозга» позволяют исследователям в режиме реального времени увидеть, что происходит в нашем головном мозге. Во многих областях науки, занимающихся изучением эмоций, результаты такого сканирования спровоцировали дискуссии по фундаментальным вопросам. Что такое эмоции на самом деле? Какова разница между эмоциями, чувствами, настроением и аффектом? Как они смешиваются между собой? Как они связаны с тем, что происходит в нашем мозге и остальном теле?127 Одним из важнейших открытий стало то, что в нашем мозге и теле происходят реакции, которые имеют все характеристики эмоциональных реакций за исключением одной: мы не осознаем их. Как вы могли догадаться, они связаны с деятельностью нашего рефлекторного мозга.

До появления нейровизуализации ученые показывали людям картинки, вызывавшие ощущение счастья, отвращения или страха, и спрашивали, что они чувствовали до и после. Иногда испытуемым измеряли артериальное давление, частоту пульса и электрическую проводимость кожи, чтобы определить степень их эмоционального возбуждения. Но основывались исследования главным образом на личных впечатлениях участников эксперимента. Теперь ситуация совершенно иная. Представьте, что вы — ученый и показываете испытуемому изображение очень страшной ситуации. Вы видите, что его тело проявляет типичные реакции тревоги, а сканирование головного мозга показывает активизацию участков, которые начинают усиленно работать в пугающих ситуациях. Когда у человека спрашивают, что он чувствовал, он говорит: «Мне было по-настоящему страшно». В такой ситуации нет сомнений: это была эмоция.

Теперь представьте, что вы проводите похожий эксперимент, только страшную картинку человеку показывают на очень короткое время, и он не успевает увидеть, что на ней изображено. Отвечая на вопрос, как он себя чувствует, человек говорит: «Хорошо. Как и минуту назад». Однако его тело и мозг реагируют как в первом эксперименте, когда человек осознал увиденное на картинке. Дело в том, что его молниеносный рефлекторный мозг успел увидеть изображение и отреагировать на него, а мыслящий мозг остался в полном неведении. Если предположить, что в обоих случаях это была эмоциональная реакция, мы должны признать: эмоции бывают не только осознанными, но и неосознанными. Следовательно, их невозможно изучить при помощи опросов и интервью.

Если вернуться к нашей теме, то важность открытия метода нейровизуализации — вот в чем: на наш мыслящий мозг влияют не только осознаваемые нами эмоции, но и бессознательные реакции и стереотипы нашего рефлекторного мозга. Сильные эмоции отключают наш мыслящий мозг, переключают внимание с выполняемой задачи на конкретные стимулы и вызывают автоматические, примитивные, эвристические реакции128. Это идеальный механизм, когда нужны молниеносные действия. Но он же становится помехой в ситуациях, когда небольшое размышление могло бы привести к более правильным решениям и действиям.

 

Некоторые эмоции представляют собой интересную смесь сознательного и бессознательного. Как вы уже знаете, наш рефлекторный мозг, действующий на бессознательном уровне, очень быстрый, а рефлексирующий мозг, наше сознание, — довольно медленный. Часто та или иная ситуация сначала вызывает мгновенную эмоциональную реакцию рефлекторного мозга, которая быстро распространяется на все тело (например, вызывая учащенное сердцебиение, покраснение кожи, дрожь, напряжение мышц). Через некоторое время медлительный мыслящий мозг осознает эти ощущения, оценивает ситуацию и в конце концов определяет эту совокупность реакций как эмоцию. Например, как гнев. Иногда мыслящий мозг может отреагировать быстро и даже успеть повлиять на примитивные реакции нашего рефлекторного мозга — особенно если благодаря обучению и жизненному опыту мы сформировали ментальные автоматизмы, которые помогают нам контролировать наши эмоциональные реакции и поведение. Однако, как было сказано в предыдущей главе о «защитных ограждениях», мыслящий мозг потребляет много энергии и быстро устает. В результате его контроль над эмоциями в течение дня постепенно ослабевает. Так что такие примитивные базовые эмоции, как агрессия и тревога, к вечеру становятся более выраженными — особенно если мы не выспались. (Более подробно об этом мы поговорим в главе «Оковы для мозга № 4», посвященной сну.)

Мыслящий мозг осознает происходящее настолько медленно, что уступает в скорости не только физиологическим реакциям, но даже и поведению, вызванному этими реакциями. Однажды я консультировал ветерана вьетнамской войны. Как-то во время прогулки по городу он услышал за спиной крадущиеся, как ему показалось, шаги. Ветеран мгновенно развернулся и одним ударом свалил на землю мужчину, который шел сзади. Во время терапевтического сеанса мой пациент объяснил свои действия так: «Этот звук крадущихся шагов ужасно напугал меня». Однако в действительности чувство страха и осознание этого страха наступили уже после молниеносной физической реакции. В военных условиях звук крадущихся за спиной шагов сигнализировал об опасности для жизни, поэтому рефлекторный мозг мгновенно отреагировал на похожий стимул. А мыслящий мозг просто не успел его остановить.

 

В данном случае мы видим следующую последовательность:

Ситуациябессознательная эмоциональная реакция рефлекторного мозгареакции телесного мозга и телаповедениеоценкасознательная эмоция.

 

У каждого из нас есть такие приобретенные эмоциональные автоматизмы, которые сначала срабатывают и только потом рационализируются или осознаются мыслящим мозгом как эмоции. Исследователи, сканирующие мозг в режиме реального времени, действительно видят, что в таких ситуациях участки мозга, отвечающие за мышление, активизируются уже после того, как были запущены физиологические реакции.

Как вы понимаете, такие эмоциональные автоматизмы были очень полезны и даже жизненно необходимы для наших предков в дикой природе — ведь осознанные реакции чрезвычайно медленные по сравнению с рефлекторными. Без таких рефлексов мы бы попросту не выжили. Под действием сильных эмоций, вызванных страшными воспоминаниями о съеденных саблезубыми тиграми родственниках, рефлекторный мозг устанавливал прямую взаимосвязь между опасностью и телесными изменениями, необходимыми, чтобы резко пуститься в бегство. В результате тело начинало бежать еще до того, как человек успевал почувствовать страх.

 

С другой стороны, эмоции часто порождаются нашими мыслями по поводу ситуации. То, что будет сильным стрессом для одного человека, для другого может оказаться источником удовольствия! Один может привязывать ноги к тарзанке и наслаждаться прыжком вниз головой с небоскреба, а другой в подобной ситуации умрет от страха. Короче говоря, различия в эмоциональных, физиологических и поведенческих реакциях зависят от вашей индивидуальной оценки ситуации. Если вы воспринимаете замечание босса как агрессивную, необоснованную критику со стороны претенциозного выскочки, вы, скорее всего, будете разгневаны. У вас участится сердцебиение, подскочит кровяное давление, в результате вы можете весьма враждебно отреагировать на его слова. На самом деле это может случиться намного позже, причем в отсутствие босса — когда вы спустя какое-то время будете обдумывать эту ситуацию или рассказывать о ней своей жене. Более того, вы можете испытывать такой же сильный гнев через несколько месяцев, когда будете вспоминать об этом инциденте.

Но если бы воспримете замечание руководителя под другим углом — например, как типичную реакцию очень неуверенного в себе человека — вы будете чувствовать себя совершенно иначе. Уровень вашего стресса в этом случае будет гораздо ниже, и ваша поведенческая реакция окажется совсем другой — например, более сочувствующей и поддерживающей.

Хороший актер, способный вжиться в роль, может испытывать те же эмоции, что и его персонаж. Подчас на это способен даже плохой актер вроде меня. Подростком я играл в школьном театре роль сироты. И хотя у меня не было подобного опыта, когда начинала звучать песня Луи Армстронга Sometimes I Feel Like a Motherless Child («Порой я чувствую себя ребенком, лишенным матери»), у меня на глаза наворачивались слезы. Я ощущал себя самым настоящим брошенным сиротой и вел себя подобающим образом.

 

В данном случае последовательность такая:

Ситуация → оценка → эмоции → реакции телесного мозга и тела → поведение.

 

Понимание того, что мысли могут вызывать эмоции и, следовательно, физиологические и поведенческие реакции, легло в основу множества исследований в области когнитивной психологии. Это, в свою очередь, привело к созданию когнитивной терапии — одного из немногих психотерапевтических методов, доказавших свою эффективность на практике. В числе первых психиатрических проблем, к которым применялся этот поход, была хроническая депрессия. Предполагалось, что ее причиной могут быть депрессивные мысли. После того как терапевт помогает пациенту выявить и осознать эти мысли, а затем заменить их на более рациональные, состояние пациента улучшается.

 

Взгляните на две последовательности, приведенные в верхней части этой страницы и на предыдущей странице. Разумеется, это очень упрощенные схемы гораздо более сложной системы взаимодействий. Прежде всего, здесь этот процесс представлен линейным, а в действительности большинство взаимодействий происходит в обоих направлениях и везде есть петли обратной связи. Например, физиологические реакции, происходящие в нашем теле, могут влиять на наше восприятие ситуации и поведение. А блокирование физиологических реакций тела, например, с помощью медикаментов, снижающих кровяное давление и пульс, ослабляет эмоцию.

Два вида эмоций, сознательные и бессознательные, могут комбинироваться и взаимодействовать между собой. Это может изменить привычные эмоциональные реакции: возникнут новые эмоциональные автоматизмы или спонтанные реакции будут перенаправлены в другое русло. Например, еще будучи молодым психотерапевтом, я сумел убедить одну супружескую пару в том, что их постоянные перепалки, иногда перетекавшие в драки, были способом выразить свою любовь. Просто они боялись выразить чувство привязанности иным образом. Я порекомендовал им, прежде чем вступать в очередную схватку, дарить друг другу по монетке, чтобы напоминать о своей любви. Эта новая интерпретация ситуации полностью изменила отношение к ней самих супругов. Поначалу они продолжали демонстрировать прежние рефлекторные физиологические реакции. Но теперь эти физиологические реакции перестали приводить к поведенческой реакции в виде драки, поскольку стали интерпретироваться совершенно иначе.

 

Многие компании и организации объединяет одна проблема: руководители и другие профессионалы, особенно из категории «мачо», пренебрегают любыми эмоциями, как своими собственными, так и чужими. И даже насмехаются над ними. Это оказывает крайне негативное влияние на интеллектуальную продуктивность сотрудников, поскольку эмоции могут быть и двигателями, и тормозами нашей мыслительной деятельности. Если вы испытываете сами и вызываете у других людей такие чувства, как увлеченность, уверенность, удовольствие, приверженность, гордость, смелость, сопричастность, привязанность, любовь, доверие, решительность, верность, уважение, альтруизм, эмпатия, дух предпринимательства и готовность к переменам — то это, несомненно, будет способствовать вашему профессиональному успеху.

Вы должны уметь справляться с отрицательными чувствами — такими как гнев, страх, тревога, апатия, враждебность, ненависть, тоска, недовольство, обида, отчужденность, недоверие, неприятие риска и сопротивление. Вы должны уметь распознать их, понять их причины, ослабить их. И в конечном итоге — трансформировать их в положительные мобилизующие чувства. Когда вы научитесь делать это, то сможете успешно влиять на продуктивность ваших сотрудников.

Игнорирование собственных чувств и эмоций — плохая идея, учитывая, сколь сильное влияние они оказывают на наш мыслящий мозг. Если вы попросту не будете обращать на них внимание, вы не сможете поразмышлять над ними, извлечь полезные уроки и научиться ими управлять. Вы будете слепо следовать своей интуиции, не понимая, что в ее основе лежат мощные эмоциональные автоматизмы. Те самые, что наравне с другими автоматизмами и стереотипами призваны помочь нам принимать быстрые интуитивные решения в ситуациях, когда нет времени или возможности осуществить глубокий анализ. Однако эмоциональные автоматизмы, как положительные, так и отрицательные, столь же примитивны, как и любые другие приемы нашего рефлекторного мозга. Поэтому они могут быть совершенно неадекватными. Лучший способ избежать неадекватной автоматической эмоциональной реакции: во-первых, дать себе время спокойно подумать и, во-вторых, обсудить ситуацию с другими людьми, которые имеют совершенно иной жизненный опыт и, скорее всего, по-разному реагируют на одинаковые события. (Дальше мы поговорим об этом более подробно.)

 

Один специфический эмоциональный механизм на протяжении последних десяти лет привлекал повышенное внимание исследователей. Речь идет об эмпатии. Причиной столь острого интереса к этому феномену стало открытие так называемых «зеркальных нейронов» в головном мозге. В 1995 году профессора Джакомо Риззолатти и Леонардо Фогасси имплантировали в мозг обезьян микроскопические электроды, чтобы измерять активность клеток головного мозга, отвечающих за управление конечностями. Когда обезьяны брали арахис, датчики регистрировали в их клетках электрическую активность, что было вполне логично. Но однажды ученые забыли отключить одну обезьяну от измерительного прибора. И с удивлением обнаружили, что у нее активизировались те же самые двигательные клетки, когда она просто наблюдала за другой обезьяной, потянувшейся за арахисом. Это было похоже на то, как если бы клетки головного мозга наблюдающей обезьяны зеркально отражали все то, что происходило в мозгу у двигающейся обезьяны. Эти клетки, отвечающие за движение, активизировались даже в темноте, когда обезьяна просто слышала, как ее подруга берет арахис. Исследователи назвали эти клетки зеркальными нейронами. Это было поистине революционное открытие. Прежде считалось, что отвечающие за движения участки мозга полностью изолированы от участков, отвечающих за наблюдение. Теперь же стало ясно, что участки мозга, которые планируют и управляют движениями, также участвуют в процессах восприятия. И наоборот.

Аналогичная интригующая связь между действием-восприятием и действием-исполнением впоследствии была обнаружена и у людей. Вот что пишут авторы исследования: «Хотя существует несколько механизмов, посредством которых один индивид может понять поведение других, мы пришли к выводу, что механизм зеркального отражения — единственный, который позволяет нам понять чужие поступки изнутри. Он позволяет наблюдателю понять двигательные намерения и цели других индивидов»129.

Следующим шагом стало открытие: такое же зеркальное отражение возникает, когда мы наблюдаем за выражениями лица и речью других людей, причем зеркальные нейроны принимают во внимание не только сами действия, но и контекст. Они активизируются по-разному в зависимости от того, как, например, другой человек берет чашку — хватает ее всей ладонью или аккуратно поднимает за ручку. Они наблюдают различие между чашкой пустой и наполненной горячим чаем.

С самых первых дней своей жизни человек демонстрирует мастерство подражания. Это — основа его быстрого социального обучения. Теперь мы узнали, что запрограммированы на это самой природой: если мы видим, как другой человек совершает некие действия, наши нейроны, отвечающие за эти действия, начинают работать автоматически. Это также помогает нам понять, почему дети буквально с рождения обладают способностью копировать поведение других людей и почему они подражают только существам, «похожим на них». Было обнаружено, что зеркальные нейроны менее активны, когда ребенок наблюдает за людьми, которых он называет «непохожими на меня». Следовательно, этот врожденный рефлекс помогает нам с рождения отличать «своих» от «чужих»130.

Последние открытия указывают на возможность того, что те же самые зеркальные нейроны могут участвовать в развитии эмпатии — способности к эмоциональному сопереживанию. Ведь они также «отражают» выражения лица131 и, кажется, способны определять двигательное намерение другого человека и принимать это намерение во внимание. Другими словами, они позволяют нам «читать чужие мысли»132. Эти открытия, вероятно, также объясняют давно известный феномен мимикрии (подражательного сходства), когда люди неосознанно подстраиваются друг под друга, копируя невербальное поведение.

Судя по всему, человек с рождения запрограммирован на эмоциональное сопереживание другим людям. Следовательно, эмпатия — это еще один эмоциональный автоматизм, который влияет на наше поведение, даже когда мы этого не осознаем. Разумеется, в этом нет ничего плохого — просто об этом нужно знать.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.