Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Сначала мы формируем привычки, а потом привычки формируют нас.



Чарльз Нобл

 

Этот принцип верен и в работе высококвалифицированных специалистов — таких как хирурги. Прежде чем начать самостоятельную практику, они много лет учатся — в том числе и под наблюдением наставника, который дает им немедленную обратную связь. В результате часть работы хирургов превращается в привычку, поэтому во время стандартных операций опытные врачи могут разговаривать на отвлеченные темы. И это не сказывается на качестве операций. Но подобное поведение строго запрещено новичкам, поскольку любой фактор, отвлекающий их внимание, может привести к ошибкам107.

В армии солдат обучают так, чтобы довести их базовые навыки до автоматизма. Благодаря этому их мыслящий мозг остается свободным для принятия более важных решений, особенно если они находятся в непривычных условиях. Если во время боя солдат не будет думать об элементарных вещах, например, как перезарядить винтовку, найти укрытие или подать сигнал своим товарищам, то он проживет очень долго. Хорошая подготовка, основанная на обратной связи и формировании привычек, освобождает их мозг для более важной мыслительной работы.

 

Не все привычки связаны с двигательными навыками. Существуют и ментальные привычки: как только вы хорошо овладеваете каким-либо умственным навыком, ваш рефлекторный мозг берет его на себя и начинает выполнять его автоматически. Вам не надо фокусироваться на отдельных буквах или словах, когда вы читаете книгу. Вы не задумываясь производите простые арифметические действия. Существуют и социальные привычки — это хорошие манеры и правила этикета. Благодаря им взаимодействия между людьми становятся стандартизированными, предсказуемыми и эффективными. Правила полезны, но привычки — сильнее. Благодаря тому, что у водителей соблюдение ПДД превращается в привычку, дорожное движение становится безопасным. В армии формирование у всех бойцов одинаковых базовых привычек позволяет им функционировать в сложных боевых условиях как единое целое. Это верно и для любой организации — будь то производство или офис: формирование у сотрудников общих привычек делает совместную работу более отлаженной, эффективной и предсказуемой.

Совокупность всех привычек определяет корпоративную культуру компании. Это то, что не меняется со временем, даже если на смену одним сотрудникам приходят другие. Часть таких привычек имеет смысл, но некоторые могут устаревать и из полезных превращаться во вредные. Изменить корпоративные привычки или культуру гораздо сложнее, чем изменить любую личную привычку: это требует времени, терпения, практики и непосредственной обратной связи.

 

Короче говоря, одна из самых важных особенностей нашего мозга — в том, что в результате обучения и практики многие навыки (которые изначально требовали внимания, сил и времени) передаются от мыслящего мозга рефлекторному. Так они становятся автоматическими моделями поведения, которые выполняются спонтанно и не требуют усилий108. Они превращаются в приобретенные рефлексы и привычки. После того как конкретная модель — двигательная, поведенческая или ментальная — становится привычкой, нам не нужно больше думать о ней. Это высвобождает все мыслительные ресурсы, которые были задействованы ранее. Сформированные привычки помогают нам быть более быстрыми и эффективными, а наш мыслящий мозг освобождается для другой мыслительной деятельности… и для того, чтобы создавать новые привычки. В повседневной жизни мы делаем сотни вещей автоматически, не думая и не принимая сознательных решений. Без таких привычек наш мозг был бы загружен работой на все 100% и не мог бы функционировать как мыслящий орган.

 

С той минуты, когда мы просыпаемся, и до момента, когда ложимся вечером в постель, 99 из 100, а может быть, даже 999 из 1000 наших поступков выполняются чисто автоматически или по привычке. Одеваться и раздеваться, есть и пить, здороваться и прощаться, снимать шляпу и уступать дорогу дамам — все эти действия и даже большинство наших обыденных речей укоренились в нашем мозгу благодаря повторению. Они отложились в голове в такой типической форме, что их можно воспринимать почти как на рефлекторные движения. На всякого рода впечатление мы имеем готовый ответ, который даем автоматически… В той мере, в какой мы — просто живой комплекс привычек, мы являемся стереотипными существами, подражающими и копирующими свое собственное прежнее «я»[11].

Уильям Джеймс (1899)109

 

Современные технологии сканирования мозга подтверждают: когда действие становится привычкой, управление этим действием переходит к другим частям головного мозга, хотя мыслящий мозг сохраняет некоторый контроль за рефлекторным мозгом110. Последнее очень важно, ведь мыслящий мозг не знает, хороша или плоха созданная им привычка. Он должен убедиться в том, что эта привычка полезная, разумная и этичная.

 

Привычки позволяют нам быть многозадачными: в то время как наш рефлекторный мозг выполняет рутинные задачи, мыслящий мозг может заниматься более сложной мыслительной работой. Чем больше сложных профессиональных навыков переходит на уровень привычек у спортсменов, хирургов, военных, пожарных, руководителей и других специалистов, тем эффективнее может функционировать их мыслящий мозг. Если футболист будет думать, как ударить по мячу, чтобы передать пас нужному игроку, он вряд ли сумеет сделать это. Но после сотен часов тренировок умение передавать даже самые сложные пасы становится автоматической привычкой, и мыслящий мозг спортсмена может заняться более важными вопросами: быстро оценить ситуацию на поле, придумать нестандартное решение и направить мяч нужному игроку в самый подходящий момент. Пройдет еще несколько сотен часов тренировок, и даже эта мыслительная деятельность станет привычкой. Она будет передана в ведение рефлекторного мозга, благодаря чему мыслящий мозг сможет перейти на еще более высокий уровень — на уровень тактики и стратегии. Но даже на этом уровне, по мере накопления опыта, многие тактические решения начинают приниматься интуитивно и также передаются рефлекторному мозгу. На таком уровне мастерства мыслящий мозг способен мгновенно оценивать ситуацию и принимать решения в ситуациях, выходящих за стандартные рамки — разумеется, если в это время он не разговаривает по телефону. Даже лучший в мире теннисист, футболист или гольфист не сможет показать достойную игру, одновременно отвечая на звонок. Почему вы считаете себя лучше них?

 

Как известно, хуже всего в привычках — то, что от них очень трудно избавиться. Когда привычка к гиперподключенности становится бесполезной, неэффективной или опасной, от нее непросто сразу отучиться. Около ста лет назад группа ученых-психологов дистанцировалась от ненаучных теорий (в том числе от психоанализа) о том, почему мы ведем себя определенным образом, и начала искать объективные научные объяснения человеческого поведения и его детерминант. Вначале исследователи, которые назвали себя бихевиористами (от англ. behavior — поведение), сосредоточились только на поведении, но затем стали изучать сопровождающие его ментальные модели и эмоции. Они провели тысячи исследований и опубликовали тысячи научных работ — так бихевиористы сформировали научные знания о самых эффективных способах изменения поведения. В последнее время подобные исследования часто финансируют крупные компании, которые хотят узнать, как можно повлиять на привычки потребителей.

 

Простейшая модель, помогающая понять, как происходит формирование и изменение поведенческих привычек, называется АВС. Это сокращение от английских слов Antecedent, Be havior, Consequence — антецедент (предшествующее событие), поведение, последствие. Иногда эту аббревиатуру расшифровывают как активизирующее событие (триггер), поведение (привычка) и вознаграждение. Первоначально средний компонент «B» включал только поведение, но постепенно был расширен, и теперь включает также мышление и эмоции. (Подробнее о том, как избавиться от привычек, читайте в третьей части книги.) 5.3. Будьте осторожны с интуицией и шестым чувством

Как я упоминал, врожденные и приобретенные привычки и стереотипы, которые проявляются в виде интуиции, помогают нам быстро оценивать ситуацию и принимать решения. Но эти решения иногда оказываются неверными, особенно если они были приняты без размышлений и живого обсуждения с другими людьми. Гораздо чаще, чем вы думаете, ваши интуитивные решения представляют собой случайные ставки с вероятностью выигрыша 50 на 50. Впрочем, дела обстоят еще хуже. Потому что, если вы будете просто бросать монету, чтобы принять решение, вы будете правы в 50% случаев, а поверив своей ошибочной интуиции, вы будете принимать неправильные решения гораздо чаще. Чем больше вы уверены в своем опыте, тем чаще будете неправы. Верить интуиции можно, только если она опирается на ментальные модели, выработанные в соответствии с довольно жесткими условиями. Их я опишу ниже.

Вот поэтому даже обезьяны справятся с выбором акций для инвестирования ничуть не хуже экспертов — если те будут действовать по наитию. Разумеется, вы вряд ли поверите в это, потому что вы находитесь во власти «ошибки доступности» (см. раздел о когнитивных искажениях выше): СМИ сообщают о единицах успешных суперинвесторов, но молчат о тысячах других, теряющих на фондовом рынке целые состояния. Когнитивные искажения и приобретенные ментальные стереотипы поддерживают в людях их безосновательную и даже вредную уверенность в своей компетентности. Это мешает нам учиться на своих ошибках. Плыть по течению, доверившись рефлекторному мозгу, — легко, а вот ставить под сомнение свои интуитивные убеждения и стереотипы — тяжелый труд.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.