Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Примеры автоматизмов: когнитивные искажения и эвристики



Мы знаем то, что знает и делает наш мыслящий мозг. Мы полностью осознаем его — поэтому и называем «сознанием». С рефлекторным мозгом дела обстоят иначе: поскольку он работает на бессознательном уровне, нам мало что известно о нем.

Странные и иррациональные вещи происходят, когда рефлекторный мозг не контролируется рефлексирующим мозгом. В соответствующей литературе, в том числе в книгах Канемана97 и Ариэли98, можно найти десятки примеров и экспериментов, подтверждающих это. Поскольку рефлекторный мозг оказывает большое влияние на наши сознательные суждения и решения, важно знать основы его работы. Эти механизмы изучаются при помощи современных визуальных методов исследования мозга. Они даже используются маркетологами, чтобы заставить нас выбирать то, что лучше для их компаний, а не для нас, их клиентов. Парадоксально, но эти маркетологи часто не знают, что те же самые механизмы влияют на их собственные профессиональные и управленческие решения99.

Знаете ли вы, что, когда вы выбираете между тремя аналогичными продуктами с тремя разными ценами, ваш рефлекторный мозг выбирает продукт со средней ценой, и ваш рефлексирующий мозг обычно соглашается с этим? Легко представить, как продавцы используют эту особенность.

Знаете ли вы, что, когда одной группе людей дают всего несколько секунд на то, чтобы прикинуть результат умножения 9 × 8 × 7 × 6 × 5 × 4 × 3 × 2 × 1, а другой группе — результат умножения 1 × 2 × 3 × 4 × 5 × 6 × 7 × 8 × 9, первая группа дает средний ответ 4200, а вторая 500, тогда как правильный результат — 362 880? Даже ученые, специалисты и менеджеры, которые все время имеют дело с цифрами, всегда ошибаются. Попробуйте догадаться, почему результаты так сильно разнятся в зависимости от порядка умножения и почему у обеих групп получилась такая маленькая цифра. (В ближайшее время я назову вам причину.)

Знаете ли вы, что, если менеджеры обсудят сначала покупку на 1 млн долларов, а затем — покупку стоимостью в десятки тысяч, то они примут совершенно иное решение, чем если бы они обсуждали покупки в обратном порядке?

Знаете ли вы, что большинство людей уверены: шанс выиграть в лотерею гораздо меньше, если использовать цифры, которые принесли большой выигрыш в прошлый раз?

Знаете ли вы, что, когда люди спешат, они принимают менее этичные решения, чем когда у них есть время поразмыслить?

 

Существует множество различных типов когнитивных искажений и эвристик — в настоящее время исследователи описали около ста100. Между тем в этой области царит неразбериха, поскольку специалисты в различных дисциплинах часто обнаруживают один и тот же феномен, но дают ему разные названия101. Ученые пытаются навести порядок через описание фундаментальных механизмов, лежащих в основе этих когнитивных ошибок102. Предлагаю с некоторыми из них познакомиться поближе.

Мой второй пример иллюстрирует когнитивную ошибку, называемую якорением . Она хорошо изучена учеными. Когда вы даете одной группе людей последовательность 9 × 8 × 7 × 6 × 5 × 4 × 3 × 2 × 1, а другой группе — последовательность 1 × 2 × 3 × 4 × 5 × 6 × 7 × 8 × 9, наш рефлекторный мозг задерживается, «якорится» на первых цифрах. Следовательно, если вначале идут цифры 9–8–7, мы называем гораздо большее число (в среднем 4200), чем если вначале идут цифры 1–2–3 (средний ответ 500)103. Кроме того, обе группы «якорятся» на том, что все цифры в последовательности меньше 10, и существенно недооценивают результат их умножения (362 880). Если людям дать чуть больше времени на размышление, ошибка будет гораздо меньше.

Если после этого попросить обе группы угадать цену бутылки вина или коробки конфет, вторая группа назовет более низкую цену То есть люди, привязанные к числу 500 (в среднем), неосознанно продолжают придерживаться более низкой планки, чем люди, привязанные к числу 4200. Удивительно, но даже опытные ученые, математики, бухгалтеры и менеджеры попадают в эту когнитивную ловушку. Следовательно, если вы — менеджер, помните: обсудив в начале встречи сделку стоимостью в несколько миллионов долларов, вы гораздо легче дадите добро на расходы в 200 000 долларов. Если обсуждение провести в обратном порядке, результат будет иным. Вы можете использовать это знание в своих интересах.

Ошибка интроспекции или ошибка «выше среднего». Мы систематически переоцениваем собственные способности и недооцениваем надежность самооценки других людей. Мы считаем себя «выше среднего». Например, 75% руководителей считают, что принадлежат к 20% лучших менеджеров. 90% водителей оценивают свои навыки вождения выше среднего уровня.

Ошибка доступности. Поскольку наш рефлекторный мозг полагается на наиболее «доступную» информацию, он может давать совершенно неверную оценку вероятности событий. Доступность информации зависит от того, насколько ярким и эмоционально окрашенным было событие, участвовали ли мы в этом событии и насколько часто мы слышим упоминания о нем. В результате первым нам в голову приходит не самое вероятное событие, а то, которое проще всего вспомнить и представить. Поэтому нам кажется, что события, о которых сообщается в средствах массовой информации, случаются часто. На самом деле это не так. Просто СМИ любят делать репортажи на необычные и привлекающие внимание темы, нетипичные для нашей повседневной жизни. Кроме того, они снабжают такие новости яркими картинками и красноречивыми комментариями. Если у телеканала нет видеосъемки даже весьма знаменательного и показательного события, то о нем могут даже не упомянуть в новостях. В результате мы все массово переоцениваем вероятность громких и «зрелищных» событий. После репортажа об убийстве люди считают, что в прошлом году уровень преступности значительно вырос, тогда как в реальности он мог, наоборот, заметно снизиться. Мы переоцениваем шансы на выигрыш в лотерее, поскольку победитель оказывается в центре внимания, а о миллионах проигравших никто не упоминает. Мы переоцениваем риск погибнуть в результате теракта и существенно недооцениваем риск погибнуть в автомобильной аварии из-за того, что говорим по телефону во время вождения. После 11 сентября в ДТП погибло гораздо больше людей, чем от атак террористов, поскольку люди, опасаясь терактов, стали чаще ездить на машинах и реже летать самолетами.

 

 

Жертвами такого фундаментального искажения реальности средствами массовой информации становятся не только обычные люди, но и правительства. Они тратят миллиарды долларов на борьбу с очень редкими угрозами для жизни, но почти не обращают внимания на самые распространенные и типичные опасности.

Эффект ореола (гало-эффект). Мы склонны переоценивать способности успешных людей и при этом недооцениваем роль счастливо сложившихся обстоятельств. Если же люди терпят неудачу, мы склонны недооценивать их способности. В эту ловушку попадают почти все авторы книг о менеджменте, полагающиеся на быстрые и простые умозаключения своего рефлекторного мозга. А в сложных ситуациях такие умозаключения часто оказываются неверными. Посмотрите, что случилось с такими «потрясающими» и даже «великими», по определению этих публицистов, компаниями, как Data General, Digital Equipment Corporation, Eastman Kodak, Kmart, Wang Labs, Abbott Labs, Walgreens, Pitney Bowes, Circuit City и Enron. Они называли великой даже Fanny Mae. Хотя эти авторы представляли свои работы как исследования, на самом деле они не придерживались строгих правил настоящего научного исследования. Они не позволяли мыслящему мозгу прийти к действительно обоснованным выводам и больше руководствовались маркетинговыми соображениями. В результате эти люди стали наглядными примерами жертв таких когнитивных искажений, как ошибка доступности и эффект ореола.

Эффект красоты. Мы склонны переоценивать способности привлекательных людей (но есть исключение: женщины обычно недооценивают способности привлекательных женщин).

Эффект симпатии к знакомому («Знакомое — надежнее»). Делая выбор, мы склонны опираться на знакомые аспекты, которые могут не иметь никакого отношения к сущности выбора. Знаете ли вы, что люди, чье имя начинается на букву «P», значительно чаще выбирают Pepsi, а те, чье имя начинается на букву «C», чаще выбирают Coke? Чем больше общих букв в названии торговой марки и нашем имени, тем выше вероятность, что мы выберем именно этот бренд. Из-за этого же когнитивного искажения руководители часто берут на работу похожих на них людей.

Эффект стадности. Другие люди влияют на наши решения в гораздо большей степени, чем мы думаем. Это ведет к групповому или «стадному» мышлению.

Ошибка суждения задним числом. Люди считают события более предсказуемыми, чем они есть на самом деле. После того как событие произошло, мы склонны думать, что изначально знали все факты и вполне могли предсказать это событие. Во время экспериментов люди бывают очень удивлены, когда убеждаются, что на самом деле не знали всех фактов или же неправильно их интерпретировали и поэтому составили неверный прогноз.

Эффект «розовой» ретроспективы. Мы склонны оценивать прошлые события более положительно, чем они были на самом деле.

Ошибка игрока. Мы считаем, что вероятность будущего события зависит от событий, которые уже произошли. Поэтому каждый раз мы покупаем лотерейные билеты с разными цифрами и убеждены: шансы выиграть в следующий раз с теми же цифрами значительно ниже. Мы искренне удивляемся, когда один и тот же человек выигрывает в лотерею дважды в течение года или выигрывает по билетам с одинаковыми цифрами. Однако с чисто математической точки зрения шансы на выигрыш во всех случаях совершенно одинаковы.

Ошибка подтверждения и избирательное восприятие. Мы склонны выбирать из всего массива информации только ту, которая подтверждает нашу изначальную точку зрения. Информацию, противоречащую ей, мы обычно игнорируем.

Эффект стереотипов. Мы склонны приписывать людям определенные качества в зависимости от их принадлежности к какой-либо группе. Эксперименты показывают, что такие стереотипы на уровне рефлекторного мозга есть даже у людей, которые считают политкорректность одной из главных ценностей и сознательно придерживаются этого убеждения в жизни.

Боязнь потерь. Потеряв что-то, мы расстраиваемся больше, чем когда не получаем того, что могли бы получить. И обычные люди, и целые компании в первую очередь стараются избежать даже незначительных потерь (убытков), а не максимизировать возможный выигрыш (например, долгосрочные прибыли).

Эффект результата. Мы склонны оценивать решение на основании его результата — даже если определенный результат оказался простым совпадением. Гораздо реже мы оцениваем качество самого решения на момент его принятия.

Рационализация после покупки. После покупки вещи (особенно дорогой) мы склонны видеть в ней только преимущества и не видеть недостатков. Так мы убеждаем себя в правильности сделанного выбора.

Эгоистичная необъективность. Одно из качеств, присущих почти всем людям, — приписывать успехи исключительно себе, а в своих неудачах обвинять внешние силы.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы после прибыльного года генеральный директор объяснял успех компании удачным стечением обстоятельств и, таким образом, признавал свою годовую премию сильно завышенной? Как правило, руководство компании считает успех результатом своих превосходных управленческих способностей. Соответственно, и к своим бонусам оно относится как к абсолютно заслуженным.

И наоборот, когда решения руководители компаний оказываются ошибочными, они редко винят в этом себя. Обычно они ссылаются на неудачное стечение обстоятельств и негативные внешние факторы.

Эффект действующего лица/наблюдателя. Когда мы успешны, то предпочитаем объяснять это своими личными качествами и способностями. Но причину успешности других людей мы, как правило, видим во внешних обстоятельствах. В случае неудачи все происходит наоборот.

Эффект спешки. Когда у нас нет времени подумать, мы чаще принимаем непорядочные решения и действуем менее этично, чем когда у нас есть время поразмыслить104. Чем быстрее мы принимаем решение, тем выше риск того, что оно будет неэтичным и корыстным. Профессор Мерниган сообщает: в ходе эксперимента в 87% случаев люди не ориентировались только на личную выгоду при принятии решений, когда им давали три минуты на размышление. А когда решение надо было принять немедленно, количество таких случаев сократилось до 56%. «Быстрое, автоматическое принятие решений часто носит эгоистичный характер, потому что личный интерес — это базовая, инстинктивная реакция на внешние раздражители. А сознательное размышление добавляет решению этический и социальный аспекты. Длительное размышление порождает внутри человека борьбу между своекорыстными желаниями, с одной стороны, и ценностями и нормами, привитыми в процессе социального обучения, с другой»105.

Кстати, знаете ли вы, что утром люди лгут меньше, чем вечером? Дальше я расскажу, почему это происходит.

Эвристика подмены. Это удивительный, интересный и очень важный когнитивный механизм. Не найдя ответа на вопрос, наш рефлекторный мозг отвечает на другой, похожий вопрос. Если наш мыслящий мозг не начеку, он может принять этот ответ за правильный. И не учесть того, что это — ответ на несколько иной вопрос. Например, сотрудник службы персонала спрашивает у вас: «Насколько вы удовлетворены своим начальником?» Это сложный вопрос. Чтобы ответить на него правильно, вам нужно задействовать мыслящий мозг, сравнить свой опыт работы с разными начальниками, вспомнить реальные ситуации, сопоставить все это со своими представлениями о хорошем руководителе… И только потом, ответив на эти промежуточные вопросы, вывести общее оценочное суждение. Но у рефлекторного мозга наготове есть быстрое и простое решение. Он делает мгновенный снимок вашего эмоционального восприятия босса и предлагает его в качестве ответа. А если вы спешите, то вообще вряд ли осознаете, что рефлекторный мозг заменил сложный вопрос «Что вы думаете о своем начальнике?» на более простой вопрос «Как вы относитесь к нему в данный момент?».

Когда менеджеру приходится выбирать между несколькими кандидатами на важную должность, это весьма трудная работа для его мыслящего мозга. Ведь ему надо принять во внимание персональные данные претендентов, профессиональные характеристики, отзывы работодателей и многое другое. Однако рефлекторный мозг менеджера готов услужливо подсказать своему хозяину быстрый ответ. И если у менеджера нет времени, чтобы тщательно все обдумать или обсудить с коллегой (об этом см. ниже), он доверится так называемому шестому чувству. Однако он не осознает, что его рефлекторный мозг ловко подменил исходный сложный вопрос «Кто лучший кандидат на эту должность?» на более простой вопрос «Кто выглядит лучшим кандидатом?». Так делаются быстрые выводы на основе массы ошибочных эвристик — таких как эффект красоты, эффект стереотипов, эффект симпатии к знакомому, эффект избирательного восприятия и другие.

 

Если после прочтения этого раздела вы подумаете: «Я не подвержен таким когнитивным ошибкам» или: «Я слишком умен, чтобы попадать в такие ловушки», значит, вы стали жертвой эффекта «слепого пятна» или искаженного восприятия искажений. Частный случай этих эффектов — ошибка интроспекции , которая заставляет нас считать, будто мы меньше других людей подвержены когнитивным ошибкам. Однако все исследования доказывают: люди, которые считают себя абсолютно объективными и рациональными, попадают в когнитивные ловушки наравне со всеми. И даже если перед началом эксперимента им объясняют суть соответствующего когнитивного искажения, их результаты не улучшаются. Дело в том, что все эти эвристики и искажения запрограммированы на бессознательном уровне, поэтому мы просто не контролируем их. А наш мыслящий мозг, находясь под воздействием когнитивных ошибок, старается поддерживать наш интеллектуальный имидж в наших собственных глазах и рационализирует принятые нами решения. В результате мы никак не корректируем и не компенсируем свою когнитивную необъективность — особенно если пренебрегаем сосредоточенным размышлением и не обсуждаем различные вопросы с другими людьми.

 

В дополнение к вышесказанному. Наш рефлекторный мозг любит перцептивные стереотипы (шаблоны восприятия): они помогают нам быстро оценить ситуацию, не дожидаясь ответа от медлительного мыслящего мозга. Однако вы должны знать, что иногда такие перцептивные стереотипы могут вводить нас в заблуждение и даже представлять опасность. Некоторые из этих шаблонов восприятия возникают потому, что наш рефлекторный мозг плохо справляется с перцептивными противоречиями, то есть с не согласующимися между собой сенсорными сигналами о реальности. В таких ситуациях он автоматически корректирует наше восприятие реальности для того, чтобы достичь согласованности. Посмотрите на оптическую иллюзию «треугольник Канижа» (см. часть 1, глава 4) и постарайтесь не увидеть на ней белый треугольник, обращенный вершиной вверх. Вам вряд ли удастся это сделать, поскольку ваш рефлекторный мозг подгоняет видимую реальность под имеющийся у него шаблон. Он заставляет вас видеть фигуру, которой нет.

Зная об этой способности рефлекторного мозга, люди придумали массу других сенсорных иллюзий, часть из которых могут быть весьма забавными, но другие — крайне опасными. Возьмите, например, такую ситуацию: разговаривая по мобильному телефону, вы выезжаете на встречную полосу, и центральная разделительная полоса исчезает (поскольку теперь она находится справа от вас). В некоторых случаях ваш рефлекторный мозг может услужливо подкорректировать ваше восприятие реальности и создать иллюзию, будто линия справа — это разметка обочины. (Подробнее об этом см. в главе об использовании мобильного телефона во время вождения.)

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.