Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Внутренняя форма фразеологических единиц



 

Понятие внутренняя форма языка (innere Sprachform) было введено в лингвистику выдающимся немецким ученым Вильгельмом фон Гумбольдтом (1767 - 1835).

Во многих работах по фразеологии отмечается важная роль внутренней формы в семантической структуре фразеологизмов. В применении к слову внутренняя форма обычно понимается как его исходно-этимологическое значение или как образные элементы в его значении. Такого понимания внутренней формы придерживался А.А. Потебня: «...этимологическое значение ... тоже есть форма, только внутренняя» [Потебня, 1892, с. 102]. «Внутренняя форма есть тоже центр образа, один из его признаков, преобладающий над всеми остальными» [Потебня, 1892, с. 142].

Подобная трактовка внутренней формы с теми или иными модификациями или без них встречается во многих последующих определениях.

«Внутренняя форма в качестве компонента семантической структуры слова не всегда нейтральна по отношению к этой структуре в целом. Будучи динамическим компонентом значения, внутренняя форма в некоторых случаях выдвигается на первый план и обусловливает семантику слова» [Варина, 1976, с. 243]. Это вполне справедливо и в отношении ФЕ.

Внутренняя форма ФЕ значительно более стойкая, чем внутренняя форма слова, что объясняется преобразованным характером фразеологического значения, преобладанием мотивированных фразеологизмов, их раздельнооформленностью, а также спецификой их взаимоотношения с прототипами.

В этом разделе дается анализ связи внутренней формы с различными прототипами, выделяются их основные виды и характеризуются типы переосмыслений.

Все ФЕ восходят к потенциальным фразеологизмам, которые обозначают познанные человеком объекты вне языковой действительности, в том числе и фантастические. Но это не означает, что все ФЕ проходят один и тот же путь развития, так как в их основе лежат разные прототипы. Прототипы ФЕ бывают четырех видов - речевые, языковые, внеязыковые и смешанные, а внутренние формы - простыми и сложными. Эта классификация основана на едином принципе, так как учитывается материал, на основе которого возник фразеологизм.

Речевым и языковым прототипам соответствует простая или сложная внутренняя форма, а внеязыковым и смешанным - сложная.

Речевые прототипы. К ФЕ, восходящим к речевым прототипам - переменным словосочетаниям, относятся обороты с прозрачной внутренней формой: burn one's fingers - обжечься на чем-л; the cat among the pigeons-„кот на голубятне", внесение переполоха; flog a dead horse - „стегать дохлую лошадь", заниматься бесполезным делом (см. § 77).

Внутренняя форма свойственна не только ФЕ со структурой словосочетания, но и ФЕ со структурой предложения, восходящим к переменным предложениям. Так, в основе шутливого фразеологизма the old woman is picking her geese - идет снег лежит образ старушки, ощипывающей гусей. В основе ФЕ that cock won't fight = этот номер не пройдет лежит образ не желающего драться петуха.

Внутренняя форма ФЕ doctors differ (или disagree) - мнения авторитетов расходятся основана на образном переосмыслении ситуации, в которой доктора не смогли прийти к единому мнению.

К речевым прототипам относятся также ФЕ, восходящие к потенциальным фразеологизмам, основанным на обыгрывании омонимов. Примерами могут служить ФЕ (as) cross as two sticks - в плохом настроении, не в духе; зол как черт (игра слов, основанная на двух омонимах: cross - не в духе, сердитый и cross - перекрещивающийся) (см. § 64).

Многие ФЕ с живой внутренней формой не имеют переменных прототипов и возникли в результате полета фантазииих создателей. В ряде случаев они известны, а чаще остаются неизвестными. Внутренняя форма в подобных оборотах, в основе котoрых лежит нереальный образ, создается вследствие деривационной связи фразеологического значения с совокупностью буквальных значений компонентов потенциального фразеологизма, обозначающих несуществующие явления, предметы, ситуации. Приводим несколько примеров: all the world and his wife - кого только там не было (особенно о знатных лицах); he must (или should) have (или he needs) a long spoon that sups with the devil - „у того, кто ужинает с чертом, должна быть большая ложка"; s связался с чертом, пеняй на себя и др.

Подобные обороты обычно создают комический или иронический эффект.

В создании таких оборотов большое значение имеют ассоциации, возникающие в связи с нереальным образом. Так, ФЕ a ball of fire - сгусток энергии ассоциируется со сценой, в которой фигурирует огненный шар, выделяющий энергию во всех направлениях.

В однолитеральных оборотах этого типа, т.е. в ФЕ, в которых один компонент употребляется в буквальном значении, а остальные - в переосмысленных, также эксплицитная внутренняя форма, так как внутренняя форма может устанавливаться не только в ФЕ с полностью переосмысленными компонентами, но и по переосмысленным компонентам в составе однолитеральных оборотов. Примером может служить гиперболизованное до абсурда сравнение (as) pleased as a dog with two tails - „довольный как собака с двумя хвостами", очень довольный, рад-радешенек. Во всех ФЕ, приведенных выше, внутренняя форма является многоэлементной. Под многоэлементной внутренней формой понимается внутренняя форма, устанавливаемая по двум или более компонентам фразеологизма.

Возможна и одноэлементная внутренняя форма, например, by George! (сокращение восклицания by Saint George!) - боже мой!; черт возьми! (Святой Георг - покровитель Англии).

Во многих ФЕ внутренняя форма сознается только потому, что она ассоциируется с тем или иным известным текстом, являющимся осложняющим фактором. Текст-это речевое произведение.

Dr. Jekyll and Mr. Hyde - „доктор Джекилл и мистер Хайд", человек, воплощающий в себе два начала - доброе и злое (по имени героя повести Р.Л. Стивенсона "The Strange Case of Dr. Jekyll and Mr. Hyde").

An ugly duckling - гадкий утенок, человек, у которого неожиданно проявляются достоинства. ФЕ an ugly duckling не восходит непосредственно к переменному словосочетанию an ugly duckling, так как у гадкого утенка нет никаких шансов стать прекрасным лебедем. Подобная метаморфоза происходит только в известной сказке Г.Х. Андерсена, в которой лебеденка принимают за гадкого утенка. Таким образом, в семантической структуре ФЕ an ugly duckling присутствуют имплицитные семы who grows up to be attractive or brilliant.

Многокомпонентная внутренняя форма в подобных ФЕ также является осложненной, так как образуется в результате взаимодействия эксплицитных и имплицитных элементов.

Языковые прототипы. Прототипом второго фразеосемантического варианта часто является первый, компоненты которого имеют буквальное, но осложненное значение.

Подобная семантическая структура свойственна целому классу фразеологизмов, а именно идиофразеоматизмам (см. §§ 61, 67, 74, 83). Примером может служить фразеологизм a running fire -1) (воен.) беглый огонь; 2) град критических замечаний. В идиофразеоматизмах буквальные значения компонентов прототипа являются эксплицитными, и вследствие этого внутренняя форма также эксплицитна. Внутренняя форма основана на том, что «град критических замечаний» уподобляется «беглому огню». В идиофразеоматизмах внутренняя форма многокомпонентная.

К языковым прототипам относятся и ФЕ, от которых в рамках третичной номинации образованы другие ФЕ. Так, ФЕ birds of a feather - люди одного склада, один другого стоит; птицы одного полета, два сапога пара; из одного теста сделаны; одним лыком шиты; одного поля ягода (от пословицы birds of a feather flock together рыбак рыбака видит издалека); make hay - использовать удобный момент (от пословицы make hay while the sun shines коси коса, пока роса); an old birds стреляный воробей (от пословицы old birds are not caught with chaff - старого воробья на мякине не проведешь) и др. не восходят непосредственно к переменным словосочетаниям, а опосредованы соответствующими пословицами. Фразеологические дериваты включаются в словари как отдельные единицы наряду сихфразеологическими прототипами, хотя они и связаны с ними семантически, например, the last straw сохраняет значение «последняя капля (переполняющая чашу)», но это значение выражено эксплицитно, тогда как признак that breaks the camel's back выражен имплицитно (см. § 40, 4). Таким образом, происходит перегруппировка сем - эксплицитные семы пословицы выражены во фразеологизме-деривате эксплицитно и имплицитно, в результате чего он не восходит непосредственно к переменному словосочетанию the last straw - последняя соломинка, а опосредован пословицей it is the last straw that breaks the camel's back последняя капля переполняет чашу (букв.: „последняя соломинка ломает спину верблюда"). Следовательно, внутренняя форма ФЕ является осложненной. Перегруппировка сем в значении фразеологизма-деривата, упрощенная структура по сравнению с исходной пословицей, большая частотность по сравнению с исходной пословицей способствуют его большей подвижности в контексте и более широкому стилистическому использованию. Приводимый ниже пример подтверждает это положение.

As they steamed off, their friends massed on the platform began lustily to sing "men of Harlech". "My God!" Andrew said. ..."That wasthe last straw." But his eyes were glistening, and a minute later he added, "I wouldn't have had us miss it for anything, Chris. Aren't people decent?" (A. Cronin).

В данном примере ФЕ the last straw используется для выражения положительной оценки. «Последней каплей» для Эндрю являются торжественные проводы, устроенные его друзьямина вокзале.

Из состава библейской пословицы can the leopard change hisspots? (позднее the leopard cannot (или does not) change his spots) - может ли человек изменить свою природу? (ср. горбатого могила исправит) выделилась ФЕ change one's spots - измениться до неузнаваемости, изменить свою природу. В пословице сперва имплицитно в форме риторического вопроса, а позднее и эксплицитно утверждается, что «барс не может изменить пятна свои». ФЕ change one's spots относится не к барсу, а к человеку, и архисема пословицы «неизменяемость» в этом фразеологизме является факультативной, что подтверждается приводимыми ниже примерами.

"It's no use tackling Rosalind," Pamela agreed. "She'll never change her spots" (R. Macaulay).

That he should secretlyhave been changing his spots ... was really too bad (I. Murdoch).

 

Внеязыковые прототипы (осложненная внутренняя форма).К внеязыковым прототипам относятся различные экстралингвистические факторы, с которыми ФЕ связаны деривационными отношениями.

К таким факторам, предшествующим появлению ФЕ, относятся легенды, традиции английского народа, исторические факты и др. Поскольку ФЕ этого типа рассматриваются в § 43, мы ограничимся лишь двумя примерами: be born within the sound of Bow bells - родиться в Лондоне (в центре Лондона находится известная своим колокольным звоном церковь St. Mary-le-Bow); have kissed the Blarney stone - быть льстецом (по традиции каждый, поцеловавший камень, находящийся в замке Бларни в Ирландии, получал дар льстивой речи).

Смешанные прототипы (осложненная внутренняя форма). К смешанным прототипам, т.е. к внутриструктурным и межструктурным, относятся ФЕ, восходящие к тому или иному тексту, от которых образованы другие ФЕ путем фразеологической деривации. Так, ФЕ a girl Friday - помощница, надежный работник, правая рука (особ. о девушке-секретаре) образована по аналогии с а man Friday (см. §46).

ФЕ the massacre (или slaughter) of the innocents -1) избиение младенцев; 2) (парл. жарг.) пересмотрение законопроектов ввиду недостатка времени (в конце парламентской сессии). Эта ФЕ восходит к евангельской легенде, не содержащей ни одного компонента фразеологизма.

Как было показано выше, в зависимости от прототипа и семантической структуры фразеологизма внутренняя форма проявляется по-разному в ФЕ the tail wagging (или wags) the dog-„хвост виляет собакой", подчиненный командует начальником; the last straw - последняя капля (переполняющая чашу); an ugly duckling - гадкий утенок; have kissed the Blarney stone - быть льстецом; (as) cross as two sticks - не в духе; зол как черт.

Во всех этих оборотах - живая образность, так как она осознается в современном английском языке без специальных этимологических изысканий.

Внутренняя форма - это условное название. По существу, это не форма, а один из компонентов значения.

«...форма есть способ существования и выражения содержания. Термин «форма» употребляется также для обозначения внутренней организации содержания и связан, таким образом, с понятием структуры»*. Если бы внутренняя форма являлась одним из видов формы, то она была бы присуща всем единицам языка, так как содержания без формы не существует. Однако в сфере фразеологии внутренняя форма присуща только мотивированным фразеологизмам и более не ощущается во фразеологических сращениях.

*Философский энциклопедический словарь. - М., 1983. - С. 621.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.