Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Политический строй в Германии в начале XVI в.



Политический строй в Германии в начале XVI в.На рубеже XV и XVI вв. немецкие земли по-прежнему являлись составной частью и основным ядром крупнейшего политического образования в Европе — Священной Римской империи. Осознание роли Германии в этом аморфном наднациональном союзе вызвало к жизни с 1486 г. новое официальное наименование: "Священная Римская империя германской нации". Кроме Германии империя включала также территории современных Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, Австрии, Чехии, графство Бургундию и другие земли. Формально империи принадлежал еще рад владений (Швейцария, области в Северной и Средней Италии), но на деле они жили своей самостоятельной жизнью.

Главой Германии был избираемый король, который мог короноваться как император. Обращение за этим к римскому папе стало необязательным: уже император Максимилиан I Габсбург (1493— 1519) отказался от своего коронования папой. Страна оставалась политически раздробленной, состояла из множества больших и малых феодальных владений, светских и церковных. В первые десятилетия XVI в. в ней насчитывалось, помимо 7 князей-курфюрстов, имевших право избирать императора, около 70 князей — архиепископов, епископов и светских лиц, около 70 аббатов крупнейших монастырей, более 120 графов и близких к ним по статусу "господ", около 65 имперских и вольных городов ("имперские" подчинялись непосредственно императору как своему сеньеру, "вольные" обладали автономией, отвоеванной у своих бывших сеньеров — епископов). К этому необходимо добавить многочисленных владельцев имперских рыцарских имений. За исключением рыцарей, принадлежавших к низшим чинам империи, все остальные названные здесь имперские чины имели представительство на рейхстагах, устройство и даже название которых закрепились лишь в конце XV в. Интересы рыцарей в этих сословно-представительных органах обычно выражала часть графов и "господ". Высшую курию на рейхстаге составляли курфюрсты, вторую — вся светская и церковная знать (без выделения духовенства в особую курию), третью — города. Спецификой Германии была двойственность политического по-

ложения князей: по отношению к императору они выступали как чины, сословная группа, по отношению к сословно-представительным органам в своих собственных владениях — как монархи. Эти земские органы — ландтаги — окончательно сформировались в конце XV — начале XVI в. При всех местных различиях в них обычно были представлены низшая знать, а также графы и "господа", духовные лица, "земские" (то есть подчиненные князьям) города. В некоторые ландтаги входили представители отдельных крестьянских общин, а также "рынков" — поселений, имевших иные, меньшие права, чем города. Своя специфика была в ландтагах духовных княжеств, где тон задавал клир. Там светской курии могло не быть вовсе. И рейхстага, и ландтаги зачастую обсуждали сходные вопросы — о сохранении мира, финансовых сборах, законодательстве, только объем компетенции был у них разный — у одних имперский, у других земский. Решения принимались и на рейхстагах, и на ландтагах каждой курией отдельно, затем сопоставлялись. Роль городов в ландтагах обычно была высока, на рейхстагах она зависела от решавшегося вопроса: когда речь шла о нужде в деньгах, города всем были желанны, в иных же случаях их право на голосование могли поставить под сомнение. Отстаивая права и интересы сословий, рейхстаг и ландтаги выполняли ряд важных функций: они становились местом выражения интересов больших общественных групп, способствовали согласованию различных позиций, выступали как определенный противовес суверенитету монарха — императора или князя.

Городское управление в Германии отличалось едва ли не большей пестротой, чем земское, хотя имело и некоторые общие черты. Обычно выборы магистрата были ежегодными — выбирали бургомистров, должностных лиц, судей. И здесь объемы компетенции при управлении могли сильно различаться. "Имперские" и "вольные" города, отличия которых в XVI в. почти исчезли, обладали широкой автономией, властвовали зачастую не только над близлежащей округой, но и над территорией, подобной небольшому княжеству. В то же время вся Германия была покрыта густой сетью мелких и мельчайших городов и городков с числом жителей от 500 до 2 тысяч человек. Они мало чем отличались от больших деревень, имели полуаграрный характер. Общее число городов в стране составляло в начале XVI в. примерно 3 тысячи. Даже самые многолюдные из них имели по сравнению с другими странами Европы средний размер. В южногерманских торгово-ремесленных центрах — Нюрнберге и Аугсбурге — проживало до 40—45 тысяч горожан. По числу жителей эти города уже обогнали Кёльн — резиденцию архиепископа, "церковную столицу" Германии. Население Кёльна составляло 35— 40 тысяч человек. Портовый город Любек, самый влиятельный в

сить платежи и повинности зависимого деревенского населения, а также урезать права общин на альменду. Одновременно территориальные власти ограничивали автономию и самоуправление сельских общин. Между тем в деревенском мире как раз в ту пору стал терять свою устойчивость авторитет властей, особенно церковных, чему способствовала обстановка Реформации. В отличие от прежних проявлений социального протеста, крестьяне теперь выступали против "новшеств", ухудшавших их положение, обращаясь не только к "старому праву", к традиции, но и к нормам "божественного права", к Евангелию.

Как и в других крестьянских восстаниях, народное движение в Германии развивалось стихийно, в стремлениях основной массы восставших господствовали чисто местные интересы, действия крупных групп повстанцев были разрозненными. Новшеством стало умение немецких крестьян организовываться, с использованием опыта ландскнехтов, в многотысячные военные отряды с выборными командирами, но дисциплина в этом войске оставалась традиционно слабой. В целом движение при общем колоссальном размахе — что и дало ему название Крестьянской войны — представляло собой совокупность отдельных выступлений. По мере расширения восстания они вовлекли в свою орбиту также часть населения городов, главным образом небольших, некоторых дворян, группы горнорабочих. Перерастая, таким образом, рамки собственно крестьянской борьбы, повстанческое движение в период своей кульминации значительно шире, чем в начальной фазе, использовало методы открытого насилия. Особенностью Крестьянской войны стала важная роль, которую сыграли в ней народные проповедники — сторонники Реформации.

Первые выступления крестьян начались летом 1524 г. в деревнях на Верхнем Рейне, в районе, расположенном вблизи швейцарской границы. Крестьяне отказались выполнять новые нормы барщины у своих господ, но были готовы нести повинности по старым распорядкам. Господа были упрямы, власти поначалу невнимательны, а когда спохватились и попытались прекратить смуту переговорами, она уже разрослась и вскоре охватила обширные земли между Верхним Рейном и Верхним Дунаем. На сходках крестьяне составляли перечни несправедливостей и выдвигали собственные требования. Появились призывы не выполнять барщины вообще, не платить никаких платежей, свободно пользоваться лесами и водами, разгромить монастыри, не подчиняться никакой власти, кроме Бога.

Начали образовываться первые крестьянские отряды. Командиром одного из них выбрали крестьянина Ганса Мюллера, который в свое время служил наемником и был опытен в военном деле. Осенью 1524 г. со своим отрядом в 800 человек он направился в

структура католической церкви. Разрыв с протестантами стал окончательным.

Следует отметить, что на соборе вновь проявились противоречия, дававшие о себе знать еще в эпоху Соборного движения. Рождение национальных государств и национальных церквей оживило прособорные настроения: национальное духовенство при поддержке монархов выступало за ограничение власти папы. Тридентский собор продемонстрировал противостояние двух сил — сторонников ограничения власти папы соборами и защитников абсолютной власти главы Святого Престола. Между тем перед собором стояла задача консолидации сил перед лицом Реформации, а такой консолидирующей силой мог быть только папа. В ситуации, когда ставились под сомнение притязания папы на верховенство в христианской церкви и мире, когда папу называли прислужником дьявола, а Рим сравнивали с Вавилонской блудницей, собор еще раз подтвердил, что считает епископа Рима наместником апостола Петра, викарием Христа на земле и признает его право неограниченной власти над церковью. Критерием верности католической церкви стала верность папству. Тридентский собор вновь продекларировал приверженность ранее сложившейся концепции папской власти и таким образом обозначил границы начавшейся реформы католической церкви.

Для осуществления католической реформы были важны следующие решения собора: о проведении раз в год епархиальных и раз в три года — провинциальных синодов; усилении епископского надзора за подопечным духовенством; о введении мер против злоупотреблений, подрывающих авторитет церкви, — торговли церковными должностями, вымогательства, сосредоточения в одних руках нескольких церковных бенефициев. Ряд постановлений относился к обрядовой стороне культа. Кроме того, собор сохранил за католической церковью исключительное право толковать Священное Писание, признав при этом истинность лишь одного латинского перевода Библии — Вульгаты Иеронима. Подтверждалась верность традиции в представлении о первородном грехе, спасении, чистилище, почитании святых и таинствах. Особо подчеркивалась необходимость соблюдения церковного порядка в таинстве отпущения грехов. Собор возвысил роль исповеди (покаяния) и признал недопустимость торговли индульгенциями. То, с чего началась Реформация, что принесло всеевропейскую известность Лютеру — отношение к индульгенциям, — подверглось новому осмыслению, акцент делался на таинстве исповеди — осознании греха и покаянии. Это должно было способствовать морально-нравственному очищению католиков.

Одним из самых значительных решений собора было постановление о создании духовных семинарий. Собор предписал, чтобы по мере возможности в каждой епархии был создан институт (семина-

рия), который проводил бы в жизнь католическую реформу. Семинарии должны были готовить священников нового типа, способных соперничать в знании теологии с протестантскими проповедниками.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.