Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Видение(Facing ) и Звучание (Sounding)



Помимо экспрессивных движений, важным кон­тактным каналом являются глаза и голос. Тера­певтическая работа с контактом глаз, взглядом, голосом — третий путь реинтеграции в биосинте­зе. Терапевтическая работа заключается в распоз­навании способа, как лучше использовать глаза, а также в помощи клиенту взглянуть в лицо тому, от чего он защищается. Когда глаза открыты, есть две основных модели взглядов: контактный и за­щитный. Примеры защитных взглядов: осторож­ный взгляд, взгляд "не здесь" (как будто человек далеко отсюда), сверхбдительный пристальный взгляд. Чтобы войти в более глубокий контакт с внутренней экспрессией у пациентов с тяжелым пристальным взглядом, который они используют как форму контроля, лучше работать с закрытыми глазами. Если глаза клиента реагируют на контакт с глазами терапевта, это полезно для работы: те­рапевт может "прочитать" в них злость, тревогу, удовольствие и т.д., что помогает осознаванию пат­терна.

При работе с голосом важно то, что существует связь между мышечным тонусом и голосом чело­века. Высвобождение голоса связано с улучшени­ями в мышечном тонусе. Звучание помогает за­землению.

В биосинтезе стараются "заземлить" язык в теле и развить связь между вербальной и невербальной экспрессией. Часто, если телесные сигналы стано­вятся неясными или спутанными, терапевт идет на словесное прояснение чувств и внутренних пе­реживаний клиента или на их выражение с помо­щью голоса. И наоборот, если речь спутана, он может прийти к пониманию происходящего путем чтения невербального языка тела.

 

Контактные сигналы и элементы касания

В каждом терапевтическом взаимодействии кон­тактные сигналы клиента будут основным спосо­бом индикации происходящего — возрастает ли свободная пульсация энергии или усиливаются за­щитные системы и сопротивление.

 

Основными контактными сигналами являются:

— вербальное выражение облегчения или дискомфорта;

— изменение дыхания;

— изменение мышечного тонуса в ответ на прикосновение;

— изменение цвета лица, контакта глаз и т.д.

Отдельно необходимо сказать, что важнейшим инструментом работы в биосинтезе является тело терапевта, в котором резонируют едва различимые напряжения и эмоциональные состояния. В. Райх называл этот феномен "вегетативной идентифика­цией", что означает: чувствовать в своем теле ощу­щения борьбы клиента, его ритм и особенности пульсации.

Существует несколько основных способов теле­сных контактов, или элементов касания. Эти эле­менты традиционно связаны с четырьмя стихия­ми: землей, водой, огнем и воздухом.

 

Земляной контакт

Здесь используются руки и другие части тела терапевта

а) как поддерживающие структуры (мы стараемся передать клиенту ощущение надежности, твер­дости, прочности, доверия );

б) как структуры, которым клиент может оказы­вать динамическое сопротивление.

 

Принцип поддержки (в смысле опоры ) исполь­зуется-

— для сверхнезависимых людей, чтобы помочь им больше доверять и учиться принимать по­мощь других;

— для сверхзависимых — чтобы помочь им боль­ше доверять опоре и поддерживающим струк­турам их собственного тела (спине, рукам, но­гам );

— для людей со слабыми границами, тревожны­ми и во многих других случаях.

 

Водный контакт

Назначение водного контакта — придать дви­жению плавность, помочь осознать и восстановить плавность и волнообразность работы кишечника, дыхания и др. Следуя за свободным потоком дви­жений в форме вибраций, дрожаний и т.д., мы восстанавливаем баланс мышечного тонуса

Водный контакт часто применяют вместе с воз­душным, особенно при недостатке энергии у кли­ента.

 

Воздушный контакт

Этот вид контакта основан на работе с дыхани­ем: энергетизации и расходе энергии.

 

Огненный контакт

Принцип огненного контакта — тепло и термо­регуляция тела. Руки терапевта используются как излучатели или перераспределители энергии: пу­тем прямого согревания холодной части тела, че­рез работу с энергетическими полями или с пере­водом избытка тепла в движение (горячие области обычно энергетически перегружены ).

 

Биосинтез — психотерапия, ориентированная на процесс. От клиента не требуется, чтобы он сле­довал модели здоровья терапевта, заменил свои паттерны на его. Терапевт мягко работает с дыха­нием, помогает ослабить мышечные напряжения с тем, чтобы наиболее точно воспринять и раскрыть внутренние тенденции движения и роста клиента,

его возможности и особенности его пульсации. Терапевт в биосинтезе становится "партером по танцу", который сопровождает и ведет пациента к новому опыту, иному ощущению заземления в соб­ственном теле, восстановлению здоровой пульса­ции

 

1.2. Розен-метод*

Внешне Розен-метод похож на массаж: клиент ле­жит на специальном столе, а другой человек с ним работает. Есть и отличия в этой работе никогда не используется масло, для удобства могут быть подложены подушки, клиент всегда частично одет — в гой мере, в какой сам хочет; для тепла и комфорта его сверху накрывают легким одеялом. Сначала клиент лежит на животе, потом его\ее обычно просят перевернуться на спину. Сессия длится 50 минут; терапевт может стоять или си­деть у стола. Его руки находятся в плотном кон­такте с телом клиента, временами он мягко смеща­ет какой-либо участок, напоминая человеку о потенциальном объеме движений в данной облас­ти—в том случае, если напряжение уйдет.

Я обычно начинаю с того, что кладу руки по­верх покрывала. Затем, когда клиент начинает рас­слабляться и чувствовать себя более комфортно, одеяло можно свернуть и работать непосредствен­но с телом человека. Я перемещаю руки по спине сверху вниз, отмечая и ощущая напряженные уча­стки. Одна рука все время в контакте с напряже­нием, другая отдыхает и "слушает".

Вот некоторые показатели напряжения' ограни­ченность движения в солнечном сплетении, в об­ласти диафрагмы; выпуклость участка тела из-за мышечных контрактур. Температура тела, цвет кож­ных покровов и тургор тканей также могут указы­вать на внутреннее напряжение, сокращение объема движений и его влияние на кровообращение.

 

*Печатается по Sandra Wooten Touching the Body Reaching the Soul Hou touch influences the Nature of Human Beings Santa Fe 1995 Перевод с англ Г Ченцовой

 

Например, холодные руки говорят о сжатии мышц и спазме сосудов в области груди. Эти мышцы по­зволяют нам поднимать и носить тяжести, брать и отдавать, обнимать и отталкивать. Зажим в груд­ной области ограничивает наши возможности де­лать все это. Напряженный участок может выгля­деть привлекательно, а наощупь быть "твердым, как скала". Иногда напряжение незаметно на пер­вый взгляд. В общем на поверхности все прекрас­но, но при тщательном обследовании выявляется слой глубокого напряжения.

Поза клиента так же говорит нам, расслаблен человек или нет. Например, мы можем отметить напряжение грудной клетки, верхней части спины и плечевого пояса. Одно бедро может оказаться выше другого, или ноги крепко сжаты в единый "столб". Я часто рассказываю клиентам, что мне удалось заметить, а иногда обсуждаю с ними, как данная область тела будет двигаться или отдыхать, если напряжение уйдет.

Работая с клиентом, я всегда обращаю внима­ние на форму его тела и позу; таким образом мож­но многое узнать о жизни человека, о его отноше­ниях с окружающим миром. Привычная физическая боль или часто испытываемый дискомфорт прямо указывают на хроническое напряжение в данной области. Я сосредоточена на клиенте, я наблюдаю, чувствую, слушаю — и одновременно привлекаю мой собственный опыт, знания, интуицию, чтобы помочь развитию процесса клиента.

В уме я всегда держу следующие вопросы: Кем стал бы этот человек, если 6 напряжение отсут­ствовало? Что болит? О чем говорит форма тела и поза? Если расслабить эти мышцы, какие возможности появятся для движения и экспрессии? Я ста­раюсь быть в позиции "незнайки", полного любо­пытства и не дающего оценок. Моя роль — роль наблюдателя, свидетеля, фасилитатора процесса клиента. Такое отношение позволяет построить и углубить доверие между нами, создать безопасное пространство для клиента, где он начинает по-но­вому к себе прислушиваться.

Часто терапевт, чтобы повысить уровень осознавания клиента, словесно реагирует на измене­ния в его теле, например: "Эта мышца расслаби­лась прямо у меня под рукой" или "Ваше плечо только что напряглось. Что-то случилось?". Тера­певт должен осторожно подбирать слова и ни в коем случае не интерпретировать. Иногда лучше просто сказать "Да" или "Хорошо" мягким, под­бадривающим голосом, без оценок подтверждая, что изменение произошло, и приглашая клиента обратить внимание на сопутствующие этому изме­нению мысли, образы, чувства и физические ощу­щения. Тогда человеку легче погрузиться в бес­сознательное, проживая в своем роде "сон наяву". Может произойти инсайт или всплыть давнее вос­поминание; иногда клиенты рассказывают о своих переживаниях в настоящий момент. Терапевт вни­мательно слушает, отслеживая при этом телесные реакции на сказанное и мимику клиента. Стано­вится очевидным, осознает ли человек происходя­щие изменения, выстраивает ли собственные свя­зи с личным опытом и нужны ли еще слова.

Мы зачастую выражаем свои чувства через силу или с надрывом, что вызывает напряжение во всем теле. По мере расслабления мышц "хватка" напря­жения отпускает нас, и мы можем наконец ощу­тить наши эмоции истинно и глубоко. Иногда для выражения их приходят слова, иногда это просто глубинное переживание. Наше дыхательное про­странство расширяется и на физическом, и на ме­тафорическом уровне, поскольку диафрагма боль­ше не зажата.

В процессе работы клиенты многое узнают о себе, открывают, что для них истинно. Новое осоз­нание себя, а также присутствие Розен-терапевта и физический контакт с ним вызывают состояние глубокого расслабления с чувством облегчения, равновесия и благополучия. Иногда накапливают­ся мелкие положительные сдвиги, и клиент отме­чает в какой-то момент, что обычная жизнь теперь требует гораздо меньших усилий, чем раньше.

Когда с помощью физического контакта происхо­дит встреча двух людей, наблюдается соматический резонанс. Розен-метод предполагает осознаваемую встречу напряжений, поэтому соматический резонанс становится очень заметным. Во время работы я час­то нахожусь в измененном состоянии сознания, ког­да общение с клиентом происходит на тонких уров­нях. Моя собственная мысль или ощущение может соответствовать непосредственному переживанию клиента. Например, непонятно откуда возникший вопрос или пришедшие мне на ум слова из песни не имеют никакого значения для меня, но для клиента оказываются полными глубокого смысла.

Часто у меня рождаются те же телесные реак­ции, которые описывает клиент у себя. Недавно одна женщина рассказывала, что чувствует себя отвергнутой. Естественно, я хорошо понимала ее на уровне слов; но лишь позволив себе ощутить телом, что отвержение значит для меня, я смогла по-настоящему понять переживания клиентки. У меня в буквальном смысле прервалось дыхание,

плечи сгорбились, а поясница напряглась. Я по­чувствовала спазм икроножных мышц и поджала пальцы ног. Меня захлестнуло физическое ощу­щение отверженности. Конечно, наш опыт не был абсолютно идентичным, но все же он помог мне глубже понять другого человека и сделать мою ра­боту более точной и целенаправленной. Наше об­щение перешло на иной уровень, и соматический резонанс углубился.

Надо сказать, что контакт путем соматического резонанса является двусторонним. Чем больше я сама расслабляюсь, тем больше меняется атмосфе­ра, помогая расслабиться клиенту. Расслабление оказывается заразительным, как зевота. Чем глуб­же релаксация, тем больше резонанс. Мои клиен­ты и я все сильнее "настроены" на волну друг дру­га, мы более глубоко осознаем наш физический контакт.

 

1.3. Танцевальная психотерапия*

Для целостности человеческого существования осо­бое значение имеют взаимоотношения тела — духа — психики. Еще Айседора Дункан считала, что танец — это выражение "духа", что он вдох­новлен природой. Дух — это жизненный прин­цип в человеке, это принцип сознательной жиз­ни, это посредник между телом и душой. Дункан хотела все, что может угнетать душу, высвободить через тело. Она считала, что "в теле должна оби­тать свободная душа". Человек будет танцевать, и тело "воскреснет после ста лет забвения цивили­зацией", но не одно тело и не в войне с душой и духом, а в блестящей гармонии. В этих мыслях Дункан предчувствовала сущность танцевально-двигательной терапии (ТДТ).

К этому времени повысилось количество душев­ных расстройств, и уже имелись подходы, кото­рые учитывали взаимосвязи нашей психики и экс­прессии тела, искались методы использования этих идей. На этом же пути находился Станиславский (для актеров), Ж. Далькроз (для певцов). В кон­це прошлого века начался расцвет физической куль­туры. Все виды спорта и лечебных гимнастик шли по континенту из Швеции и Англии, наводняя его новыми идеями и методами; это был как бы крес­товый поход против старого изречения "mens sana in corpore sana" (в здоровом теле здоровый дух). Ритмическая гимнастика и танец стали взаимоза­меняемыми понятиями. Вероятно, общественная обстановка декаданса вызвала повышенный интерес к культуре тела.

 

Вольтер Сорелл Танец как терапия в Сб. Танцевально-двигатель­ная терапия, Кострома, 1995. Пер.с нем.А. Андреевой

 

Несомненно, эти "волны" спо­собствовали вместе с различными танцевальными экспериментами тому, что XX век стал предназна­чен для танца во всех его проявлениях. При этом познание психосоматического, всех взаимоотноше­ний развития тела и души не ново. Уже в 1435 году, в эпоху Ренессанса, Леон Баттиста Альберти писал, что "движение души можно познать через движение тела".

Целительная сила рук играла большую роль уже у примитивных народов, у древних египтян, в Азии, у римлян; последние имели особое назва­ние для пальцев целителя — diqitus medicus. Мно­гие знают о знаменитом немецком враче XIX века Фридрихе Антоне Месмере, который размышлял о природном магнетизме в людях и о неопреде­ленной силе, которая струится из пальцев и мо­жет иметь целительский эффект. Как указывает Ветхий Завет, когда на больном лежат руки благо­честивого, через него проходит "святой дух". И не будет осквернением святыни, если сравнить с этим работу терапевта, который медленно совершает сво­ими руками "чудо" с психически больными людь­ми, присоединяя их через ритм движения к ритму жизни.

Можно назвать наше столетие веком психологи­ческого просвещения, существенным моментом в ста­новлении ТДТ. Движение не осуществляется за один миг, внезапно. Много камней нужно снести в одно место, чтобы построить здание. Известно, что каж­дый человек имеет внутри себя музыку, которую не всегда слышит. Музыка — это ритм, и каждый че­ловек имеет определенный индивидуальный ритм, он неосознанно включен в него, и в то лее время этот ритм не остается скрытым от других людей. Мы все обладаем ясно очерченной жестикуляцией, кото­рая характеризует наши образцы поведения, наши мысли и чувства, выражает наши реакции

Движение пришло от музыки (внутреннего рит­ма). Примитивные народы имели свое средство выражения — свое тело, которое "примеряло" рит­мы природы и космоса.

ТДТ в США поддерживает идею первоначаль­ных, сильнейших импульсов и обращается к нео­бычным феноменам в развитии современного танца 40-х годов. Танец босиком, в прямом контакте с землей (возвращение к танцу первобытных лю­дей), — он был первоначальной силой открытия внутреннего Я, он вел к возникновению чувств или состояний души. Такой танец направлен на артистическое самовыражение внутренних конф­ликтов человека, он ведет к устранению собствен­ных проблем танцора, заключенных в танце.

Этот незначительный момент в развитии танце­вального искусства стал подлинной отправной точ­кой для ТДТ. Взаимоотношения между психичес­кими трудностями и телесным языком можно рассматривать как путь, с помощью которого есте­ственный динамический ритм движения будет включаться как средство изменения, особенно для людей с трудностями в вербализации.

Каждая телесная форма выражения (телодви­жение) может быть средством движения челове­ческих душ.

Мы все бегаем с маской, нашей "персоной", как ее называл Юнг, при помощи которой мы желаем презентировать себя миру, и которая одновремен­но служит защитой от него. Танцтерапевт интересуется людьми, которые эту защиту нашли и не могут в этом мире показать свое истинное лицо.

Движение выражает не только эмоции, оно спо­собствует возникновению чувства благополучия или самооздоровления, так что движенческая ха­рактеристика представляет собой неизбежную ре­акцию чувств

Не каждый пациент принимает, признает ТДТ немедленно. По-видимому, необычность отпугивает и страшит, хотя одновременно это кажется есте­ственным, само собой разумеющимся. Боязнь, страх и скепсис часто должны медленно преодолевать­ся. Бывает так, что пациенты, которые ранее были на психотерапевтическом лечении и привыкли к вербальной коммуникации с лечащим врачом, ча­сто оказывают сопротивление. Если пациент не может принять определенный вид групповой те­рапии, то он все же может согласиться на общую терапию. В этом заключается важная функция те­рапевта: устанавливать взаимодействие и взаимо­влияние с пациентом, который изолируется и не­коммуникативен. Аспект выражения во многом соответствует своему социальному потенциалу. Можно надеяться, что через совместный, коллек­тивный опыт, когда чувства выразятся в движе­нии, у пациентов разовьется или появится чув­ство солидарности, принадлежности группе. Установлено, что пациенты, которые не могут пе­реносить поведение некоторых других людей, мо­гут терпеть его в группе, а свой страх, ярость, за­боту или отвращение через движение выражают лучше. Также важно, что пациент, находясь в со­вместном ритмическом действии, неосознанно от­крывает, как он может идентифицироваться с чув­ствами других, причем эти чувства проявляются через движение.

Также важна проблема организации в движе­нии взаимодействия между терапевтом и пациен­том. Это проявляется прежде всего в индивиду­альной терапии, в которой терапевт имитирует движения пациента и из этой двигательной ими­тации направляет пациента на новый путь, откры­вает ему другие возможности выражения. Паци­ент воодушевляется, он лучше знакомится со своим телом, потому что только то, что знаешь, — мож­но любить. Больной открывает свою собственную неповторимую индивидуальность. Напряжение через ритмическую активность редуцируется, цир­куляция крови увеличивается, поэтому наступает нормальное мышечное напряжение, чувство при­ятной усталости и что-то еще, что можно увидеть как побочный продукт ТДТ.

Замечено, что эмпирический опыт направляет каждого танцтерапевта к своим индивидуальным установкам и методам. Считается, что специали­зация в определенной области (например, работа со слепыми, наркоманами или беременными) мо­жет привести к большому успеху. Подавляющее большинство всех танцевально-терапевтических сессий представлено групповой терапией. Для те­рапевта всегда остается существенное задание: вос­принять и удержать каждую деталь движения внут­ри группы, однако, при этом необходимо одновременно познавать и каждое аутичное, не-выявленное движение, которое и выражает про­блему.

Без содействия пациента терапевт может потер­петь неудачу. Терапевт может направлять отдель­ные выключения единства группы (групповую ди­намику) в зависимости от того, какие методы он использует.

Танцтерапевты используют музыку и звуки. Су­ществует мнение, что каждый звук, издаваемый пациентом, можно рассматривать как его личност­ное выражение. Каждое музыкальное произведе­ние с его определенным ритмом создает ограниче­ние, оно навязывает пациенту определенное настроение (мы можем думать только о вальсе или о польке). Некоторые терапевты допускают мысль, что все тело имеет память и что оно в своем дви­жении через некоторое время и в каком-то возрас­те уподобляется этому состоянию, и человек что-либо вспоминает. Установлено, что особенно часто выносится движущимся телом на поверхность со­знания слезы.

Другие терапевты считают, что можно изменить в некоторой степени психический ритм пациента, когда он в состоянии изменить ритм своих движе­ний. Это положение прорабатывала Труди ТТТоптт. В своей книге "... приходи и танцуй со мной" она пишет: " Безжалостные повторения причудливых действий и движений, которые показывает тело психотических людей — тревожное зрелище. Я пробую вызвать доверие и войти в эту причудли­вую телесную форму. Я "связываю", соединяю свое тело с телом пациента. Когда я исследую его спо­соб выражения, перенимаю его манеры, я могу луч­ше понять чувства, лежащие в основе этого выра­жения, и пациент со своей стороны чувствует себя понятым.

Танец обращается всегда к здоровой стороне че­ловеческой природы, которая существует в каж­дом, даже больном или запущенном человеке. Каждый из нас вспоминает о времени, когда тело еще в "первородном" состоянии переживало свои собственные радости. Эта первоначальная радость движения лежит в танце, в разнообразных интен­сивных формах танцевания (аэробика, шейпинг). Каждый, кто знает мир танца, знает как много ра­дости может дать нам тело." Далее Труди пишет' "Поэтому я хотела бы возродить и исследовать врожденный талант тела к радости своего суще­ствования. Происходит исцеление душевных ран, когда я пытаюсь передать людям новые и позитив­ные чувства относительно собственного тела. Фун­кциональные способности тела почти неограничены, когда это тело развивается без вмешательства извне. Мы все танцуем с грудного возраста до ста­рости. Я пытаюсь сделать так, чтобы пациент всю палитру этого развития прожил. Когда он полза­ет, валяется, кричит, катается, баюкается, кача­ется, бросает, берет, дает, прыгает, скачет, он узнает себя и мир. Во время выполнения этих воз­растных, временных тем движения пациент может быть в первый раз догадывается, что он есть и кто он есть. Он начинает понимать, что это тело, кото­рое ползает, прыгает, бегает, смеется или плачет — принадлежит ему. Шаткие и неопределенные карти­ны (образы) тела начинают вырисовываться".

Теория Рудольфа Лабана: система усилий и форм — имеет большое значение и распростране­на с США. Эта теория основывается на наблюде­нии, что движения пациентов соответствуют их личностям и терапевт может записать движение почти также как записывают музыкальные ноты, которые можно потом считывать. На одной линии лежит интенсивность движения, его можно рас­сматривать как легкое или сильное, быстрое или медленное, директивное или недирективное. На второй линии рассматриваются пространственные элементы, вопросы использования пространства.

Здесь движения описываются как расширенные или ограниченные, возрастающие или убывающие, про­двигающиеся вперед или отступающие назад. На третьей линии мы находим импульсы движения, которые Лабан увидел как ограниченные (связан­ные) или свободные, идущие от тела или к нему. Эти качества движений могут быть записаны до­вольно точно, они показывают как пациент ощу­щает себя и окружающий мир. В целом это г ана­лиз движения позволяет увидеть характерные паттерны поведения пациента.

Клайре Шмайс, член американского терапевти­ческого общества, рассказывала об одной группе подростков, с которой она работала и где она по­лучила непосредственное впечатление об их по­веденческой ярости. Бунт был подавлен. Как танц-терапевт она сделала тогда единственно правильный выбор: она кинулась с молодыми людьми в ярост­ный танец. Они топали, ударяли, бросали свое тело в диком, первобытном, буйном ритме барабанов. Короткие выкрики поддерживали выполнение ее плана. Они звучали как дикие индейские вопли или греческий хор. Когда Шмайс кричала: "Нет!", группа ревела как эхо: "Нет!!" Хоровая импрови­зация продолжалась: "Нет — нет! Шоу — шоу! Да — да! Отгадай — отгадай!" В конце терапевт кричала им: "Вот бардак!" И ответом подростков был неистово буйный крик:"Вот бардак!" Потом подростки сели с ней на пол и начали откровенни­чать, говорили и говорили, и к концу установи­лось веселое настроение, игра в имена привела к полной разрядке напряжения.

Для Шмайс имеются важные линии направле­ния или последовательности в ее сессиях, кото­рые она обозначает так: ,.,

 

1. Warm — up. Период ориентации, разминка.

2. Entwicklung. Период развития.

 

Период ориентации

Пациенты учатся друг друга узнавать, что ожи­дают от них, что за человек — руководитель груп­пы, от которого они в некоторой степени зависят. Появляются вопросы: Мое ли это? Стану ли я со­трудничать? Поймут ли меня? Примут ли меня? Когда руководитель набрасывает ясную, поддер­живающую картину предстоящего, когда члены группы открывают нечто близкое в выражении, целях и проблемах — устанавливается атмосфера безопасности, медленно исчезает зависимость от терапевта, группа готова брать обязательства на себя. Авторитарный руководитель может дольше поддерживать неопределенное состояние, если группа ищет зависимости, или когда большая часть отказывается от своих историй, или проявляет не­разумность.

Можно начать с объяснения, что означает танц-терапия. Образуется круг, звучит музыка с силь­ным ритмом. Сначала показываются, даются про­стые движения так, чтобы каждый мог повторить. Движения ритмично повторяются, терапевт может выйти из группы, может сконцентрировать вни­мание танцующей группы на себе или на взаим­ном наблюдении. Танцтерапевт поддерживает дви­жение словесно. Он всегда наблюдает за тем, как человек движется. Терапевту лучше поощрять дви­жение через вопросы: можете ли вы поднять руки? Как высоко вы можете их поднять? Можете ли вы ваши руки кому-нибудь протянуть? Ничего не нуж­но требовать, можно лишь намекать, близко ка­саться.

Через единство в движении забывается волне­ние, страх, через движение напряжение само умень­шается. Терапевт всегда в группе: то исчезает, то появляется, он признает себя частью группы. Вер­бальное не становится направляющим, в отличие от его движений, которые корректируются по дви­жениям группы, которые задают тон, как легко, как долго, как нужно развивать сложную хореог­рафию. С развитием танцевальной фразы занима­ется все больше пространства, и члены группы ищут друг друга глазами, словами, руками. Они соприкасаются, трогают в конце концов друг друга и примыкают к общей картине движения вместе.

Период развития

Акцент смещается от фигуры лидера к членам группы, интерес направляется на частности. Тера­певт поддерживает каждое индивидуальное дви­жение или формирование маленькой группы внут­ри группы. Индивидуальные вспышки злости, ярости, депрессии и чувства одиночества стано­вятся для терапевта метками для работы, которую вся группа понимает и принимает. Обычно суще­ствует определенная последовательность в появ­лении эмоций в группе. За депрессией мы нахо­дим злость. Затем, при повышении интенсивности, проживается гнев. И члены группы готовы при­знавать свои потребности в зависимости и свои стремления к человеческой близости. Часто с ус­пехом применяется соединение движения и вер­бальной коммуникации. Существенной задачей терапевта всегда остается способствовать тому, что­бы люди выражали свои чувства, чтобы достичь реалистичной концепции своего телесно-психичес­кого образа или просто получить облегчение и радость самому, через собственную радость и опыт.

 

1.4. Метаморфная техника*

 

За последние 150 лет человек испытал огромное расширение границ сознания и собственной мощи, поскольку психология и физика раскрыли перед ним новые горизонты понимания реальности. Чем больший объем информации становится доступен, тем больше нам понятны тайны Вселенной. Изме­нился и наш взгляд на медицину и психотерапию: мы открыли, что тело и сознание работают как единое целое. Сложилась концепция холистичес­кой медицины, утверждающая:

1) человека нужно лечить как интегрированную живую единицу, а не набор разрозненных час­тей организма;

2) в каждом из нас заключена способность к са­моисцелению.

 

Частью такого подхода является и метод мета­морфозы, воплотивший на практике древнюю, ве­ками проверенную идею: Жизнь сама по себе ве­ликий целитель. Казалось бы, мысль проста и очевидна, однако нашему ограниченному сознанию нелегко ее усвоить.

Жизнь можно сравнить с водой, существующей в разных формах: лед, пар, река, океан, — все это вода. Любой из форм присуще непрерывное дви­жение на различных уровнях — атомном, молеку­лярном и др. Свободное течение реки может нару­шиться, если на его пути возник завал из бревен и валунов. Однако, за пределами завала поток движется по-прежнему, и есть вероятность, что в са­мом загоре произойдут изменения — тогда река опять потечет свободно.

 

*Gaston Saint-Pierre, Debbie Shapiro The Metamorphic Technique (Principles and Practice),Element Books Limited,London,1993. Пе­ревод с англ.Г.Ченцовой

 

Сходным образом и наша способность к свободному движению может бло­кироваться, но сила потока Жизни ждет своего часа, чтобы подхватить нас и помочь достигнуть состояния свободы.

В природе процесс метаморфозы происходит постоянно: желудь вырастает в дуб, гусеница пре­вращается в бабочку. В каждом из нас заключена способность стать чем-то большим по сравнению с тем, кем и чем мы являемся в данный момент. Разумеется, нас ограничивает материя, образую­щая наши тела; но внутри этих границ мы можем свободно меняться. Изменения происходят не из-за внешних причин, а благодаря внутренней жиз­ненной силе.

Все животные, включая человека, обладают спо­собностью к самоизлечению. Дикие животные, за­болев, постятся и дают себе отдых. Без сомнения, в древности люди возвращали силу и здоровье тем же способом, пока не утратили контакта со свои­ми инстинктами. С тех пор интеллектуальные спо­собности человека неизмеримо возросли, к сожа­лению, за счет его интуиции. Современная медицина достигла огромных успехов, но нам важ­но осознать собственную целительную силу.

Способность использовать силу Жизни для са­моизлечения атрофировалась у человека на протя­жении многих веков. Теперь нам необходим ката­лизатор, помогающий разбудить в себе это качество. Люди, практикующие метод метаморфозы, явля­ются такими катализаторами в той же мере, в ка­кой земля способствует прорастанию семян. Они ослабляют определенные структуры пациента, не имея при этом, как и почва, никаких определен­ных целей. В данной работе происходит встреча двух людей, ничего друг другу не навязывающих и ничего конкретно не ожидающих. Цель жизни — проявиться и состояться на максимально высо­ком уровне В человеке та же жизненная сила стре­мится к его полной реализации как личности.

Так какую же структуру надо сначала ослабить, чтобы достичь этой цели?

Мы считаем, что жизнь начинается в момент зачатия, с образования первой клетки организма, обладающей элементарным сознанием. В течение 9 месяцев беременности формируются все физи­ческие, умственные, эмоциональные и поведенчес­кие структуры человека. Пренатальный период, жизнь до рождения, коренным образом влияет на все наше дальнейшее существование. Именно эту временную структуру и необходимо ослабить.

В течение 9 месяцев на нас влияет много раз­личных факторов: поведение родителей, их соци­альная и культурная среда, стадия эволюции, ко­торой достиг человек, вместе с нематериальными космическими воздействиями. Наши жизненные паттерны в основном формируются в этот период, т.е. наше сознание развивается во время беремен­ности. Метод метаморфозы концентрируется на этих 9 месяцах. Специалист, как катализатор, ос­лабляет временную структуру периода беременно­сти.

Данная структура находит отражение в разных частях нашего тела, особенно в ступнях ног, кис­тях рук и голове. Через эти области можно акти­визировать пренатальный период, а затем ослабить его связи. Сама Жизнь работает в нужном паци­енту направлении, происходящие изменения вызваны способностью человека к самоисцелению, к истинному воссозданию себя. Об этом постоянно должны помнить все, кто практикует наш метод: жизненная сила пациента, а не терапевта приво­дит к положительному результату Если мы стре­мимся спасти наших пациентов, излечить их, на­править их энергию "правильным" путем, тем самым мы лишаем их жизненную силу необходимого про­странства для работы. Нельзя улыбаться или ды­шать за другого человека, так же бесполезно пы­таться исцелить его своими силами. Еще раз повторяем: работая этим методом, нужно воспри­нимать себя как катализатор процесса пациента, не навязывать свою волю и не направлять проис­ходящие изменения.

Нашим техникам легко обучиться, для практи­кующих нет ограничений ни со стороны возраста, ни со стороны образования или состояния здоро­вья. Метод помогает самым разным людям — от тяжело больных и умственно отсталых детей до тех, кто стремится к духовному росту.

 

ГЛАВА 2

Структура характера

 

2.1. Русское тело*

Возможно ли? Принято говорить о "русском ха­рактере", о загадочной "русской душе". Но о теле, телесности?

Поднимая разговор о Русском теле, вообще о теле, — следует различать несколько видов тел. Индивидуальное тело и ряд групповых тел: семья как тело, имеющее свои органы и взаимоотноше­ния между ними (скажите, кто в Вашей семье, на­пример, — голова), коллектив (организация - ср. орган или корпорация -ср. итал. согро- тело), на­конец, государственность как тело. Все виды тел пронизывают друг друга, взаимодействуют и вли­яют друг на друга. Так, наше индивидуальное тело сформировывалось и сейчас значительно зависит от государственной телесности. В равной степени и наоборот.

Может показаться странным для настоящего практического издания начать разговор о специ­фике русской телесности с государственного тела, а не, например, с индивидуального. Но, как изве­стно, нет ничего практичнее хорошей теории. Хо­рошая же теория — это всегда обобщения высоко­го порядка. В нашем случае такого рода обобщения затрагивают прежде всего государственность, что, кстати, хорошо иллюстрируют пословицы и пого­ворки русского народа и о русском народе, являю­щиеся своеобразными и наиболее устойчивыми обобщениями.

 

 

*Печатается в сокращении по. В.Баскаков. Русское тело (к поста­новке проблемы телесно-ориентированного анализа национального характера) "Психологическая консультация",№1Д997, стр.13-21.

 

Начнем с "корней", "опор", НОГ. Это важно, поскольку решающие особенности человеческой телесности прежде всего связаны с изменением позиции тела — с превращением нас из животных в этих homo erectus'oB — " людей прямостоящих". О Руси, России всегда говорили: "Колосс на гли­няных ногах", — очень точно указывая как на одну из наших базовых проблем — отсутствие стабиль­ности, неустойчивость, так и на область государ­ственной психосоматики — НОГИ. Действитель­но, вряд ли можно назвать другую страну, которая за свою историю вынесла на своих плечах (о пле­чевом поясе Русского тела см. ниже) столько войн и революций. И ведь не просто дворцовый пере­ворот с обычной сменой власти, а — "до основа­ния...". В чем смысл и есть ли он вообще?

Давайте проделаем опыт. Неожиданно схватите человека за грудки и сильно встряхните. Наблю­дайте за ним. Что происходит? Правильно, он ОПУСКАЕТСЯ! Опускается (не в другом значе­нии этого слова, хотя связь с другим значением в нашей истории прослеживается тоже!) — в смыс­ле УКОРЕНЯЕТСЯ. Он пытается быть ближе к Земле, ищет в ней опору; если хотите — пытается своим же телом решить свою же проблему.

В этом мне видится смысл (но не оправдание) столь разрушительных встрясок. В этом смысл по­литических, нравственно-человеческих метаморфоз наших политиков и государственных чиновников, когда в предвыборных обращениях — "обретение стабильности", а по приходу к власти — "предоставление дополнительных полномочий силовым структурам во взымании налогов" вместо разра­ботки толкового налогового законодательства

Здесь мы сталкиваемся с другой проблемой Рус­ского тела. В ногах, являющихся, как нам извест­но, оплотом стабильности, в коленях содержатся еще и СТРАХИ (ср. "душа от страха ушла в пят­ки", "присел от страха", "ноги подкосились" и "колени задрожали"). Здесь следует сделать не­которые пояснения.

Та или иная проблема, формирующая Русское тело (пронизывая все его виды: индивидуальное тело граждан, семьи, коллективы, государство в целом) и самая являющаяся его продуктом, — впол­не материальное , живое образование, обладающее собственной телесностью (не случайно многие про­блемы имеют вполне визуальные характеристики). А любое живое имеет потребность в пище и жизни. Страхи, живые образования, поселившись в ногах Русского тела, нуждаются в пище. Вот Вам и еще ответ на странные и внешне, вроде бы, необосно­ванные действия по даче дополнительных полно­мочий силовикам. Действительно, таким образом можно собрать ВСЕ (не только налоги), дав пищу нашим страхам. Для нашей страны — это макси­мально действенный и реально быстрый способ. Но способ чего? Только не решения проблемы Русско­го тела. Как видим, неожиданно узко-государствен­ная задача (всего-то налоговое законотворчество!) превращается в задачу ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕС­КУЮ (государственно-терапевтическую).

Связь страхов (а самый "страшный страх" — страх СМЕРТИ) с реальностью нашей жизни — самая прямая. Это и наш РУССКИЙ БИЗНЕС, и БАНКОВСКОЕ ДЕЛО — под грохот взрывных

устройств и свист пуль. Это и обвальные денеж­ные реформы, которых "быть не может", и нео­жиданно замороженные валютные вклады Внешэ­кономбанка (уже забыли?), и ''сгоревшие" рублевые вклады Сбербанка . Это...Это... Остает­ся вопрос: зачем это делается? на уровне государ­ственного тела; на уровне индивидуального — по­чему мы этому позволяем случаться?. Ответ парадоксален с точки зрения здравого смысла , но совершенно объясним с точки зрения вышесказан­ного: складывается впечатление, что мы ЖЕЛА­ЕМ БОЯТЬСЯ, мы ИСПЫТЫВАЕМ В ЭТОМ ПО­ТРЕБНОСТЬ. Мы позволяем иметь законы, позволяющие нам жить в нестабильности и страхе за эту нестабильность.

Следующая часть Русского тела — ПАХ (вижу, как заулыбался читатель). Действительно, пахо­вая область напрямую связана с ногами (известна шутка-загадка "откуда растут ноги?") и с нашей государственностью. Большинство эпитетов, отпус­каемых в сторону нашей государственности (не путать с Родиной!) — из этой области нашего тела. И здесь многое понятно! Паховая область — это область максимально глубоких и сильных чувств, поскольку сфера сексуальных отношений, оргаз­ма — это область высокой энергии (читайте хро­нику происшествий сферы бытовых убийств и тяж­ких телесных повреждений, произошедших на любовной почве!). Любые электроприборы, осо­бенно повышенной мощности,- обязательно зазем­ляют. В нашем теле, мы помним, — это ноги. Так что претензии ПАХА к НОГАМ совершенно обо­снованы. Другое дело — в какой форме они выра­жены. Здесь неоценимую услугу играет наш "ве­ликий и могучий", наш русский язык. Конечно же, — это наш мат. Напрашивается гипотеза, что именно в силу избытка чувств в ситуации отсут­ствия их "заземления" такую функцию "опор" берет на себя язык. Действительно, по семантике, обилию оттенков, количеству матерных слов — русский язык "впереди планеты всей". Гражда­нину нашей страны трудно понять западный фильм и реплику главного героя в момент падения холо­дильника с трехметровой высоты на мизинец его ноги.

Кроме вообще глубоких и сильных чувств, па­ховая область Русского тела — это и область кон­кретных чувств русского срама и стыда (ср. мед.-срамные губы). Не задумывались ли Вы над тем, почему у нас такие туалеты? В смысле — убор­ные, отхожие места. То, от чего впадают в шок иностранцы, посещающие нашу страну. И ведь дей­ствительно трудно им объяснить — почему. Это же никак не связано с нашей чистоплотностью/ нечистоплотностью. В чем же причина? Одна из них — уборные, отхожие места, как ни покажется это странным, — своеобразные символы паховой области и, одновременно, — ее материализация. Следуя логике, описанной выше, проблема срама, стыда оказывает влияние на нашу жизнь так, что формирует ситуации, в которых она получает свою пишу: "стыд и срам, стыд и срам". И подтвержде­ние этому — наша история. Российские помещи­ки, покупая итальянские и греческие скульптуры обнаженных героев повсеместно одевали их в ме­таллические трусы. А СОВЕТСКИЙ СЕКС, "ко­торого нет"! А разговоры, книга и телепередачи "про Это".

Вполне закономерно в сознании и культуре граж­дан нашей страны формировалось и сложилось

определенное (в основном негативное) отношение к "этому". При колоссальном интересе (запрет­ный плод...). Раз "этим" занимаются обнажен­ными (заземляя энергию чувств через контакт с другим телом), таким табу выступило не только все обнаженное тело, но даже отдельные его час­ти — ноги, руки .. Табуированным стало даже само слово - ТЕЛО!

Поднимаясь выше по Русскому телу, мы оказы­ваемся в области ГРУДИ. Это — область наших чувств, переживаний. Объем статьи и, прежде все­го, серьезность разговора не позволяют в полном объеме рассмотреть данную область. Ведь здесь скрывается загадочная РУССКАЯ ДУША. Имен­но она и та атмосфера, в которой она раскрывает­ся, проявляется в полном объеме — так привлека­ет тех же иностранцев (несмотря на наши туалеты!). Чувств много и они глубоки! Но при таких ногах (см. выше) чувства удерживаются (не­безопасно!). Если прорывает — то с перехлестом (отреагирование). Не в этом ли одна из причин нашей дружбы с Зеленым Змием? Отпускает! Спросите почему? Тело расслабляется, а значит — опускается, укореняется (максимальное расслаб­ление и реальное заземление — это смерть, отсю­да — "мертвецки пьян"). Да еще сверхконтроль со стороны сознания ослабевает (т.н."дурь").

Разговор о Русском теле был бы неполный, если бы мы не указали еще на несколько его частей, имеющих ключевое значение для понимания ло­гики его устройства. Колоссность, колоссальность Русского тела — это, прежде всего, его ПЛЕЧИ. Плечи — это то, что мы БЕРЕМ НА СЕБЯ, или СОБИРАЕМСЯ ВЗЯТЬ. В последнем случае здра­вомыслящий человек, как правило, задает вопрос

"а выдержу?". Но это, прежде всего, вопрос к НОГАМ. А ноги-то мы помним какие. При таких-то ногах какое же "громадье" мы можем осилить? Можем! За счет замечательных качеств, снискав­ших былую славу советскому человеку, — воля, мужество, терпение (ср. "вынесет все!", "нам нет преград!"). Но это — психологические качества. А что же тело? А в теле — колоссальное перенап­ряжение и зоны конфликтов — СПИНА, ЖИВОТ и упоминавшиеся уже КОЛЕНИ. Поставьте спорт­смена-тяжелоатлета в момент взятия им веса па неустойчивую опору — вот аналог нашей с Вами ситуации.

То, что сейчас говорится о потере наших "кор­ней", об утрате культуры, о недостаточности по­нимания ценности нашей семьи (ср. Германия, Америка), о сложностях отношений внутри кол­лективов (ср. Япония) — это прежде всего про­блемы СПИНЫ. Спина — это основа, остов всего тела, связующая всех его частей.

Так же, как ЖИВОТ — это жизнь (ср. "поло­жить живот за отечество"). И эта жизнь постоянно подвергается опасности. А при такой нагрузке на плечевой пояс — это постоянное перенапряжение жизни, области живота. Это, наконец, — трудности вынашивания детей и родов у женщин (о Русском теле женщин — отдельный и очень важный разго­вор).

Наконец, разговор о Русском теле хотелось бы завершить еще одной ключевой его частью. Это — НИЖНЯЯ ЧЕЛЮСТЬ. Нижняя челюсть лица -это одновременно и аналог паховой области на теле (см. выше), и подавляемые человеком негативные чувства, эмоции, переживания, в основном — ярость, агрессия, ненависть. В силу акцентирования этой части Русского тела и ее двойного упот­ребления (ярость, агрессия и — сексуальные от­ношения) имеет смысл еще раз вернуться к уже упоминавшейся хронике происшествий и убедить­ся в правоте выявляемых соответствий и связей.

С другой стороны, вся наша история, особенно история многочисленных войн, показывает эффек­тивность обращения к этой части Русского тела ("пусть ярость благородная вскипает..."). Не важ­но, что ценой десятков миллионов жизней, а мы бы сказали и подчеркнули — смертей (опять тема СМЕРТИ!). И это зачастую произносится чуть ли не с гордостью, как своеобразное достижение!*

Подведем итог. Данная статья не претендует на законченность. Это — взгляд, видение. В основе этого видения — собственный опыт деятельности психолога-консультанта, практикующего телесно-ориентированного психотерапевта, ведущего семи­наров и координатора ряда международных про­грамм в области культуры тела (не путать с физкультурой!). Данное видение позволяет в ин­дивидуальной работе находить объяснения особен­ностям строения индивидуальных тел, соответ­ственно индивидуальных проблем и болезней; а в обыденной жизни находить объяснения и, как нам даже кажется, смысл зачастую совершенно бес­смысленных (и даже бездумных) поступков на­ших государственных деятелей и политиков.

*Только в последнее время стало возможным появление книг и серьезных объективных исследований, в которых подчеркивался мо­мент сознательного или неосознанного разжигания ярости советских бойцов и населения во время Великой Отечественной войны (ср. "Убей гада!", синонимизация слов "немец" и "фашист" и др.)

И, наконец, исконно русский вопрос, без кото­рого данная статья совершенно не смотрелась бы: "Что же делать?"

Жить!

Осознавая, что происходит; в каком теле (ин­дивидуальном ли, семейном ли или государствен­ном) живем; какую цену за каждое действие пла­тим; в чем смысл того, что имеем.

 

2.2. Лицо и душа'

 

Лакан считал лицо самым изменчивым из суще­ствующих объектов. Это своего рода вечный дви­гатель, обладающий собственным ритмом и неуло­вимой формой. Это сцена, где нос, глаза, брови, рот исполняют каждый свою партию. Здесь царит закон переменной бесструктурной логики, связы­вающий воедино движение, покой и различную скорость изменений.

Однако та самая изменчивость, которая делает почти невозможным точное словесное описание и даже точное запоминание лица, не исключает оп­ределенной стабильности черт, признания их иден­тичности. Встречая друзей после долгой разлуки, мы говорим: "А ты все такой же!" или: "Боже, как ты изменился!"

Этот парадокс издавна будоражил мысль запад­ного человека; с древних времен делались попыт­ки описать и объяснить признаки, по которым про­исходит узнавание. Первые физиогномисты сосредоточили свои усилия на выделении посто­янной и неизменной сущности, скрытой за вечно меняющимся выражением лица.

Физиогномика — от греческого physis (приро­да) и gnomon (толкование) — означает "узнава­ние, толкование природы". Однако Джованни Баттиста делла Порта подчеркивал, что gnomon значит так же "закон, правило", т.е. физиогномика — это закон природы. По словам делла Порта, следуя определенным нормам, законам природы, можно распознавать "определенные страсти души по оп­ределенным формам тела".

 

*Магли П. Печатается по: Patnzia Magli The Face and the Soul, p.87-127 Перевод с англ.Г.Ченцовой

 

 

Наука, или, скорее, лженаука, физиогномика основана на допущении, что тело и душа, внут­реннее и внешнее неразрывно связаны между со­бой. Аристотель отмечал: "... все страсти души свя­заны с телом, т.к. тело подвержено значительным изменениям в присутствии страстей".

По Аристотелю, душа — это "форма", а тело — "материя". Страсти являются формами, растворен­ными в материи. Возьмем, например, гнев. Его можно описать как желание отомстить, а можно сказать, что в гневе "кровь закипает вокруг серд­ца." Описания не противоречат друг другу, это про­сто различные способы восприятия тела.

 

Линия анимальности

Де ла Шамбр служил личным врачом короля, поэтому его трактат о связи внешности человека с его моральными качествами был в основном про­диктован государственными соображениями. То же происхождение имел и труд Кьяромонти, совре­менника де ла Шамбра, в котором рассматрива­лась возможность разоблачить, с помощью теле­сных проявлений, самые сокровенные тайны, скрытые за словами.

В 17-м веке суд и инквизиция считали, что через тело можно установить истину. Поэтому физиогно­мика стала методом добывания неоспоримых дока­зательств, раскрытия секретов Навязчивая тяга к классификации и составлению каталогов отражала дух времени; в 19-м веке эта навязчивость переросла в настоящую паранойю.

"Обществу и государству необходимы животные характеристики для классификации людей; есте­ствознанию нужны характеристики, чтобы клас­сифицировать самих животных". Этот механизм

перекрестной идентификации продолжал действо­вать не только в физиогномике, но и вообще в физиологии. На более глубоком уровне теорети­ческие допущения, судя по всему, не изменились. "Между архетипами и их символическими струк­турами достигнуто много компромиссов".

Например, Ле Брюн рисовал львов и лошадей с человеческими глазами и в то же время мог наде­лить портреты людей глазами и надбровными ду­гами соответствующих животных. Выполняя та­кие транспозиции, Ле Брюн методично занимался раздельным изучением индивидуальных форм На нескольких страницах представлен своего рода ка­талог различных видов глаз. Глаза и брови людей, обезьян, верблюдов, тигров, рысей, кошек, лисиц, свиней, баранов; глаза открытые и закрытые, с тя­желыми и с морщинистыми веками, глаза навыка­те, вытаращенные или смотрящие вниз. Перед нами полный набор разнообразных элементов, каждый из которых уже наделен определенным выраже­нием При этом они способны сочетаться самым странным и причудливым образом, вызывая у зри­теля тревожное чувство: как же хрупка граница, отделяющая человека от животных'

Ле Брюн использует геометрический метод для анализа древних параллелей между характером человека и натурой животного. Ключевым здесь является угол, образованный прямой линией и осью глаз. Если он располагается в области носа, человек побуждаем благородными страстями, если выше, на лбу, — преобладают постыдные импуль­сы.

Развивая новаторский подход на основе древ­ней традиции, Ле Брюн и отстал от своего време­ни, и

опередил его.

Шарль де Брюн Сходство физиогномики чечовека и животных (Париж Библиотека Изящных Искусств)

Шарль ле Брюн Сходство физиогномики человека и животных (Париж Библиотека Изящных Искусств)

Свободное

Шарль лс Брюн Сходство физиогномики человека и животных (Париж Библиотека Изящных Искусств)

Шарль пе Брюн Сходство физиогномики человека и животных (Париж Библиотека Изящных Искусств)

Разработанная им теория послужила толчком для исследований голландского натуралиста Кампера (1772 - 89), применившего геометрический метод для измерения интеллекта Соответствующие части скелетов человека, собаки, орла и пингвина обладают, по Камперу, пора­зительным сходством Животный мир един, не­смотря на все различия. Кампер описывает систему трансформации, по которой можно изменить ло­шадь в девушку, корову в аиста, а аиста в карпа Для тою, чтобы трансформировать, например, ко­рову в птицу, достаточно выпрямить тело коровы, заменить передние ноги на крылья и удлинить шею И ничего больше1 Таинство родства живых существ выступает на первый план в этой игре метамор­фоз

Плавность перехода между человеком и живот­ным еще более очевидна при использовании гео­метрического метода Кампера с измерениями ли­цевого угла относительно линии, соединяющей лоб с верхней губой С возрастанием величины этого угла происходит трансформация одного лица в дру­гое, в результате возникает ряд профилей сильно отличающихся друг от друга существ Перед нами полная шкала эволюции Кампер дополнил метод Ле Брюна собственными наблюдениями, проводя измерения черепов людей и животных, в т ч из Азии и Африки, а также слепков с древних ста­туй

Для большей точности измерений Кампер при­менял специальное приспособление Он устано­вил, что лицевой угол возрастает с 42 градусов у хвостатых обезьян до 58 у орангутанов У афри­канцев он составляет 70 градусов, у европейцев 80 -90, у римских статуй — 90, у греческих — 100 Вне этих пределов голова деформирована

Петрус Кампер Трансформация коровы о птицу и Лошади в' человека 1791 (Париж Национальная Библиотека )

 

 

Теорию лицевых углов в дальнейшем разрабатывал Лава-тер (1741 — 1801), уделявший много внимания "линиям анимальности". В своих измерениях он, правда, двигался в направлении, противополож­ном Камперу Постепенно выпрямляя линию ли­цевого угла, он построил эволюциионный ряд от лягушки до Аполлона Бельведерского.

Между различными категориями человека и животных нет противоречий, скорее есть посте­пенный и прямой переход. Анимальность прису­ща человеческому телу, от нее невозможно изба­виться и бесполезно изгонять как демона.

Одна и та же телесность может проявляться в различных формах. Основополагающим принци­пом является наличие души, через которую инди­видуум получает соответствующее тело. Душа, пол­ностью забывшая свое духовное происхождение, становится животным. Понятно, что граница ду­ховности души отделяет человеческие ценности от звериного царства, разум от инстинктов.

Такая логика, объединяющая человека с живот­ным, помогает увидеть эту границу в человечес­кой душе. Зверь внутри самого человека, это не дающий ему покоя двойник, его филогенетичес­кое зеркало.

В 19-м веке ученые пытались объяснить работу человеческого организма на основе сходства фун­кций органов людей и животных. Основатель фре­нологии Галль утверждал, что единственное отли­чие человека от других органических существ состоит в большем количестве органов. В этом смысле мозг животного остается мозгом человека, за вычетом некоторых частей. Идеи Галля нашли признание сначала среди философов-позитивистов и в интеллектуальных салонах, а затем и среди консьержек и полисменов. Такой успех связан с массовым ростом населения в больших городах и бюрократизацией общества в конце прошлого века. Страх личности потерять свою уникальность на­ходит выход в создании типологий, попытках "рас­шифровать" тело, разложить его на части.

В этот период появляется множество работ по физиогномике, френологии и физиологии. Иссле­дование внутреннего мира человека в общем не слишком отличается от подходов людей в древно­сти. Снова возрастает интерес к анимальности, осо­бенно при изучении тех, кто сочетает в себе при­знаки человека и животных: сумасшедших, женщин, приматов, детей. Филогенез становится онтогенезом.

Например, д-р Морель говорит о феномене де­генерации у преступников и душевнобольных. У них отмечаются аномалии и задержки развития внутренних органов, что позволило поставить воп­рос об атавизме. Морель утверждал, что это явле­ние отражает общую тенденцию организмов стре­миться к регрессу.

Чезаре Ломброзо, основатель криминальной ан­тропологии, также утверждал, что "феномены ата­визма образуют ядро криминального типа личности, т к преступление представляет собой пробуждение примитивного человека" (25)

Вопросами дегенерации интересовались как антропологи, так и психиатры. Психиатрия, тогда еще новая наука, стала использовать физиогномику как диагностический инструмент

Голова отцеубийцы Мартина, казненного в Париже Ви чонт Атлас физрсночогпи 1831

 

Органическая при­рода страстей, внешне проявляющихся в разных физиогномических конфигурациях, предполагала взаимную связь физических и моральных элемен­тов, тела и души Физиогномика, таким образом, вернулась с собственным древним истокам, к ме­дицине

Но так или иначе все мы антропологии и психи­атры, писатели и полицейские, ревнивые любов­ники и художники-любители, — своими методами развиваем древнюю идею о тесном взаимодействии форм, характеров, способностей и страстей в на­шем вечно живом мире

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.