Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Психоанализ в этнографии



Уже в «Толковании сновидений» Фрейд таким образом сделал первую, как бы пробную попытку выйти за пределы собственно неврологии и психиатрии и вторгнуться в область толкования явлений культуры — мифологии, литературы. В своей следующей книге, ставшей особенно популярной, — «Психопатология обыденной жизни» — Фрейд сделал еще один шаг в том же направлении: попытался объяснить с точки зрения своей теории «вытесненных импульсов» повседневно повторяющиеся бытовые явления: разные обмолвки, оговорки, описки, забывание имен и пр. Все это-де есть проявление импульсов, вытесненных из сознания и пребывающих гдето в подсознательной сфере. Вскоре за тем появилась его книга «Остроумие и его отношение к бессознательному», где тот же метод применен к объяснению шуток, острот, анекдотов. В 1910 г. Фрейд напечатал книгу о творчестве Леонардо да Винчи: новая попытка применить психоаналитический метод к толкованию культурных явлений.

Наконец, в 1913 г. выходит в свет книга, имеющая уже самое прямое отношение к этнографии, — «Тотем и табу (психология первобытной культуры и религии)». Исходной и самой общей идеей, на которой построена названная книга (на ней основывались впоследствии все сочинения фрейдистов), была мысль, что есть некое существенное сходство между «психологией первобытных народов», известной по этнографическим описаниям, и «психологией невротиков», разъясняемой психоанализом. Из этого следует, что можно интерпретировать «этнографические» факты на основе данных психоанализа, полученных в неврологических клиниках. И вот Фрейд пытается дать свое психоаналитическое объяснение некоторым явлениям, понимание которых с трудом дается этнографам: обычаи экзогамии, «избегания» определенных родственников, разного рода табуация, магия, анимизм, наконец, тотемизм. Перечисленные явления действительно до сих пор вызывают споры между этнографами, и некоторые из них, например экзогамия, даже и сейчас не получили удовлетворительного объяснения. Как же объясняет их Фрейд и насколько удовлетворительны эти объяснения?

В отношении экзогамии «психоаналитический» метод Фрейда не дает, как он и сам признает, ничего существенно нового против прежних попыток объяснить экзогамию «боязнью инцеста». Боязнь-то боязнь, но откуда она появилась? Вот вопрос. Фрейд отвечает на «его тем, что-де у невротиков наблюдается подавленное стремление к инцесту (с матерью, сестрой). Допустим, но было ли такое стремление действительно когда-то всеобщим? И потому ли именно было оно запрещено обычаем экзогамии и обычаем «избегания»? Такое предположение ничем не доказано.

Что касается обычаев табуации, то их Фрейд пытается объяснить исходя из своей теории вытеснения «постыдных импульсов». Табуации, т. е. запретам, подвергались те предметы и действия, относительно которых у человека имелись какие-то недозволенные, желания. Например, табу на вождей, королей, жрецов порождено тем, что людям очень хотелось «убивать своих королей и священников»; табу на трупы — тем, что им хотелось «терзать умерших», и т. д. В подобных рассуждениях, однако, мало убедительности.

Рассмотрение Фрейдом магии и анимизма приводит его к еще более туманным выводам.

Наиболее своеобразна и интересна в книге Фрейда глава о тотемизме («Инфантильное возвращение тотема»). По основному психоаналитическому тезису, животное — заместитель образа отца; а отец для маленького мальчика — это соперник в либидо к матери, но в то же время и некий идеал для подражания. Эта двойственность («амбивалентность») чувства в отношении отца переносится на животное, которое становится и предметом страха, и предметом некоторого обожания. Отсюда делается вывод, что тотемическое животное у «примитивных народов» есть не что иное, как заменитель образа отца.

Последователи Фрейда

Фрейд имел много последователеи в разных странах как среди врачей-невропатологов и психиатров, так и среди историков культуры, литературоведов. Были сторонники учения Фрейда и среди этнографов; есть они и сейчас.

Уже в начале 900-х годов в Вене образовалось Психоаналитическое общество; подобное общество возникло также в Цюрихе (Швейцария) во главе с Карлом Юнгом, взгляды которого были во многом близки к фрейдовским.

С 1908 г. начались периодические конференции приверженцев психоанализа в разных странах Европы и США. С 1912 г. начал выходить специальный научный журнал «Imago» («Образ»), посвященный приложению психоаналитического метода к изучению явлений культуры (Geisteswissenschaften). В журнале появлялись и этнографические статьи — о разных верованиях, мифах, обычаях.

В числе наиболее убежденных и крайних последователей Фрейда, подвизавшихся в области изучения культуры, были B.Рейх, Отто Ранк, Геза Рохейм; одно время склонялся к фрейдизму известный основатель функционализма Бронислав Малиновский.

«Социологическое» течение. Эмиль Дюркгейм

Почти одновременно с зарождением диффузионистского направления в западноевропейской этнографии, с конца XIX в., появилось в ней и другое — «социологическое» течение, оказавшееся в дальнейшем гораздо более плодотворным, чем диффузионизм. Если классики-эволюционисты видели главный предмет этнографии в человеке, а диффузионисты — в культуре, то представители социологического направления поместили в центр своего внимания человеческое общество.

Тогда как диффузионизм распространился главным образом в германоязычных странах, цитаделью социологической мысли стала Франция. Крупнейшим представителем зтого течения был Эмиль Дюркгеим (1858—1917) — философ, педагог и социолог.

Различные учения об обществе и законах его развития существовали еще в древности. Но рассматривать эти законы как предмет особой науки — «социологии» — начал впервые французский философ-позитивист Огюст Конт (1830-е годы), который ввел в науку и самый термин. Первым же, кто применил «социологический метод» к изучению этнографических явлений, был Дюркгеим, который по праву считается основателем и главой нового и весьма влиятельного направления в этнографической науке, зародившегося в 1890-е годы.

Чисто кабинетный ученый и педагог, Дюркгеим с 1882 г. преподавал философию, педагогику и социологию, сначала в разных провинциальных лицеях Франции, потом (с 1886 г.) в университете г. Бордо, с 1902 г. — в Сорбонне. Дюркгеим, после нескольких небольших статей он выступает с целой серией крупных теоретических трудов. Уже в первом из них — «О разделении общественного труда» — намечаются основные принципы «социологического» метода, которые затем обстоятельно развиваются Дюркгеймом в «Правилах социологического метода» и применяются на конкретном исследовании в книге «Самоубийство»

Вот к чему сводятся важнейшие положения социологичеекого метода Дюркгейма.

Человеческое общество рассматривается им как особая реальность, отнюдь не сводимая к сумме составляющих общество индивидов. Поэтому Дюркгеим считал самым важным делом разработать метод изучения «социальных фактов» (fails sociaux), т. е. общественных явлений. По его мнению, социальные факты могут и должны изучаться строго научным, позитивным методом, как и любые другие факты.

Но что же такое социальный факт? Это все те «приемы действия, мышления и чувствования, внешние по отношению к индивиду», которые обладают принудительной силой и как бы навязываются ему. Принудительная сила социальных фактов по отношению к отдельному человеку может проявляться и в организованных и в неорганизованных формах (общественное мнение, воспитание и пр.). Дюркгейм решительно высказывается против попыток объяснять социальные факты исходя из индивидуальной психологии людей (как это делали эволюционисты). Он выступает также и против того, чтобы изучение социальных фактов подменять изучением индивидуальных проявлений этих фактов. Наконец, он особенно настаивает на том, что изучаться должны сами социальные факты как «вещи» (des choses), а не наши представления об этих фактах.

Итак, предмет социологического изучения для Дюркгейма — общество. Но под «обществом» он разумел не абстрактное «общечеловеческое» общество, а конкретные человеческие объединения; и каждое из них он рассматривал как самостоятельную, независимую от других единицу. Всемирно-исторической точки зрения Дюркгейм не признавал.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.