Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

II Всероссийский съезд Советов: основные решения и их реализация



2 съезд Советов. Вечером 25 октября открылся 2 Всероссий­ский съезд Советов. Более половины его депутатов составляли боль­шевики, 100 мандатов было у левых эсеров. Съезд принял в ночь с 25 на 26 октября воззвание «Рабочим, солдатам и крестьянам!» и провозгласил установление советской власти. Меньшевики и пра­вые эсеры осудили действия большевиков и в знак протеста покину­ли съезд. Поэтому все декреты II съезда были пронизаны идеями большевиков и левых эсеров.

В обращении объявлялась также программа первоочередных мероприятий Советского государства: установление мира для всех народов, безвозмездная передача земли крестьянству, демократизация армии, рабочий контроль над производством и т.д. Эта программа нашла свое последовательное воплощение в первых же декретах Советской власти, принятых на втором заседании съезда, открывшемся вечером 26 октября.

Декрет о мире, являясь одновременно декларацией, обращенной ко всем народам, провозглашал основы внешней политики Советского государства. Он предлагал немедленно начать переговоры о мире, осудил тайную дипломатию и выдвинул принцип открытых переговоров и международных сношений. Этот документ содержал обращение ко всем народам, и в первую очередь к трудящимся Англии, Франции и Германии, с призывом освободить человечество от ужасов войны и довести до конца дело мира и освобождения трудящихся от рабства и эксплуатации. Декрет предлагал заключить справедливый демократический, т.е. без аннексий и контрибуций, мир. Причем под аннексией понимались не только захват, но и удержание чужих земель, произведенные как во время войны, так и до нее, как в Европе, так и на других континентах. Мир без аннексий означал, по существу, провозглашение права наций на самоопределение. В целях быстрейшего достижения договоренности по вопросу о мире Советское правительство не считало указанные в Декрете условия мира ультимативными, соглашаясь рассмотреть и всякие другие предложения.

Дипломатическим представителям всех союзных с Россией держав была направлена нота, предлагавшая рассматривать Декрет о мире как формальное предложение немедленного перемирия на всех фронтах и безотлагательного открытия мирных переговоров. Декрет о мире - первый официальный дипломатический документ Советской России, обращенный к правительствам союзных стран и содержавший предложение совместно начать переговоры о мире. Не получив от них ответа, Советская Россия 2 декабря подписала договор о перемирии с Германией и ее союзниками.

В начале марта 1918 г., реализуя Декрет, Россия подписала Брестский мирный договор. Заключенный в неблагоприятной международной обстановке, в условиях развала российской армии, ее стихийной демобилизации, договор оказался весьма тяжелым для Советской страны. Он вызвал естественное недовольство прежних союзников России, их правящих кругов.

В ночь с 26 на 27 октября был утвержден Декрет о земле. Он учитывал крестьянские требования и основывался на эсеровской про­грамме решения аграрного вопроса. Провозглашалась отмена частной собственности на землю, национализация всей земли и ее недр. Кон­фисковывались земли помещиков и крупных собственников. Земля передавалась в распоряжение местных крестьянских комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. Запрещались применение наемного труда и аренда земли. Вводилось уравнительное землеполь­зование.

Так или иначе, но крестьяне получали более 150 млн. га земли, освобождались от обременительной арендной платы, от расходов на покупку новых земель, от долгов Крестьянскому поземельному банку, составлявших около 3 млрд. руб. Стоимость помещичьего инвентаря, переданного крестьянам, исчислялась в 300 млн. руб.

По Декрету о земле все граждане России, желавшие обрабатывать землю своим трудом, получали ее на праве пользования. Провозглашался принцип уравнительного землепользования, который крестьяне понимали прежде всего как изъятие земли у помещиков, раздел присвоенных кулаками помещичьих и общинных земель, распределение земли между крестьянами в зависимости от местных условий - по трудовой или потребительской (по едокам) норме. Суть этого принципа состоит в идее дележа земли между крестьянами, а следовательно, в организации единоличных хозяйств. Большевики были сторонниками более прогрессивного, крупного землепользования. Однако они понимали, что сразу вводить такие формы невозможно. Крестьянин веками мечтал о своем клочке земли, и нужно было дать ему время подумать и на собственном опыте убедиться в бесперспективности единоличного ведения хозяйства, подвести к тому, чтобы он сам, добровольно пошел на объединение, коллективизацию.

Следует отметить, что Декрет о земле предусматривал возможность существования различных форм землепользования, выбираемых самими крестьянами добровольно. Наряду с подворной и хуторской предусматривались и коллективные формы хозяйства - артельная, товарищеская обработка земли. Земельные участки с высококультурными хозяйствами (садами, рассадниками, питомниками и т.д.) не подлежали разделу, а обращались в исключительное пользование государства или общин в зависимости от размера и значения участка. Конные заводы, племенные скотоводческие, птицеводческие и другие крупные специализированные хозяйства тоже переходили в исключительное пользование государства либо общины. Таким образом, было положено начало социалистическим преобразованиям в деревне, явившимся самой сложной и трудной задачей после завоевания власти пролетариатом.

На съезде было создано однопартийное большевистское правитель­ство — Совет народных комиссаров, так как левые эсеры на первых порах отказались в нем участвовать. В Совнарком вошли крупные деятели большевистской партии: А. И. Рыков — нарком внутренних дел, Л. Д. Троцкий — нарком иностранных дел, А. В. Луначар­ский — нарком просвещения, И. В. Сталин — нарком по делам нацио­нальностей. П. Е. Дыбенко, Н. В. Крыленко и В. А. Антонов-Овсеен­ко стали комиссарами по военным и морским делам. Возглавил пер­вое советское правительство В. И. Ленин.

Съезд избрал новый состав Всероссийского центрального испол­нительного комитета (ВЦИК). В него вошли большевики и левые эсеры. Меньшевики и правые эсеры отказались от участия в работе ВЦИК. Председателем ВЦИК стал Л. Б. Каменев. Съезд подтвердил намерение провести выборы в Учредительное собрание.

Захват большевиками власти в Петрограде не был поддержан другими социалистическими партиями и их лидерами. Западные дер­жавы не признали новое правительство России.

 

Таким образом, II Всероссийский съезд Советов юридически оформил свержение власти буржуазии и помещиков и установление диктатуры пролетариата. Он провозгласил наиболее общие принципы организации Советского государства, положил начало слому старого и созданию нового государственного аппарата, т.е. решил важнейшие конституционные вопросы. Акты съезда стали базой для различных отраслей советского права. Следовательно, со II съезда Советов начинается история Советского государства и права.

Билет №38

Отечественная и зарубежная историческая литература по проблемам «превентивного» характера в войне Германии против СССР.

Отрывок из речи Сталина на пленуме ЦК РКП(б) 19 января 1925 года:

Это не значит, что мы должны обязательно идти при такой обстановке на активное выступление против кого-нибудь. Это неверно. Если у кого-нибудь такая нотка проскальзывает — то это неправильно. Наше знамя остаётся по-старому знаменем мира. Но если война начнётся, то нам не придётся сидеть сложа руки, — нам придётся выступить, но выступить последними. И мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашку весов, гирю, которая могла бы перевесить.
Отсюда вывод: быть готовыми ко всему, готовить свою армию, обуть и одеть её, обучить, улучшить технику, улучшить химию, авиацию, и вообще поднять нашу Красную Армию на должную высоту. Этого требует от нас международная обстановка.
Вот почему я думаю, что мы должны пойти навстречу, решительно и бесповоротно, требованиям военного ведомства.[21]

Тезис о превентивном нападении Германии употреблялся во время холодной войны, однако не разделялся большинством историков[22]. Официально Советское руководство отрицало даже подлинность такого документа, как Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Подлинность речи Сталина на приёме в честь выпускников военных академий 5 мая 1941 года оспаривается до сих пор[23].

Как убедительно доказал О. В. Вишлев, речей было три. Первые две — ненастоящие, а одна, соответственно, настоящая, но с вырезанным фрагментом про то, что СССР прекратил поставки зерна в Германию, об этом писал генерал Н. Г. Лященко:

Сталин подошел к трибуне. Лицо суровое, жестокое. Говорил минут сорок. Обрисовал международную обстановку, сказал о договоре 1939 года, о том, что СССР осуждает агрессивные действия Германии и прекратил поставки туда стратегического сырья и хлеба. Но, как мы узнали позже, это заявление оказалось неправдой, и в последней декаде мая вагоны с хлебом и металлом ещё шли в Германию. Затем Сталин сказал, что война с Гитлером неизбежна, и если В. М. Молотов и аппарат Наркомата иностранных дел сумеют оттянуть начало войны на два-три месяца — это наше счастье. «Поезжайте в войска, — закончил свою речь Сталин, — принимайте все меры к повышению их боеготовности». Уже после войны у меня появился текст этой речи Сталина, мне прислали его из Института военной истории, но, увы, ни о прекращении стратегических поставок в Германию, ни о войне там нет ни слова. Думаю, над ней кое-кто изрядно поработал[24].

Оспаривается также Речь Сталина 19 августа 1939 года на секретном заседании Политбюро ЦК ВКП(б)[25]. Д. А. Волкогонов специально работал в архивах искал эту речь 19 августа, не нашел, нашел Постановление об отсрочке мобилизации железнодорожников. Опубликованная «речь Сталина 19 августа» является переводом с французского, видимо, речь была опубликована во французской печати в ноябре 1939 г. При этом, однако, её автор показывает незнание содержания Секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Одним из ляпов «Речи Сталина» является то, что по ней Германия уступала СССР всю Восточную Европу:

Германия предоставляет нам полную свободу действий в Прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бессарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию [26].

На деле в Секретных протоколах шёл долгий торг за Литву, Сталину пришлось выкупать литовскую территорию и отдать часть Польши Гитлеру:

1) Правительство Германии отказывается от своих притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 г. и обозначенную на приложенной к этому Протоколу карте;
2) Правительство Союза ССР соглашается компенсировать Правительство Германии за территорию, указанную в пункте 1 настоящего Протокола, уплатой Германии 7 500 000 золотых долларов, равной 31 миллиону 500 тысяч германских марок [27].

В целом новая западная граница СССР соответствовала границе Российской империи (за исключением Польши), а также линии Керзона. Румынию, Болгарию и Венгрию Гитлер Сталину не собирался отдавать, но такой вопрос в ходе переговоров и не поднимался.

В качестве «плана удара по Германии» обозначается документ под названием «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», где, в частности, планируется следующее:

Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развёртываемых южнее линии Брест — Демблин и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Между тем, указанный документ в первом своём предложении констатирует возможность внезапного нападения Германии на СССР с точки зрения развёртывания вермахта у советских границ и предлагает некоторые мероприятия по срыву этого развёртывания. Не предполагается вторжение на территорию собственно Германии. Подписан документ не был.

В качестве косвенных доказательств также приводят 3 немецких пропагандистских документа: обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза 22 июня 1941 года, телеграмму министра иностранных дел Германии И. фон Риббентропа послу в СССР Ф. Шуленбургу 21 июня 1941 г. и ноту МИД Германии от 21 июня 1941 г.

22 июня, в 4 часа утра, посол Германии в СССР Ф. Шуленбург вручил В. М. Молотову Народному комиссару иностранных дел СССР Ноту немецкого МИД от 21 июня 1941 г., содержание её сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Нота заканчивалась словами:

...Ненависть большевистской Москвы к национал-социализму оказалась сильнее политического разума. Большевизм — смертельный враг национал-социализма. Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистической Германии, ведущей борьбу за существование. Правительство Германии не может безучастно относиться к серьезной угрозе на восточной границе. Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу. Немецкий народ осознаёт, что в предстоящей борьбе он призван не только защищать Родину, но и спасти мировую цивилизацию от смертельной опасности большевизма и расчистить дорогу к подлинному расцвету в Европе.

Обращение Адольфа Гитлера к германскому народу 22/06/1941:

Национал-социалисты, в это время, вы, возможно, чувствовали, что этот шаг был горек и вынужден для меня. Никогда германский народ не вынашивал в себе враждебных чувств по отношению к народам России! Однако уже более 10 лет еврейские большевики пускались в непрерывные провокации поджечь не только Германию, но и всю Европу. В то время как никогда германские националисты не пытались перекинуть свою мировоззрение на Россию, еврейские большевики из Москвы, наоборот, только что и делали, что пытались подмять под себя не только нас, но и другие европейские народы; и не только идеологически, но и грубой военной силой.

Выдвигающиеся теории о планах СССР первым нанести удар построены, как правило, на косвенных доказательствах и логических умозаключениях, а также на вышеописанном документе «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», написанном рукой Василевского. При этом сознательно игнорируется преамбула документа — Василевский прямо рассматривает в качестве исходника ситуацию подготовки Германии к агрессии против СССР и предлагает лишь план срыва развёртывания немецких войск.

Факты о том, что СССР готовился не к обороне, а к нападению

В конце февраля мы совместно с наркомом обороны подробно рассмотрели вопрос о ходе строительства укрепленных рубежей вдоль государственной границы, состояние железных, шоссейных и грунтовых дорог и средств связи.
Генералы Н. Ф. Ватутин, Г. К. Маландин и А. М. Василевский обстоятельно доложили о положении дел. Выводы в основном сводились к следующему.
Сеть шоссейных дорог в западных областях Белоруссии и Украины была в плохом состоянии. Многие мосты не выдерживали веса средних танков и артиллерии, а проселочные дороги требовали капитального ремонта.
Мой первый заместитель Н. Ф. Ватутин сделал подробный доклад наркому С. К. Тимошенко о состоянии железных дорог всех приграничных военных округов.
— Приграничные железнодорожные районы мало приспособлены для массовой выгрузки войск, — докладывал Н. Ф. Ватутин. — Об этом свидетельствуют следующие цифры. Железные дороги немцев, идущие к границе Литвы, имеют пропускную способность 220 поездов в сутки, а наша литовская дорога, подходящая к границам Восточной Пруссии, — только 84. Не лучше обстоит дело на территории западных областей Белоруссии и Украины: здесь у нас почти вдвое меньше железнодорожных линий, чем у противника. Железнодорожные войска и строительные организации в течение 1941 года явно не смогут выполнить те работы, которые нужно провести.

Георгий Жуков, Воспоминания и размышления, 1969[28]

Строго говоря, из приведённой цитаты следует исключительно неподготовленность железнодорожного транспорта на случай войны на территории Западной Украины и Западной Белоруссии, вошедших в СССР.

В 1995 году генерал Горьков в своей книге «Кремль. Ставка. Генштаб» ввёл в научный оборот оперативный план РККА 1941-го года [29] и обосновал, почему этот план может считаться за аутентичный оперативный план [30]. В плане, в частности, говорится:

Учитывая, что Германия в настоящее время держит свою армию отмобилизованной, с развернутыми тылами, она имеет возможность предупредить (подчеркнуто в тексте — Ю. Г.) нас в развертывании и нанести внезапный удар.
Чтобы предупредить это, считаю необходимым ни в коем случае не давать инициативы действий Германскому Командованию, упредить (подчеркнуто в тексте — Ю. Г.) противника в развертывании и атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск. [305]
.....
Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развертываемых южнее линии Брест, Демблин, и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц, последующей стратегической целью иметь наступлением из района Катовице в Северном или Северо-Западном направлении разгромить крупные силы центра и северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии (след, предложение неразборчиво — ред.), для чего:
а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от ее южных союзников;
б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демблин с целью сковывания Варшавской группировки и овладения Варшава (так в тексте — ред.), а также содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника;
в) вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии и Румынии и быть готовым к нанесению удара против Румынии при благоприятной обстановке.
Таким образом Красная Армия начнет наступательные действия с фронта Чижов, Лютовисно силами 152 дивизий против 100 германских. На остальном участке госграницы предусматривается активная оборона.
.....
Для того, чтобы обеспечить выполнение изложенного выше замысла, необходимо заблаговременно провести следующие мероприятия, без которых невозможно нанесение внезапного удара по противнику как с воздуха, так и на земле:
1. произвести скрытое отмобилизование войск под видом учебных сборов запаса;
2. под видом выхода в лагеря произвести скрытое сосредоточение войск ближе к западной границе, в первую очередь сосредоточить все армии резерва Главного Командования;
3. скрытно сосредоточить авиацию на полевые аэродромы из отдельных округов и теперь же начать развертывать авиационный тыл.
4. постепенно под видом учебных сборов и тыловых учений развертывать тыл и госпитальную базу. [308]

Сторонники

Сторонником тезиса в Германии является Иоахим Хоффман (нем. Joachim Hoffmann)[31], Вернер Мазер (нем. Werner Maser), Вальтер Пост (нем. Walter Post) и Штефан Шайл (нем. Stefan Scheil), в Австрии — Хайнц Магенхаймер (нем. Heinz Magenheimer) и Эрнст Топич (нем. Ernst Topitsch)[32], в Великобритании — В. Резун (литературный псевдоним — Виктор Суворов; детали концепций этого автора и их критика освещены в статье «Концепции Виктора Суворова»). Концепцию Суворова поддерживает бывший ст. научный сотрудник Института истории СО РАН И. В. Павлова, эта тема отражена в её диссертации на степень доктора исторических наук. По её мнению, «в книге (Суворова — прим.) имеется немало ошибок, но в целом его концепция представляется правильной».[33]

Также тезис о том, что СССР летом 1941 г. готовился к нападению на Германию в России поддерживают историки В. А. Невежин, М. А. Мельтюхов и др.

Критики

В Германии — Бьянка Пьетров-Эннкер (нем. Bianka Pietrow-Ennker) (Университет Констанца), Герд Юбершер (нем. Gerd R. Ueberschär)[22] и Вольфрам Ветте(Wolfram Wette), оба сотрудники военного института исторических исследований. На международной арене — Габриэль Городецкий (Gabriel Gorodetsky) и Д. М. Гланц (англ. David M. Glantz). В России — Рой Медведев[34] и Жуков Ю. Н.[35]

Как считает доктор исторических наук, ст. научный сотрудник ВНИИ документоведения и архивного дела М. И. Мельтюхов, «в результате сторонник тезиса о „превентивной войне“ Германии против СССР <Суворов> попадает в глупое положение, пытаясь доказать, что Гитлер решил сорвать советское нападение, о подготовке которого он на деле ничего не знал. Собственно, на этом спор относительно лживой версии о „превентивной войне“ Германии против Советского Союза можно считать законченным».[36]

М. Мельтюхов считает что СССР после 15 июля 1941 г. готовился к нападению на Германию,[3] но одновременно отвергает версию «о превентивной войне» Гитлера. Наступление советских войск в 1941 г. для историка не является трагедией для человечества (как утверждает В. Суворов и его поклонники), а величайшей миссией освобождения и создания единого государства Человечества:

…Разгром Германии и советизация Европы позволяли Москве использовать её научно-технический потенциал, открывали дорогу к «справедливому социальному переустройству» европейских колоний в Азии и Африке. Созданный в рамках Старого света социалистический лагерь контролировал бы большую часть ресурсов Земли. Соответственно даже если бы Новый свет и не был захвачен, он, скорее всего, вряд ли смог бы значительно превзойти Старый по уровню жизни. В результате там сохранялось бы значительное количество недовольных, с надеждой смотревших на помощь из-за океана. В случае же полного охвата Земли социалистический системой была бы полностью реализована сформулированная в либеральной европейской традиции задача создания единого государства Человечества. Это, в свою очередь, позволяло создать достаточно стабильную социальную систему и давало бы большие возможности для развития. Сегодня совершенно очевидно, что создание подобного Государства на основе русской советской традиции всеединства и равенства разных народов в гораздо большей степени отвечало интересам подавляющего большинства человечества, нежели реализуемая ныне расистская по своей сути модель «нового мирового порядка» для обеспечения интересов «золотого миллиарда».

Существуют и мнения немецких военных — очевидцев событий. К примеру, немецкий генерал Курт Типпельскирх в капитальном труде по Второй мировой войне также отмечал, что нападение на Германию со стороны СССР во время начала ВОВ представлялось невероятным с военной и политической точки зрения[37]. В то же время капитальное исследование Типпельскирха содержит тезисы, обнаруживающие его глубокую неосведомлённость о вооружённых силах Советского Союза: так, он утверждал, что полки в РККА не имели номеров из-за режима секретности, что «определить хотя бы приблизительно военную мощь Советского Союза было почти невозможно», равно как и о начальном периоде ВОВ в целом: «Советский Союз подготовился к вооружённому конфликту, насколько это было в его силах. На стратегическую внезапность германское командование не могло рассчитывать»[38].

Мнения участников дискуссии

«Достижению взаимопонимания между оппонентами, опирающимися даже на один и тот же фактический материал, зачастую мешают не только политические взгляды или приверженность к той или иной научной школе, но и излишне эмоциональное восприятие исторических фактов <…>
Объективный российский исследователь, пытающийся непредвзято разобраться во всех хитросплетениях внешнеполитических сталинских замыслов накануне 22 июня 1941 г., чтобы пересмотреть установившиеся в историографии взгляды, рискует быть подвергнутым остракизму за апологию Геббельса, Гитлера …
Подобного рода морально-психологическое давление отнюдь не способствует раскрытию истинной роли Сталина в событиях преддверия советско-германской войны.
Диктатор, обладавший многомиллионной армией, опиравшийся на мощь сверхмилитаризированной советской экономики, гигантский партийно-политический, пропагандистский аппарат, продолжает изображаться в историографии как нерешительный и даже трусливый деятель, якобы покорно ожидавший нападения со стороны Гитлера».

Владимир Невежин

Билет №39

Современники и историческая литература о противоречивом характере преобразований Петра I.

За довольно короткий срок правления Петра Великого(1689-1725гг.) произошло много преобразований.

При Петре I Россия впервые ощутила себя как периферию Европы и поставила своей целью стать равноправной европейской державой, заимствуя опыт других стран, тем самым Петр I заложил модель «догоняющего развития».

Наиболее эффективны были петровские преобразования в военной и финансовой областях. Ему удалось создать мощные современные армию и флот, обеспечить их финансирование (Первоначально предполагалось сделать армию вольнонаемной, но попытки провалились и были введены рекрутские наборы ).

Были проведены губернская реформа, способствующая централизации власти и городская реформа (города переводились на самоуправление, подати с них увеличивались, но горожане и дворяне видели в органах самоуправления лишь гос. повинность, а не выразителей своих интересов).

При Петре I была решена такая важная внешнеполитическая проблема, как овладение выходами в Балтийское и Азовское моря. По Ништадскому миру Россия получила владения в Прибалтике.

Не вполне удачной была и попытка Петра I ввести в России европейские формы судопроизводства. Устный судебный процесс был заменен письменной фиксацией показаний сторон. Более подробным, хотя и не систематизированным, стало законодательство. Но в глазах неграмотного рядового населения такой суд был менее понятен, чем старый, устный. Толкование противоречащих друг другу законов открывало простор для произвола. В области полит. сыска система следствия оставалась старой, с использованием пыток.

Была уничтожена Боярская дума, как орган отчасти ограничивающий царя. Вместо нее верховным органом управления стал Сенат. Был создан Синод, контролировавший деятельность церкви. Должность патриарха была упразднена. (Т.е. подчинение церкви светской власти).

Система приказов была заменена на систему коллегий, были введены должности фискалов – доверенные лица царя, кот. занимались выявлением злоупотреблений в гос-ве.

Петр I укрепил систему русского самодержавия, приняв титул императора (1721г.)

Петр I способствовал появлению мануфактур, развитию черной и цветной металлургии, сукноделия, текстильной промыш-ти. Поощрялась внешняя торговля, особенно вывоз готовой продукции, принимались протекционистские меры.

Закрепилось крепостное право. Поместные дворянские и вотчинные боярские земли были приравнены друг к другу. Они стали наследуемой собственностью (вместе с кр-нами). Крепостное право распространилось на осваиваемые земли юга России. Была введена подушная подать вместо подворной. В России крепостной труд был выгоднее вольнонаемного. На мануфактурах использовался принудительный труд.

При Петре I увеличилась соц. мобильность благодаря «Табели о рангах». Политика гос-ва была направлена на просвещение общ-ва, реорганизацию системы образования. В 1725г. была создана Академия наук.

Т.о. оценка преобразований Петра I неоднозначна. С одной стороны, произошел мощный рывок в производстве, с др., укрепились феодальные отношения. Петр I заложил «догоняющую модель» развития России.

 

Билет №40




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.