Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Основные точки зрения в отечественной и зарубежной исторической литературе по проблемам превентивного характера войны Германии против СССР



 

Отрывок из речи Сталина на пленуме ЦК РКП(б) 19 января 1925 года:

Это не значит, что мы должны обязательно идти при такой обстановке на активное выступление против кого-нибудь. Это неверно. Если у кого-нибудь такая нотка проскальзывает — то это неправильно. Наше знамя остаётся по-старому знаменем мира. Но если война начнётся, то нам не придётся сидеть сложа руки, — нам придётся выступить, но выступить последними. И мы выступим для того, чтобы бросить решающую гирю на чашку весов, гирю, которая могла бы перевесить.
Отсюда вывод: быть готовыми ко всему, готовить свою армию, обуть и одеть её, обучить, улучшить технику, улучшить химию, авиацию, и вообще поднять нашу Красную Армию на должную высоту. Этого требует от нас международная обстановка.
Вот почему я думаю, что мы должны пойти навстречу, решительно и бесповоротно, требованиям военного ведомства.[21]

Тезис о превентивном нападении Германии употреблялся во время холодной войны, однако не разделялся большинством историков[22]. Официально Советское руководство отрицало даже подлинность такого документа, как Секретный дополнительный протокол к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Подлинность речи Сталина на приёме в честь выпускников военных академий 5 мая 1941 года оспаривается до сих пор[23].

Как убедительно доказал О. В. Вишлев, речей было три. Первые две — ненастоящие, а одна, соответственно, настоящая, но с вырезанным фрагментом про то, что СССР прекратил поставки зерна в Германию, об этом писал генерал Н. Г. Лященко:

Сталин подошел к трибуне. Лицо суровое, жестокое. Говорил минут сорок. Обрисовал международную обстановку, сказал о договоре 1939 года, о том, что СССР осуждает агрессивные действия Германии и прекратил поставки туда стратегического сырья и хлеба. Но, как мы узнали позже, это заявление оказалось неправдой, и в последней декаде мая вагоны с хлебом и металлом ещё шли в Германию. Затем Сталин сказал, что война с Гитлером неизбежна, и если В. М. Молотов и аппарат Наркомата иностранных дел сумеют оттянуть начало войны на два-три месяца — это наше счастье. «Поезжайте в войска, — закончил свою речь Сталин, — принимайте все меры к повышению их боеготовности». Уже после войны у меня появился текст этой речи Сталина, мне прислали его из Института военной истории, но, увы, ни о прекращении стратегических поставок в Германию, ни о войне там нет ни слова. Думаю, над ней кое-кто изрядно поработал[24].

Оспаривается также Речь Сталина 19 августа 1939 года на секретном заседании Политбюро ЦК ВКП(б)[25]. Д. А. Волкогонов специально работал в архивах искал эту речь 19 августа, не нашел, нашел Постановление об отсрочке мобилизации железнодорожников. Опубликованная «речь Сталина 19 августа» является переводом с французского, видимо, речь была опубликована во французской печати в ноябре 1939 г. При этом, однако, её автор показывает незнание содержания Секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между Германией и Советским Союзом. Одним из ляпов «Речи Сталина» является то, что по ней Германия уступала СССР всю Восточную Европу:

Германия предоставляет нам полную свободу действий в Прибалтийских странах и не возражает по поводу возвращения Бессарабии СССР. Она готова уступить нам в качестве зоны влияния Румынию, Болгарию и Венгрию [26].

На деле в Секретных протоколах шёл долгий торг за Литву, Сталину пришлось выкупать литовскую территорию и отдать часть Польши Гитлеру:

1) Правительство Германии отказывается от своих притязаний на часть территории Литвы, указанную в Секретном Дополнительном Протоколе от 28 сентября 1939 г. и обозначенную на приложенной к этому Протоколу карте;
2) Правительство Союза ССР соглашается компенсировать Правительство Германии за территорию, указанную в пункте 1 настоящего Протокола, уплатой Германии 7 500 000 золотых долларов, равной 31 миллиону 500 тысяч германских марок [27].

В целом новая западная граница СССР соответствовала границе Российской империи (за исключением Польши), а также линии Керзона. Румынию, Болгарию и Венгрию Гитлер Сталину не собирался отдавать, но такой вопрос в ходе переговоров и не поднимался.

В качестве «плана удара по Германии» обозначается документ под названием «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», где, в частности, планируется следующее:

Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить — разгром главных сил немецкой армии, развёртываемых южнее линии Брест — Демблин и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц. Последующей стратегической целью иметь: наступлением из района Катовице в северном или северо-западном направлении разгромить крупные силы Центра и Северного крыла германского фронта и овладеть территорией бывшей Польши и Восточной Пруссии.

Между тем, указанный документ в первом своём предложении констатирует возможность внезапного нападения Германии на СССР с точки зрения развёртывания вермахта у советских границ и предлагает некоторые мероприятия по срыву этого развёртывания. Не предполагается вторжение на территорию собственно Германии. Подписан документ не был.

В качестве косвенных доказательств также приводят 3 немецких пропагандистских документа: обращение Адольфа Гитлера к немецкому народу в связи с началом войны против Советского Союза 22 июня 1941 года, телеграмму министра иностранных дел Германии И. фон Риббентропа послу в СССР Ф. Шуленбургу 21 июня 1941 г. и ноту МИД Германии от 21 июня 1941 г.

22 июня, в 4 часа утра, посол Германии в СССР Ф. Шуленбург вручил В. М. Молотову Народному комиссару иностранных дел СССР Ноту немецкого МИД от 21 июня 1941 г., содержание её сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, проводило внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Нота заканчивалась словами:

...Ненависть большевистской Москвы к национал-социализму оказалась сильнее политического разума. Большевизм — смертельный враг национал-социализма. Большевистская Москва готова нанести удар в спину национал-социалистической Германии, ведущей борьбу за существование. Правительство Германии не может безучастно относиться к серьезной угрозе на восточной границе. Поэтому фюрер отдал приказ германским вооружённым силам всеми силами и средствами отвести эту угрозу. Немецкий народ осознаёт, что в предстоящей борьбе он призван не только защищать Родину, но и спасти мировую цивилизацию от смертельной опасности большевизма и расчистить дорогу к подлинному расцвету в Европе.

Обращение Адольфа Гитлера к германскому народу 22/06/1941:

Национал-социалисты, в это время, вы, возможно, чувствовали, что этот шаг был горек и вынужден для меня. Никогда германский народ не вынашивал в себе враждебных чувств по отношению к народам России! Однако уже более 10 лет еврейские большевики пускались в непрерывные провокации поджечь не только Германию, но и всю Европу. В то время как никогда германские националисты не пытались перекинуть свою мировоззрение на Россию, еврейские большевики из Москвы, наоборот, только что и делали, что пытались подмять под себя не только нас, но и другие европейские народы; и не только идеологически, но и грубой военной силой.

Выдвигающиеся теории о планах СССР первым нанести удар построены, как правило, на косвенных доказательствах и логических умозаключениях, а также на вышеописанном документе «Соображения к плану стратегического развёртывания сил Советского Союза на случай войны с Германией и её союзниками», написанном рукой Василевского. При этом сознательно игнорируется преамбула документа — Василевский прямо рассматривает в качестве исходника ситуацию подготовки Германии к агрессии против СССР и предлагает лишь план срыва развёртывания немецких войск.

 

Билет №19

«Русский крестьянский (общинный) социализм»: сущность и его реализация.

Кризис феодальной системы хозяйства.

Кризис крепостнической системы хозяйства ярко обнаружился к середине XIX века и в сельском хозяйстве, и в промышленности. Он выразился как в дальнейшем значительном росте капиталистического уклада, так и в важных изменениях, происходивших внутри самих феодальных отношений.

Капитализм развивался рядом с крепостничеством, ослабляя его позиции, создавая предпосылки его уничтожения, но оставаясь бессильным уничтожить феодальные монополии дворянства, охраняемые самодержавием.

Помещичье хозяйство до отмены крепостного права переживало серьезные изменения, но оно не превращалось в капиталистическое.

Крепостное хозяйство все более тормозило развитие производительных сил, требовавших новых производственных отношений.

Предреформенная экономика России представляла собой сложный комплекс разнородных хозяйственных укладов, явившийся результатом разложения крепостнического способа производства. В промышленности сочетались крепостная (вотчинная и посессионная) мануфактура с принудительным трудом, капиталистическая мануфактура на вольнонаемном труде, капиталистическая фабрика, городское и деревенское ремесла. В этом пестром сочетании наметилась победа капиталистической фабрики не только над крепостной, но и над капиталистической мануфактурой. Но феодальные преграды развитию

промышленности не были уничтожены. Это сказывалось в необеспеченности рабочей силой предприятий, в платеже дани феодалам в виде относительно высокой заработной платы, в которую входил оброк, в узости рынка вследствие господства крепостнических отношений в стране. Крепостничество стало барьером, задерживавшим рост капиталистической промышленности.

В сфере сельского хозяйства трудности развития капитализма были несравненно большими. К середине XIX века в сельском хозяйстве стали распространяться отношения капиталистического типа, но возникшие такого рода отношения существовали наряду с крепостническими, не заменяя их.

Чем дальше шло развитие экономики, тем больше обнаруживалось несоответствие между производственными отношениями и характером производительных сил. Это несоответствие, выражавшее гнилость экономического базиса, обнаруживалось в политической военной и идеологической областях.

Развитие идей социализма.

Период кризиса крепостничества характеризуется огромным подъемом общественной мысли в России. Этот подъем выразился прежде всего в появлении и сравнительно широком распространении идей социализма.

В рассматриваемое время в России рабочий класс еще не отделился от крестьянства; не было почвы для восприятия так называемого научного социализма (марксизма). Однако идеи утопического социализма получили довольно широкое распространение, но имели свою национальную особенность: они были тесно связаны с революционным крестьянским демократизмом.

В эпоху кризиса крепостничества русская экономическая мысль развивалась в неразрывной связи с борьбой вокруг вопроса о крепостной зависимости.

Борьба против нее принимает новый характер. С крепостничеством борются не во имя того, чтобы дворянина сменил буржуа, а во имя полной ликвидации всякой эксплуатации. Если раньше освобождение крестьянина от крепостной зависимости было наивысшим требованием и не ставился вопрос о том, кто будет главенствовать в хозяйственной жизни страны. Теперь же выдвигается требование освободить крестьянина не только от крепостной зависимости, но и от всякой другой ее формы, чтобы он был полностью свободным хозяином.

Утопический социализм 40-50-х гг. мог иметь только крестьянскую основу и крестьянскую окраску. Развитие этого социализма определяется тем, что он явился революционным выражением требований крепостного крестьянства.

Русский социализм по мере своего развития все теснее связывался с политической и экономической борьбой против крепостного права, отражая в этой борьбе интересы крестьянства.

В целом это направление русской общественно-экономической мысли прямо связано с идеями декабристов и Радищева, но переход от дворянской революционности к крестьянской воплотил в себе Александр Иванович Герцен.

Он и придал русскому социализму вполне определенный крестьянский характер.

Критика крепостного хозяйства.

Круг проблем, рассматриваемый Герценом, определялся прежде всего потребностями экономического развития России, поэтому важное место имела критика системы крепостнических отношений. Он справедливо утверждал, что «весь русский вопрос, по крайней мере, в настоящее время, заключается в вопросе о крепостном праве»(т.7, стр. 362).

Крепостническую эксплуатацию Герцен рассматривал как кражу помещиком труда крестьянина. Он решительно отвергал стремление крепостников доказать, что оброк необременителен для крестьянина. Сравнивая оброчные имения крупных помещиков с положением барщинных крестьян мелкопоместных дворян, он отмечал, что оброчные крестьяне лишь «менее бедные и несчастливые».

Раскрывая противоречия крепостнических отношений, Герцен показал, что существуют две различные , противоположные друг другу России: Россия крепостного народа и Россия помещиков с их самодержавным правительством.

Между этими Россиями не может быть примирения. Противопоставив Россию крестьян помещичьей, дворянской России с ее политическим строем, направленным на охрану господства и привилегий дворян, Герцен открыто встал на сторону крестьянской, народной России.

Он показал обострение противоречий между крестьянами и помещиками, вызванное усилением стремления помещиков к наживе и превращение крепостного крестьянина «в разрабатываемую собственность».

 

Но и жестокая эксплуатация крестьян не могла, по мнению Герцена, предотвратить разорение помещиков, вывести помещичье хозяйство из кризиса.

Герцен отмечает исключительно большую задолженность помещичьих имений предреформенной России. Он доказывал бесперспективность крепостнического хозяйства помещиков.

Герцен разоблачал жестокие формы крепостнической эксплуатации в России. Он писал, что по другую сторону официальной России были уже «не люди, а материал, ревизские души, продажные, купленные, всемилостивейше пожалованные, приписанные к фабрике, экономические, податные, но не признанные человеческими».

Русский помещик был для Герцена собственник не столько земли, сколько крестьян, крепостником, близким к рабовладельцу.

В своеобразном характере русского крепостничества Герцен видел историческую почву, благоприятствующую особому - некапиталистическому развитию России к социализму.

«Крестьянский социализм» А.И. Герцена.

Развитие капиталистических отношений в промышленности и сельском хозяйстве России уже в 40-х годах поставило перед экономической мыслью вопрос о характере экономического развития России после ликвидации крепостного права.

Герцен выступил с обоснованием особого - некапиталистического пути развития России. Такому представлению о путях экономического развития России благоприятствовала социально-экономическая обстановка периода падения крепостного права. Перед реформой сельское население составляло более 90% всего населения страны. Несмотря на процесс разложения, наблюдавшийся среди помещичьих и особенно государственных крестьян, господство крепостного права задерживало раскол деревни. Пролетариат еще не выделился из общей массы трудящихся. Крестьянство самостоятельно выступало против крепостного права и помещичьей власти. Его движение не возглавлялось и буржуазией, искавшей пути соглашения с помещиками.

Герцен видел в освобождении крестьян с землей не только уничтожение крепостнических отношений, но и начало последующего социалистического преобразования России.

Как же так получилось, что существование общества подлинного равенства он стал связывать со страной, которая отстала от ведущих стран Европы, которая способствовала подавлению революционных движений конца 40-х годов.

Признавая, что его родина выступала в те годы в роли «первого жандарма вселенной», Герцен утверждал, что как есть две Европы - Европа буржуа и Европа работников, - так есть и две России - Россия правительственная, императорская, дворянская, солдафонская и Россия «черного народа», бедная, хлебопашная, крестьянская. Народ не ответственен за действия правительства.

Пригнувшись под историей, задавленный и забитый, русский народ сохранил свою могучую душу, свой великий национальный характер.

«Община спасла русский народ от монгольского варварства и от императорской цивилизации, от выкрашенных по-европейски помещиков и от немецкой бюрократии. Общинная организация, хоть и сильно потрепанная, устояла против вмешательства власти» (т.7, стр.523).

Как же случилось, что многовековой институт народной жизни - община, органично вписывающаяся в феодальный быт русской деревни, служившая для самодержавия охранительным началом, стала основным аргументом теории русского освободительного движения?

Что же социалистического нашел Герцен в общине?

Во-первых, демократизм, или «коммунизм» (т.е. коллективность) в управлении жизнью села: крестьяне на своих сходках, «на миру» решают общие дела деревни, выбирают местных судей, старосту, который не может выступить вразрез с волей «мира». Это общее управление бытом обусловлено тем - и это второй момент, характеризующий, по мнению Герцена, общину в качестве зародыша социализма, - что люди владеют землей сообща. Он считал, что на основе общинного землевладения можно улучшить земледелие; если ликвидировать помещичью власть и чиновничество, можно развить народное образование.

Это общинное владение представлялось Герцену зародышем социалистической коллективной собственности. Наконец, элемент социализма Герцен видел также в крестьянском праве на землю, т.е. в праве каждого крестьянина на надел земли, который община должна предоставить ему в пользование. «Это основное, натуральное, прирожденное признание права на землю ставит народ русский на совершенно другую ногу, чем та, на которой стоят все народы Запада» (т. 18, стр. 355). Это право он считал достаточным условием жизнеспособности общины. Оно исключало, по его мнению, возникновение безземельного пролетариата. «Человек будущего в России - мужик, точно так же, как во Франции работник» (т.7, стр.326).

Герцен полагал, однако, что сама по себе община никакого социализма не представляет. Своей патриархальностью общинное устройство много веков усыпляло народ. Личность в общине принижена, ее кругозор ограничен жизнью семьи и деревни. Для того чтобы развивать общину по пути социализма необходимо приложить к ней западноевропейскую науку. С ее помощью можно будет ликвидировать отрицательные, патриархальные стороны общины. Герцен полагает, что усвоив науку, русский народ пройдет все ступени трудного исторического развития, которые прошла Западная Европа, но этот путь будет гораздо короче. «Задача новой эпохи, в которую мы входим, - писал Герцен, - состоит в том , чтоб на основаниях науки сознательно развить элемент нашего общинного самоуправления до полной свободы лица, минуя те

промежуточные формы, которыми по необходимости шло...развитие Запада.

Новая жизнь наша должна так заткать в одну ткань эти два наследства, чтоб у свободной личности земля осталась под ногами и чтобы общинник был совершенно свободное лицо» (т.14, стр. 183).

Таким образом, путь России к социализму через общину Герцен не рассматривал как исключение из общемирового развития.

Н.П. Огарев и идеи Герцена

 

Николай Платонович Огарев так же как и Герцен принадлежал к поколению дворянских революционеров.

В произведениях Огарева учение Герцена о крестьянской общине как основе социалистического преобразования России получает дальнейшее развитие.

До реформы 1861г. он считал мирный эволюционный путь вполне возможным. Но реформа и подъем крестьянского движения в стране сильно изменили его мнение в революционную сторону. Он перешел на позиции полной ликвидации помещичьего землевладения и превращения общинной собственности в единую форму владения землей. Если в 1858г. Огарев, противопоставляя общину частному помещичьему землевладению, исходил еще из сохранения помещичьей собственности наряду с общинной, то через четыре года, в статье «Куда и откуда» (1862г.) он требовал превращения общинной собственности в единую форму земельной собственности в России. В тех районах, где общинная система отсутствовала, Огарев предлагал постепенное внедрение общинных начал путем ограничения права наследования земельных участков и некоторых других мер. Помещиков предлагалось уравнять в правах с крестьянами, предоставив им пай в общине «по тяглому расчету», т.е. по численности семьи.

Он выступал против существования круговой поруки, которая прикрепляла крестьянина к наделу и представляла собой насильственную форму взимания оброка и государственных податей.

Огарев выделил в качестве основного признака общины коллективную собственность на землю. Он отметил свойственную русской общине двойственность: «Общинная собственность исключительно земельная; всякая остальная крестьянская собственность - собственность личная» (Н.П. Огарев, «Избранные социально-политические и философские произведения», Т.1, стр.139). Общинная форма земельной собственности не только не исключает частной собственности крестьянина на «движимое» имущество, но , наоборот, сочетается с ней.

Огарев подошел к идеям социализма, продолжая политические традиции русского освободительного движения. Социализм являлся для него конечной целью революционной борьбы против самодержавия и крепостнической системы.

 

Заключение.

Идеи А.И. Герцена и Н.П. Огарева отражали борьбу крестьянства против помещичьего землевладения в условиях падения крепостного права, развивавшихся в России капиталистических отношений. Проповедуя идеи «крестьянского социализма», они нападали на феодальное помещичье землевладение, доводя борьбу против него до требования ликвидации частной земельной собственности и передаче всей земли крестьянским общинам.

Анализ теории «крестьянского социализма» показывает , что она представляла собой разновидность утопического социализма, хотя и превосходила утопический социализм Западной Европы своей революционной действенностью и тесной связью с практикой, с движением народных масс.

Жизнь показала несостоятельность данной теории, ее утопизм. Развитие капитализма в России опровергло надежды, возлагавшиеся Герценом и Огаревым на общину и некапиталистический путь развития. Сельская община оказалась не в состоянии противодействовать развитию капитализма и предотвратить дифференциацию крестьянства. Но, несмотря на свой утопизм теория эта была формой, выражавшей прогрессивное требование об уничтожении крепостничества.

 

Билет №20

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.