Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Судопроизводственные (функциональные) принципы гражданского процессуального права, их характеристика



Функциональные принципы гражданского судопроизводства регулируют процессуальную деятельность его участников.

 

Принцип судебной истины (принцип, определяющий процессу­альную деятельность).

В соответствии с данным принципом суд может законно применять юридическую норму не к каким-то абстракциям, а к конкретным юридическим фактам, полно и правильно ус­тановленным в предусмотренном законом порядке (в порядке судебного доказывания).

 

Без исследования обстоятельств дела немыслима судебная правоприменительная деятельность. Именно поэтому закон возложил на суд обязанность устанавливать действительные обстоятельства дела, права и обязанности сторон (ст. 12 ГПК) как условие законного и обоснованного разрешения граждан­ского дела.

 

Для судебного познания характерны следующие черты:

 

— нацеленность исключительно на юридические факты;

— проведение в гражданской процессуальной форме, т. е. в установленном законом порядке;

— ограниченность в основном материалом, представляе­мым сторонами;

— проведение исключительно с целью законного и обос­нованного разрешения гражданского дела в рамках спорного правоотношения.

 

Поэтому итоги судебного познания целесообразно имено­вать судебной истиной, тем самым подчеркивая ее специфич­ность.

 

Своеобразие судебной истины определяется и тем, что суд исследует не все обстоятельства, имеющие значение для дела, а лишь представленные ему спорящими сторонами (ст. 12 ГПК). Суд обязан принимать без доказывания лишь общеизве­стные факты и факты, установленные вступившим в законную силу решением или приговором (ст. 61 ГПК).

 

Кроме того, гражданскому процессу известны и так назы­ваемые доказательственные презумпции, когда из одних уста­новленных фактов предполагается существование других. В связи с этим последние не доказываются, их включение в судебное решение означает, что в него вносятся допустимо возможные сведения.

 

В ГПК включены и юридические фикции. В отличие от презумпций фикции не основаны на предшествующем опыте или известных фактах, а возникают по воле законодателя для защиты нарушенных прав и законных интересов физических и юридических лиц (ст. 79, 118, 119 ГПК). Например, если сторона уклоняется от участия в экспертизе либо не представ­ляет экспертам необходимые материалы и документы для их исследования, а без этого невозможно провести экспертизу, то суд вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

 

Кроме того, фикция — это заведомо неистинное положе­ние, принимаемое за истинное, тогда как презумпция исходит из высокой степени вероятности и истинности, являясь пред­положением истины. Так, юридической фикцией может также являться норма, согласно которой днем смерти лица, объяв­ленного умершим, считается день вступления в силу решения суда о признании последнего умершим.

 

Из этого следует, что судебная истина существенно отлича­ется от объективной истины в ее философском понимании. Вместе с тем это не означает отказа от истины в судопроиз­водстве. Речь идет в данном случае лишь о своеобразии судеб­ной истины.

 

Содержание принципа судебной истины составляют норма­тивно закрепленные требования, прежде всего, к суду, а также к лицам, участвующим в деле, и к другим участникам процес­са полно и всесторонне установить обстоятельства дела. Граж­данский процессуальный кодекс не только формулирует требо­вание отыскивать истину, но и определяет пути ее достижения в ходе судебного доказывания.

 

Гарантиями установления истины по делу будут являться гра­жданская процессуальная форма и принцип состязательности.

 

К решению данной задачи привлекаются все участники производства в суде первой инстанции. Стороны обязаны обосновывать свои требования и возражения (ст. 56 ГПК), а суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

 

Указанное правило распространяется на прокурора, органы местного самоуправления и иных субъектов, защищающих права других лиц от своего имени. Свидетели, эксперты и пе­реводчики должны добросовестным выполнением своих функ­ций в гражданском процессе также способствовать отысканию истины по делу.

 

Гражданский процессуальный кодекс отводит суду особую роль в решении задачи установления обстоятельств дела. Функции суда в данном случае заключаются в следующем:

 

— определять предмет доказывания по делу;

 

— излагать в принимаемом решении все выясненные обстоятельства и обосновывать свой вывод о фактической сто­роне дела соответствующими доказательствами.

 

Ошибки в установлении истины закон определяет как ос­нования к отмене решения с направлением дела на новое рас­смотрение судом первой инстанции (ст. 362 ГПК).

 

Принцип диспозитивности является одним из краеугольных камней гражданского процесса. Это принцип, определяющий процессуальную деятельность.

 

Основным движущим началом гражданского судопроизвод­ства служит инициатива участвующих в деле лиц. В соответст­вии с принципом диспозитивности гражданские дела возбуж­даются, развиваются, изменяются, переходят из одной стадии процесса в другую и прекращаются под влиянием исключи­тельно инициативы участвующих в деле лиц Этот принцип пронизывает все стадии гражданского процесса

 

Соблюдение принципа диспозитивности заключается в пре­доставлении сторонам и субъектам, защищающим права и за­конные интересы других лиц (прокурору, органам государст­венной власти и местного самоуправления, организациям и гражданам, выступающим на основании ст 46 ГПК), свобо­ды распоряжения материальными правами и процессуальными средствами их защиты.

 

Любое субъективное право как мера возможного поведения предполагает возможность управомоченного лица свободно распоряжаться данным правом и защищаться в установленном законом порядке. Без этих полномочий субъективное право реализовать невозможно. Все это относится и к процессуаль­ным правам участников судопроизводства.

 

Необходимость в установлении специального принципа, обеспечивающего свободу распоряжения, связана со специфи­кой гражданских процессуальных правоотношений, в которых суд занимает руководящее положение и реализует властные полномочия. Любой акт диспозитивного характера должен быть санкционирован судом.

 

Исходя из этого, принцип диспозитивности представляет со­бой юридическую конструкцию, обеспечивающую свободу участ­ников процесса в распоряжении материальными правами и сред­ствами их защиты в условиях осуществления судебной власти.

 

В конечном счете, диспозитивность предопределяется спо­ром о праве, рассматриваемым судом. Поэтому для эффектив­ной защиты своей позиции участники процесса должны ма­неврировать предоставленными им правовыми возможностями, в частности изменять заявленные правопритязания, уменьшать или увеличивать спорную сумму, представлять суду новые фак­ты, отказываться от заявленных требований или признавать их либо заключать мировое соглашение. Эти же полномочия со­храняются у них и при передаче спора в исковое судопроиз­водство.

 

Содержание диспозитивности составляют полномочия сто­рон, а также субъектов, защищающих права и интересы других лиц.

 

Стадиями реализации принципа диспозитивности являются:

 

— возбуждение производства в суде первой и второй (апелляционной, кассационной), надзорной инстанций, пере­смотр судебных постановлений по вновь открывшимся обстоя­тельствам;

— определение ответчика, предмета и объема исковых тре­бований:

— выбор сторонами единоличного или коллегиального (в кассационной или надзорной инстанциях) суда;

— выбор истцом судопроизводства (искового, особого, возникающего из публичных правоотношений или приказного, заочного или состязательного);

— распоряжение своими гражданскими (семейными, тру­довыми и др.) правами и процессуальными средствами их су­дебной защиты.

 

Причем в течение всего судебного процесса заинтересован­ные лица могут активно влиять на него. Для достижения этой цели они вправе:

 

— обращаться в суд за защитой нарушенных либо оспари­ваемых прав, свобод или законных интересов (ст. 3, 4 ГПК);

— привлекать процессуальных соучастников либо предъявлять исковые требования сразу к нескольким лицам (ст. 40 ГПК);

— проводить сингулярное (частичное) и универсальное (общее) правопреемство (ст. 44 ГПК);

— определять процессуального противника — ответчика, а также объем и предмет судебной защиты (пп. 3, 4 ст. 131 ГПК);

— изменять основание иска, размер заявляемых требова­ний (ст. 39 ГПК);

— влиять на развитие и окончание производства в суде первой и второй инстанций путем отказа от иска, признания иска и заключения мирового соглашения (ст. 39, 173, 346 ГПК);

— обжаловать и приносить представление на решение суда в апелляционном, кассационном порядке (ст. 320, 336 ГПК), а на определение — в частном порядке (ст. 331, 371 ГПК);

— отказываться от поданной жалобы (представления) в апелляционной, кассационной инстанциях (ст. 326, 345 ГПК);

— обжаловать и вносить представление на вступившие в законную силу судебные постановления (ст. 376 ГПК);

— просить суд пересмотреть решение, определение и поста­новление по вновь открывшимся обстоятельствам (ст. 394 ГПК);

— получить документ на принудительное исполнение вы­несенного судом решения (ст. 428, 429 ГПК).

 

Данные полномочия лиц, участвующих в деле, всегда соче­таются с полномочиями суда, поскольку свобода в распоряже­нии материальными и процессуальными правами не имеет аб­солютного характера. В гражданском судопроизводстве, где суд осуществляет государственную власть при отправлении право­судия, не может быть безразличного отношения к волеизъявле­ниям заинтересованных лиц.

 

В противном случае суд утратит руководящее положение в процессе и не сможет разрешать гражданские дела.

 

Именно поэтому закон возложил на суд обязанность кон­тролировать акты сторон и других лиц по распоряжению пра­вами и давать согласие на их совершение при условии, что они соответствуют правовым предписаниям и не нарушают прав и законных интересов других лиц (кроме сторон).

 

В ходе контроля за диспозитивными актами сторон и иных лиц, участвующих в деле, суд (судья), прежде всего, должен вы­яснять, добровольно ли сторона совершает тот или иной про­цессуальный акт (отказ от иска, признание исковых требова­ний, согласие на заключение мирового соглашения) или под давлением другой стороны, в силу стечения каких-либо обсто­ятельств. Кроме того, суд должен проверить, соответствует ли диспозитивный акт основам правопорядка и нравственности.

 

При этом судья (суд) обязан разъяснить последствия совер­шения этого акта, т. е. отказ от судебной защиты нарушенных или оспариваемых прав и невозможность в будущем предъяв­лять в суд тождественный иск. В связи с этим суд вправе не согласиться с мнением сторон и признать диспозитивный акт юридически ничтожным и продолжить дальнейшее разбира­тельство данного дела.

 

Принцип состязательности и равноправия сторон проистекает из общеотраслевого принципа равенства всех перед законом и судом и конкретизирует его применительно к гражданскому процессу. Оба эти принципа имеют в виду равенство процессу­альных прав и обязанностей, регулируемых нормами права. Только принцип состязательности и равноправия сторон пред­полагает такое равенство в гражданском судопроизводстве.

 

Состязательность означает возможность каждой стороны в пределах установленных правил поведения доказывать и от­стаивать свою правовую позицию по одному и тому же право­отношению в гражданском споре.

 

Равноправие предполагает наличие равных правовых воз­можностей для реализации каждой стороной своих целей в гражданском споре.

 

Так, в ст. 35 ГПК установлены равные права и обязанности сторон: знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказатель­ства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам и т. д. Весь ход судебного процесса неоднократно пре­доставляет возможность сторонам также отстаивать свое мне­ние по спорному вопросу.

 

При разрешении судом ходатайств лиц, участвующих в деле, по вопросам, связанным с разбирательством дела, они разрешаются после заслушивания мнений других лиц, участ­вующих в деле (ст. 166 ГПК). То есть каждая сторона предла­гает свой вариант разрешения ходатайства.

 

В ст. 190 ГПК установлено, что судебные прения состоят из речей лиц, участвующих в деле, их представителей. Первым выступает истец, затем ответчик. Таким образом, в прениях ка­ждая сторона доказывает суду свою правоту в споре при ра­венстве процессуальных прав для этого.

 

Принцип сочетания устности и письменности. Этот принцип дополняет ранее рассмотренный принцип гласности. Устное судопроизводство предполагает возможность вести диалог в су­дебном заседании, выслушивать устную речь участников про­цесса, из которой более точно по интонациям, фразам, по­строению предложений можно понять смысл сказанного, что, в свою очередь, помогает установить истинные намерения сто­рон, юридическую квалификацию правоотношений между ними.

 

И, наконец, устное судопроизводство помогает участникам процесса правильно излагать мысли и позиции в письменной форме — в протоколе судебного заседания, в судебных поста­новлениях и т. д.

 

Сочетание устности и письменности помогает не только излагать сторонам свою позицию, но и правильно ее воспри­нимать в суде. Известно, что кому-то из людей лучше удается излагать свои мысли на бумаге, но другой человек, напротив, обладает даром красноречия. В такой ситуации каждый участ­ник процесса имеет возможность изложить свою позицию в удобной для него форме.

 

И если из одного устного выступления не всегда можно правильно понять мысли, то в сочетании с письменными объ­яснениями, ходатайствами, заявлениями и иными документами установить истинные побуждения и мысли человека всегда проще.

 

В связи с этим очень важно, чтобы правильно был отражен весь ход судебного разбирательства. Для этого всегда его участ­ником является секретарь судебного заседания, основная зада­ча которого — наиболее точное изложение последовательности судебного заседания в протоколе.

 

Если же участники процесса установят неточности в прото­коле судебного заседания, они имеют процессуальную возмож­ность в письменном виде сделать замечания на протокол су­дебного заседания.

 

Для основных судебных документов законодателем преду­смотрена только письменная форма. Это исковое заявле­ние — основное и встречное, мировое соглашение, письменные доказательства, судебное решение, апелляционная, кассацион­ная и надзорная жалобы и др.

 

Принцип непосредственности основан на необходимости зримо, реально исследовать обстоятельства дела. Суд обязан лично в зале судебного заседания заслушать объяснения сто­рон и других лиц, участвующих в деле, ознакомиться и озна­комить участников судебного заседания с письменными и ве­щественными доказательствами. Только при полном исследова­нии обстоятельств дела возможно вынесение правильного решения.

 

Однако в некоторых случаях закон допускает отклонения от этого принципа. Во-первых, это отклонение вызывается объективными причинами, во-вторых, оно не способствует по­лучению необъективного доказательства. Например, суд для допроса свидетеля, проживающего в другом населенном пунк­те, вправе направить поручение в суд по месту жительства свидетеля для допроса. Впоследствии протокол допроса должен быть оглашен в судебном заседании.

 

Принцип непрерывности предполагает невозможность в пе­риод слушания одного дела в судебном заседании приступать к рассмотрению другого дела.

 

В прежнем ГПК этот принцип существовал и его изложе­ние предполагало неоднозначное толкование. Статья 146 ГПК РСФСР устанавливала, что до окончания рассмотрения нача­того дела или до отложения его слушания суд не вправе рас­сматривать другие дела. Что означало понятие «другие дела»? Видимо, дела, рассматриваемые судами в гражданском судо­производстве.

 

При такой позиции рассмотрение административных и уго­ловных дел в перерыве по гражданскому делу было возможно. Но если имеются в виду все дела, рассматриваемые судами об­щей юрисдикции, то нельзя в таких перерывах рассматривать уголовные и административные дела.

 

В ст. 157 нового ГПК конкретизировано данное спорное положение и установлено, что до окончания рассмотрения на­чатого дела или до отложения его разбирательства суд не впра­ве рассматривать другие гражданские, уголовные и админист­ративные дела.

 




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.