Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

II. Некоторые мысли о процитированных текстах о правилах поведения за столом



Группа I

1) Сей трактат был напечатан лишь с тем, чтобы удовлетворить провинциального дворянина, попросившего своего друга дать несколько советов о воспитанности своему завершившему учебу и упражнения сыну, которого он намеревался отправить ко Двору.

Автор предпринял этот труд, имея в виду лишь лиц благородного происхождения; он обращается только к ним, в особенности же к молодежи, которая может воспользоваться этими советами, — ведь не у каждого имеются возможности и средства для того, чтобы отправиться в Париж ко Двору, дабы там научиться тонкостям политеса.

2) Удивительно, что большинство христиан считают приличия и воспитанность чисто человеческими и мирскими качествами; не думая о возвышении духа, они не видят в них добродетели, которая связывает нас

с Богом, с ближними и с самим собою. Именно это показывает, сколь мало христианского у нас в мире.

3) Слова «courtois» и «courtoisie» начали устаревать и выходят из обычая. Мы говорим «civil», «honnêste», «civilité», «honnêsteté».

4) Мой сосед, буржуа... пользуясь языком парижской буржуазии, говорит «affable», «courtoise», выражаясь тем самым без политеса, ибо слова «courtois» и «affable» уже не имеют хождения у светских людей, — их место заняли «civil» и «honnête», равно как «civilité» и «honnêteté» оказались на месте слов «courtoisie» и «affabilite».

5) «Urbanitas» обозначало ту изысканность языка, ума и манер, что связывалась исключительно с городом Римом, который был «Urbs», «Городом»; у нас эта изысканность является привилегией не какого-либо города, будь он даже столицей, но только Двора, а потому термин «urbanité»... относится к тем, без коих мы вполне можем обходиться.

6) После регентства Анны Австрийской они (французы) стали самым общительным и самым учтивым народом земли... и эта учтивость не есть нечто произвольное, так называемая «civilité», но является законом природы, который они, к счастью, культивировали более чем прочие народы.

7) Вы знаете, что буржуа говорят совсем иначе, чем мы.

8) Он — ваш покорный слуга, мадам, и все болеет; вы ведь по своей милости не раз осведомлялись о его здоровье.

9) «покойник отец мой, бедный покойник».

10) ...которые учтивость привнесла в общение хорошо говорящих людей.

11) Люди светские никогда не говорят о человеке: «Он упокоился», вместо того чтобы сказать: «Он умер». (Перевод Т.Е.Егоровой.)

12) Следует молиться о душе покойного... но те, кто говорит хорошо, скажут не «defunct», но «feu» — «feu отец мой», «feu г-н такой-то», «feu герцог» и т.д.

13) Говорить «бедный покойник» — манера речи буржуа.

14) Довольно обычно среди парижских буржуа и даже среди некоторых придворных, воспитывавшихся в буржуазных кругах. Вот почему они говорят «voyons voir» вместо «voyons» — удваивать слово «voir» нет ни малейшей нужды, и это режет слух в нашем кругу.

15) С недавнего времени распространился другой дурной обычай говорить, берущий свое начало у самого низкого народа и вошедший в моду при дворе и даже у иных недостойных фаворитов. Говорят: «Il scait bien long», чтобы передать, что некто утончен и ловок. Придворные дамы также стали им пользоваться.

16) Я вам крайне признателен, мадам, за то, что вы стараетесь меня обучить, но мне кажется, что «deffunct» является утвердившимся словом, которым пользуются и немалое число благородных людей.

17) Вполне возможно, что имеется изрядное число благородных людей, которые не знают всей деликатности нашего языка... эта деликатность ведома лишь небольшому числу хорошо говорящих лиц, которые никогда не скажут о человеке «defunct», чтобы передать, что он умер. 18) Если же взять ошибки, расходящиеся с хорошей речью, то — учитывая, что тут нет закрепленных правил, — все зависит от согласия некоего числа воспитанных людей, слуху которых привычны определенные обороты речи, каковые они предпочитают другим.

19) См. выше ссылку 10).

Группа 2

1) Умению разрезать мясо следует обучаться с малых лет.

2) Если вы режете мясо, то следует давать другим лучший кусок и оставлять себе меньший, причем его ничем, кроме вилки, не следует касаться. Вот почему, когда более высокое, чем вы, лицо что-либо просит, важно знать, как резать мясо правильно и в согласии с методом, равно как и знать, каковы лучшие части, дабы служить этому лицу в соответствии с приличиями.

Мы не описываем здесь способ резки, поскольку по этому предмету существуют целые книги, в которых изображены все части туши, показано, куда втыкать вилку, чтобы затем отрезать; как нами было сказано, никогда не следует касаться мяса... руками, даже когда вы его едите; затем было сказано о том, куда направлять нож при резке; какой кусок брать первым, какой из них лучший, который следует предложить самому знатному лицу. Легко научиться резать мясо, если вы три-четыре раза побывали за хорошим столом, да и не стыдно извиниться и предоставить это другому, если вы не знаете, как это делать.

3) Юноши и менее знатные лица не должны в это вмешиваться, но лишь принимать поданное им в свою очередь.

4) Главная заслуга новой системы, —говорится в английской книге 1859 г. «Нравы хорошего общества», — заключается в том, что остракизму было подвергнуто ужасное варварство — мясной обед. Он никак не может выглядеть элегантным, ибо обременяет хозяина дома, принуждая его заниматься этой несчастной разделкой мяса. Поистине, если только у вас не слишком разыгрался аппетит, само зрелище груды дымящегося в подливке мяса способно совершенно этот аппетит уничтожить; большой мясной обед словно специально рассчитан на то, чтобы вызвать отвращение у эпикурейца. Если уж такие обеды должны вообще существовать, то помещать участвующих в них нужно за удаленными столами, где они не будут видны другим.

5) Не подноси ножа к своему лицу, поскольку это опасно и вызывает сильный страх.

6) Было бы подло поступать иначе.

7) ...словно держишь палку.

8) Я могу указать на то, что ни один эпикуреец никогда не прикасался ножом к яблоку, а апельсин следует очищать ложечкой.

9) Разрешите мне дать вам правило: все, что можно резать без ножа, следует резать одной вилкой.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.