Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Испытание нечистой силой



 

В начале жаркой недели наступившего лета Таня стала осваивать мечи, кинжалы и сабли. Павел Александрович подавал ей тяжелые, длинные мечи, которые и взрослый-то человек мог с трудом удержать, не говоря уже о том, чтобы размахивать двухкилограммовой штукой направо и налево. Но сильные руки Тани с проступившими на них от частых тренировок мышцами выдерживали оружие практически любой тяжести. К концу третьего занятия она уже свободно разъезжала верхом на коне и рубила головы куклам, расставленным по полю.

— Зачем нужно всё это оружие, когда в мире есть, ну скажем, пистолет? — недоумевала Таня.

— Некоторую нечисть можно истребить только древним оружием, использовавшимся веками, — пояснял Павел Александрович. — Такое оружие заряжено огромной силой, которая с годами только крепчает, как хорошее вино. Лезвие и рукоять впитывают в себя энергию волшебников, как тех, кто держал это оружие в руках, так и тех, кто им же и был убит. Благо, в Тереме есть Оружейная комната, где хранятся старинные кинжалы, мечи, палицы — чего там только нет!

— А я и не знала об этой комнате.

— Еще бы. Она закрыта для свободного посещения.

Таня научилась наделять мечи и кинжалы магией и использовать в боях заклинания на древнем и непонятном языке. Правда, это не всегда заканчивалось успехом. Частенько она забывала или путала заклинания во время боя, что приводило не просто к проигрышу, а к неожиданным последствиям. Оружие ни с того ни с сего выскакивало из рук, оставляя Таню беззащитной. Или же поворачивалось острием к ней и кололо в ее же сердце, защищенное доспехами.

— Что-то мы совсем не продвинулись в поисках мамы, — вспомнила усталая и вспотевшая Таня, вернувшись с поля в парадный зал Терема. Она крутила в руке трехсотлетний ножик, подаренный ей Павлом Александровичем.

Вероника уже закончила занятие со Светозарой Ильиничной, и дожидалась сестер на диванчике: наблюдала за нарисованными зайцами, прыгавшими по стенам.

— Естественно, мы не продвинемся ни на шаг, пока не разгадаем загадку того безглазого чудака, — сказала Вероника, сама удивившись своей дерзости.

— «Прозрачная чаша окутана мраком», — повторила Алёна. — Что если это не загадка, не метафора, а прямое указание найти прозрачную чашу? Давайте поищем ее в Тереме. Мы всё равно не знаем, с чего начать, так начнем хотя бы с этого.

Девочки согласились и потратили два часа на обыск Терема, заглянув в каждый угол, на каждую полку и даже под диваны десятков залов. Но Терем вовсе не был маленькой квартиркой, поэтому двух часов было недостаточно, чтобы осмотреть его весь. К тому же, в Тереме находились комнаты евзархов и наставников, к которым нельзя было вломиться просто так, и множество запертых дверей, за которыми находилось неизвестно что, и к этому неизвестно чему имели доступ только домовые.

Сестрам оставалось обыскать еще некоторые помещения, и как только они отправились на кухню, располагавшуюся за углом в конце первого этажа, в кармане Василининого сарафана зазвенела литера. Она взяла книжечку и прочитала сообщение от Ивана Ивановича, просившего девочек спуститься в подвальное помещение, где их ждет некий наставник.

— Я как раз подумала об обыске подвала.

Девочки развернулись и пошли в обратную сторону. Они еще никогда не были в подвале и вообще не знали, что там происходит. А там находились три двери, — видимо, складские помещения — которые в этот момент были закрыты. И только одна комната, холодная, с каменными стенами, оставалась открытой. Она была почти пуста, если не считать бочонки, стоявшие вдоль стен. В комнате ждал сестер чудаковатого вида наставник с удивительно длинными усами. На голове у него красовалась красная шапка с бубоном на конце, махровый халат был подпоясан, а ноги обуты в смешные розовые тапочки с кошачьими мордами на носах.

— Всем привет! Меня зовут Арсений Григорьевич, — представился наставник, стоявший за продолговатым столом с расставленными по нему маленькими и большими бутыльками разных цветов и форм. Тут были продолговатые, прозрачные колбочки, круглые пузыри из синего и зеленого стекла, напоминавшие флаконы с духами, и другие склянки, не менее интересные на вид. — Я целитель, имею дар исцелять недуги руками. Так что если прихвораете, обращайтесь. — Арсений Григорьевич докторским взглядом осмотрел девочек, будто пытался выявить у них какие-нибудь недуги. — Знаете ли вы, что каждый страж добра должен иметь в своем наборе бутылек с Живительным эликсиром, иначе он не страж? — Арсений Григорьевич демонстративно покрутил перед собой небольшим флакончиком из серого стекла, в котором булькнула какая-то жидкость. — Этот эликсир добывается из труднодоступного источника Алтая. Любопытное место… Иногда источник является на глаза, а иногда исчезает куда-то. Ищешь, ищешь, а его и нет. Приходится возвращаться ни с чем!

Взяв пустой, прозрачный пузырек, Арсений Григорьевич отошел к одному из бочонков и зачерпнул воду. Вода была прозрачной и самой обычной на вид.

— Чтобы активировать чудесные свойства этого эликсира, нужно нашептать несколько волшебных слов, поднеся бутылек к губам. Ваше дыхание должно коснуться стекла… Аксай, валай, вагай, кугай, сарбай! — пробормотал себе под нос Арсений Григорьевич, вода зашипела, забурлила, из миниатюрной бутылочки повалил ядовито-зеленый пар, но быстро исчез, и эликсир успокоился, сделавшись ярко-зеленым. — Готово! Если сбрызнуть Живительным эликсиром раны, то они быстро затянутся, если же человек при смерти, то нужно влить ему эликсир в рот, и он оживет. Однако если человек УЖЕ умер, то его можно оживить, если напоить эликсиром не позже пяти минут с момента смерти, иначе вместо живой персоны вы получите ходячего мертвеца.

— Черт, нам придется иметь дело с трупами? — сморщилась и одновременно ужаснулась Таня.

— Надеюсь, что не придется, — бодро ответил Арсений Григорьевич. — Хотя… как знать… Быть стражем добра — вовсе не легко… Итак, начнем! Возьмите себе флакончики из прозрачного стекла, зачерпните воды и попробуйте произнести заговор.

Таня поднесла флакон с водой ко рту.

— Какое там первое слово? Аксай? Так… Аксай, вагай… Или после аксай идет валай?

Эликсиры Алёны и Вероники без труда окрасились в зеленый цвет, у Тани же вода стала бордовой.

— Хм… — промычал Арсений Григорьевич, внимательно разглядывая Танин флакончик, который всё еще дымил едкими парами. — Ты неправильно произнесла слова. Возьми другой флакон и попробуй ещё раз. Только произноси заговор не так агрессивно. Воде это не нравится. С ней нужно обращаться очень нежно.

— Нежно обращаться с водой? Но она же не человек!

— О, вода живее всех живых! Так, ну а пока я проверю эликсиры Алёны и Вероники на эффективность, — сказал Арсений Григорьевич, не заметив, что Таня посмотрела на сестер такими взглядом, словно они были виноваты в ее провале.

Арсений Григорьевич сходил в маленькую коморку, которую девочки обнаружили только сейчас, и вернулся с жабой в руке.

— Мне придется умертвить животное для эксперимента, — сообщил он.

Алёна в ужасе уставилась на это хоть и не очень приятное, скользкое, но все же живое существо, которое, как видно, подозревало о своей участи и пыталось выпрыгнуть из ладони, но Арсений Григорьевич не давал ему это сделать, сжимая ладонь в кулак так, что у жабы чуть не вылезли глаза.

Он провел другой рукой поверх кулака, забормотал какой-то неразборчивый заговор, и жаба замерла. Наставник разжал кулак. Было очевидно, что жаба больше не жилец.

— Вы можете как исцелять, так и умерщвлять? — поразилась Вероника.

— Способностью умерщвления обладают немногие... В волшебном мире принято считать, что это дар истинных черных магов, — сказал Арсений Григорьевич с откровенной неприязнью в голосе. Очевидно, что такое мнение общественности ему не нравилось. — Но мой дар не настолько мощен, чтобы умертвить большое и сложноорганизованное существо вроде гориллы, лошади или человека. Если я сделаю это, то потеряю слишком много энергии и погибну сам.

Вероника задумалась: может ли быть так, что их сестринская, тройственная сила, о которой они еще сами мало знают, произрастает из темной магии? Но это абсурд! Их родители были хорошими людьми и добрыми волшебниками.

— Давайте испробуем эликсиры, пока не прошло пять минут, — спохватился Арсений Григорьевич, положил дохлую жабу на стол и влил в ее широкий рот несколько капель жидкости из Василининого бутылька, затем из Алёниного.

Прошли минута, две, три, четыре… жаба дернулась!

— Она дышит! — воскликнула Алёна.

— Для первого раза просто замечательно! — похвалил Арсений Григорьевич, когда жаба запрыгала по столу, как ни в чем не бывало. — Возьмите несколько флакончиков со стола, зачерпните воду и активируйте эликсир, чтобы у вас был небольшой запас.

Наставник поймал жабу, стиснул ее в руке и снова умертвил заговором, чтобы проверить Танину воду, которая только с пятой попытки стала зеленой.

— Таким эликсиром можно спасать миллионы больных, искалеченных людей без всякой медицины! — воодушевленно сказала Алёна, сунув руку с флаконом в бочонок.

— Всё не так просто, — грустно усмехнулся Арсений Григорьевич, наблюдая, как жаба возвращается в мир живых после принятия Таниного эликсира. — Живительный эликсир срабатывает только в том случае, если раненый или умерший человек пострадал от темных магических сил. Мы тестировали эликсир на больных, пытались лечить простуду и язву желудка — не работает.

— Но я не понимаю, почему эликсир не может вылечить тяжелые болезни? — расстроилась Алёна.

— Это действительно непросто понять, но эликсир создан с помощью магии и работает там, где есть магия. Там, где ее нет, все должно идти своим чередом, повинуясь законам природы. Болезни, старение и смерть — самые естественные явления, если к ним не приложили руку волшебные существа, разумеется. — Арсений Григорьевич подождал, пока Таня, Алена и Вероника проведут обряды с еще несколькими флакончиками и сказал, потерев руки: — Что ж, сестрицы, ваш урок окончен.

— Арсений Григорьевич, а у вас не найдется прозрачной чаши?.. — вдруг спросила Вероника, метнув взгляд в сторону маленькой комнатки.

— Именно прозрачной и именно чаши?

— Да. Стеклянной или хрустальной.

— Какие-то чаши у меня были, пойдемте глянем.

Арсений Григорьевич жестом поманил Веронику в коморку и стал предлагать чаши на выбор. Они были похожи на салатницы, и Вероника не нашла в них ничего необычного.

— Знаете, я лучше спрошу у домовых на кухне, — сказала она, внимательно оглядывая комнату, полную колбочек и флакончиков, заполонивших стеллажи от пола до потолка.

Сестры попрощались с Арсением Григорьевичем и пошли обыскивать кухню, в которой домовые жарили, парили и варили наивкуснейшую теремскую еду.

В кухне дым стоял коромыслом, домовые носились туда-сюда, как турбо-муравьи, быстро-быстро шинковали овощи, разделывали рыбу, раскатывали тесто и колдовали над огромными кастрюлями и сковородками, в которых шипело мясо.

К слову сказать, все столы и печи тут были низенькими, почти кукольными, как раз под рост домовых. Настенные шкафчики тоже висели невысоко над полом, чтобы маленькие старички могли до них дотянуться.

— Не понимаю, как они тягают эти громадные кастрюли, — сказала Таня Веронике вполголоса.

— Как-как, в четыре руки, — ответил услышавший ее крошка-домовой с длинной, серой бородкой. На нем был поварской колпак и белоснежный фартук до самых пят. Сурово оглядев незваных гостей, он спросил: — Что вам тут надо?

— Мы… нам… — замялась Алёна, не зная, сказать ли правду, и Вероника пришла ей на выручку:

— Нам нужна чаша. Или всё, что похоже на чашу. — Поймав недоумевающий взгляд домового, она добавила: — Моя сестра готовит волшебные крема, и ей для этого нужна посуда.

— Поищите в шкафах, — домовой небрежно махнул на стену. — Только не забудьте вернуть. Ох, Кондратий, ну кто так тебя учил резать салат?!

Домовой всплеснул руками и направился к низенькому, бровастому старичку, виновато поглядывавшему на своего шефа и, очевидно, ожидавшему небольшую взбучку.

Воспользовавшись моментом, Алёна и Вероника обшарили все шкафы, но не нашли ничего, кроме белых и цветных кружек, начищенных до блеска бокалов, тарелок, банок, в которых хранились крупы, и другой кухонной утвари, мало напоминавшей загадочную чашу.

— Может ли это быть той чашей, которую мы ищем? — спросила Алёна, покрутив большую, глубокую стеклянную тарелку в руках. — Нет, наверное чаша должна быть какой-то необычной, старинной, на ножке… Не знаю, в общем, ее что-то должно отличать. Как думаете?

— Думаю, нам пора уходить, — негромко сказала Вероника, заметив, с каким подозрением на них смотрит маленький, но грозный шеф-повар. Когда они покинули кухню, Вероника вздохнула: — И всё-таки Емельян Демьянович загадал нам настоящую загадку. Мы ищем не в том направлении.

— Почему бы нам не попросить домовых поискать чашу? И вообще, мы могли бы подключить к поискам жителей города, — предложила Таня. — Мало ли, может, она у кого-то дома завалялась.

— Я тоже об этом думала, — кивнула Вероника и продолжила несколько неуверенно: — Но мне кажется, мы должны сами во всем разобраться. Это что-то очень личное, понимаете?.. Это наша семейная тайна… К тому же, помните, что говорил Иван Иванович? Многие юды считали и продолжают считать, что он просто-напросто помешался на поисках нашей матери, они думают, что она погибла и ее уже не найти. Так что не будем наводить смуту… В конце концов, поиски могут оказаться напрасными, и мы лишь зря потратим чужое время.

 

 

***

Возвращаясь из кухни, сестры наткнулись на взволнованного Ивана Ивановича в своей любимой старорусской длинной рубахе и первым делом подумали, что что-то случилось.

— Вам нужно срочно пройти в зал Совета, — поторопил старик девочек, подтолкнув их рукой.

— Зачем? Что случилось? — наперебой спросили девочки.

Иван Иванович был так чем-то озабочен, что не расслышал вопросов. Он круто развернулся и засеменил сквозь залы. С растерянным видом Таня, Алёна и Вероника поспешили за ним.

В зале Совета за длинным, овальным столом с серьезными лицами сидели Владлена, Павел Александрович, Светозара Ильинична и другие наставники, с которыми сестры часто сталкивались на своем этаже, но не были знакомы лично. Иван Иванович присоединился к ним. Перед столом собралась небольшая кучка людей: несколько взволнованных ребят пятнадцати—восемнадцати лет, три женщины и двое хорошо слаженных молодых мужчин, Таня узнала их — они оба тренировались у Павла Александровича. Сестры присоединились к ребятам.

— Что за важность? — шепнула Таня Веронике. — Все как-то подозрительно выглядят.

— Наверное, это из-за того, что мы без разрешения Ивана Ивановича пользовались зонтиками и летали в торговые ряды, — испуганно зашептала Алёна.

— Это гениальная догадка, Алён! Полтерема собралось, чтобы нас выпороть! — иронично поддакнула Таня.

Со стула, главенствовавшего в конце стола, встал статный, высокий мужчина немолодых лет и в очках. Внимательно и строго оглядев присутствующих, он произнес речь, обратившись к тем, кто стоял перед столом:

— Приветствую вас, новички нашего славного города Юдо! Я — председатель Совета наставников Сергей Юрьевич. Вы наверняка уже наслышаны, что с приходом лета нечисть вышла на активную охоту. Нам нужно собрать все силы, чтобы предотвратить гибель отдыхающих. Много людей гибнет в морях, реках и озерах, утаскиваемые на дно водяными чудовищами, а кто-то попадается в лапы леших и варков... Вы уже прошли базовую подготовку со своими наставниками и готовы встретиться лицом к лицу с темными силами. С завтрашнего дня вас ждут вступительные испытания. Если выполните их — вы приняты в Юдо.

От волнения юды стали переговариваться и посматривать друг на друга. Сестры были в недоумении.

— Что еще за варки? — зашептала Таня, обращаясь в никуда.

— С чего это тебе вдруг захотелось заварки? — удивилась Алёна.

— Господи! Варк — это человек-оборотень, который превращается в медведя, — сказала Вероника, закатив глаза. — Вы что, читали Чудо-Юдо книгу с закрытыми глазами?!

Сергей Юрьевич жестом попросил восстановить тишину.

— Завтра ровно в десять утра Андрей будет ждать вас в кладовой, чтобы раздать вещи, необходимые для задания. Он же и расскажет вам все подробности.

По залу прокатился взволнованный шепоток.

— На этом всё, — сказал председатель Совета. — Вопросы есть?

Вероника подняла руку, и Сергей Юрьевич кивнул, позволив ей говорить.

— Мы с сестрами еще недостаточно подготовлены, чтобы выполнять задания, — сказала Вероника. — Мы изучили только обитателей подводного мира и не сталкивались с наземными существами. Нам не хватает знаний и навыков.

— Вы должны доказать, что имеете право называться сестрами Юдовскими и жить, как принцессы, — произнес Сергей Юрьевич, испытующе посмотрев на Веронику поверх очков. — Мы хотим узнать, какой силой вы обладаете и есть ли она вообще… А что касается навыков, то они приобретаются со временем и опытом, и никакое учение не сделает из вас стражей добра, пока вы не столкнетесь с опасностью в реальности.

По всей видимости, Сергей Юрьевич не очень охотно верил в то, что они те самые могущественные сестры, и хотел как можно скорее испытать их. Происшествие с вубарой он почему-то не брал в счет. Веронике это не понравилось, но она не решилась вступать в спор с председателем Совета.

Юды стали не без интереса поглядывать на сестер. Вскоре кто-то подошел к Сергею Юрьевичу с вопросами, а остальные начали расходиться и шумно при этом обсуждали предстоящие им вступительные испытания.

Иван Иванович был хмур и не весел. Вероника услышала, как он говорит Сергею Юрьевичу:

— Ох, не нравится мне эта затея… Вы слишком торопитесь. Девочкам еще рано проходить испытания, я начал готовить их лишь неделю тому назад, а сегодня они впервые приготовили Живительный эликсир, понимаете? Впервые! К тому же, вам известно, что за пределами острова они находятся в большой опасности.

— Дорогой Иван Иванович, у вас широкая душа и доброе сердце, но вы не сможете уследить за каждым человеком в Юдо. Сестры должны уметь сами за себя постоять. Чем быстрее они выйдут в свет, тем быстрее они его познают.

— Но позвольте приставить к ним хотя бы надзирателей…

— Я не могу. Вы же знаете, что все испытуемые должны находиться в равных условиях.

Иван Иванович промолчал, бросив озабоченный взгляд на девочек.

— Понимаю ваше удивление, сестрицы, — сказал старичок, приблизившись к сестрам. — Я и сам не ожидал, что Совет решит испытать вас преждевременно. Меня самого десять минут назад поставили в известность. Видите ли, по городскому уставу правители Юдо не имеют права вмешиваться в решения Совета, иначе бы я отложил испытания до середины, а то и до конца лета. О, хо-хо!

— Да ладно вам, девчонки, Сергей Юрьевич прав: мы должны учиться на практике, — бодро сказала Таня, заметив кислые лица сестер.

— Но я еще не готова к испытаниям, я ничего не умею, — жалобно произнесла Алёна. — С того момента, как мы оказались на острове, прошло всего ничего…

— Мне жаль, что я не смогу быть рядом с вами завтра. Не положено, — угрюмо сказал Иван Иванович и, попрощавшись с девочками, пожелал им удачи.

— Этот Сергей Юрьевич вполне может быть предателем, раз он так рвется отправить нас за пределы острова, — сказала Вероника, когда Иван Иванович отошел подальше.

— И если с нами что-нибудь случится, это можно списать на несчастный случай, — подхватила Алёна.

Ее лицо скисло, когда она увидела направлявшегося к ним Олега.

— Ну что, совсем скоро великие сестры докажут, чего они стоят на самом деле? — насмешливо сказал он.

— Не переживай, мы прямо сейчас можем наложить на тебя заклятье, и, будь уверен, нас в ту же минуту посвятят в стражи добра, — парировала Таня.

— Удачи! — сказал Олег и удалился.

Вдруг у Алёны зазвенела литера. Она получила сообщение от Андрея: «У меня кое-что есть для тебя. Жду тебя у конюшни».

Алёна не получала от него никаких сообщений с момента их прогулки по берегу моря. Ей показалось даже, что Андрей ее избегал: он ни разу не подошел к ней, не заговорил и даже не показывался на виду, хотя они жили на одном этаже. Первые дни это очень тяготило Алёну и мешало спать, но потом начались тренировочные дни, и ей стало некогда думать об этом, да и сил не оставалось, чтобы проводить полночи в размышлениях. Но сейчас внутри нее что-то резко всколыхнулось. Словно в грудной клетке сидела птичка и, проснувшись, стала яростно размахивать крыльями. Алёна не могла удержать ее внутри, нужно было выпустить птицу на волю.

— Девочки, мне нужно кое-что рассказать вам, — решилась она.

Заинтригованные сестры вышли во двор, и Алёна, краснея и смущаясь, рассказала им о прогулке с Андреем и о том, что он постоянно куда-то пропадает.

— Почему ты раньше не сказала нам об этом?! — всплеснула руками Таня. — Тоже мне, сестра.

— Я не знала, как вы отреагируете, — честно призналась Алёна. — Он на несколько лет старше, и вообще…

— Мы бы побили тебя тапком за то, что у тебя есть парень, а у нас нет, — иронично сказала Таня.

— Андрей мне не парень, — поправила Алёна. — Он просто предложил прогуляться в тот раз. Это даже не было романтическим свиданием.

— Когда парень приглашает девушку прогуляться, это и есть свидание, — заметила Вероника.

— Но что мне теперь делать? — беспомощно спросила Алёна. — Все эти недели он избегал меня. Я думала, что разочаровала его, и он больше не хочет общаться. А сейчас Андрей предложил встретиться, а я не знаю, что и думать.

— Может, он просто стеснялся заговорить с тобой? — предположила Таня. — Мальчики только в кругу своих друзей такие бойкие, а при девочках их как будто заклинивает.

— Единственный способ узнать его лучше — встретиться с ним, — сказала Вероника.

— Да-да, иди к нему, — Таня закивала головой. — Мы за вами проследим. Конюшня — слишком подозрительное место для свиданий.

— Он просто не хочет встречаться у всех на виду, — оправдала Алена Андрея. — Представляешь, как все будут шептаться!

— Иди уже!

Таня слегка подтолкнула Алёну в сторону конюшни. Когда Алёна оказалась внутри деревянной постройки, Андрей действительно ждал ее уже там. В конюшне пахло сеном и немного навозом, одни лошади фыркали и перебирали копытами, другие — дремали прямо стоя.

— Извини, что всё получилось вот так спонтанно, — начал он, опустив голову и сунув руки в карманы. — И надеюсь, ты не обижаешься на то, что я не давал о себе знать… Я просто… не решался написать.

— Всё нормально, — уверила его Алёна после неловкой паузы.

Андрей заулыбался. А у нее как камень с души свалился. Все ее опасения не оправдались, и она была рада, что Андрей признался ей в своей нерешительности.

— Как ты? Не боишься испытаний? Эта новость вас, наверное, ошарашила? — спросил он, тронув ее ладонь.

— Очень боюсь… Не уверена, что из меня получится хороший страж, — сказала Алёна, испытав приятную дрожь от прикосновения.

— Не думай о плохом, — Андрей крепко сжал ее ладонь, и Алёна отдала бы многое, чтобы он не выпускал ее руку. — Вы справитесь! Я приготовил для тебя сюрприз, чтобы ты немного отвлеклась от мыслей об испытаниях…

Андрей скрылся в одной из секций конюшни и через пару минут вывел за уздечку маленькую серую лошадку, напоминавшую пони. Но, в отличие от пони, у миниатюрной лошади на спине было два горбика.

— Вот, знакомьтесь: это — конек по имени Малёк, из рода Горбунков, а это — Алёна.

Конек с королевским почтением опустился на землю, подогнув передние ноги.

— Здравствуйте, — сказала Алёна, которая не представляла, на ты или на вы обращаться к животному, и тоже поклонилась.

— Ну что, полетели? — спросил Малёк, оказавшийся говорящим существом.

Алёна усомнилась в том, как такой маленький конь сможет уместить на себе двух человек, да еще и осилить их вес, но Малёк заверил ее, что сможет. Усадив Алёну на конька, Андрей уселся впереди и попросил Малька сделать их невидимыми. Конек повел ухом и растворился в воздухе, а вместе с ним исчезли и Андрей с Алёной.

Алёна крепко вцепилась в бока Андрея и прижала ноги к телу Малька так сильно, как только могла. Они облетели Юдо, покружились над морем и, вернувшись в городок, приземлились в Дивном саду, где небо в этот солнечный день было сиреневым, а земля устлана розовой сахарной ватой и бутонами нежно-розовых и алых роз.

— Невероятно! — восторженно выдохнула Алёна, потрогав сахарную вату, от которой не липли руки.

Андрей улыбнулся, обрадовавшись ее восторгу, и неожиданно для Алёны и самого себя приподнял ее и закружил в воздухе, пропитанным сладостью и запахом роз.

— Кажется, я влюбился, — сказал Андрей, поставив Алёну на ноги, но не убрав руки от ее тонкой талии.

Она вспыхнула, ощутив, как жар прокатился по всему телу. Такое необычное, опьяняющее чувство Алёна никогда еще не испытывала…

— Не говори так… Вдруг тебе показалось?

— Хорошо, буду молчать. И даже не скажу, какая ты красивая, милая и прелестная девушка, — рассмеялся Андрей.

Алёна смущенно улыбнулась.

— Тебя что-то беспокоит? — нахмурился Андрей.

— Нет… Хотя да… Просто я никогда раньше не общалась с мальчиками, которые старше меня. Я вообще не общалась с мальчиками…

Алёна и Андрей гуляли в саду до позднего вечера, обсуждая самые разные вещи: волшебство, предстоящие задания. Алёна рассказывала о своем детстве, Андрей — о своем. Он родился в Юдо и от природы получил целый набор редких способностей.

— Твои родители в жилом квартале? — поинтересовалась Алёна.

— Мои родители погибли при защите Анхельского грота.

— О боже, — пролепетала Алёна, ощутив, как сердце болезненно сжалось.

В этот момент она почувствовала себя причастной к трагедии его семьи. Нет, даже больше — Алёна почувствовала себя причиной смерти родителей Андрея. Он остался один на этом свете, потому что родилась ОНА.

— Всё нормально, — сказал Андрей. — Я давно свыкся с этим. Я слабо помню маму и папу… После их гибели Иван Иванович выделил мне комнату в Тереме и опекал почти как родной отец… И я, само собой, стал его помощником и правой рукой.

 

 

***

Следующее утро оказалось очень волнительным. К тому же, серым и дождливым. Алёна совсем не хотела есть, Вероника молчала и была угрюма, считая, что их слишком рано отправили на вступительные испытания. По ее мнению, это было нечестно.

Под барабанный звук дождя Таня всю ночь усиленно изучала Чудо-Юдо книгу в режиме скорочтения, подсвечивая текст пером жар-птицы. К девяти часам утра ее энергия по идее должна была иссякнуть, как у любого человека, который не спал ночью, но Таня, наоборот, болтала без умолку и несла какую-то ерунду, которую никто не слушал.

В половине десятого сестры, надев самую удобную одежду и обувь, спустились в подвал, невольно вспомнив как готовили экстракт из личинок, тараканчиков и паучков, и зашли в кладовую, заставленную множеством больших и маленьких сундуков и каких-то чудных вещей.

Через пятнадцать минут в кладовой собрались молодые ребята, мужчины и женщины, которых девочки видели вчера в зале Совета. Взрослые разговорились между собой, а к сестрам подошли два парня и полненькая, светловолосая девушка.

— Да, мы те самые сестры Юдовские, — сказала Таня, прежде чем ребята открыли рот.

— Это мы уже знаем, — улыбнулась Ира. — И при этом вам повезло меньше, чем нам. Меня, например, готовили к испытаниям целый год. Как себя чувствуете? Хорошо покушали?

Таня со всей серьезностью принялась перечислять, что она ела на завтрак, и все пришли к выводу, что она съела больше здоровенных парней.

— А что вы умеете-то, кстати? Какие у вас способности? — поинтересовалась Таня у новых знакомых.

— Я ускоряю движение предметов и живых существ, — сказал Лев, высокий, худощавый, нескладный парень.

— Как это? — заинтересованно спросила Таня.

— Ну, например, едет машина или бежит собака, я навожу на нее руку, и она набирает бешеную скорость.

— Офигеть!

— Не думаю, что это как-то поможет мне в испытаниях. Я провалюсь, я однозначно провалюсь, — сказал Лев голосом неуверенного в себе школьника-хорошиста. У меня нет абсолютно никаких шансов стать стражем.

— Я тоже так думаю, — подхватила Алёна. — Абсолютно никаких шансов.

— Ты так думаешь? — удивился Лев и расстроился ещё больше.

— Ой, я говорила о себе, ты всё не так понял! — спохватилась Алёна и чтобы как-то замять эту неловкость, спросила: — А кто еще что умеет?

— Я могу увеличивать и уменьшать предметы, — сказала Ира. — Правда, часто перебарщиваю… Если мне нужно увеличить платье на размер больше, чтобы лучше на мне сидело, оно превращается в одежду для великанши.

— Ты и людей можешь изменить в размерах? — изумилась Таня.

— С живыми существами гораздо сложнее. Однажды я тренировалась на домовом, хотела помочь бедняге стать выше ростом, а он, как назло, уменьшился до размеров пылинки. Пришлось ползать по полу с лупой, искать его.

Все рассмеялись.

— О, нет, — застонал веснушчатый Кирилл, поглядев в дверной проем.

Все посмотрели туда же и увидели серого, полосатого кота, который вальяжно вышагивал на задних лапах. Он направлялся прямиком к Кириллу, зевал на ходу и не обращал внимания на окружающих.

— Это мой кот Мурзик, — сказал Кирилл.

— Пррриветствую! — промяукал кот. — Я — гроза района, самый желанный жених среди кошечек и просто красавчик!

— На самом деле, ты — омерзительное существо, которое не дает мне спать по ночам, — сказал Кирилл. — Заберите его кто-нибудь, отдам бесплатно.

— Кирилл обладает способностью очеловечивать животных, — пояснила Ира, кивнув на приятеля. — Рядом с ним они начинают говорить человеческим языком и почти полностью перенимают повадки человека.

— К великому сожалению, — вздохнул Кирилл, покосившись на своего кота.

— Ты можешь создать цирк говорящих животных и зарабатывать на них бешеные деньги! — сказала Таня со вспыхнувшим азартом в глазах.

— Идея отличная, да только деньги в Юдо не имеют никакого значения.

— А за пределами города еще как имеют. Можно слетать куда-нибудь, накупить себе классной одежды, крутую тачку…

— Ага, — перебил ее Кирилл, не дав размечтаться. — И кто зарядит крутую тачку магией, чтобы она научилась летать? Мурзик, что ли?

Ровно в десять в кладовой появился Андрей. Из большого сундука он достал и раздал каждому набор ремней и интересных приспособлений из темной кожи и показал, куда их надо крепить. Кожаный пояс шириной с ладонь надевался на талию. К нему спереди крепилась довольно вместительная, хоть и небольшая сумочка, а по бокам от нее два кармашка. Еще два ремня — поуже и с маленькими карманами, застегивавшимися на кнопки, — надевались на руки, на запястья или ниже плеч — кому как удобней.

— Сюда будете складывать снасть для заданий, — пояснил Андрей. — В холодное время года ремни для удобства надеваются поверх курток, чтобы иметь быстрый доступ к снаряжению.

Андрей подождал, пока все разберутся со своими поясами и нацепят их на себя, и достал из второго сундука набор небольших тарелок и корзинку с золотыми яблоками. Раздав всем по тарелке и по яблоку, он сказал:

— Чтобы найти человека, которому требуется помощь, нужно покатить яблоко по тарелке со словами: «Катись, яблочко, по тарелочке, покажи, кому нужна помощь». И тарелка покажет вам местонахождение человека на территории России. Вам придется отправляться в разные города. Не переживайте, если тарелка ничего не покажет: значит, еще не время кого-то спасать. Попробуете позже.

Наклонившись к другому ящику, Андрей стал вытаскивать из него большие красные сапоги с причудливыми носами, задранными кверху.

— Как только блюдце покажет вам место, надеваете сапоги-скороходы — и бегом спасать людей.

Сапоги оказались всем слишком велики, Алёна так вообще в них утонула. Но Андрей сказал:

— Не обращайте внимания на размер. Одевайте их прямо на обувь. Скороходы в считанные минуты отнесут вас в нужно место, скрыв от обычных людей. Главное — ясно и четко сказать им, куда отправиться, иначе попадете к черту на куличики. Скороходы заколдованы особым заговором. Это означает, что вы не сможете пользоваться ими вне задания для личных целей. Так что, повеселиться, прогулявшись по городам и весям, у вас не получится.

Из третьего сундучка Андрей взял кипу булавок.

— Это для чертей, — сказал он, протянув всем по булавке.

Из четвертого сундука Андрей вынул веревки с петлей, которая завязывалась сама собой вокруг шеи противника, из пятого — маленькие мешочки с искристым песком, чтобы прогонять на тот свет злых духов. Из последнего сундука были вынуты и розданы всем небольшие трубочки с кнопкой на конце.

— Полагаю, вы знаете, что подземные и ночные твари боятся света, — сказал Андрей. — Нажимаете на кнопку световой трубки, и она выплюнет яркие вспышки, которые иных существ могут просто спугнуть, а некоторых — даже ослепить.

Затем юноша раздал свежую полынь, охапкой лежавшую на деревянном столе.

— Это — отпугивать русалок, водяных и леших. Кстати, полынь можете рвать и сами. В Юдо ее полно, — произнес Андрей. — Этого набора для начинающих стражей вполне достаточно. — Подытожил он. — Булавки, полынь, веревку и световые трубки я советую положить в большой передний карман. Бутыльки с эликсиром — в два кармашка по бокам. В наручные ремни суньте мешочки с порошком против духов. Я буду дежурить здесь на случай, если вам что-то понадобится. Живительный эликсир расходуйте разумно и экономно. И последнее! На задания вы отправляетесь одни, вы должны справиться со всем сами. С вами не будет ни наставников, ни друзей, ни родственников. Но члены Совета будут наблюдать за вами в особое зеркало, вы могли видеть его в зале Совета. Если что-то пойдет не так, они придут к вам на помощь. Всё, можете расходиться!

Дождавшись, пока взволнованно переговаривавшиеся юды выйдут из кладовой, Андрей обратился к сестрам.

— Вы должны отправиться на задания отдельно друг от друга, — сказал он, нахмурив светлые брови. — Таковы правила. Посвящение в юды — это довольно жесткий отбор, и он всегда был таким. Алён, ты в порядке?

Алёна застыла с мертвенно-бледным лицом и не сразу отреагировала на вопрос Андрея.

— Одна я не справлюсь. Когда Таня и Вероника рядом, они придают мне уверенности в себе, но в одиночку — это другое дело. Я же ничего толком не умею! Не понимаю даже, зачем Владлена научила меня шить и готовить мази для изменения бровей. Как это поможет мне в борьбе с нечистью?!

Алёна была на грани отчаяния. Приобняв сестру, Таня ободряюще тряхнула ее за плечи и сказала:

— Возьми себя в руки, боец! Мне тоже страшновато будет без вас. Но мы должны пройти эти испытания… Разве ты хочешь вернуться в свой приют?

Сестры распрощались с Андреем, который пытался всячески приободрить Алёну, и поднялись к себе в комнату. Они сели на одну кровать плечом к плечу и с видом учениц, обреченных на самый важный в своей жизни экзамен, стали катать тяжелые золотые яблоки по своим тарелкам.

Когда они сидели рядом друг с другом, им было спокойнее, но стоило только подумать о том, что с минуты на минуту им придется отправиться неизвестно в какие дали и встретиться там неизвестно с каким существом, причем в одиночку, как внутри всё сжималось, скукоживалось, будто старая корка апельсина.

— Я уже не рада, что согласилась стать стражем добра, — призналась Алёна, катнув яблоко по кругу уже в третий раз, но ее тарелка оставалась пуста.

— Да брось, — сказала Таня. — Неужели ты думаешь, что не справишься с вубарой или варком?

— С сумасшедшей старухой, которая чуть не спалила нас дотла? Или с человеком-медведем? Уверена, что нет!

Тут Таня издала какой-то непонятный возглас. На ее тарелке проявилось изображение леса и заблудившегося в нем паренька. Это выглядело так, словно кто-то заснял его на камеру и транслировал прямо на тарелке. На картинке было написано: «Новосибирск».

С замиранием сердца Алёна наблюдала, как сестра торопливо надевает сапоги-скороходы. Таня выглядела вполне бодро и, кажется, была собрана и готова к испытанию.

— В Новосибирск! В лес, в котором заблудился пацан, — смело произнесла она и сделала шаг вперед.

Сапоги понесли ее через города, дворы и улицы с необычайной скоростью. Тане казалось, что она не идет, а летит сквозь пространство, и это действительно было так: она бешено проносилась мимо домов и людей, которые не могли видеть ее. Что бы ни ждало ее впереди, какое бы ни было чудовище страшное и злое, Таня чувствовала в себе драйв и силы, чтобы сразиться с ним.

Таня оказалась в тайге и, хоть скороходы остановились, чуть не влетела в дерево по инерции. Прямо перед собой она увидела мальчика четырнадцати—пятнадцати лет, на которого в эту самую секунду, оскалив злую пасть, с рыком накинулся получеловек-полуволк. Существо было огромно, размером с добротный фургон; голова у него была волчьей, с густой шерстью, а тело — человеческим. Мощное волосатое туловище с руками и ногами передвигалось по-собачьи, и выглядело это отвратительно.

Таня не сразу сообразила, что ей предпринять, и просто глазела на то, как волколак вцепился парню в ногу и яростно терзал свежую плоть беззащитной жертвы. Своей огромной пастью он мог отгрызть конечности мальчику в два счета. Ужас парализовал Танино тело — она не могла сделать и шага. Таня ни разу не сталкивалась с подобными тварями, черт побери! Как за секунды вспомнить, что о волколаках было написано в Чудо-Юдо книге и было ли вообще?!

Сквозь разорванные джинсы на ноге мальчика проступали алые пятна крови, раззадорившие человека-волка еще больше. На мгновение он отвлекся и, повернув голову, посмотрел Тане в глаза, словно размышлял, не заняться ли ему новой жертвой. Оценив, что парень сильно ранен и уже никуда не убежит, волколак стал осторожно подступать к Тане, вкрадчиво рыча.

«Нельзя смотреть собакам в глаза», — вспомнилось Тане еще из детства, когда воспитательница водила их группу гулять. Она зажмурила глаза, тщетно попытавшись понять, что ей делать. Она ничего не знала о волколаках…

Человек-волк зарычал еще громче и бросился на Таню, но она успела открыть глаза и прошептать заклятье: «Мерехта ганич ежец!», которое оторвало ее от земли прямо перед клацающей волчьей пастью. Волколак поднялся на ноги и пытался достать руками до Таниных ступней, но, к счастью, она поднялась достаточно высоко, чтобы ему это не удалось сделать.

Следующие действия Таня производила на автомате, не особенно вдумываясь. Она сунула руку в сумочку, пришитую к ремню на ее поясе, и, вынув волшебную веревку, кинула разъярённому волколаку на шею, однако он сумел поймать ее в руки, прежде чем вокруг его шеи образовалась бы магическим образом петля, и потянул веревку на себя. Конец веревки выскользнул из Таниных рук, она покачнулась в воздухе, почувствовав, что заклинание вот-вот перестанет удерживать ее на весу. И тут Таня вдруг вспомнила про заговоренный нож, который она сунула в передний карман пояса стража, когда вернулась из кладовой в комнату. И как она про него забыла! Почему умные мысли всегда приходят так поздно? Это был трехсотлетний нож с деревянной рукояткой, который подарил ей Павел Александрович и подсказал заговорить его на всякий случай. За секунду до своего падения Таня отыскала нож и, не особо целясь, кинула в волколака. Тот громко и протяжно взвыл от боли и негодования.

Таня шмякнулась на землю и замерла, ожидая того, что будет дальше. Оказалось, что нож попал в раскрытую волчью пасть, воткнувшись глубоко в нёбо. Волколак страшно мотая головой, метался по поляне на двух ногах, он то пятился назад, то подгибал ноги и опускался на руки, воя так пронзительно, что Тане стало его жаль. Через несколько минут он завалился на бок и больше не шевелился. Из открытой пасти продолжала торчать рукоять ножа. Заговоренный нож сделал свое дело — волколак был мертв.

Со страхом поглядывая на мертвое тело, как будто ожидая, что оно вот-вот дернется, Таня подошла к парню, державшемуся за ногу и корчившемуся от невыносимой боли. Дрожащей рукой она облила ему ногу Живительным эликсиром — рана на ноге стала затягиваться.

— Что… что это было? — ошалело спросил мальчик, глядя на волколака. Он был в таком шоке, что даже не заметил, как рваная рана затянулась и перестала болеть.

— На тебя напал оборотень, если ты не заметил. Подожди… ты меня видишь? — спохватилась Таня.

— Я ж не слепой, — ответил он и принялся с удивлением ощупывать вылеченную чудесным образом ногу.

— Ты вроде как не должен видеть. Эти сапоги делают меня невидимой.

Мальчик с глупым выражением лица уставился на Таню, потом поглядел на ее сапоги.

— Я и сапоги вижу. Они большие и красные.

— Ладно, неважно, — мотнула головой Таня. — Давай выбираться из этой глуши. Тебя надо доставить в твою компанию или куда там тебе нужно.

Таня помогла мальчику подняться.

— Если бы не ты… знаешь, у меня вся жизнь перед глазами промелькнула. Ты просто волшебница! — произнес он с благодарностью.

— Считай, что с сегодняшнего дня это моя официальная работа, — сказала Таня. — Как ты сюда попал? И как тебя зовут, кстати?

— Руслан. Я поссорился с двоюродной сестрой. Мы приехали сюда, в заповедник, с друзьями погулять, отдохнуть, и я повздорил с Инной. Она меня так взбесила, что я развернулся и ушел. Пошел куда-то вглубь леса и даже не заметил, как заблудился. Когда очнулся от своих мыслей, понял, что не знаю дороги обратно, а позвонить не мог — телефон в этих местах не ловит. Так это действительно оборотень? Неужели они существуют?

Руслан покосился на труп волколака с любопытством, смешанным со страхом и отвращением.

— Ну, если ты видишь человека с головой волка, значит, существуют, — подтвердила Таня.

— Офигеть… Погоди… Я видел, как ты зависла в воздухе, а потом облила мне ногу какой-то фигней, и она зажила… Кто ты такая?

— Зовут меня Таня. Я страж добра. Правда, пока начинающий. И живу я в волшебном городе, который называется Юдо.

Закончив свою речь, Таня ожидала увидеть на лице Руслана как минимум удивление, но оказалось, что услышанное если и удивило его, то всего на каплю.

— Вот это да… — проговорил он с удовольствием, как будто съел любимую конфетку. — Я всегда верил в высшие силы и был уверен, что волшебство существует… Но все меня считали идиотом… В том числе и Инна… Когда я сказал ей, что могу видеть сквозь стены, она обсмеяла меня и назвала дураком. Ну, точнее, не дураком, а кое-кем похуже…

— Ты можешь видеть сквозь стены? — заинтригованно переспросила Таня.

— Да, когда я сосредоточенно смотрю на стену, она словно исчезает, и я вижу всё, что происходит внутри, — воодушевленно сказал Руслан, который явно был рад тому, что, наконец, его понимают и ему верят.

— И давно это у тебя?

— С самого детства.

— Тогда тебя определенно нужно показать нашему правителю, — сделала вывод Таня. — Только как тебя туда перенести?

Таня задумалась, посмотрела на свои огромные сапоги, в которых было еще полно свободного места, и предложила Руслану вставить в них свои ноги.

— Кажется, нам будет немного… кхм… тесно, — сказал Руслан, охотно засунув левую ногу в Танин сапог.

Когда Руслан залез в сапоги, он оказался до неприличия близко к Тане, словно приклеился; Танин нос уткнулся ему в подбородок.

— Не дыши мне в лицо, — попросила Таня.

— А ты не тарань меня носом.

— Ладно, — она запрокинула голову назад. — Когда я скажу «В Юдо», нам нужно будет сделать шаг вперед. То есть… я делаю шаг правой вперед, а ты шаг левой назад. Ясно?

— Так точно!

— В мою комнату, в Юдо! — скомандовала Таня и занесла ногу, чтобы шагнуть вперед, но в это же время Руслан тоже шагнул вперед и тоже правой ногой, вопреки Таниному наказу.

Они вместе повалились на землю.

— Чего разлегся? Слезай с меня! — сказала Таня, придавленная Русланом. — Так ничего не выйдет.

Она попросила Руслана вылезть из сапогов и залезть снова, но уже лицом не к ней, а вперед. Теперь они напоминали гусеницу.

— Будем шагать одновременно, по моей команде. Раз, два… три!

Получилось! Они вместе понеслись через города и спустя несколько минут оказались в Таниной комнате. Вероника, сидевшая всё это время в нервном напряжении, едва не уронила свою тарелку, которую держала на коленях, когда увидела Таню.

— Ну как? — спросила она.

— Все живы, кроме волколака. Я его прикончила, — самодовольно сказала Таня. — На всякий случай предупреждаю, что веревка против человека с волчьей башкой бесполезна. Алёна на задании?

— Только что отправилась, — кивнула Вероника. — А я еще жду своего часа. Моя тарелка ничего не показывает. А это кто?

Вероника критически оценила Руслана.

— Спасенный. Мне нужно отвести Руслана к Ивану Ивановичу. У этого парнишки есть дар.

К часу дня вернулась уставшая, выдохшаяся и с ног до головы грязная Алёна, которой удалось спасти путешественника, угодившего в болото где-то под Москвой. Она едва справилась с двумя анцыбалами, схватившими ее и пытавшимися утопить в вязком болоте.

— Без вас заговор не работает, — сообщила Алена, снимая с себя тяжелую от грязи одежду. — Когда тебя держат двое чертей и когда болотная жижа забивается в нос, то голова в этот момент не способна соображать! Но мне удалось пырнуть их булавкой. А пока я возилась с анцыбалами, горе-турист сам выбрался из болота.

Лишь к пяти часам вечера Вероника отправилась на свое задание, встретившись в Перми с ляврой, злобным женским духом. Вероника перенеслась в дом как раз тогда, когда обезумевшая женщина с вселившейся в нее ляврой истошно кричала и металась по полу, как бешеная кошка. Вероника осыпала ее волшебным, искрящимся песком, и из ее ноздрей и пор кожи стал просачиваться кроваво-красный дух, принявший очертание молодой девушки. Дыхание лявры было ядовитым, Вероника знала об этом и прикрыла нос рукой.

Бестелесная девушка стала беспокойно кружиться над Вероникой, приговаривав:

— Ты всегда будешь одинока. Тебя никто никогда не полюбит. Ты не нравишься мальчикам. Ты всю жизнь будешь уступать своей красавице сестре Алёне… И будешь мучиться, мучиться, мучиться...

Вероника чуть было не поддалась влиянию лявры, вселявшей в людей безумие, но вовремя сосредоточилась и заблокировала свое сознание заклинанием «Трожена», чтобы в ее голову не проникла ни одна чужеродная мысль. Она снова осыпала дух волшебным песком, и лявра вылетела в окно, взмыв в небо и растворившись в нем.

 

Глава 10

Мирослава

В шесть часов вечера все три сестры, добротно поужинав и переодевшись, пошли в зал Совета. Самое страшное осталось позади, хотя главная интрига всё еще висела перед носом: одобрит или не одобрит Сергей Юрьевич принятие сестер в стражи добра. Вдруг они сделали что-то не так или справились с заданиями не слишком хорошо?

— Будет забавно, если нас не примут в стражи, — сказала Алёна по пути. — Я сгорю от стыда. Ведь все знают, что мы дочери правителей, рожденные, к тому же, под особенной звездой.

— Чего тебе переживать, — сказала Таня. — Ты же справилась с анцыбалами.

На этот раз в зале Совета большого круглого стола не оказалось, зато было полным полно народу, что совсем смутило девочек. Они не ожидали, что им придется прилюдно выслушивать результаты и, может быть, опозориться перед всеми.

Иван Иванович попросил встать всех по кругу, освободив место в центре, а сам встал с краю, сложив ладонь в ладонь.

Когда Сергей Юрьевич приготовился огласить результаты, держа в руках папку с бумагами, Вероника почувствовала себя словно в суде: с минуты на минуту судья объявит приговор… Она не любила быть худшей в чем-то и последней в списке.

— Итак, друзья… Сегодняшний день испытаний подошел к концу. Прискорбно сообщаю, что Наталья Дмитриева не смогла справиться со своим заданием. Вернувшись в Юдо, она решила, что покинет остров и займется более спокойной деятельностью. Ну а всех остальных, кто принимал участие в испытаниях, я попрошу выйти на середину круга.

Не стесняйтесь, давайте-давайте, выходите сюда! — Сергей Юрьевич активно махал руками, зазывая ребят в круг. — Итак… Лев Добржанский, Ирина Алтухова, Михаил Вертинов, Виктория Ворхапович, Владислав Толмачев, Алена, Вероника и Татьяна Юдовские! С этой секунды вы приняты в ряды стражей добра и отныне можете официально называться юдами! Поздравляю!

Громкие хлопки, выкрики и свист заполнили зал; все кричали, радовались и чествовали новых стражей добра, а сестры не могли поверить своим ушам. Свершилось! Они справились! Они стали стражами! Таня улыбалась во весь рот, Алёна заливалась краской, и даже обычно неэмоциональное лицо Вероники расплылось в улыбке.

— Виктория Чепурина и Евгений Брагин, не расстраивайтесь, — снова заговорил Сергей Юрьевич, подождав, пока публика утихнет. Он посмотрел сначала на рыжую женщину, находившуюся на грани слез, затем на мужчину, хмуро глядевшего на ботинки, явно кем-то покусанные. — Вам следует еще потренироваться, позаниматься с наставниками и через какое-то время повторно пройти вступительные испытания.

Виктория Чепурина разрыдалась, и Таня, оказавшаяся рядом, утешительно похлопала ее по спине.

— Не знаю, что на меня нашло, — всхлипывая, сказала Виктория, — но когда я увидела суслика, я оцепенела и не смогла ничего предпринять.

— Суслика? — переспросила Таня, пытаясь понять, не ослышалась ли она. — Вы испугались суслика?

— Суслик-оборотень, — уточнила Виктория, вытирая слезы ладонью. — Он был огромный, как медведь. Суслик-монстр. — Женщина шмыгнула носом. — Ужас. Какой из меня страж.

— Я еще раз поздравляю новоиспеченных юдов! — произнес Сергей Юрьевич. — Теперь вас ждет удивительная, полная приключений и великих дел жизнь! Однако это не значит, что ваше обучение у наставников прервется, они и дальше будут работать с вами.

Толпа снова заликовала. Кирилл улыбнулся сестрам, обнимая Иру, затем повернулся и пожал руку Льву. Мурзик при этом лежал у него на шее, как меховой воротник, лениво подрыгивал хвостом и рассматривал свои когти. Мужчины — Михаил Вертинов и Владислав Толмачев — тоже пожали друг другу руки и обменялись рукопожатиями с Львом и Кириллом.

Перед ними появился домовой Свидригайло — пузатый, лысый старичок. В руках он держал подушку из синего бархата, которая служила подставкой для огромного, широченного пояса, украшенного драгоценными камнями, блестевшими так же ярко, как лысина Свидригайло. Новоявленные стражи ахнули от восторга и уставились вниз, разглядывая сокровище.

— Это Великий пояс стража, — провозгласил Сергей Юрьевич. — По традиции вы должны дать клятву перед этим поясом. Возьмитесь за руки и повторяйте за Свидригайло.

 

Клянусь невинных я спасать

И помогать друзьям,

Клянусь в беде не оставлять,

Отпор давать врагам!

 

Клянусь отважным быть,

Не брать ни серебра, ни злата,

Клянусь гордыню позабыть,

Быть стражем – вот награда!

 

Взявшись за руки, стражи после каждой строчки повторяли клятву вслед за Свидригайло. Когда последнее слово клятвы было произнесено, Великий пояс засиял еще ярче, переливаясь всеми цветами радуги.

Зал потонул в аплодисментах.

— А теперь танцы! — с задором объявил Иван Иванович откуда-то из толпы.

Свет в зале погас, и загорелись большие, мерцающие шары, заиграла танцевальная музыка. Домовые стали подавать напитки, появляясь то тут, то там и путаясь под ногами.

— Не могу поверить, что мы успешно прошли испытания и зачислены в Юдо! Ура! — ликующе произнесла Таня и на радостях сжала сестер в крепких объятьях.

К довольным сестрам подскочили Оля с Катей, которые были рады не меньше сестер.

— Мы и не сомневались, что вы справитесь с нечистью! Сложно было?

Таня принялась в красках рассказывать, как она спасла Руслана, который был легок на помине и оказался рядом с девочками.

— Поздравляю вас! — сказал он, приятельски хлопнув Таню по спине. — Тань, ты была сегодня на высоте!

— Только я с этой высоты грохнулась, помнишь? — хохотнула она. — Что ты решил насчет Юдо? Что сказал Иван Иванович?

— Старик сказал, что со мной нужно поработать, и уже познакомил меня с моей наставницей Мариной. Я остаюсь здесь с ночевкой, представляете? Это потрясающий город. Просто фантастика какая-то!

— А что ты скажешь родителям? — спросила Оля.

— У меня есть только отец… И у нас с ним плохие отношения. Я часто ночую у друзей, так что он не станет меня искать. А ваши родители не против того, что вы находитесь здесь? Или они жители острова?

— С нашими родителями запутанная и сложная история, я как-нибудь потом тебе расскажу, — пообещала Таня.

Оля и Катя стали пританцовывать, Таня разговорилась с Русланом, а Алёна и Вероника периодически принимали поздравления от юдов. К девочкам подошли Ира, Лев и Кирилл, на этот раз без кошачьего воротника. Они увлекли сестер разговором, описаниями собственных приключений во время испытаний. Когда ребята разошлись, Вероника отлучилась в туалет, а Алёна осталась высматривать Андрея. Наконец, он объявился и взял ее за руку. Алёна вновь почувствовала ток, пробежавший под кожей.

— Я знал, что у тебя всё получится. Ты храбрая девушка! — похвалил он.

— Люди увидят, — сказала Алёна и в смущении одернула руку.

Она никогда не чувствовала себя такой счастливой, нужной и окрыленной, как в этот час. Будь у нее крылья, Алёна летала бы по залу и кричала: «Я счастлива!»

 

 

***

Вероника направлялась в уборную, и, когда пробиралась через пустые в этот час залы, услышала, как кто-то приглушенно, словно издалека, позвал на помощь: «Помогите мне! Помогите…»

Вероника остановилась посреди читального зала, в котором были расставлены желтые креслица, столики и книжные шкафы. Она огляделась и прислушалась, но услышала лишь музыку, доносившуюся из зала Совета. Вероника прошла дальше и почти добралась до общего туалета, как снова кто-то слабо позвал: «Я не могу так больше! Я умираю… Помогите мне!» Это был женский голос, слабый и далекий. Вероника проверила туалет, но кабинки оказались пусты. Заглянула в соседние залы и окна, но и там никого не оказалось. Тогда она поняла, что слышит голос в своей собственной голове. И как она не додумалась до этого сразу?! Ведь очевидно же, что кто-то проник в ее голову, да так искусно, что она не сразу это распознала.

Внезапно в Вероникиных глазах потемнело. Закрыв их на секунду, она увидела горевшую в пламени женщину, ту самую, которая снилась ей не раз. Она горела заживо. Вероника увидела это и почувствовала так явственно и мощно, что ее замутило.

Начисто забыв о том, что хотела в туалет, Вероника побежала обратно в зал Совета и, найдя в толпе танцующих людей Таню с Алёной, нетерпеливо сказала им:

— Мне нужно срочно показать вам кое-что!

— Что случилось? — забеспокоилась Алёна, но Вероника ничего не ответила и быстро вывела сестер из зала.

— Кто-то вторгся в мое сознание! — сказала Вероника ничего не понимавшим девочкам по пути в комнату.

Алёна и Вероника едва поспевали за Вероникой, галопом вбежавшей на третий этаж. Вероника достала из своего шкафчика Куб живой мысли и поставила его на столик трюмо, за которым Алёна обычно готовила волшебные крема.

Вероника приложила руки к Кубу, принялась неотрывно смотреть внутрь него и выуживать из памяти отрывки своих кошмаров.

Куб понемногу начал наполняться дымком. В дымке вырисовывались слабые очертания женщины в цепях.

— Смотрите! — громко зашептала Вероника, и сестры склонились над кубом. — Это мне снилось несколько раз. Тсс, Таня, помолчи.

Через несколько секунд женщина, проступавшая в дымке, стала чуть ярче, отчетливо виднелись ее израненные руки.

— Несколько минут назад женский голос в моей голове попросил о помощи, и следом мне вот что привиделось, — сказала Вероника.

Женщину в кубе охватил синий огонь, она загорелась. Страшное зрелище!

Таня отвлеклась от Куба, заметив, что Алёна впала в ступор.

— Ты чего?

— Это же… Это же наша мама, — еле выговорила Алёна.

— Откуда ты знаешь?! Мы же ни разу ее не видели!

— Как же не видели! А фото?

— Точно! Вот почему образ этой женщины казался мне знакомым во сне, — протянула Вероника. — Но как только я просыпалась утром, то не могла вспомнить и половины.

— И что ты думаешь об этом? — заволновалась Таня. — Что всё это значит?

— Наверное, между мной и мамой образовалась ментальная связь после того, как мы со Светозарой Ильиничной начали работать над моим сознанием. Видимо, оно открылось… — оторопело сказала Вероника, убрав руки от Куба. — Это были вещие сны, мне нужно было раньше это понять!

— Боже, нам нельзя медлить! — бросила Таня и схватила свою волшебную тарелку с яблоком.

Катнув яблоко по тарелке, она произнесла:

— Катись яблочко по тарелке, покажи, где находится наша мама, Мирослава Юдовская!

Девочки замерли, не отрывали глаз от тарелки, но она так и осталась пустой. Таня второй раз попросила тарелку показать местонахождение матери, но она снова проигнорировала запрос.

— Ничего не понимаю, — расстроено пробормотала Таня. — Вероника, ты видела, где именно находится мама? Что это за место? Ты можешь его описать?

— Это место ни на что не похоже. Там темно, мокро, какая-то слизь… И еще там как будто бы мягко… Не знаю, как вам объяснить… Но это точно не каменные, не бетонные, не кирпичные стены и не лес, не поле, не пещера… Боже, я не знаю, что это может быть!

— Верунчик, постарайся вспомнить, что окружало маму! Может, какая-то деталь натолкнет тебя на мысль…

— Она была прикована к какому-то странному забору, к каким-то столбцам… — вспоминала Вероника, сдвинув брови. — Это что-то напоминает мне. Это… Это… похоже на зубы! Да-да, это словно ряд острых зубов, только больших, огромных, высотою с человека. Я поняла, что это за место… Это рот! Это рот какого-то огромного существа, которое изрыгает синий огонь…

— Змей Горыныч? — удивившись, предположила Таня. — Маму держат во рту драконообразного чудовища?

Вероника и сама была ошарашена собственной догадкой.

— Как мы узнаем, где он живет? — спросила Алена. — Этих змеев может быть тысяча!

— Горынычи — это не отчество, так называется вид драконов, которые обитают в горах. Я вспомнила эту главу из Чудо-Юдо книги! — воскликнула Таня.

— Мне кажется, я знаю, где он может находиться… — произнесла Вероника. — Когда Иван Иванович отвозил нас в Анхельский грот, мы пролетали горный хребет…

— Отлично! Это уже хоть что-то, — воодушевилась Таня, застегнула на поясе ремень с волшебной снастью, еще два — на руках и стала натягивать скороходы.

— Стой, Тань… — остановила ее Вероника. — Сапоги не перенесут нас туда, ведь мы не знаем ни названия гор, ни точного места… И зонтиков у нас нет — так мы могли бы полететь в грот и по пути разглядеть горы… Но и это слишком долго…

От досады Таня запрокинула голову назад.

— Мы можем воспользоваться грузовиком Иваныча! — осенило ее через две секунды.

— Подожди… Мы не можем взять и полететь невесть куда, — снова остановила ее Вероника с сомнением в глазах. — Мы не знаем, что нас там ждет. Вдруг это ловушка? Может, некто специально залез мне в голову, чтобы заманить нас в горы?

— А вдруг наша мама сейчас умирает, а мы сидим тут и ничего не можем предпринять! — нетерпеливо сказала Таня. — Давайте тогда попросим юдов нам помочь и полетим все вместе.

— Мы не можем рисковать жизнью других людей, — тихо произнесла Алёна. – Однажды целая группа волшебников уже пострадала из-за нас… Родители Андрея тоже погибли в день нашего рождения…

— И что вы предлагаете делать? Сидеть сложа руки? — разозлилась Таня. — Отличная идея! Не знаю, как вы, а я пойду в машину.

Таня вылетела в коридор, и сестрам ничего не оставалось, как припустить за ней, схватив второпях свое снаряжение.

На улице было еще светло, но, поскольку большинство юдов веселилось в этот момент в Тереме, никто не видел, как три сестры подошли к грузовичку Ивана Ивановича, припаркованному неподалеку от Терема, и попытались его угнать.

— Странно, дедуля не запирает двери на ключ, — сказала Таня, свободно открыв дверцу.

— Куда это вы намылились? — неожиданно раздался мальчишеский голос позади девочек.

Повернувшись, они увидели Олега, который был тут как тут.

— Не твое дело, — отрезала Таня.

Она собиралась сесть за руль, но Олег подошел к ней и перегородил дорогу к сиденью.

— Вы что, собираетесь сбежать отсюда? — с подозрением спросил он.

— Да нет же! — топнула Таня. — Наша мама в беде!

Олег внимательно оглядел сестер и по их взволнованным лицам понял, что дело и в самом деле серьезное.

— Я поеду с вами, — с вызовом сказал он и, не медля, сам уселся на место Ивана Ивановича.

Таня с удивлением и одновременно негодованием уставилась не него.

— Это слишком опасно, тебе с нами нельзя, — запричитала Алёна.

— Слушайте, в моей жизни никогда не случались настоящие приключения, меня никогда не брали на опасные задания, хотя я всё время слышу от других, как они борятся с нечистью, какие они могущественные и замечательные. Мне никогда не доверяли ничего серьезного… — вдруг с запалом высказался Олег. — Так что я еду с вами, и точка.

— Ладно, садитесь скорее, у нас нет времени разбираться! — бросила Таня и села рядом.

Олег и понятия не имел, как управлять грузовиком, и уж тем более, как заставить его взлететь. Следуя за смутными воспоминаниями об управлении авто, он повернул ключ зажигания и стал наугад дергать переключатель передач.

Страшно заревев, словно обрушив ругательства на непрошенных гостей, незаконно проникших в салон, грузовик резко рванул вперед под напором педали «газ» и так же резко остановился по команде «тормоз». Так продолжалось несколько минут: Олег давил то на газ, то на тормоз, отчего автомобиль передвигался рывками, вынудив сестер вцепиться руками в сиденья.

Наконец, машина ровно поехала вперед.

— И как же летает эта колымага? — спросил Олег, обрулив дерево, так некстати появившееся на пути.

Вероника оглядела панель с различными кнопками и значками и, прищурившись, произнесла:

— А что это за рычажок?

— Где? Вот этот? — переспросил Олег, нащупав правой рукой маленький, неприметный рычажок под рулем. — Не знаю. Поворотник, наверное.

Он беззаботно дернул за рычажок, и грузовик к всеобщей радости оторвался от земли.

— Мы взлетаем! Вот это круто! — радостно выдохнул Олег.

Отвлекшись на разглядывание панорамы из лобового стекла, он отпустил педаль газа, чего было делать нельзя — грузовик тут же опустился на землю.

Олег снова надавил на газ и дернул за рычажок. Автомобиль, раскачиваясь, взлетел высоко в воздух.

— Взлететь-то мы взлетели, но как мы доберемся до нужного места по воздуху? — с беспокойством спросила Алёна. — Мы даже не знаем, в каком направлении лететь!

— Автомобиль знает, — тут же ответила Вероника. — Наверняка он работает так же, как и волшебные зонтики с сапогами.

— Скажи грузовику, что нам нужно в Анхельский грот, — подсказала Таня Олегу.

— Нам нужно в Анхельский грот, — отчетливо повторил Олег.

Застыв на две секунды в небе, словно в раздумьях, куда именно полететь, грузовик покачнулся и полетел налево.<




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.