Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Волшебные зонтики и Анхельский грот 3 страница



Девочки были так заворожены полетом в небе и рассказом Ивана Ивановича, что не могли вымолвить ни слова.

— Вам уже не страшно? — спросил Иван Иванович.

— Как сказать… — выдавила из себя Алёна, всё еще держа пакетик наготове.

— Я ослаблю ремни, — сказал Иван Иванович. — Поглядите, какая красота внизу.

Ремни тут же ослабли; девочки смогли более свободно шевелиться и заглядывать в окна. Они пролетали над огромным синим-синим морем. Голова кружилась уже не от высоты и страха, а от неописуемой красоты.

— Внимание, снижаемся! — предупредил Иван Иванович.

Девочки завизжали. Полет на машине был похож на аттракцион, который сначала взлетал в воздух, а потом резко летел или падал вниз, и сердце при этом куда-то ухало. Когда ощущение «Ух!» притупилось, девочки увидели большой остров, усыпанный разноцветными домиками, лесами и садами. К острову приближались и от острова отдалялись люди, которые летели, держась за ручки ярких, цветных зонтиков. Одни пролетали мимо машины Ивана Ивановича так близко, что можно было пожать им свободную руку, иные парили маленькими точками где-то высоко в небе.

— Я же говорила вам, что видела людей с зонтиками! — выпалила Алена.

— На зонтиках летают в Юдо еще с восемнадцатого века, — пояснил Иван Иванович. — Не самый удобный способ передвижения, честно вам скажу. Рука вечно затекает, да и ручка зонтика может выскользнуть из ладони. Поэтому я предпочитаю старый добрый автомобиль, — старик похлопал по рулю. — Но все правители, которые были до меня, чтили древние традиции и не особо жаловали автомобили, ведь с ними возни много. Так-то оно так. Для того чтобы машина взлетела в воздух, нужно внедрить в нее особую магию, а ею не все владеют. А вот зонтик легко зарядить магией. С моим-то грузовичком пришлось изрядно повозиться.

Подлетая к острову, Иван Иванович посигналил и помахал кому-то рукой. И вдруг городок стал подниматься вверх над водой, поднимался всё выше и выше, пока не показалась голова огромного кита. Кит приветственно махнул головой, шлепнул хвостом по морю так, что образовалась десятиметровая волна, и вновь спокойно, неторопливо ушел под воду.

— Ну, вот и приехали, — радостно произнес Иван Иванович, приземлив грузовик во дворе высокого, расписанного цветными красками дворца, похожего на древнерусский терем.

— Чудо-Юдо город стоит на Чудо-Юдо ките, и здесь происходят Чудо-Юдо чудеса, — пропел старичок и рассмеялся. — Чего вы такие сурьезные? Выходите.

Таня встала по стойке смирно с открытым от удивления ртом. Примерно с тем же выражением лица стояла и Алёна. Вероника же казалась невозмутимой, как и всегда, но это была лишь внешняя невозмутимость, на самом деле внутри нее всё трепетало. Как такое может быть? Как машина может лететь по воздуху? Как город может располагаться на ките? Немыслимо… Но это же не сон? Нет, не сон. Это самая натуральная явь.

Девочки осмотрели двор, терем и всё, что попало в их поле зрения. Терем был в несколько этажей, деревянный, увенчанный башенками, покрытыми позолотой. К нему вели две лестнички с боков, посередине они соединялись в одну лестницу, которая поднималась наверх, к главному входу с балконом, окаймленным заборчиком. Терем украшали резные узоры, среди которых были причудливые завитушки, петушки, коньки. Во дворе вальяжно расхаживали жар-птицы с огненными крыльями и длинными, пышными хвостами, чьи перья блестели золотом.

— Здесь очень красиво! — с восторгом произнесла Алёна.

В отличие от Петербурга, куда лето еще не пришло, на острове было так много солнца и пышной зелени, что хотелось плюхнуться в траву.

— О, вы еще не знаете всех прелестей Дивного сада, — загадочно сказал Иван Иванович и двинулся к Терему. — Он волшебный, хотя с виду кажется вполне обычным. Но стоит только войти в него, как перед вами распустятся причудливые цветы, с которых будет литься вкусный нектар, на деревьях вырастут необычные фрукты, леденцы и конфетки, а небо станет менять свой цвет каждую минуту. Впрочем, никогда не знаешь, каким Дивный сад окажется на сей раз. Сегодня вы увидите молочные реки, а завтра снег выпадет прямо на зеленые растения.

То, что говорил старичок, казалось невероятным, как, в общем, и тот факт, что девочки попали в волшебный город.

В десяти шагах от Терема стояла круглая беседка с цветной крышей и плетеными стенами, в беседке пили чай за столом и, как полагается по предназначению, беседовали две девушки и парень. Они помахали Ивану Ивановичу, когда тот поравнялся с беседкой, и с доброжелательным любопытством стали поглядывать на гостей.

Неподалеку располагалась длинная конюшня, откуда изредка раздавалось ржанье и фырканье лошадей. Ржали и фыркали они по разным причинам: то конюшный домовой не вовремя еду им несет, то они повздорят друг с другом, то просто заскучают без раздолья.

Домовой-конюх с нехитрым именем Конюш вывел за узду маститого коня. И хотя домовой был так мал ростом, что едва доходил взрослому человеку до колен, а кричал грозно и управлялся с конем умело, тот его покорно слушался. Конюш подпрыгнул, ухватившись ручонками за стремя, и ловко забрался по ремню в седло.

— Нужно тебя раскатать, дружище, а то засиделся в конюшне, — сказал Конюш и, дернув за поводья, прикрикнул: — Но-о!

Конь радостно вскинул голову и рысью поскакал по двору. Обогнув неспешно двор два раза, конь, взвизгнув под команду домового, рванул галопом за Терем, на большое поле и дальше на дорожку в лес.

Лесов здесь было много, они сплошной шапкой покрывали остров, а со всех сторон шумело море.

— В нашем городе живут и воспитываются все, кто готовы и хотят бороться со злом, — сказал Иван Иванович и начал подниматься по лестнице к главному входу Терема. — В мире много зла, которое нередко творится руками темной нечисти, и кто-то должен этому противостоять… Нечистая сила всегда действует исподтишка и умеет хорошо маскировать свои деяния под несчастный случай. Утонет кто в реке или на море — в новостях потом скажут, что человек просто не умел плавать. Погибнет кто в горах — напишут, что оступился и упал в пропасть. Как бы ни так! Всё это проделки злой силы. Бывает даже, что жил-жил человек, а потом, раз, покончил с собой. И при этом всё у него было нормально. Это значит, что злые духи ему на уши-то нашептали что-то страшное, вот он и повесился или с высотки сиганул.

Алёна, Вероника и Таня не могли поверить своим ушам. По словам Ивана Ивановича выходило, что всё, что принималось за несчастный случай, несчастливое стечение обстоятельств, — оказывалось проделками волшебных существ.

Девочки попали в богато украшенный парадный зал, устеленный красными коврами. Днем на высоких потолках светило солнце, плавали облака, ночью горели звезды и луна. В парадном зале находилось несколько человек, которые при появлении девочек обернулись и, не скрывая своего любопытства, уставились на них.

— Наши жители называются юды, но не путайте это название с болгарскими русалками, — сказал Иван Иванович. — На острове работают целые бригады стражей добра. Не все из них волшебники, не все обладают уникальными способностями предвидеть, предчувствовать или колдовать, зачастую они обычные люди, верящие в силу добра и желающие помогать другим. Волшебство — это ведь не всегда нечто сверхъестественное или магическое, волшебство — это сила природы, сила мысли и сила веры.

Из глубины других залов, коих в Тереме было много, вышел белокурый, кудрявый юноша лет шестнадцати с перстнем на безымянном пальце, который украшал оранжево-красный топаз, и представился девочкам:

— Меня зовут Пантелеев Андрей. Я помощник Ивана Ивановича. Я проведу для вас небольшую экскурсию.

Андрей слегка поклонился, приветствуя девочек, и почему-то задержал взгляд на Алёне, которая, смутившись, быстро отвела глаза в сторону.

— Я буду ждать вас у себя, — сказал Иван Иванович и отсоединился от группы.

Андрей повел девочек через залы, переходивший один в другой: читальный зал, заполненный книгами, зал музыки с арфами, гуслями, скрипками и домрами, гостевые комнаты, игровые комнаты с шахматами и настольными играми, чайный зал с круглыми столиками и дорогими, старинными сервизами, детская комната с куклами и каруселями. Не сказать, что людей в Тереме было в этот час много, но всё же они иногда проходили мимо, сидели, что-то обсуждали с серьезными лицами или, наоборот, хохотали и развлекались игрой на фортепиано.

По стенам прогуливались не то живые, не то нарисованные кони, скакали зайцы, летали голуби и орлы, росли цветы и деревья. Всюду с неимоверной скоростью сновали домовые — крохотные старички с пышными белыми усами и бородками. Они наводили идеальный порядок в Тереме и следили за сохранностью ценных вещей. Как объяснил Андрей, главным среди домовых и полноценным управляющим Терема был старичок по имени Свидригайло.

Домовые передвигались так быстро, что уследить за ними было почти невозможно. Они то смахивали пыль с полок, подставив стремянку, то натирали полы до блеска — и всё это в ускоренном режиме.

Андрей начал свою экскурсию с зала на первом этаже, посреди которого стоял длинный стол, а у дальней стены — высокое зеркало на ножках. Этот зал был обставлен строгой мебелью, ничего лишнего и вычурного.

— Здесь заседает Совет наставников, который решает вопрос о посвящении того или иного человека в стражи добра. К каждому, кто попадает в наш город или рождается в нем, приставляется наставник. Наставники — это опытные волшебники и чудодеи. Они обучают своих воспитанников магическим приемам и способам защиты. Однако задача наставника — не просто обучить, но и, выделив в человеке отличительные черты и способности, развить их. А у каждого, как известно, свои способности и особенности. У вас, я думаю, они тоже найдутся, — подмигнул Андрей и вновь украдкой взглянул на Алёну. — Сначала наставник обучает человека, и, если обучение проходит плодотворно, Совет отправляет его на вступительное испытание по устранению нечисти. Если новичок справляется с заданием, то он становится стражем добра.

Компания вышла из зала и двинулась дальше. Андрей кивнул в сторону высокой девушки в простенькой серенькой кофте и брюках, которая резко остановилась у окна и схватилась за голову, и сказал:

— Аня — прирожденная волшебница, она видит будущее, но еще не научилась управлять своими видениями, не может вызывать их по надобности. Видения всегда сопровождаются у нее дикой ломотой во всем теле.

Продвинувшись немного дальше, Андрей указал на стройного парня в черной футболке, стоявшего в компании друзей.

— Видите того парня? Это Никита. У него нет волшебных способностей, но зато он очень быстро бегает. Никитин наставник обучил его кое-каким магическим методам, и теперь Никита может обогнать любую машину и убежать от кого угодно. А вот Миша — волшебник, — сказал Андрей, оглянувшись на прошедшего мимо мальчика лет двенадцати. — К нам в Юдо его привел несчастный случай… Два года назад в этом мальчике обнаружилась очень необычная способность. Он, разозлившись на родителей, топнул ногой, и земля под ними провалилась, его мать и отец получили довольно серьезные увечья. Иван Иванович самолично прилетел к ним и объяснил, что их сын — волшебник, и уговорил, чтобы мальчик летал в Юдо на обучение.

Они поднялись на второй этаж.

— Здесь находятся самые интересные залы, — интригующе сказал Андрей, приблизившись к закругленной двери, доходившей почти до потолка.

Рядом располагались еще три таких двери, которые, казалось, предназначены для трехметровых людей, а по противоположной стене шли высокие окна в ряд.

— Это зал Успеха, зал Богатства, зал Здоровья и зал Любви, — перечислил Андрей и принялся пояснять. — Каждый день сюда поступают миллионы запросов. Кто-то мечтает о богатстве, кто-то молится о здоровье или хочет преуспеть в делах. И работники этих залов, которые зовутся евзархи, позволяют обрести желаемое. Но! Чтобы заполучить свою мечту, надо, образно выражаясь, достучаться до этих дверей. Проще говоря, чтобы наши работники услышали просьбу, нужно очень и очень сильно хотеть чего-то. Но мало одного желания, евзархи проверяют человека на поступки и помыслы. Если он изо всех сил старается ради своей мечты и при этом его помыслы добры и чисты, то ему посылают щепотку удачи.

— Щепотку удачи? — переспросила Вероника.

— Да, — кивнул Андрей. — Это волшебный порошок, который действует таким образом, что человек становится удачливым и в скором времени получает желаемое. Этот порошок разносят посыльные ребята, которые не попали в стражи добра.

Андрей открыл дверь зала Любви и позволил девочкам заглянуть внутрь. В большом зале стояли три бочки, наполненные чем-то похожим на белую сахарную пудру, только, в отличие от настоящей, эта пудра радужно блестела и переливалась. К бочкам то и дело подходили мальчики и девочки десяти—четырнадцати лет и, зачерпывая пудру маленькой ложечкой, насыпали ее в мешочек, потом надевали огромные безразмерные красные сапоги и с невероятной, нечеловеческой скоростью уносились куда-то. Другие, наоборот, появлялись в зале так быстро, что было не понять, как они вообще тут оказались, снимали сапоги, отчитывались перед взрослыми работниками, сидевшими за длинными столами по обоим концам зала, затем шли черпать пудру, снова надевали сапоги и исчезали.

У всех евзархов был крайне серьезный и сосредоточенный вид. Невозможно вообразить, что с такими лицами они занимались любовными делами. Мужчины и женщины держали в руках бумажные свитки, у которых, казалось, не было конца и края. Под действием взглядов на бумаге сами собой появлялись печатные надписи, строчка за строчкой. Андрей пояснил, что так евзархи мысленно ловят пожелания людей и переносят эти данные на свитки, включая имена, фамилии и местонахождение того, кто так сильно захотел встретить свою любовь. Затем по этим спискам отсылают ребят, чтобы те проверили, заслужил ли человек исполнение своего желания. Если евзархи дают добро, сапоги-скороходы снова уносят посыльного к тому человеку, и он невидимкой сдувает на него порошок. И волшебство начинает действовать: человек обретает радость, здоровье, успех, деньги.

— А откуда берется этот порошок? — полюбопытствовала Вероника.

— О, этой тайны не знаю даже я, — улыбнулся Андрей.

Он повел девочек дальше. Им повстречался старик, медленно ковылявший с тросточкой. В его глазницах не было глаз — просто два темных отверстия с веками и ресницами. Жуткое зрелище!

Андрей, приостановившись, зашептал:

— Это волхв, Емельян Демьянович. Знаете, кто такие волхвы?

— Мудрецы, прорицатели, чародеи, — без заминки перечислила Вероника. — Пользовались большим влиянием в древности, потому как обладали тайными знаниями и предсказывали будущее.

— Всё верно, — кивнул Андрей и зашагал вперед. — К Емельяну Демьяновичу все ходят за советами и предсказаниями. Он очень мудр, правда, говорит всегда загадками. Кстати, именно он предсказал ваше рождение.

— Интересно, какими были наши родители… — мечтательно протянула Алёна.

— Я слабо помню их, я был в то время милым пупсиком, но знаю, что Мирослава и Григорий Юдовские были талантливыми волшебниками и хорошими правителями. Но об этом лучше спросить Ивана Ивановича, — сказал Андрей.

— Наши родители были правителями Юдо? — удивилась Вероника.

— Разве Иван Иванович вам об этом не сказал? — в свою очередь удивился Андрей. — Наверное, он не хотел ошарашить вас раньше времени. Боюсь, вам еще многое предстоит узнать о себе… Пойдемте дальше.

Андрей поднялся с девочками на предпоследний этаж (этажом выше были только три башенки). Комнаты здесь располагались по кругу; в узеньком закругленном коридоре стояли красные двухместные диванчики, на два тона светлее алых бархатных обоев.

— Здесь живут наставники, евзархи и я, — сказал Андрей. — Все остальные юды живут в домах, разброшенных по городу.

— По стенам этого этажа не бегают животные, — заметила Вероника.

— Еще как бегают! — заверил ее Андрей и погладил птичку, нарисованную золотистыми красками на обоях. Птичка вмиг ожила и полетела по коридору, клюнув в лысину мужчину, выходившего из своей комнаты.

— Андрей! — укоризненно сказал мужчина, обернувшись и погладив лысину. — Что за детские забавы!

— Простите, Николай Константинович! Забавляю новеньких.

Мужчина прищурился, всмотревшись в девочек.

— Ох, батюшки мои! — тихо воскликнул он. — Вы так похожи на… Гришу и Мирославу… Неужели вы трое… Нет-нет, этого не может быть…

Николай Константинович не успел договорить, как Андрей сказал:

— Еще как может. Это действительно дочери погибших правителей. — Андрей повернул голову к сестрам. — Что ж, на этом экскурсия закончена. Я отведу вас к Ивану Ивановичу. Ему нужно о многом вам рассказать…

Поднявшись в центральную башенку, Андрей открыл дверь комнаты и впустил гостей.

Иван Иванович сидел за массивным дубовым столом. Сейчас он не был похож на потешного завхоза и уж точно не на злодея, как думала Таня до поездки в Юдо, а казался настоящим правителем волшебного царства. Взгляд его был спокоен и мудр.

— Так мы и правда волшебницы? Мы правда родные сестры? — робко спросила Алёна, как будто опасалась, что сейчас старичок скажет, что это всего лишь сон, и Алёна через секунду проснется.

— Да, — подтвердил Иван Иванович и усмехнулся. — Вероятно, мне придется повторить это еще несколько раз, прежде чем вы окончательно поверите в свое происхождение. В вас живет магическая сила, голубушки. Но она весьма необычна… Это — тройственная сила. Она проявляется, только когда вы вместе. Вот почему Веронике удалось придумать заклинание против вубары, пока вы были рядом… Живя порознь, вы утрачиваете зачатки этой силы. Если бы я не нашел вас, то вы бы никогда не встретились и не узнали друг о друге — такое волшебство сотворил ваш дедушка, когда решил спрятать от убийцы. А когда бы вам исполнилось восемнадцать лет, ваша сила исчезла бы полностью. Но теперь же, когда вы обрели друг друга, ваши силы будут расти и расти…

— Но я вовсе не похожа на добрую волшебницу. Однажды в детстве я мучила кошку, — призналась Таня.

— Главное не то, что ты делала в пять лет, когда большинство поступков были еще не совсем осознанны, а то, какой ты стала сейчас, какой путь выбираешь, будучи взрослой девочкой, — спокойно рассудил Иван Иванович. — Здесь, в Юдо, мы служим во благо, но сама по себе ваша сила не является ни добром, ни злом, только от вас зависит, в какое русло вы ее направите… Думаю, на сегодня информации хватит. Вам нужно всё обмозговать до завтрашнего дня и принять решение. Андрей отведет вас в комнату.

— Какое решение? — озадачилась Алёна.

— Решение о том, хотите ли вы жить в Юдо, разумеется, — сказал Иван Иванович так, как будто он просто предложил им поехать в летний лагерь. — Вы можете стать стражами добра, как и ваши родители.

— Если мы будем жить здесь, то нам не придется ходить в школу? — жадно спросила Таня.

Иван Иванович улыбнулся.

— Не придется. Но вами будут заниматься наставники, так что обучения вам всё равно не избежать, но оно окажется гораздо более увлекательным, чем физика с математикой.

— Тогда я согласна! Остаюсь!

— Не торопитесь, подумайте хорошенько… Волшебный мир удивителен, но в нем таится много опасностей. Если вы останетесь в Юдо, вам придется бороться со злом, как это делают все юды испокон веков. Если вы воссоединитесь и заявите о себе, на вас будет объявлена охота среди темных сил, — добродушные глаза Ивана Ивановича резко стали серьезными. — Но есть и другой путь, безопасный. Я верну вас туда, где вы жили, и заклинание Евгения Дмитриевича вновь сработает таким образом, что вас никто не найдет. Никто, кроме меня, не знает, где я вас обнаружил. Я уничтожу камень поиска и позабочусь о том, чтобы вы не вспомнили о существовании друг друга и волшебного мира. Когда вы повзрослеете, то останетесь обычными людьми, и ничто не будет угрожать вам… А теперь вам пора отдохнуть.

От всей этой информации у девочек кипели головы, готовые вот-вот взорваться.

Андрей спустился с ними на этаж ниже и завел их в большущую овальную комнату. Девочки огляделись. Ба! Да это настоящие королевские хоромы! У стены стояли три кровати с балдахинами, устеленные белоснежным шелком и подушечками с серебряными тесемками; с навеса спускались полупрозрачные, легкие ткани, придавшие кроватям некую таинственность.

В позолоченные стены были вделаны драгоценные камни. Такого блеска и изящества девочки никогда еще не видели, даже самые далекие мечты не рисовали в их воображении подобное роскошество. Они боялись притронуться к чему бы то ни было — всё представлялось слишком дорогим и ценным. Алёна даже опасалась присесть на краешек кровати, чтобы не помять шелковые простыни.

— Если вам будет что-нибудь нужно, просто щелкните пальцами — вот так — и домовой появится перед вами, — сказал Андрей, и по щелчку его пальцев в комнате действительно возник крошечный домовой. От неожиданности девочки чуть не подпрыгнули.

Домового, как выяснила Вероника, звали Оладушек. Забавная кличка досталась домовому за то, что он умудрился опрокинуть огромную тарелку оладий в его первый день официальной работы в Тереме, и на одной из лепешек поскользнулся Иван Иванович, придавив бедолагу-домового.

— Чего желаете? — вежливо осведомился Оладушек.

— Подай гостьям чаю, — попросил Андрей.

— Сию минуту! — кивнул Оладушек и исчез.

— А вот, кстати, наш способ связи в Юдо, — сказал Андрей, как будто что-то вспомнив.

Он сунул руку в карман и достал маленькую, тоненькую книжечку с пустыми страницами. Книга была очень легкой и размером всего с пол-ладони.

— Эта книжка — что-то вроде передатчика мыслей, и называется она литера. Надиктовываете сообщение своему другу вслух или мысленно, и оно мгновенно переносится адресату, появившись в его книжечке в виде печатных букв. А если нужно поговорить с кем-то, просто подумайте об этом человеке, представьте его, и как только он откроет свою собственную книжку, то проявится в вашей литере.

Пока девочки, как обезьянки, разглядывали эту чудо-книжечку, Андрей нежданно-негаданно испарился в воздухе, словно его тут и не было. Сестры изумленно посмотрели на пустое место. Невероятно! Он только что исчез прямо на их глазах! Алёна подумала об Андрее, и тут же его улыбающаяся голова с кудряшками проявилась на первой страничке литеры в виде живой картинки.

Девочки уставились в книжку.

— Привет, ты меня слышишь? — неуверенно спросила Алёна.

— И даже вижу, — ответил Андрей. — Если дотронешься до страницы пальцем, моя проекция появится в комнате.

Алёна дотронулась пальцем до головы Андрея, и его полупрозрачная проекция, которую можно было пройти насквозь, предстала перед девочками в полный рост.

— Здорово! — восхитились сестры в один голос.

— Чтобы прекратить связь, скажи волшебное слово «Пока», — улыбнулся Андрей.

— Пока, — сказала Алёна, и Андрей исчез из комнаты, а затем снова появился, только уже настоящий.

— Вот это штуковина! — восторженно отозвалась Таня.

Андрей достал еще две литеры и раздал их девочкам. В этот момент Оладушек вернулся с подносом в руках, на котором стояли три синие фарфоровые чашечки с исходившим от них сиреневым дымком.

— Ваш чай, — услужливо сказал домовой, приблизившись по очереди к каждой из девочек. Им пришлось согнуть колени, чтобы взять по чашке. — Обладает успокаивающим действием.

Сестры не знали, как вести себя с этим существом. Поэтому Таня лишь хихикнула, Алёна беззвучно произнесла «Спасибо», а Вероника изобразила что-то вроде благодарственного поклона.

— Что ж, на сегодня это всё, — сказал Андрей и, попрощавшись с девочками, вышел из комнаты.

— Ну и дела, — вздохнула Таня, опустившись на кровать. — Как вы думаете, это стоит пить?

— Терять нам уже нечего, — резонно заметила Вероника и сделала глоток ароматного чая. По ее телу тут же разлилось приятное тепло, а веки потяжелели. Вероника хотела обсудить с сестрами их дальнейшие действия, но была не в силах противиться накатившейся на нее сонливости и улеглась спать, несмотря на то, что на дворе стоял день.

 

Глава 5

Магическая практика

Таня с удивлением обнаружила, что лежит не в интернатской комнате, а почти в королевской палате с широкими кроватями и стеной, украшенной разноцветными камнями.

— Я была уверена, что мне всё это приснилось, — сказала она, поднявшись с постели. — Но сейчас я уже не уверена.

Для пущей убедительности она по традиции ощупала себя и заглянула в окно: обеденное солнце нового дня заливало огромную поляну на заднем дворе. Оказалось, что сестры проспали целые сутки. То ли волшебный чай на них так подействовал, то ли они просто очень устали за вчерашний день.

— Не можем же мы отказаться от волшебного мира?.. — стала вслух рассуждать Вероника, пока застилала большую кровать. — Мы должны выяснить, кто убил наших родителей.

Им предстояло сделать самый важный выбор в своей жизни, и Вероника затронула эту тему первой.

— Согласна, — сказала Таня, которая еще вчера не хотела верить в волшебство.

Но ей понравилось летать на грузовике и остров понравился очень. Кому захочется жить в интернате и ходить в школу после того, как побывал в волшебном мире? А, может, на нее такое умиротворяющее действие оказал вчерашний чай…

— Но оставаться здесь слишком опасно, — сказала Алёна, вспомнив омерзительную вубару и свой страх, который она испытала перед ней.

— Знаете, вчера ночью и весь день я думала, что схожу с ума, — сказала Таня, почесав голову с короткими, торчащими в разные стороны волосами. — Я и сейчас так думаю. Но ведь я же всегда попадаю в какие-то переделки, так что ничего удивительного в том, что на меня свалилась магия. И я точно знаю, что мне от этого никуда не деться. Моя пятая точка обязательно будет втянута в какие-нибудь приключения.

— Значит, ты не собираешься возвращаться в свой приют? — переспросила Вероника, чтобы убедиться в Танином решении.

— Я скучаю по друзьям, но если я вернусь туда, то мы с вами больше никогда не встретимся… А этого нельзя допустить, вы же мои сестры!

Таня была права. За столь короткое время они успели сблизиться друг с другом, и Алёне совсем не хотелось расставаться с Вероникой и Таней, которые только что появились в ее жизни и оказались замечательными подругами. Но когда она вспомнила слова Ивана Ивановича о том, что за ними теперь будет кто-то охотиться и что им придется бороться со злом, ей стало не по себе. Что если некто придет за ними, да хоть сегодня, и убьет их всех? Волшебный мир был настолько же прекрасен, насколько и опасен…

Дверь в комнату тихонько приоткрылась, и в проем просунулась улыбающаяся седовласая голова Ивана Ивановича. Алёна запищала, хоть и лежала всё еще под одеялом.

— Доброе утро! Ну как вы? Что решили насчет Юдо? — осведомился старичок, добродушно улыбнувшись по привычке.

Последний вопрос прозвучал таким обыденным тоном, как будто девочки должны были ответить, хорошо ли они выспались. А ведь сейчас решалась их судьба…

— Мы твердо решили остаться! — ответила за всех Вероника прежде, чем Алёна успела что-либо возразить.

— Я так и думал, — удовлетворенно кивнул Иван Иванович. — Ну что ж, добро пожаловать! Одевайтесь. Через пятнадцать минут домовой принесет вам завтрак, хотя вроде бы уже время обеда, и я тоже загляну к вам на чай.

Завтрак девочкам подал другой домовой, неприветливый и грубый.

— Жрать подано! — сообщил он, притащив три подноса, полные разнообразной еды (для этого ему три раза пришлось появляться в воздухе и снова пропадать, возвращаясь на кухню). Подносы имели ножки, их можно было поставить прямо на кровать и есть лежа, что сестры и сделали.

Таня кинулась уплетать гренки, обжаренные в яйцах.

— Мы больше не вернемся в интернат? — поинтересовалась она у Ивана Ивановича, присевшего в креслице.

— Вы сможете бывать там, когда захотите, — ответил старичок. — Но прежде вам нужно научиться летать на зонтиках.

— А как же наши вещи?

— Не беспокойтесь, они уже в этой комнате, — улыбнулся Иван Иванович.

Таня только сейчас заметила груду сумок в углу комнаты, среди которых был и ее рюкзак.

Старичок щелкнул пальцами, и перед ним возник все тот же домовой.

— Ферапонт, принеси-ка мне чаю с кренделями.

Домовой исчез под Танино хихиканье. Неудивительно, что у него такое недовольное лицо — жить с таким-то имечком!

— Полагаю, вы уже знаете, что ваши родители были правителями Юдо? — спросил Иван Иванович, когда получил свою чашечку чая со свежевыпеченными кренделями.

Девочки кивнули.

— А мы тоже будем править городом, когда повзрослеем? — спросила Вероника.

— О, хо-хо! Вам еще рано об этом думать, вы даже не приняты в стражи добра и вам нет восемнадцати. Но поскольку вы — прямые наследники последних правителей, то имеете полное право занять правящее кресло после… Кхм… Моей смерти, — сказал Иван Иванович, закашлявшись.— Если же вы откажетесь от власти, то горожане выберут правителя путем голосования.

— И как же мы втроем поместимся в одном кресле? — спросила Таня.

— На этот счет есть пункт в Уставе города, гласящий, что дети правителей должны разделить обязанности между собой. В случае же непримиримых разногласий между детьми горожане голосуют за того, чья программа и политические взгляды им больше по душе. И тогда остается один правитель, а его родственники лишаются власти.

Если бы девочкам сказали еще несколько лет назад, что они наследницы волшебного города, они бы решили, что перед ними сумасшедший! Но теперь жизнь Алёны, Вероники и Тани перевернулась с ног на голову, и кто знает, какие удивительные открытия их еще ждут? Что еще они о себе узнают?




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.