Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Волшебные зонтики и Анхельский грот 4 страница



— А в чем именно заключается наша сила? — поинтересовалась Вероника.

— Пока не совсем ясно, но случай с вубарой показал, что вы можете изгнать даже сильную нечисть, когда находитесь втроем. Если произнесете заговор, разумеется. Все юды используют заговоры против темных существ, но это помогает лишь ослабить их, а не уничтожить.

— А если мы будем не втроем, что тогда? — спросила Алёна.

Иван Иванович чуть сдвинул брови.

— Ваша сила — тройственная. Думаю, когда вы находитесь поодиночке, она не работает.

— Значит, мы не сможем себя защитить, если будем не вместе? — спросила Таня, опередив Алёну. — Но не можем же мы всюду ходить друг с другом, как приклеенные?

— Каждая из вас сможет постоять за себя, — заверил старик. — Этому вас обучат наставники. А я лично подготовлю вас к вступительным испытаниям. Вам не о чем беспокоиться, когда вы находитесь на острове. Город обладает магической защитой благодаря сильным заклинаниям сотни волшебников, которые жили здесь десятки столетий назад и живут сейчас. Это что-то вроде невидимых стен. Попасть сюда может только тот, кого пригласил или привел житель Юдо. — Иван Иванович встал с кресла, отставив выпитую чашку. — Я не сказал вам самое важное… — В его голосе послышались нотки волнения. Он не смог устоять на месте и стал ходить по комнате. — В ночь, когда вы родились и когда произошло нападение, ваша мама… исчезла. Ваш отец был убит, как и другие стражи добра, присутствовавшие на вашем рождении, но тело Мирославы не нашли… И я думаю… Я думаю, что она может быть еще жива… Но только вы сможете найти ее… — Иван Иванович перестал расхаживать. — Ну что ж, доедайте. За дверью вас уже ждут наставники. А потом я покажу вам то место, где вы родились, и расскажу подробности, которые знаю сам…

Старичок удалился, оставив девочек доедать в полной тишине. Тишину нарушало лишь Танино чавканье.

 

 

***

Как и говорил Иван Иванович, в закругленном коридорчике сестер уже ждали три фигуры: парень и две женщины. Алёна узнала в них тех людей, которые разговаривали с Иваном Ивановичем в интернате пару дней назад. У всех троих на пальцы были надеты кольца с крупными камнями — Веронике почему-то показалось это любопытным.

Молодая женщина с пшенично-золотой косой, доходившей до пояса, излучала какую-то невероятной силы красоту, ее большие зеленые глаза горели теплым светом.

Внешность молодого человека — типично славянская: светлые, немного курчавые волосы, простодушное лицо с мощными скулами и широким лбом. Одежда простая: что-то наподобие белой рубахи, которая скрывала сильные руки, и свободные штаны из белого хлопка.

Возраст второй женщины было трудно определить, она выглядела одновременно и зрело, и моложаво. В ее темных глазах, как подумалось Веронике, отражалась вся мудрость мира, никогда она не встречала таких спокойных и таких умных глаз.

Первой представилась старшая женщина.

— Меня зовут Светозара Ильинична.

— Ну и имечко, — сказала Таня себе под нос, но Светозара ее услышала.

— Людям, рожденным в Юдо, часто дают старинные и необычные имена в знак принадлежности старому, волшебному городу, — объяснила наставница. — Но перейдем к делу. Мы неплохо изучили вас с того момента, как вы оказались в интернате имени Демина. Поэтому я буду заниматься с Вероникой: всем, что связано с логикой и мышлением, так как именно в разуме заключается ее главная особенность.

Следующим заговорил парень.

— Я — Павел Александрович. Тебя, Танька, я обучу боевым искусствам и буду развивать в тебе силу, ловкость, быстроту и выносливость.

— Боевые искусства? — изумилась Таня и тут же обрадовалась. — Блеск!

— Ну а я — твоя наставница, Алёна, — мягко произнесла молодая девушка. — Я — Владлена. Может быть, ты сама еще об этом не знаешь, но главная твоя сила — в обаянии. Я научу тебя всем женским штучкам так, что тебе не составит труда одним взмахом ресниц положить целое войско.

Алёна заулыбалась. Ей, безусловно, понравилась эта милая девушка, так удачно оказавшаяся ее наставницей.

— Мне кажется, или на нас все пялятся? — прошептала Таня сестрам.

В коридоре они были не одни. То тут, то там открывались комнаты наставников, в которые спешили и из которых выходили взрослые и юные юды. Они, не пытаясь скрыть своего интереса, поглядывали на Алену, Таню и Веронику.

— Ничего удивительного, — Павел Александрович пожал огромными плечами. — Город ждал вас целых тринадцать лет.

— Вероника, тебе со мной, в мой кабинет, — сказала Светозара Ильинична и повернулась спиной. Вероника поспешила за ней.

— А тебе со мной, — улыбнулась Владлена, взяв Алёну за руку, и направилась к дальней комнате.

Павел Александрович загреб большими ручищами Таню в объятья и потряс ее за плечи.

— Ты готова, Танька? Тогда идем на поле.

Павел Александрович увел Таню за Терем, где раскинулось громадного размера поле. На поле уже тренировались другие юды с такими же крепкими, плечистыми учителями, как у ее наставника. Таня невольно представила, что если надеть на них кольчуги и вручить по мечу, то они будут вылитыми богатырями из русских былин.

Наставник подвел свою подопечную к целой серии трамплинов: здесь были деревянные перекладины на ножках разной высоты, турники, стоявшие один за другим, и стены из дерева высотой с Павла Александровича.

Рядом два парня насылали друг на друга дубинки, летавшие по воздуху, и мутузившие противника по голове, плечам, ребрам и всему остальному.

— Самоударяющиеся дубинки, — пояснил Павел Александрович, заметив, что Таня застыла, со жгучим интересом наблюдая за дубинками, одна из которых только что треснула блондинистому парню по носу, не успевшему прикрыть лицо руками. Нос у бедняги раскраснелся, опух и стал похож на маленький помидорчик. — Магическое оружие, так же, как и боевые искусства в целом, подчиняется только тем, кто имеет к этому наклонности и внутреннюю силу. Однажды попалась мне ученица, милая такая девчушка, но так я ничему ее и не научил. Оружие ее не слушалось, заклятья ей не удавались. Не ее это было, не ее.

— А у меня, думаете, получится? — спросила Таня, покосившись на трех здоровенных бойцов, валявшихся в облаке земляной пыли и дравшихся друг с другом не на жизнь, а на смерть. Неподалеку от них приземистая девушка, которая вполне могла бы сойти и за мужчину, если бы не длинная коса, с воинственным кличем размахивала взад-вперед огромной шарообразной булавой, целясь в своего наставника, стоявшего поодаль.

Булава полетела прямиком в него, и Таня была уверена, что она сшибет мужчину, но нет, на полпути булава резко сменила направление и пролетела мимо, грохнувшись на то место, где только что стоял крошечный домовой, бегавший по полю и подававший всем воду и различный инвентарь в виде кинжалов и метательных дисков. Еще чуть-чуть, и домового постигла бы участь муравья, которого нечаянно раздавили ногой.

По команде Павла Александровича Таня должна была пройти все трамплины на скорость, однако наставник умолчал об одной интересной детали… Как только Таня легла ничком на землю, готовясь проползти под несколькими очень низенькими перекладинами, она почувствовала, как что-то больно колет в спину, ноги и затылок. Этим что-то оказалась стайка летающих шипов. Таня быстро поползла по земле, подгоняемая шипами, затем перепрыгнула через перекладины, которые были ей по колено — таких оказалось целых пятнадцать, и все они стояли в нескольких метрах друг от друга, так что приходилось перескакивать через одну и бежать к следующей. Таня прыгала довольно резво, но пару раз всё же споткнулась и едва не упала. И всё это время шипы неустанно гнались за ней, впиваясь в кожу. Потом Тане пришлось висеть на высоких турниках, вцепившись изо всех сил руками в перекладины, и перепрыгивать с одного турника на другой. А в конце изрядно исколотая Таня перелезала через деревянные стены: она подпрыгивала, чтобы уцепиться руками за край стены, подтягивалась, перекидывала ноги на другую сторону и спрыгивала на землю, затем бежала к следующей стене и проделывала то же самое.

— Ну и физкультурка! — сказала Таня, пытаясь отдышаться. Ее сердце пыталось выскочить из груди, дыхание сбилось, вспотевшие ладони болели. — Я-то думала, вы обучите меня волшебству и всяким приемчикам.

— Тебе до этого еще далеко, — сказал Павел Александрович, отозвав назад шипы взмахом огромной, сильной ручищи. Они опустились прямиком к нему в карман. — К тому же, волшебство не всегда может прийти на помощь. Ты должна быть крепкой и выносливой, чтобы уметь противопоставить нечисти физическую силу. — Павел Александрович закатал рукава своей просторной, светлой рубахи. — Поэтому сейчас мы будем с тобой драться.

— Что, просто бить? — растерялась Таня.

— Просто бить, — подтвердил Павел Александрович. — Но запомни три простых правила: в голову не бьют, ниже пояса не бьют, лежачего не бьют.

Следующие полчаса Таня яростно исколачивала своего наставника, но ей казалось, что толку от ее ударов никакого: она словно била по бетонной стене, куда бы ни попадал ее кулак — он сталкивался с жестким, как камень, телом, и поэтому не наносил ему даже самого маленького синяка. К концу занятия Таня еле держалась на ногах, под ребрами ныло, на теле назревали синяки, горло пересохло и требовало воды.

По просьбе Павла Александровича полевой домовой Пафнутий подал Тане стакан с водой.

— Это волшебная вода? Она мне сил прибавит? — с надеждой спросила Таня, жадно прильнув к стакану и расплескав воду на одежду.

— Никакого волшебства. Ты должна научиться терпеть боль, — заявил Павел Александрович и потрепал Таню по взмокшим волосам. — А, знаешь, ты неплохо держалась. Другие мои ученики сдавались на седьмой минуте.

Таня была рада это услышать, одновременно подумав о том, что ее наставник оказался весьма требовательным, несмотря на добродушие и веселый нрав.

— Иди, отдыхай, — сказал Павел Александрович. — Завтра встречаемся на поле в час дня.

 

 

***

Светозара Ильинична завела Веронику в свою комнату, которая была разделена на рабочий кабинет и спальню.

— Присаживайся, — кивнула наставница в сторону кресла с позолоченными ножками, а сама села на стул, стоявший у стола. — Прежде, чем мы перейдем к решению трудных логических задач, занятиям по внедрению в чужой разум и тому подобное, я хочу, чтобы ты научилась контролировать свое сознание и полностью освобождать его от мыслей. Голова без мыслей… Странно, правда? Сядь удобно, расслабься. Представь, что меня не существует. Выброси все мысли из головы. Как только какая-то мысль решит пробраться в твое сознание, заблокируй ее.

Вероника кивнула и попыталась расслабиться, однако ее внимание отвлекало убранство кабинета: величественное, но сдержанное, как и сама хозяйка. Высокие окна прикрывали темно-зеленые портьеры с золотой бахромой по краям, рабочий стол из светлого дерева стоял у окна, рядом у стены пристроился диванчик, напротив — книжные шкафы. Зеленые обои темнили комнату, но света, пробивавшегося через белые шторы, хватало, чтобы не утонуть в зеленоватом мраке.

— Закрой глаза и представь, что мир замер. Не существует меня, не существует звуков, не существует движения, не существует никаких чувств. Растворись во тьме.

Вероника прикрыла глаза и постаралась избавить себя от всяких мыслей, которые обычно роем летали в ее голове. Оказалось, что опустошить свое сознание и погрузиться в небытие — невероятно сложная задача. Минут пять Вероника боролась с мыслями и образами, настойчиво лезшими в голову, но, в конце концов, ей удалось погрузиться в абсолютную темноту и просидеть так довольно долго. Она даже забыла, что находится в кабинете наставницы.

— Что ж, ты справилась, — удовлетворенно сказала Светозара Ильинична пятнадцать минут спустя. Вероника открыла глаза. — Не сомневалась, что у тебя получится. Я умею читать мысли, так что мне известно, что происходило в твоем сознании. Теперь потренируем логику и память.

Следующие полчаса Светозара Ильинична чертила в воздухе цветные квадраты, числа и геометрические фигуры, составляя их в целые таблицы, затем стирала, а Вероника должна была воспроизвести в памяти их расположение и последовательность.

— Хорошо, — заключила Светозара Ильинична, как бы подводя итог этой части занятия. — Я хочу, чтобы ты научилась расслабляться и визуализировать желаемое. Голове необходимо давать покой, особенно после большой умственной работы. А чтобы расслабиться, нужно включить фантазию и окунуться в нее целиком и полностью. Присядь или приляг поудобнее.

Вероника решила не стесняться и легла на диване.

— Закрой глаза и представь себя в таком месте, в каком тебе хотелось бы побывать и отдохнуть.

Вероника сомкнула веки и сделала глубокий вдох. Ей представилось море, то самое, которое окружало остров со всех сторон.

— Увидь всё, что окружает тебя, в ярких красках и точных деталях. Тебя ничто не беспокоит, никакие мысли и тревожные чувства… Почувствуй, как спокойствие и блаженство наполняют тебя…

Голос Светозары доносился издалека, он был спокойным и убаюкивающим.

Вероника почувствовала, как солнце ласково обогревает ее. Она сидит на берегу, опустив ноги в теплую воду. Легкий ветерок шевелит ее волосы.

— Представь то, чего бы тебе хотелось сейчас больше всего… Пройтись по берегу, окунуться в воду…

«Откуда она узнала, где я? — пронеслось в голове у Вероники. — Стоп, никаких посторонних мыслей».

Вдруг в море зашевелилась вода и пошла кругами. Из моря вышел парень, блестевший в капельках воды. Он загадочно улыбался и шел прямо к Веронике.

«Откуда он тут взялся? — в панике подумала она и тут же себя одернула. — Никаких лишних мыслей и переживаний».

Когда парень подошел почти вплотную к ней и протянул руку, она догадалась, что он появился здесь из ее потаенной мечты, сидевшей в глубинах подсознания. Ей хотелось, чтобы у нее был парень. Такой же, каких показывают в сериалах: привлекательный, интеллигентный, обаятельный, способный за нее постоять. Она никогда не пользовалась популярностью у мальчиков, хуже того — они вовсе не обращали на нее никакого внимания, если не считать того, что некоторые обзывали ее ботаничкой. Если бы Вероника знала, как научиться нравиться парням… Если бы она не была такой неказистой и такой замкнутой…

Но сейчас красивый парень стоял прямо перед ней. Он был вполне реален, он смотрел на нее и улыбался ей, как улыбаются девушке, которая понравилась.

Вероника очнулась и в первую секунду не поняла, где находится. Перед ней стояла Светозара Ильинична с закравшейся в губы улыбкой.

— Я уснула? — удивленно спросила Вероника. Она всё еще не понимала, что с ней произошло.

— Не совсем, — улыбнулась наставница. — У тебя получилось выполнить мое задание. Твоя фантазия стала реальностью. Но только твоей реальностью, которую можешь увидеть и почувствовать только ты. Я, к сожалению, не могла оказаться рядом с тобой и пожать руку тому прекрасному юноше.

«О господи, она всё видела!» — порозовела Вероника. Мало что могло заставить ее смутиться, но сейчас она чувствовала себя очень неловко.

— Я умею внедряться в сознание и читать мысли, — напомнила Светозара Ильинична всё с той же лукавой улыбкой.

 

 

***

В то время, пока Таня с трудом осваивала кулачный бой, а Вероника тренировала логику и память, Владлена беседовала с Алёной на тему необходимости самосовершенствования.

Комната наставницы была выдержана в темно-розовых тонах. Шторы на окнах были подобраны и скреплены бантами, кровать устелена ажурным покрывалом, на трюмо и шкафчиках стояли фарфоровые статуэтки и сидели куклы.

— Я научу тебя тому, чему научила бы твоя мама, — сказала Владлена. — Шить, петь, играть на музыкальных инструментах, готовить волшебные крема и шампуни.

— Шить? — переспросила Алёна и расстроилась. — Я так не люблю шить…

— Таковы традиции воспитания в королевских семьях. Наследницы правителей должны быть образованы и всесторонне развиты. Но не переживай, мои уроки шитья тебе понравятся, ведь они приправлены магией, — улыбнулась Владлена. — Ты будешь делать такие изумительные, волшебные вещи…

— Но как всё это поможет мне стать стражем? — не понимала Алёна.

— Не делай такие удивленные глаза — всё вышеперечисленное пригодится в борьбе с нечистью. Иногда приходится использовать всё свое обаяние, чтобы успешно провести переговоры с вражеской стороной или выполнить отвлекающий маневр. Зачарованным пением можно на какое-то время усыпить бдительность противника. А уж с помощью волшебных кремов и шампуней легко изменить внешность и проникнуть в логово врага. Ну а теперь… поработаем над твоей уверенностью в себе. С ней у тебя большие проблемы. Присядь к зеркалу.

Алёна послушно села за красивое белое трюмо с широким зеркалом. На столике лежали расческа, щеточка для ресниц и стояла баночка с кремом.

— Алёна, посмотри на себя, — сказала Владлена и встала позади Алёны, глядя на ее отражение в зеркале. — Ты наделена природной красотой и способна очаровывать людей, не прилагая к этому особых усилий. Ты видишь это?

Этот вопрос совершенно сбил Алёну с толку. Это она-то наделена красотой? Почему тогда мальчики из приюта табуном носились за Светой Вороновой, а не за ней?

— Я… я даже не знаю… Никогда не ощущала себя красавицей.

Владлена молча расчесала Алёне волосы, провела щеточкой по бровям и ресницам, нанесла крем на лицо и губы. «Должно быть, так любящие матери заботятся о дочерях», — невольно подумалось Алёне.

— Закрой глаза на секунду, — сказала Владлена.

Алёна закрыла глаза, а когда открыла, ахнула: ее волосы стали идеально гладкими, блестящими, а ресницы еще более длинными и густыми; брови приобрели изящную форму, исчезли все мелкие недостатки кожи и на щеках появился здоровый румянец; губы сделались припухлыми и алыми.

— Что ты теперь видишь? — спросила наставница.

— Вы преобразили меня!

Владлена загадочно улыбнулась.

— Нет. Эти волшебные крем, расческа и щеточка не поменяли в тебе ровным счетом ничего, но заставили взглянуть на себя по-новому, увидеть то, чего раньше ты не замечала. Теперь дело за осанкой и походкой, — сказала Владлена и попросила Алёну встать со стула. — Где бы ты ни находилась, что бы ты ни делала, осанка всегда должна быть королевской. Расправь плечи, выпрями спину, вытяни шею, чуть приподними подбородок. Вот так. Ты заметила, что с прямой спиной ты чувствуешь себя по-королевски? Такая осанка должна закрепиться у тебя на всю жизнь. Для этого каждую секунду вспоминай про плечи и расправляй их.

Владлена взяла прямую, ровную палку размером с вытянутую руку и вложила ее Алене за руки со спины, под самые плечи.

— Тебе придется походить с палкой до конца сегодняшнего занятия. И так будет каждый день, пока осанка не войдет в привычку. А теперь походка.

Владлена прошлась от одной стены до другой, грациозно переставляя ноги по прямой линии. Затем она снова прошлась, но уже медленнее, поясняя на ходу:

— Походка должна быть уверенной, бедра двигаются плавно. Включи в походку грациозность и гордость кошки. Не шагай слишком широко и не семени. Делай средний шаг. Понятно? А теперь пройдись. Нет, нет, палку не убирай.

Алёне было неловко вышагивать с палкой подмышками, да еще и под пристальным взглядом Владлены, но она постаралась пройтись настолько красиво, насколько это умела.

— Хорошо! — похвалила Владлена. — Но не нужно смотреть в пол. Я вижу, что ты волнуешься. А если это вижу я, то заметят и окружающие. Не опускай подбородок, смотри перед собой. Никто не должен видеть твоего волнения.

Алёна прошлась до другой стены, стараясь не смотреть в пол и казаться более уверенной.

— Запомни, что бы ты ни делала, ты должна источать уверенность в себе. В этом тоже заключается залог успеха.

Владлена взяла с полки книгу и положила ее Алёне на голову.

— Я усложняю тебе задачу: нужно пройтись с книгой на голове, не уронив ее.

С книгой на голове и с палкой подмышками Алёна выглядела весьма забавно. Внутри себя она обрадовалась тому, что занятия проходят один на один. Не уронить книгу не получалось — при малейшем покачивании туловища или головы она соскальзывала и летела на пол. Но, в конце концов, после долгих стараний Алёне удалось пройтись от одной стены и обратно без потери книги.

— Я снова усложняю тебе задачу, — сказала Владлена. — Тебе придется пройтись по коридору.

Алёна собиралась вернуть наставнице книгу с палкой, но Владлена покачала головой.

— Нет, нет, это оставь при себе.

— Но там же люди… — пролепетала Алёна, испуганно посмотрев на свою наставницу.

— Вот именно, — кивнула Владлена. — Ты должна научиться чувствовать себя королевой даже с палкой подмышками и не обращать внимания на людей.

Алёна вышла в коридор с таким ощущением страха, словно это был не коридор, а гильотина. Она не решалась пройтись, пока мимо, хоть и редко, но ходили люди. Дождавшись, пока маленькая девочка, которая представлялась Алёне не иначе, как палачом гильотины, исчезнет из виду, Алёна возложила книгу на голову и сделала два шага, завершившихся падением книги. Алёна присела, чтобы поднять книгу, а когда поднялась, столкнулась лицом к лицу с кучерявым, симпатичным парнем.

— Хождение по мукам? — осведомился он с улыбкой.

— Здравствуйте, — пробормотала Алёна, пожелав провалиться сквозь пол или стать незаметной пылинкой, лишь бы парень не видел ее сейчас в таком нелепом виде и такую неуклюжую. Она поспешила вытащить палку из-за спины и уставилась себе под ноги.

— Я еще не такой старый, чтобы ты обращалась ко мне на вы, — рассмеялся Андрей, которого Алёна не сразу узнала, слишком зациклившись на своей неудаче. — Всего-то на три года старше.

Вдруг Андрей стал исчезать, растворяться в воздухе, как дымка, и исчез совсем, а через секунду снова объявился.

Алёна ошеломленно хлопала глазами, точно также, когда в первый раз увидела исчезновение Андрея, пока, наконец, не промолвила:

— Как ты это делаешь?

— Стоит мне только подумать о каком-нибудь месте, в которое нужно быстро попасть, как сила мысли переносит меня по адресу. Я свободно перемещаюсь в пространстве из точки А в точку Б. А ты… ты необычайно красива, — внезапно произнес Андрей, и его восторженные карие глаза скользнули по Алёниному лицу.

Алёнины ресницы смущенно опустились.

— Мне нужно на урок, — пролепетала Алёна и поспешила скрыться в комнате Владлены.

— На сегодня твое занятие окончено, — мягко сказала Владлена, подкараулив ее за приоткрытой дверью. — Остальным займемся завтра.

Вернув Владлене орудия пыток, Алёна спустилась на первый этаж, где ей повстречалась Вероника. Вероника была взбудоражена и без умолку рассказывала о своем уроке со Светозарой Ильиничной. Алёна отметила про себя, что на всегда спокойную Веронику это не похоже. Как и предрекал Иван Иванович, их занятия с наставниками оказались куда интереснее школьных уроков.

Оказавшись в парадном зале, девочки увидели свою сестру, неподвижно лежавшую на диване.

— Что с тобой случилось? — с беспокойством спросили они, усевшись рядом.

— Павел Александрович бил меня, а я била его, — ответила Таня, открыв один глаз. — И хоть он был один, но ощущение такое, будто на меня напала целая свора.

Вероника и Алёна сочувственно посмотрели на Таню.

— Алёна, ты, кажется, похорошела. В смысле ты и так красивая очень, но сегодня так вообще ослепляешь, — сказала Таня.

— Это действие волшебства, — ответила Алёна, смущенно улыбнувшись. — Я поделюсь с вами волшебной расческой, кремом и щеточкой для ресниц.

— Боюсь, мне это не поможет, — заныла Таня. — А как у вас всё прошло?

Сестры поделились своими впечатлениями от занятий, правда, Алёна постеснялась упоминать встречу с Андреем.

 

Глава 6

Волшебные зонтики и Анхельский грот

 

Девочки поболтали немного и решили выйти на улицу — было ясно и тепло, — наполненную криками чаек, шумом моря вдалеке и смехом детей, гонявшихся за жар-птицами. После того как они сели на лавочку во дворе и немного поболтали, заметили двух подружек, выглядывавших из беседки и нескромно глазевших на сестер.

— По-моему, за нами шпионят, — с неудовольствием сказала Вероника.

Те девочки ерзали и перешептывались, пока, наконец, не решились подойти к сестрам.

— Вы те самые сестры Юдовские? — с жадным любопытством спросила та девочка, что была ниже ростом. У нее были темно-русые волос до лопаток и очень живое лицо.

— Когда это мы стали Юдовскими? — Таня подняла бровь.

— Нетрудно догадаться, что нам, как сестрам, полагается носить одну фамилию, — сказала Вероника.

— Все правители Юдо и их прямые наследники носят фамилию Юдовские, — пояснила вторая девочка с хвостиком.

— Отлично! — больше всех обрадовалась Алёна. — А то моя фамилия мне никогда не нравилась… Алена Пусева. Когда меня нашли в детстве на улице и определили в детдом, то кто-то из нянечек воскликнул: «Какая пуська!», вот и дали мне такую фамилию.

— Кстати, меня зовут Оля, а мою подругу — Катя, — сказала высокая девочка. — А вы, кажется, Таня, Алёна и Вероника?

Сестры указали, кто из них кто.

— И вы можете умертвить злыдней в два счета? — спросила Катя, чересчур внимательно заглянув сестрам в глаза.

— Кать, вечно ты лезешь со своими расспросами, — упрекнула подругу Оля.

— Мы и сами еще не поняли, что за дар у нас такой, — сказала Алёна, и это было чистейшей правдой.

— А у нас вообще нет никаких даров, и мы абсолютно бесполезные личности для Юдо, — сказала Оля со смешком.

— Не прибедняйтесь. Наверняка вы знаете о волшебном мире гораздо больше, чем мы, и на зонтиках летать умеете, а мы — нет, — резонно заметила Таня.

— Вы что, ни разу не летали на зонтиках?! — искренне удивилась Катя.

— Представьте себе, нет. Только на колымаге, которую Иваныч зовет автомобилем, — усмехнулась Таня.

— Так пойдемте, полетаем! — пылко предложила Катя, и сестры с воодушевлением согласились.

Кажется, Катю прельщала мысль о том, что она познакомилась с такими необыкновенными девочками, да еще и наследницами, и когда все вместе они двинулись в сторону жилого квартала, ее лицо выражало абсолютную гордость.

В жилом квартале домики всевозможных цветов и форм были разбросаны в хаотичном порядке. На улочках и в садиках играли дети.

— Мы живем с родителями. Дом на двух хозяев, — пояснила Катя на ходу. — У меня академическая семья. Мама и папа вечно что-то изобретают, занимаются научными открытиями в области магии. Это даже хорошо, что они вечно заняты. Они мало обращают на меня внимания, так что я могу делать, что захочу, ложиться спать и вставать, когда моей душеньке угодно.

— Чего не скажешь о моих предках, — ворчливо сказала Оля. — Я у них как марионетка, которая должна жить строго по часам и всё время перед ними отчитываться.

— Раз контролируют, значит, очень любят, — мудро изрекла Таня. — Вот меня никто не контролировал, поэтому я выросла разгильдяйкой.

Оля с Катей привели девочек к желтому двухэтажному дому с окружавшим его цветочным садом. Среди остальных двориков этот был, пожалуй, единственным, в котором росли причудливые цветы самых необычных форм и расцветок. Здесь были цветы в форме сердец и спиралей, стебли и листья в черно-белую полоску, как у зебры, маленькие цветочки с серебристым напылением, гигантские цветы на длинных ножках, достигавшие крыши. Некоторые из них жили своей жизнью: шевелились и крутились вокруг оси, закрывались и раскрывались, пытались дотянуться до гостей, выпрыгивали из земли.

Растений было так много, что невозможно было и представить, что кто-то мог гулять по саду, не наступив на цветочек и не запутавшись в листьях и ветках.

Девочки вошли в прихожую, и из кухни к ним двинулась дородная женщина с широкими мужскими плечами, массивным подбородком и мелкими, черными усиками.

— Подружек привели? — спросила Олина мама, пошлепав деревянной скалкой по ладони. — Вы знаете, что уже обед? Пора к столу. У меня всё готово.

— Вы будете кушать? — спросила Оля у сестер. Они вежливо отказались, слегка испугавшись довольно устрашающей на вид женщины. — Мам, девочки не хотят кушать, я тоже еще не голодная, попозже поем.

— Обедать нужно вовремя! Желудки себе посадите! — грозно сказала Ангелина Васильевна и вернулась на кухню.

— Давайте покушаем, а то мама не отстанет, — сказала Оля, умоляюще посмотрев на девочек.

Сестры познакомились с Ангелиной Васильевной и ради здоровья Олиного желудка сели за стол. Еда была диетическая, словно для язвенников: постный супчик без поджарки, получерствый хлеб и компот с сухими, безвкусными печенюшками.

— Мама следит за питанием, — полушепотом произнесла Оля, виновато посмотрев на сестер, — и готовит хуже, чем в казарме.

— Ну а мои вообще не готовят, — усмехнулась Катя. — Радуйся, что тебя хоть так кормят. А мне приходится всё самой делать.

— И когда это, интересно, тебе приходится, если ты ешь всё время с нами, на нашей кухне? Кстати, где твои сейчас, у себя наверху?

— Ага. Как обычно, заняты научной работой. Девочки, — сказала Катя, обратившись к сестрам, — я бы познакомила вас со своими родителями, но они не любят, когда их отвлекают от работы, поэтому в другой раз.

После скудного обеда Оля провела сестер в свою комнату. Она была сплошь и рядом заставлена цветами, такими же яркими и необычными, какие росли в саду.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.