Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Волшебные зонтики и Анхельский грот 2 страница



— В общем, так. Мне некогда разбираться, кто прав, а кто виноват, поэтому вы все пятеро остаетесь мыть посуду в столовой… руками, — сказала Галина Николаевна тоном, не допускавшим возражений.

Галина Николаевна и Иван Иванович удалились, а ребята вернулись за свои столики. Парни бросали на Таню недобрые взгляды: ведь из-за нее им придется торчать в столовой весь день, очищая жир с грязных тарелок, и это, учитывая, что на кухне есть огромные посудомоечные машины.

— Придурок, — буркнула Таня, сев к девочкам.

— Зачем ты вообще затеяла эту драку? — укоризненно зашептала Алёна, не на шутку испугавшись за Танину жизнь.

— Вы видели, как Иван Иванович взмахнул рукой и у всех разом заболели животы? — спросила Вероника, всё еще удивленная от увиденного и собственных догадок.

— Какой Иваныч, какая рука? Это всё из-за пирожков с капустой, — отмахнулась Таня.

— Но ты не ела пирожки с капустой, — заметила Вероника. Ей хотелось высказать предположение о том, что Иван Иванович может воздействовать на окружающих ментально (что-то вроде телекинеза), но потом передумала, решив, что это всё глупости и ей просто показалось.

Девочки довольно быстро расправились с обедом.

Вероника поднялась из-за стола:

— Я пошла делать уроки.

— Я с тобой, — отозвалась Алёна.

— Спасибо за поддержку! Я думала, вы останетесь в столовой со мной, — пробубнила Таня.

На обратном пути из столовой Вероника пошла прямиком в свою комнату, а Алёна решила сходить за утюгом, который из соображений безопасности выдавали строго по записи.

Алёна занесла руку, чтобы постучать в кабинет завхоза, где хранились утюги и прочая утварь, но, услышав голоса за дверью, опустила ее и из любопытства прислушалась.

— Это не те девочки, — говорил молодой, зычный мужской голос. — Вы ошиблись, Иван Иванович. Вероника, Таня и Алёна — совершенно обычные подростки. Вы нашли не тех, кого нужно.

— Не будем спешить с выводами, — отвечал Иван Иванович. — Я отвезу их в Юдо, они поживут там какое-то время, и тогда мы узнаем, они это или нет.

— Не нужно их никуда везти. По крайней мере, пока, — воспротивился женский голос. — Мы должны понаблюдать за ними неделю-другую…

— Я тоже считаю, что мы не можем взять и отвезти девочек в Юдо, и вот так просто вовлечь во всю эту историю, — сказал второй женский голос, более молодой и мягкий. — Девочек, которые, возможно, вообще ни при чем. Иначе это будет большим ударом для них.

— Хорошо, — согласился Иван Иванович. — Тогда нам придется устроить им испытание…

Старичок внезапно замолчал, и Алёна, побоявшись быть застигнутой за подслушиванием, отпрянула от двери и спряталась за углом.

Она увидела, как из кабинета завхоза в сопровождении Ивана Ивановича вышли две женщины и один мужчина. Все трое несли зонты в руках, хотя погода стояла ясная, и ничто не предвещало дождя.

Дождавшись, когда незнакомцы вышли на улицу, Алёна побежала к входной двери, но с крыльца она не увидела ни Ивана Ивановича, ни этих людей.

Вдруг Алёнин рот приоткрылся от удивления, а распахнутые глаза уставились в небо.

— Не может быть, — еле произнесла она.

По небу летели, чуть раскачиваясь и держась за ручки зонтиков, три фигурки, две из которых были женскими, а одна — мужская. Не могло быть и сомнений в том, что это те самые люди, разговаривавшие с Иваном Ивановичем, — Алёна узнала их по одежде, хоть они и были уже довольно высоко.

Когда фигурки превратились в крошечные точки, поднявшись еще выше, Алёна посмотрела по сторонам. Во дворе бегали и резвились дети, кто-то сидел на лавочке, но никто не смотрел в небо и не видел того, что увидела она. Ошеломленная и сбитая с толку, Алёна вернулась в помещение, чтобы рассказать обо всем своим новым подругам.

— Они летели, схватившись за ручки зонтиков! Прямо как в «Мэри Поппинс», клянусь! — в третий раз повторила Алёна Веронике, которая к тому моменту уже была обложена тетрадками и книжками.

— Может, это были парашюты? Или какие-то приспособления, похожие на зонты? — предположила Вероника, продолжив решать задачу в черновике. Ее рука приостановилась, когда она прокрутила в голове тот случай в столовой: Иван Иванович делает взмах рукой, и ребята разом хватаются за животы.

— Я видела эти зонтики вблизи. Самые обычные зонты, — сказала Алёна.

— Ладно. Так о чем они говорили? — Вероника отложила ручку и внимательно посмотрела на соседку по комнате. Даже слишком внимательно.

— Я не помню точно… В общем, они хотят куда-то нас отвезти.

— В другой интернат?

— Я не знаю. Какое-то слово прозвучало необычное… Юдо, кажется. Я понимаю, что это звучит, как какой-то бред. Если не хочешь, можешь не верить…

— Я верю, — совершенно спокойно и совершенно серьезно сказала Вероника. — Верю не в то, что люди летают на зонтиках, а в то, что ты не разыгрываешь меня. Ты бы видела сейчас свои вытаращенные глаза.

Девочки решили пойти к Тане, чтобы рассказать об этих странных людях с зонтиками.

На шумной кухне с белым кафелем, насупившись, Таня возилась по локоть в мыльной воде, отмывая тарелки губкой и щеткой. В соседней раковине парни, отбывавшие наказание, делали то же самое, но не так усердно и с шуточками. В воздухе стоял душистый запах мыла, перемешавшийся с не очень приятным запахом остатков еды.

Повариха тетя Рая, увидев в своих владениях посторонних, прикрикнула Веронике с Алёной:

— А вы что здесь забыли? Марш отсюда!

— Нас тоже наказали и заставили мыть посуду, — моментально соврала Вероника.

— Надеюсь, вы знаете, как это делается, — хмыкнула тетя Рая и скрылась за перегородкой.

— Вы что, друг с другом подрались? — с искренним удивлением спросила Таня, увидев соседок по комнате. Она вывалила из тарелки остатки спагетти с соусом в мусорное ведро и положила ее в раковину с водой, щедро покрытой пеной. То же проделала и с другой тарелкой, очистив ее от еды. Затем вымыла эти тарелки и переложила их во вторую раковину с чистой водой.

— Тань, ты была права — в интернате происходит что-то непонятное, — зашептала Алёна, приблизившись к ней. — Я видела людей, летевших по небу на зонтиках!

— Василин, признавайся, ты всё-таки стукнула Алёну по голове? — спросила Таня, подняв брови.

— Они действительно летели, держась за ручки зонтиков, — повторила Алёна.

— Вы меня разыгрываете? — спросила Таня сердито.

— Да нет же, Тань, — серьезно сказала Вероника, чтобы Таня ей поверила и не вздумала налететь на них с кулаками.

— И еще те люди говорили с Иваном Ивановичем о нас, — сказала Алёна.

— Которые летели на зонтиках? — недоверчиво уточнила Таня.

Тетя Рая выглянула из-за перегородки:

— Вы пришли поболтать или отработать наказание?

— Они собираются устроить нам какое-то испытание, а потом перевести куда-то, — прошептала Алёна, когда повариха переключилась обратно на свои дела.

— Я знала, что это всё не просто так! — победоносно воскликнула Таня, и намыленная ложка чуть не вывалилась у нее из руки. — Давайте найдем того милого старикашку в лаптях и расспросим обо всем. Но сначала помогите мне расправиться с этой дрянью.

Весь оставшийся день подруги пытались найти Ивана Ивановича, но он как в воду канул. Не нашли ни его, ни ответы на свои вопросы. Пришлось сесть за домашнее задание и вскоре лечь спать.

— А вы знали своих родителей? — спросила Алёна, когда все трое лежали в своих кроватях. В комнате было темно, и лишь луна слабо светила в окно.

— Не-а, — вздохнула Таня, коротко зевнув. — Говорят, меня подбросили в детдом.

— И меня, — сказала Вероника.

— И меня, — вторила ей Алёна со вздохом. — Мне всё время было интересно, живы ли они, что с ними стало… Я до сих пор надеюсь, что мама и папа когда-нибудь объявятся…

Внезапно в голову Вероники пробралась мысль, которую она не замедлила высказать вслух.

— Слушайте, а что если наше пребывание здесь как-то связано с родителями?

— Что ты имеешь в виду? — переспросила Алена.

— Я просто подумала, что… Мы все трое не знаем своих родителей, так? — сказала Вероника, приподнявшись на локти. — Не знаем, что с ними случилось. Но что если они на самом деле живы и хотят вернуть нас в свои семьи? Вероятно, они живут в Петербурге… Вот почему нас перевели в этот интернет. Они просто решили понаблюдать за нами, удостовериться, что мы действительно их дети…

— Точно! — подхватила Вероникину мысль Алёна. — Теперь понятно, о какой проверке говорили те трое с зонтиками. О господи, наверное, они и есть наши родители…

— Все сходится! — выдохнула Таня. — Ясно, почему нам никто не сказал правду о переводе в этот интернат. Нас не хотели обнадеживать. Вдруг мы окажемся не теми детьми, которых искали родители…

Это предположение так взволновало девочек, что они еще долго не могли уснуть, переговаривались, мечтали и только к трем ночи провалились в мир сновидений.

Вероника засыпала самой последней. Она долго думала об Иване Ивановиче и том интересном случае в столовой, она думала о людях, которые якобы летели по небу на зонтиках. Были ли они кем-то из ее родителей? Возможно, они парашютисты или что-то вроде того… А может, Алёна всё выдумала. Кто знает эту тихоню…

 

 

Глава 4

Ночная схватка

 

Через час Таню что-то потревожило и разбудило. Она всегда спала чутко, вот и сейчас ее слух выхватил шорох сквозь сон.

Таня открыла глаза и, дернувшись, закричала в страшном испуге: перед ней кто-то стоял. Таня сразу поняла, что это ни Алёна и ни Вероника, а кто-то другой — горбатый и в лохмотьях. Но как в комнате мог оказаться посторонний, ведь Таня лично закрывала дверь на ключ?

Она тяжело задышала, вжавшись в кровать, и по тихому, хрипловатому смеху распознала перед собой женщину. Таня схватила свой старенький мобильник, лежавший под кроватью, и посветила им в лицо незнакомке. Ею оказалась безобразная старуха, зло скалившаяся беззубым ртом.

Решив, что это переодетый Митя или кто-то из его дружков пришел отомстить Тане за драку и мытье посуды, она, расслабившись, сказала:

— Очень весело. Суперрозыгрыш. Убирайся отсюда.

Неожиданно незваный гость схватил девочку за майку и одним рывком стащил на пол. Таня выронила мобильник. От прикосновений костлявых рук ей стало не по себе. Это явно не Митя и не кто-то из мальчишек. Это старуха, Таня разглядела очертания ее лица в тусклом свете луны.

Старуха принялась душить Таню. Ее худые руки оказались на удивление сильными и цепкими. Таня попыталась пнуть старуху, но та вовремя отскочила.

Услышав шум и возню, Алёна проснулась и включила свет, не поднимаясь с постели, — выключатель находился прямо над ее кроватью. Она увидела старуху, настоящую сгорбленную старуху, чье страшное лицо с зеленоватой кожей было покрыто струпьями. Алёна невольно вскрикнула, разбудив крепко спавшую Веронику.

Дико расхохотавшись в полный голос, старуха стала кидать в девочек увесистые камни, которые неизвестно откуда появлялись в ее руках. Только Таня пыталась взять брошенный в нее камень, чтобы ответить старухе тем же, как он тут же исчезал.

Таня хотела было кинуться на старуху, но в этот самый момент та запустила ей в голову булыжник. Девочка инстинктивно приложила ладонь к виску, пальцы нащупали что-то жидкое и липкое. Таня глянула на руку — это была кровь. Вдруг ее охватила сильнейшая слабость, кровь отхлынула от лица, ноги подкосились, и она упала на пол.

На этот раз Алёна завизжала гораздо громче и выбежала в коридор, сумев проскочить мимо старухи.

— Помогите! — крикнула она. — ПОМОГИТЕ!

Старуха тем временем впилась черными глазами в Веронику и хищно усмехнулась беззубым ртом. Она взмахнула руками, и в комнате образовался огонь, который мгновенно перекрыл доступ к окнам и двери. Сама старуха исчезла, а Вероника продолжала в ступоре смотреть на пламя, подкрадывавшееся к лежащей без сознания Тане.

«Хоть бы это был сон», — взмолилась Вероника, но чувствовала сильный запах дыма и понимала, что всё реально. Она подтащила Таню к своей кровати и, собравшись с мыслями, принялась гасить огонь покрывалом.

Алёна продолжала звать на помощь, бегала по коридору и отчаянно барабанила в двери, но почему-то ни единый человек не отозвался. Неужели все так крепко спят? Или просто не хотят помочь новичкам? Вероятно, все вокруг в сговоре…

Алёна увидела приближающуюся к ней старуху, которая летела по воздуху. Да-да, она летела под потолком! Ее лохмотья трепыхались от движения, как ободранные крылья ворона. В ночной темноте коридора это выглядело настолько зловеще, что Алёна оцепенела. Никто не отозовался на крики о помощи, Таня и Вероника в огненном тупике…

Что делать?!

Оправившись от оцепенения, Алёна со всех ног побежала к своей комнате, где Вероника безуспешно пыталась справиться с огнем. Старуха полетела за ней.

— Алёна, нужно заманить старуху в комнату, прямо в огонь! — крикнула Вероника, заметив подругу сквозь языки огня.

И стала хлопать Таню по щекам. Таня еле слышно застонала и заморгала глазами.

— Да вставай же ты! — взмолилась Вероника.

— Как это сделать?! — в полном отчаянии крикнула Алёна, но обсуждать план было уже некогда: старуха застыла в воздухе перед ней, ухмыляясь.

Алёна отступила на несколько шагов назад, и старуха медленно двинулась к ней, оказавшись как раз напротив комнаты. На ее грязно-зеленом лице в диком танце плясали тени от огня.

— Эй! — крикнула Вероника.

Старуха отвлеклась на зов, повернув голову. Алёна успела подскочить к ней и, подняв руки, толкнула в дверной проем, в самый огонь…

Вероника замерла, забыв на какое-то время о Тане. Старуха оказалась в эпицентре пожара, где любой человек моментально бы вспыхнул, как спичка, но, вот дела, она не загорелась!

И тут Вероника выпалила, хотя сама того не ожидала:

 

Вовек ты нас не победишь,

Навсегда в огне сгоришь!

Алёна во все глаза смотрела на старуху, которая вдруг стала изгибаться, охваченная языками пламени, и рычать, словно раненый зверь. Секунда — и она сгорела дотла. Огонь, неистово полыхавший в комнате, исчез так же мгновенно, как и появился. Вероника расслабила плечи и, глубоко и взволнованно дыша, оглядела комнату: нигде не было и следа от пожара, дым рассеялся, запах гари улетучился, а мебель осталась цела. Невероятно!

— Что это было? — спросила Таня, поднимаясь на ноги.

— Вот и я спрашиваю, что это было? — спросила разгневанная Галина Николаевна, влетев в комнату в одной сорочке. — Я слышала шум. Почему вы не в постелях?

— Вы пропустили всё самое интересное, — хмуро ответила Таня, голова которой болела и гудела. — Мы чуть не сгорели заживо.

Галина Николаевна прищурилась так, как будто плохо видела и слышала.

— Так вы устроили тут пожар?

— Не мы, а какая-то старуха, — пояснила Таня. — Вы слишком поздно прибежали. Она уже сгорела…

От такого хамства карие — почти черные — глаза Галины Николаевны норовили выпрыгнуть из глазниц. Она оглядывала то девочек по очереди, то всю комнату, пытаясь найти следы от пожара. Ей казалось, что воспитанницы придуриваются, но тут взгляд Галины Николаевны остановился на струйке крови, стекавшей с Таниной головы по уху.

— Это правда, мы действительно чуть не сгорели, — сказала Вероника. — Но всё произошло так быстро, что мы ничего не успели понять.

Галина Николаевна пристально смотрела Веронике в глаза, стараясь разглядеть в них вранье, — так ворон рассматривает свою добычу. Но, увидев растерянность и испуг, была вынуждена отступить.

— Галина Николаевна, всё в порядке, — в коридоре раздался голос Ивана Ивановича. — Я во всем разберусь, можете идти спать.

Старик появился в комнате с кружкой в руках. Галина Николаевна бросила на него колючий взгляд и удалилась.

— Это лечебный эликсир, он мигом все раны залечит, — сказал Иван Иванович, подскочив к Тане.

Не успела она среагировать, как из кружки на ее голову вылилась зеленая жидкость. Таня поглядела на свою белую майку, которая была теперь в зеленых пятнах, потрогала голову и с удивлением обнаружила, что раны как не бывало.

— Объясните мне, что всё это значит! — произнесла она сердито.

— Ну, это волшебное зелье, которое я приготовил из тараканьих усиков и… Впрочем, это шутка!

— Я не об этом! — резко сказала Таня. — Какая-то сумасшедшая старуха вырубила меня, потом устроила пожар, а потом Вероника произнесла какой-то стих… и всё прошло. Это что, такой розыгрыш? Типа посвящение в воспитанники интерната?

— Нет, это и была наша проверка, — вдруг сказала Вероника, о чем-то догадавшись.

— И вы ее прошли, — сказал Иван Иванович, взволнованно улыбнувшись. — Давайте присядем.

Он опустился на Алёнину кровать. Алёна машинально присела рядом с ним: девочка продолжала слегка дрожать. Алёне даже показалось, что у нее от таких волнений поднялась температура.

— Заговор — вот, что меня удивило. Откуда вы его узнали? — спросил Иван Иванович.

— Он просто пришел ко мне в голову… — сказала Вероника, рассеянно пожав плечами. — Я поняла, что мы столкнулись с настоящей ведьмой... А против нечистой силы издревле использовали заговоры. Я читала много сказок и историй о мифических существах и всегда знала это.

— Это была вубара —так называется вид духов злых колдуний, — сказал Иван Иванович. — Эта вубара была самой древней из всех, что обитают на русской земле. Я специально подослал ее к вам, чтобы проверить, как вы с ней справитесь. И знаете что? Вам удалось сделать то, что не удавалось никому, — вы разделались с ней в один счет! А ведь ее совершенно невозможно было изжить навсегда. Самое большее, что можно было сделать, — избавиться от нее на какое-то время. Но она всегда возвращалась, приходила в дома к людям, душила их, вызывала ночные кошмары и устраивала пожары.

— Но если бы я не произнесла заговор, мы бы погибли! — сказала Вероника, ужаснувшись.

— Ни в коем случае! Я бы не допустил этого, — уверил ее старик. — Я подглядывал за вами из соседней комнаты.

— Подождите, — произнесла Таня, медленно переварив в голове сказанное Иваном Ивановичем. — Подождите… это всё похоже на бред. Нам это всё кажется, да? Вы нас ввели в гипноз или чем-то напоили, вот мы и деремся с какими-то кикиморами, так?

— Нет, — замотал головой Иван Иванович. — Всё это происходит на самом деле. Просто вы были рождены в волшебном мире, где есть нечисть, заговоры, магические силы. И вы обладаете такой силой, потому что… Потому что ваши родители были волшебниками.

У Тани челюсть поехала вниз, Алёна удивленно и часто захлопала глазами, и только лицо Вероники оставалось совершенно спокойным и слегка хмурым, как будто она всегда предполагала, что ее родители были волшебниками.

— Но ведь этого не может быть! Этого просто не может быть! — упиралась Таня. — Это какой-то розыгрыш. В вубару всего лишь кто-то переоделся.

— Таня, она летала по воздуху, — напомнила Алёна.

— И образовала пожар без зажигалки и спичек, — добавила Вероника.

— Это просто хорошо отрепетированный фокус, — не унималась Таня. — И вы меня все разыгрываете.

— Тогда что ты скажешь на это? — произнес Иван Иванович и легким движением руки вызвал у Тани колики в животе.

Словно тысячи ножей кололи ее желудок изнутри, и Таня взмолилась:

— Хватит! Прекратите!

Боль прекратилась.

— Ладно-ладно, верю, — сдалась Таня со вздохом. Но эта вера в магию давалась ей очень непросто.

— А что вы знаете о наших родителях? — спросила Вероника.

После всей этой безумной ночи и удивительных открытий оставался главный вопрос. Кто их родители? Где они сейчас? Чем они занимаются?

— Что касается родителей… — начал Иван Иванович, выдержал паузу, оглядел девочек по очереди и продолжил: — То они у вас общие…

— ЧТО?! — громко переспросила Таня. — Как это общие?

Вслед за ней такие же возгласы раздались и от Вероники с Алёной.

— Вы — сестры, — подытожил старичок, поглаживая бороду. — О, хо-хо!

Казалось, Иван Иванович был взволнован не меньше девочек, хотя и пытался это скрыть.

— Ладно, я готова поверить в злую колдунью, но то, что мы сестры, — это уже чересчур, — решила Таня.

— Вы были рождены в один день под особой звездой Неридой, — начал рассказывать Иван Иванович таинственным, чуть приглушенным голосом. — Все, кто рождаются под этой звездой, становятся могущественными волшебниками. Когда вы только-только появились на свет, на вас было совершено нападение неизвестным врагом. Он, вероятно, знал о рождении трех могущественных сестер и хотел либо убить вас, либо взять к себе на воспитание, иначе бы вы представляли большую угрозу ему и его соратникам. Этот некто убил вашего отца и покончил с матерью, но она успела сообщить о нападении вашему дедушке, Евгению Дмитриевичу. Он поспешил на помощь и спрятал вас, определив в три разных детских дома в трех разных городах и наложив на них специальные заклятья, чтобы злодей не смог найти вас. Сам Евгений Дмитриевич погиб от руки неизвестного. Целых тринадцать лет мы не могли разыскать вас. Что мы только не использовали: волшебную тарелку с золотым яблоком, магический путевой клубок, указывающий верный путь, дар предвиденья — всё было без толку.

— Так как же вы нашли нас? — спросила Вероника, единственная, кто сохраняла способность трезво мыслить. Алёна же с Таней с трудом осмысливали рассказ.

— Алхимик Барков изобрел поисковый камень, — Иван Иванович вынул из кармана своей неизменной жилетки овальный камушек малинового цвета, который ярко засиял и стал излучать тепло, волнами докатившееся до девочек. — Благодаря крови вашего отца, которая вошла в состав ингредиентов камня, вы и были обнаружены. На протяжении тринадцати лет, год за годом я ездил по городам с этим камнем. Он должен был потеплеть и завибрировать, окажись кто-нибудь из родных дочерей Мирославы и Григория в радиусе двухсот метров. Так я и нашел вас по очереди, правда, с разницей в несколько лет. Это время как раз понадобилось для того, чтобы понаблюдать за каждой из вас в отдельности, не раскрывая все карты до поры до времени… Когда была найдена последняя сестра, Таня, я подстроил так, чтобы вас втроем поселили в одном интернате, куда я и сам устроился работать завхозом. Мне и моим помощникам было необходимо выяснить, какие способности проявятся у вас, окажись вы вместе. Честно говоря, мы были разочарованы тем, что ни одна из вас не проявила ни единого признака волшебства.

— Если всё это правда, то я откушу себе локоть, — заключила Таня после долгого молчания, в которое погрузилась комната девочек.

Рассказ Ивана Ивановича об их происхождении был впечатляющим и невероятным. Девочки чувствовали себя так, будто им кирпичи на головы свалились.

— Значит, наши родители были волшебниками, но они убиты… И мы… Мы — родные сестры и тоже волшебницы, — ошеломленно подытожила Алёна.

— Именно так, — кивнул Иван Иванович. — Что ж, ночка у вас выдалась непростая. Вам пора спать. Завтра после уроков я отвезу вас в Юдо, так что будьте готовы к двум.

— Куда-куда? — переспросила Таня.

— Юдо, — повторил старичок. — Это волшебный город, расположенный на острове-ките. Оттуда и начинается ваша история… Ну а теперь хватит вопросов, по кроватям!

Иван Иванович ушел, а девочки, забравшись под одеяла, стали возбужденно перешептываться, пытаясь выяснить, кто из них спятил больше — они или Иван Иванович. Утомленные разговорами, подруги вскоре провалились в сон и с трудом проснулись утром следующего дня.

 

 

***

«Всё это было сном», — твердо сказала себе Алёна, открыв глаза. Она увидела, что Таня зачем-то пощипывает себя. Волосы у Тани были растрепаны, и в целом вид был такой, как будто она слегка не в себе.

— Подтвердите, что вубара мне только приснилась, — сказала Таня, закончив щипать себе руки.

— Не приснилась, — заверила ее Вероника, натягивая сарафан. — Она была здесь ночью, и мы с ней дрались.

— Неужели магия существует? — пролепетала Алёна, откинула одеяло и неохотно вылезла из теплой постели.

— Мы сможем еще раз убедиться в этом только тогда, когда попадем в город, о котором говорил Иван Иванович, — сказала Вероника и стала причесываться.

— И ты поедешь с этим сумасшедшим стариком невесть куда? — спросила Таня, скептически посмотрев на Веронику.

— Не я одна. Вы тоже со мной поедете, — без обиняков ответила Вероника. — Нам придется поверить в волшебство… Разве вы никогда не ощущали себя не такими, как все? Неужели вы никогда не верили в чудеса и не хотели, чтобы чудо произошло с вами?

Уроки сегодня тянулись до невозможности медленно, как будто кто-то растягивал пальцами жвачку. Девочки не могли дождаться, когда же учеба закончится, ведь совсем скоро им предстояло отправиться в неизвестный им мир и узнать всю правду о себе…

Алёна витала в облаках, раздумывала над существованием волшебства, представляла себе сказочный замок и живших в нем волшебников в старинных плащах. Таня всё время ерзала на стуле. Вероника умудрялась выходить к доске и даже что-то отвечать. Но и ее отвлекали воспоминания о прошедшей ночи: пожар, в котором они чуть не погибли, страшная вубара, которую удалось отправить восвояси одним лишь заговором. Вероника знала, что столкнулась с чем-то необъяснимым и загадочным, а загадки и тайны всегда влекли девочку.

Когда закончился урок биологии, подруги первыми соскочили со своих мест, побросали вещи в рюкзаки и выскочили из класса. Они зашли в свою комнату, сняли школьную форму, переоделись в джинсы и толстовки и помчались к Ивану Ивановичу.

— Не верится, что мы сестры, — сказала Алёна по пути.

— Это уж точно, — согласилась Таня. — И как мы можем быть сестрами, если у меня нос картошкой и волосы с рыжиной? Но хорошо, что я хотя бы не очкарик со шрамом в виде молнии на лбу.

— Вообще-то существуют близнецы, рожденные в один час, но мало похожие друг на друга, и этому есть научное объяснение, — заявила Вероника с умным видом.

— Но всему остальному, что произошло с нами, нет научного объяснения, — парировала Таня.

Девочки поравнялись с кабинетом завхоза как раз тогда, когда Иван Иванович выходил из него.

— Ну как спалось, ничего? — радушно улыбнувшись, спросил он.

Таня заверила его, что она-то уж точно спала, как подстреленный буйвол.

Они вышли из интерната. По пути к воротам новоиспеченных сестер переполняли разные чувства: радость, смятение и даже страх… Неужели они действительно вскоре окажутся в волшебным городе? Этого просто не может быть… Они точно свихнулись.

Иван Иванович сел в свой небольшой старенький грузовик с открытым, покореженным кузовом и завел его. Автомобиль затарахтел. Девочки втиснулись в кабину.

— Пристегнитесь, — требовательно наказал Иван Иванович, выехав на главную дорогу.

— Это не поможет, — съехидничала Таня, которая имела в виду тряску в грузовике и ощущение того, что он вот-вот развалится.

Тогда Иван Иванович нажал на какую-то кнопочку, и девочек резко стянули тугие ремни, приковав их к сиденьям и не дав возможности пошевелиться.

Таня слегка присвистнула:

— Вот это техника!

— Это магия, — подмигнул голубым глазом старичок.

Они ехали по трассе, ведущей за город. Иван Иванович набрал самую большую скорость, какую только можно было набрать на старом авто. Вскоре девяти- и пятиэтажные дома стали редеть, появились деревянные домики и дачные участки, но и они через некоторое время исчезли из виду. Иван Иванович съехал с дороги и заехал прямо на небольшую поляну, позади которой раскинулся лес. Большинство деревьев стояло еще голыми, но почки на них уже набухли, и кое-где проглядывали зеленые листики.

Девочки недоуменно переглянулись. Неужели в этом лесу спрятан тот самый волшебный город?..

Таня быстро настрочила СМС в своем телефоне и отправила сестрам: «Если Иваныч окажется сумасшедшим маньяком, то я даю ему по голове и мы убегаем».

— А сейчас приготовьтесь, девочки, — предупреждающе скомандовал старичок. — Набираю скорость.

Грузовик неожиданно рванул вперед и, бешено закружившись, поднялся в воздух. Хлопок, и он исчез… Во всяком случае так бы показалось случайному прохожему. В действительности же машина вынырнула где-то в облаках. Девочки перестали пищать и открыли зажмуренные глаза.

— Вау! — выдохнула Таня, поглядев в лобовое стекло: они летели по серому питерскому небу высоко над городом, который теперь казался каким-то кукольным. — Если это сон, то это самый удивительный сон, который мне когда-либо снился.

— Опять ты за свое, — улыбнулся Иван Иванович, покачав головой. — Всё еще не веришь.

— Боюсь, что это не сон, потому что меня явно подташнивает, — сказала побледневшая Алёна.

Иван Иванович любезно протянул ей пакетик на всякий случай и принялся увлеченно рассказывать:

— Давным-давно, в восьмом веке, жили-были волшебник и волшебница, Владимир и Мария Галицкие. И задумали они построить волшебное царство, в котором жили бы только хорошие, добрые и храбрые волшебники, впрочем, не только волшебники, но и обычные люди от мала до велика. Было построено такое царство посреди океана, объединившее силы добра. Люди, жившие там, стали бороться со злом и помогать тем, кто попали в беду. И стоит это царство на том месте до сих пор. Называется оно Юдо. Но не всякому можно туда попасть… И, кстати, этим царством правлю я. О, хо-хо!




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.