Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

По нашему мнению, это конец света



 

После нескольких лет тайных встреч, вранья, измен, желания, ревности, близости, за несколько недель до окончания школы, развязка моей тайной любовной связи с Томом была неожиданно жестокой.

— Изабель, мне нужно поговорить с тобой, — Нервно прошептал Том мне на ухо. Он стоял рядом со мной, пока я копалась в шкафчике. — Это Даниэль вчера ночью подняла трубку, когда мы с тобой разговаривали. Она заметила, что я среди ночи вышел в гараж с радиотелефоном, подняла трубку и услышала твой голос. Не знаю, услышала ли она больше того, в чем готова признаться, но было достаточно неприятно.

Тому не было необходимости разъяснять, что случилось, я сама пришла к такому выводу, после того, как прошлой ночью услышала щелчок во время телефонного разговора. Последний год обучения для нас прошел так гладко, без каких либо потрясений, слухов, тревог или помех. Никто в школе, кроме Лиз не знал о том, что происходит между мной и Томом. И мы без проблем продолжали видеться за пределами школы. Просто, мы были очень осторожны. После того, как мне исполнилось семнадцать, Том почувствовал себя более комфортно в наших отношениях. Он сказал, что я почти совершеннолетняя, и что вскоре ему не придется больше беспокоиться.

Он никогда не говорил о том, что уйдет от жены, но я перестала думать об этом и начала обдумывать варианты для себя. Мое тело за прошлый год созрело, мои изгибы стали более женственными. Мои бедра округлились, грудь стала полнее, а лицо красивее. Я стала выщипывать брови пинцетом и даже осветлять пряди своих длинных каштановых волос в медовый цвет. В это время на меня стали заглядываться другие мужчины, у меня уже были планы этим летом поступить в колледж. Не то, чтобы я больше не любила его, но я поняла, что он, возможно, не последний мужчина в моей жизни. И я была не готова всю жизнь держаться за него, понимая, что ситуация дома навряд ли изменится.

Я, в какой-то степени, была рада тому, что его жена подняла трубку. Думаю, настало время поговорить и решить, что делать дальше. Правда, не прямо сейчас, когда я шла на урок. Обсуждать с Томом в таком людном месте, как коридор школы, последствия наших неосмотрительных действий, было последним, что я хотела. На самом деле, я решила, во чтобы то ни стало, игнорировать его. Я поговорила с Лиз об этой ситуации и уже решила, что это будет переломным моментом. Он был прав — я почти совершеннолетняя, и не было причин больше скрывать от всех наши отношения. Это был подходящий случай, и для него настало время поступить по-мужски. Я собиралась порвать с ним, и решила покончить с этим сегодня, если он не согласится уйти от жены и перейти на новый уровень в наших отношениях. Я не ждала, что ему легко дастся это решение, но я устала играть вторую скрипку и постоянно прятаться.

— Я действительно не могу, Том, — пробормотала я. — До окончания школы нужно многое сделать и я не хочу вмешиваться в твои дела с женой. — Я отступила от него на шаг. — Выглядит так, будто тебя застукали и теперь тебе нужно принять трудное решение. Это твой шанс воспользоваться случаем. — Я в ожидании посмотрела на него, чтобы до него дошел смысл моих слов.

— Изабель, пожалуйста, не отдаляйся от меня сейчас, — сказал он, шагнув ко мне. — Теперь, когда ты больше всего мне нужна.

— Послушай, — начала я. — Тебе не нужно больше скрываться, так же как и мне. Пришло время решить, что ты будешь делать дальше. Ты любишь меня или свою жену? Если ты беспокоишься о своем браке и хочешь сохранить его, то я не буду вмешиваться. Если ты больше заботишься обо мне, то мы можем поговорить. — Всю ночь я думала о сложившейся ситуации. Я не могла заснуть после того, как Том неожиданно повесил трубку, и я знала, что это будет переломным моментом в наших отношениях.

Всю ночь я не сомкнула глаз и вспоминала все годы любви, боли, ревности, волнений, разочарований и надежды, что когда-нибудь мы будем вместе с Томом, не скрываясь от людей. В течение нескольких лет, я наивно надеялась, что Том будет любить меня достаточно сильно, чтобы уйти от жены и взять обязательства за меня, возможно, после окончания школы. Но я начала думать, что этого никогда не случится, и то, как он скрывал наши отношения от жены, было тому доказательством. Почувствовав уверенность, я смогла, наконец, сказать то, что так долго держала в себе.

Том в изумлении уставился на меня. Морщинки вокруг глаз стали глубже, и его карие глаза уже не светились от радости, а потускнели от переживания и усталости. Уголки его губ опустились в разочаровании и замешательстве.

— Изабель, просто дай мне час, мне нужно поговорить с тобой наедине,— сказал он. — Пожалуйста. Это все о чем я прошу. Я не знаю, что мне делать, я еще не думал об этом. Но я должен поговорить с тобой.

Его голос был расстроен, и тревога в его глазах надрывала мне сердце. Он выглядел таким уставшим и отчаявшимся, его голос и манеры утратили присущее ему очарование. Мое сердце на минуту смягчилось, когда я попыталась вспомнить того мужчину, которого я любила. Я совершила ошибку? Я не могла понять. Не слишком ли резко я отреагировала?

Затем я вспомнила разговор с Лиз этим утром, и решимость вернулась ко мне. Это то, что мне нужно сделать, напомнила я себе. Для меня это к лучшему. Прежде чем ответить, я сделала глубокий вдох, стараясь, чтобы мой голос не дрожал.

— Нет, Том, говорить больше не о чем. Мне жаль, но я приняла решение. Вскоре я поступаю в колледж, твоя жена догадывается о тебе, и между нами все кончено. Либо ты что-то меняешь, либо нет. Если нет…

Я смолкла, но и так все было понятно, в конце концов, он будет со мной или с ней. Закрыв расшатавшуюся дверцу своего шкафчика, я повернулась спиной к мужчине, которого любила и зашагала прочь так быстро, как только могла. К тому времени, когда я дошла до другого конца кампуса, слезы бесконтрольно катились по моим щекам. Комната отдыха для девочек в конце коридора будет моим укрытием — темная, холодная комната будет свидетелем моего отчаянного состояния.

 

Каким-то образом я умудрилась провести остаток дня в школе и не столкнуться с Томом. Затаившись, я ходила на все уроки, избегая его стороны кампуса. Я попросила Лиз, высматривать его, когда мы были вместе, и предупредить меня, если тот окажется поблизости. Когда прозвенел последний звонок, я быстро прошла к своему шкафчику. Краем глаза я посматривала на него, когда рылась в своих вещах, и видела, как он прощается со своими учениками. Когда он повернулся в мою сторону, я захлопнула шкафчик и практически побежала по заполненному коридору, через стоянку, к своей машине.

Машину я вела на автопилоте. Когда я остановилась у светофора, в квартале от своего дома, я заметала как большой грузовик, тащится за мной, я присмотрелась внимательнее. Сидя за рулем, я не обращала внимание на машины вокруг меня, и, увидев машину Тома я чуть не съехала с дороги. Как я и предполагала, за рулем был он, и выглядел он невероятно расстроенным. Мое сердце учащенно забилось. Я не верила в то, что он случайно едет в моем направлении. Я знала, что домой ему надо ехать в противоположном направлении и, что в этой части города у него нет друзей.

Красная стрелка светофора поменялась на зеленый, я повернула и поехала по узкой улице. Позади меня, Том сделал поворот и вплотную поехал за мной. О чем он думал? Я запаниковала, поняв, что он собирается ехать за мной до дома. Я не могла допустить, чтобы он подъехал к моему дому, мои родители начнут задавать слишком много вопросов. Я надавила на акселератор и поехала вперед, пытаясь оторваться от Тома, но он продолжил меня преследовать.

Я снова бросила взгляд на зеркало заднего вида, обдумывая варианты. В своем стремлении поговорить, Том явно намеревался ехать за мной всю дорогу. Я не думала, что у меня большой выбор, он всем рисковал, чтобы поговорить со мной. Однажды он уже попался, и очевидно уже не боялся быть снова пойманным. Мне нужно играть по его правилам, по крайней мере, сегодня днем. В груди громко стучало сердце, я, наконец, приняла решение и сбавила скорость, уезжая из своего района. Мне нужно найти нейтральную территорию, где Том сможет припарковаться и поговорить со мной.

Я поехала к соседнему городку, где встречалась с Томом, когда у нас не было времени встречаться у гор. Том, должно быть, понял, куда я еду, потому что добавил газу и обогнал меня. К тому времени, когда я вырулила на пустую аллею, он уже припарковал свой грузовик и ждал меня, прислонившись к пассажирской двери. Я взглянула на него, затем проехала по пустынной дороге. Когда-то я доверилась ему, но сегодняшнее поведение нервировало меня, и я не знала, что он задумал.

Я проехала вперед и остановилась, глядя, как он быстро идет к пассажирской двери моей машины. Я никогда не видела, чтобы он так быстро передвигался или был так агрессивен. В его глазах горел яркий лихорадочный огонь. Он не выглядел как мужчина, которого я так долго любила. Он открыл дверь и запрыгнул на сиденье рядом со мной, заблокировав дверь. Как будто закрытой двери было недостаточно для того, чтобы напугать меня, он протянул руку и заблокировал дверь с моей стороны. Я в замешательстве посмотрела на него. Он задумал удерживать меня в заложницах или что? Что вселилось в этого мужчину? За три года, что мы любили друг друга, он никогда физически не угрожал и не запугивал меня. Но сегодня, в его глазах было отчаяние и его жесты, в первый раз, были дергаными и непривычными для меня.

Его слова подтвердили эту мысль.

— Изабель, пожалуйста, посмотри на меня. Ты не можешь это сделать! Ты не можешь просто решить, что все кончено! — Он замолчал и закрыл глаза, стараясь справиться со своим голосом — Так не делается. Ты — моя жизнь и я не могу потерять тебя так.

Его глаза выжгли дыру в моем сердце, мое тело затвердело. Я не могла ни говорить с ним, ни смотреть ему в лицо, и я не хотела видеть сожаление в его глазах. Я знала, что это причинит ему боль, но не думала, что это будет так эмоционально. И не думала, что это также, причинит боль мне. Внезапно он потянулся к моему лицу и схватил меня за подбородок. Он поднял мое лицо так, что наши глаза встретились.

— Изабель, пожалуйста, посмотри на меня!

Я перевела дыхание, чтобы успокоиться и посмотрела на него. Я начала говорить медленно, надеясь, что он справится со своим гневом и услышит то, что я скажу.

— Том, тебе нужно успокоиться и выслушать меня. Так дальше не может продолжаться. Я не хочу быть больше на вторых ролях, и я не собираюсь разрушать твой брак. Это не моя проблема. Я больше не выдержу! Ты можешь это понять? Какие тебе еще нужны шансы? Твоя жена не знает? Как ты можешь продолжать врать ей, надеясь выйти сухим из воды? Ты думал, мы всегда будем вместе, что я всегда готова быть на заднем сиденье вашего брака? Я просто… Я не выдержу больше этого. Мне слишком больно. Мне жаль.

В его движениях что-то поменялось, он ослабил крепкую хватку на моем подбородке, и во взгляде его исчезло замешательство. Его голос приобрел очаровательные, обволакивающие нотки, которые я так хорошо знала.

— Я разговаривал с Даниэль сегодня и убедил ее в том, что ты одна из моих учениц, позвонившая по личной проблеме, — сказал Том. — Даниэль не услышала ничего криминального, она просто услышала женский голос, и я повесил трубку. Поэтому у нее нет настоящих доказательств. Тебе не нужно беспокоиться. В любом случае, я убедил ее, что все невинно, что я просто пытаюсь помочь одной своей ученице. Поэтому не о чем беспокоиться, Изабель, ты ничего не разрушила! Верь мне. Все хорошо, уверяю тебя. Ты не можешь бросить меня сейчас. Пожалуйста, Изабель, ты для меня всё.

— Но этого недостаточно, — мой голос дрожал. — Это означает, что ты по-прежнему пытаешься уладить проблемы с ней, по-прежнему пытаешься скрыть меня от всех, я не вынесу этого больше. Может, мне не приходило это в голову раньше, но после вчерашней ночи, у меня открылись глаза. Я не могу больше участвовать в этом, это несправедливо ко мне.

Я выпрямилась, надеясь не изменить своему намерению. Я все уже решила, напомнила я себе. Для меня это было правильно и я должна защитить себя. Я должна, наконец, сделать то, что правильно для Изабель, и не поддаться на его уговоры продолжить эти отношения.

— Изабель, мне нужно сказать тебе кое-что, — сказал Том напряженно, — Нужно, чтоб ты знала, почему я женился. Это не то, о чем ты думаешь. Я никогда не говорил тебе. Потому что мне стыдно, и я не хотел, чтобы ты думала обо мне хуже. Я сделал предложение Даниель в ночь, которую даже не помню. В то время я принимал много алкоголя и наркотиков. Мы были так молоды, и я был глуп, делая глупые вещи. Но я никогда не любил ее, и не люблю сейчас. Это было самым глупым поступком в моей жизни. Когда на следующий день я проснулся, у меня не хватило смелости отменить помолвку и свадьбу. Я струсил тогда, и всегда сожалел об этом. Я не люблю ее, Изабель. Когда я говорю, что я люблю только тебя, я говорю это от чистого сердца. Я люблю тебя. Все просто. Ты та, кого я ждал всю свою жизнь, и я не могу отпустить тебя, Изабель. Ты нужна мне.

В голове завертелись мысли. Я не знала, что думать. Неужели, он выдумал это, чтобы удержать меня? Он в таком отчаянье? Невозможно было представить, что он принимал наркотики или даже пил. Мысль о том, что Том принимал наркотики расстроила меня, и это лишило меня решительности.

— Изабель,— зашептал Том, — ты единственная, кто придает смысл моей жизни. Я не хотел иметь детей. Я не хотел свадьбы, которая все-таки состоялась. Я несчастен и несвободен. Но я не знаю, смогу ли я оставить ее или детей. Пожалуйста, ты должна понять, как мне тяжело.

Я не уверена, увидел ли Том боль в моем взгляде, но печаль во мне сменилась на смятение. Я четко сказала, что ему нужно сделать, чтобы остаться со мной, а он отказывался услышать это. Неужели он думал, что он может гнуть свою линию, игнорируя это. Уговаривать меня продолжить с ним отношения, которые зашли в тупик? Если он так думал, то он был неправ. Сейчас я была сильной, и после сегодняшнего дня, я чувствовала себя эмоционально сильнее его. Я начала отстраняться от него, пытаясь найти способы выставить его из машины. Том продолжал говорить о том, что происходит у него браке, и как в юном возрасте, одно взрослое решения привело к другому. Казалось, каждое слово причиняло еще большую боль, и я не хотела больше слышать о его браке. Признание в том, что он принимал наркотики и алкоголь это одно, но слышать, как он пытается найти оправдание тому, что он остается со своей семьей, после того, как я ясно дала понять, что не могу больше иметь такие отношения, которые сейчас у нас…

— Остановись, — слова слетели с моих губ. — Я не могу больше терпеть это. Первое — это несправедливо к твоей семье. Сейчас, я должна подумать о себе, правда. У меня было много возможностей за последние пару лет — возможностей встречаться с парнями, или посещать другие места, или вести нормальную жизнь. И знаешь что? Я не воспользовалась ими, потому что я чувствовала, что изменяю тебе. Я даже не насладилась первым поцелуем с другим парнем, потому что была предана тебе. Я не смогла путешествовать со своими друзьями, потому что знала, что ты будешь скучать без меня. Все старшие классы я пугалась учителей и учеников вокруг меня, только так я могла продолжать видеться с тобой. Я люблю тебя, но это несправедливо ко мне. Если ты любишь меня так, как говоришь, ты поймешь это. Неужели я о многом прошу, Том?

К тому времени, когда я закончила, было ощущение, будто я кричала. Я сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, но рана был нанесена. Я была обижена и разочарована, и моя решимость была тверже, чем когда-либо. Я бросаю его. Сейчас.

— Ты серьезно? — Потребовал он, с недовольным выражением на лице. — Ты собираешься повернуться ко мне спиной, вот так? Изабель, пожалуйста! Подумай об этом прежде, чем принять опрометчивое решение. Никто не сможет полюбить тебя больше, чем я, даже не знаю, возможно ли это. Пожалуйста, Изабель, я знаю, ты любишь меня!

Отчаянье Тома росло, и я знала, что мне нужно избавиться от него прежде, чем произойдет что-то неожиданное. Мои родители ждали меня дома, и я боялась, что Том, который, очевидно, не слышит никаких доводов, может выкинуть какую-нибудь глупость.

— Хорошо, послушай, мне нужно ехать домой, — спокойно произнесла я. — Давай встретимся на выходных, хорошо? После того, как у нас будет время все обдумать. У нас будет больше времени на разговор, в твоем грузовике, наверху в горах. Мои родители ждут меня, я должна была приехать еще полчаса назад, и я не хочу вызывать подозрений. Пожалуйста?

Том склонился и притянул мое лицо близко к своему.

— Изабель, ты моя любимая. Ты для меня все. Ты знаешь это, не так ли?

Я смогла выдавить улыбку и ответить.

— Да, знаю.

Я, осторожно подталкивая, выставила его из машины и уехала так быстро, как только могла, слезы скатывались по моим щекам.

 

Глава 22

С тобой или без тебя

 

Выходные прошли без романтического свидания, которое я обещала Тому. Последние два дня недели после школы я оставалась дома. Он звонил в четверг, в пятницу (дважды), и в субботу утром (четыре раза). Я попросила маму говорить всем парням, которые будут звонить, что меня нет дома.

— Почему ты так груба с мальчиками? — попыталась выяснить мама. — Однажды тебе действительно понравится мальчик, а он не будет отвечать на твои звонки. Посмотрим, как тебе это понравится.

Я закатила глаза. Сколько мама не ссорилась со мной из-за «грубости к мальчикам» она всегда выручала меня, она отвечала на звонки и говорила, что меня нет дома. Может, она думала, что таким образом защищает меня, и я позволяла ей это.

На выходных я решила так же остаться дома. Я не знала, что придет в голову Тому, когда он поймет, что я избегаю его. Как бы ни было ему больно, я не думала, что он поступит глупо и появится перед дверью моего дома. Для него это будет слишком рискованно, поэтому дома я находилась в безопасности.

В воскресенье вечером мама вручила мне запечатанный конверт и сказала:

— Вот Изабель, забыла передать тебе, это пришло с почтой вчера утром.— Это был белый, твердый конверт с аккуратным почерком.

— Спасибо, мамуль, — сказала я и взяла конверт с осторожностью. Мама вышла из комнаты так же быстро, как и зашла, не проявляя интереса к конверту. Я осторожно открыла его, проверив, нет ли признаков вскрытия письма, но оно было нетронутым. Уверенная в том, что я первая кто прочитает его содержимое, я раскрыла письмо и тут же узнала почерк Тома.

 

14 Июля 1995 года

Дорогая Изабель,

Изабель, я так понимаю, ты снова решила игнорировать меня. Думаю, не нужно говорить, как сильно это ранит мое сердце. Но с другой стороны, ты молода и ведешь себя как обычный подросток, как я могу из-за этого расстраиваться? Это твои первые взрослые отношения. Позже ты узнаешь, что взрослые не игнорируют друг друга, они не разрывают отношения ни с того ни с сего. Я разочарован и обижен. Почему сейчас? Почему так? Изабель, через неделю ты окончишь школу! После, я могу никогда не увидеть тебя. Ты любишь меня, ведь так? Если ты до сих пор любишь меня, почему бы тебе не проявить уважение ко мне и не положить всему конец при личной встрече? Позволь в последний раз обнять и поцеловать тебя.

Я думал, что наша любовь преодолеет любые трудности, и мы будем вместе, как это было последние три года. Не это ли ты говорила мне недавно ночью? Или ты не любишь больше меня? Может у тебя кто-то есть?

Надеюсь, ты примешь правильное решение и с уважением отнесешься к моей любви. Не забывай, я люблю тебя и если этому суждено случиться, все, что я хочу это в последний раз сказать друг другу до свидания. Если ты хочешь порвать со мной, то дай мне хотя бы в последний раз обнять тебя. Это все, о чем я прошу.

Я хотел сказать, что принял решение относительно своей жены и нашего брака, но лучше я скажу тебе это при встрече. Пожалуйста, пожалуйста, давай встретимся, в последний раз.

Надеюсь, на ответ.

С любовью,

Том

P.S. Как и прежде, пожалуйста, уничтожь письмо после прочтения.

 

 

 

В понедельник я пошла в школу, пытаясь насладиться последней неделей в школе. Том под разными предлогами, пытался оказаться ближе ко мне, но Лиза вела себя как настоящий телохранитель и на каждом шагу прикрывала меня. Она даже на переменах ходила со мной к нашему шкафчику, чтобы быть уверенной, что Том не подойдет ко мне. После школы, она уезжала домой со мной. Мы каждый день ездили домой не ко мне, а к ней и оставались там допоздна. Том постоянно следовал за нами, но ко времени, когда я в 18:00 или 19:00 часов вечера приезжала домой, он уезжал к себе, к своей семье. Я восприняла это как знак того, что он сделал свой выбор, и укрепилась во мнении игнорировать его. Я не собиралась давать ему «последний раз» о котором он просил. Что касается меня, все было кончено.

Я с ужасом ждала ночи вручения аттестатов, так как это означало конец добрым годам моих исследований и открытий, но церемония оказалась приятно торжественной. Я сидела на травянистой лужайке в белой мантии, в окружении друзей. Во время длинных и скучных речей мы делились шутками друг с другом, хихикали над ними и передавали записки. В какой-то момент я посмотрела на записку, которую Лиз написала мне, и пробежалась взглядом по ряду учителей и толпе. Я знала, что Том находится где-то в толпе. Может быть, он привел свою жену и детей на церемонию. Я подумала о боли, которую причинила ему и не могла не спросить себя, не слишком ли жестоко я обошлась с ним. Неважно сколько раз я думала об этом, но я не видела способа поступить иначе. Я точно знала, единственный способ положить конец всему, если я хочу этого, это уйти не прощаясь. Это сработало раньше и сработает снова, я была уверена в этом.

Лиз взглянула на меня, и, увидев, что я уставилась на толпу, локтем ткнула меня в ребра.

— Хватит думать о нем, — нравоучительно произнесла она. — Ты сделала то, что должна была сделать. Двигайся вперед. Повзрослей. Живи своей жизнью.

Я улыбнулась и кивнула, осознавая, ее правоту. Я пыталась быть честной, даже использовала в качестве довода его любовь ко мне, чтобы он отпустил меня. Я просила его, ради меня бросить жену, чтобы остаться с ним. Ничего не сработало. Он не хотел слушать доводы, и он один был виноват в том, что я ушла от него и наших отношений. Мы в равной степени были виноваты за сами отношения, но, по крайней мере, за разрыв я могла взять всю ответственность на себя.

После окончания церемонии, на поле хлынула толпа друзей и членов семей. В воздухе пахло свежесрезанными цветами и попкорном, и выпускники разбежались в поисках своих семей. Издалека, это должно быть походило на рой разноцветных муравьев, идущих в поисках упавших хлебных крошек. Я потащила за собой Лиз, чтобы найти своих родителей, обещая, что после мы найдем и ее родителей. Мы сделали всего 10 шагов, когда я почувствовала на себе чей-то взгляд. Я повернулась, оглядывая толпу, и обнаружила, что Том пристально смотрит на меня, стоя за стульями. Он стоял с другими учителями. Они разговаривали, но он отошел в сторонку, чтоб посмотреть на меня когда я проходила мимо, в его глазах стояли невысказанные вопросы и боль.

Том застыл. Беготня людей вокруг отступила на второй план. Следующие пятнадцать секунд, существовали только я и Том. Затем сзади, к нему подошла его жена и положила на его руку свою. Как бы ни было больно вырвать его из своей жизни, в том момент я осознала, что если хочу жить нормальной жизнью, я должна уйти.

Оторвав взгляд, я опустила глаза и стала изучать траву у своих ног. Я с трудом сглотнула и почувствовала, как Лиз успокаивающе сжимает мне руку в дружеской поддержке. Я снова посмотрела на Тома. Глазами я сказала ему "Все кончено".

Я повернулась, и прежде чем я что-то осознала, мои ноги уверенно понесли меня прочь от Тома, прочь от отношений, которые у нас были.

 

Глава 23




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.