Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 12.Его библиотека? Хороший запас



Это хорошо, что мы не были связаны телепатически, —он не наслаждался бы, услышав мои мысли по дороге обратно в оперативную комнату.

Я решила, что лучший вариант — это помочь команде с расследованием смерти Поля Сермака, но мой разум был поглощён упрямством Этана, … я была вполне бесполезной. Надеясь на конкретную идентификацию смерти Поля, я хотела распечатать как можно больше информации о Поле Сермаке, которую только можно было найти в Вебе. Стопка бумаг стояла на столе передо мной, но я не так уж много проглянула их в течение получаса.

Все клетки моего мозга были заняты, будучи в ярости от Этана, и интересуясь, смогу ли я удержать его от взрыва нашихпочти-отношений. Он боялся, что сделает мне больно. Нелегко было чувствовать себя в ловушке чужих неврозов, но это был не Этан — человек, который принял удар за меня.

Но что я должна была сделать? Что правильно было сделать? Уважать его желание и держаться на расстоянии? Играть в сексуальную шалунью и использовать обольщение, чтоб заставить его поменять мнение? Или просто игнорировать его, пока мы не добьёмся, чтобы мозг Мэллори слился в далёкую клетку?

Доставить её клетку далеко— было определённо первым на моей пересмотренной повестке дня.

— Мерит!

Я встряхнулась, чтоб быть более внимательной, и увидела Линдси, которая вернулась с караула и сидела напротив меня за столом переговоров, смотря на меня с изумлением.

— Что?

— Твой телефон звонит.

Впервые я услышала звонок телефона в кармане моего пиджака, который я повесила на спинку стула. Мне удалось схватить телефон, как раз перед тем, как он перестал звонить.

— Алло?

— Слишком занята, чтоб отвечать на звонок?

Это был Катчер.
— Извини. Я не слышала звонка. Что случилось?

— Я разговаривал с Меллори. Она использовала вызывающее заклинание.

— Какое делает ЧТО?

— Это вызывает. Притягивает что-то в пространстве, чего там прежде не было. Заклинание находилось в Малефициуме, как и заклинание фамильяра. Она скопировала их прежде, чем книгу увезли далеко, так что помнит шаги.

— Та же магическая теория, что и в прошлый раз? — задумалась я. — Использовать немного тёмной магии, чтобы нарушить границу между доброй и тёмной магией, и вызвать остальную тёмную магию из Малефициума.

— Это, кажется, то, что она пыталась сделать. И это объясняет второго Тейта. Она вызвала его в жизнь.—Но она ли?— Я не понимаю. Если она что-то вызвала, не должно ли это что-то новое выскочить в комнату? Я имею ввиду, вместо раздвоенного Тейта?

— Это возможно, я думаю, но это трудно сказать. Тейт коснулся Малефициума. Это как расстрелять магией в упор. Это могло повлиять на результат заклинания.

— Хорошо, — сказала я. — Спасибо за информацию.
— Конечно, — сказал он, и связь оборвалась.

Я положила телефон подальше, и когда Люк подкатил офисный стул ближе, пересказала то, что сказал Катчер. Но, хотя я и приняла точку зрения Катчера про Тейта коснувшегося Малефициума, магическая математика для меня так и не имела смысла.

— Он сказал, что заклинание должно приносить что-то новое, — сказала я, мой взгляд переключился между Люком и Линдси. — Не дублировать, что-то уже существующее.

— Тонкости заклинаний — не моя специальность, — сказал Люк. — Однако, в твоём распоряжении существует библиотека. Ты должна принять все преимущества.

Я кивнула.
— Хорошая идея. Когда Пейдж вернётся, я придержу ей место в библиотеке и командную бирку вместе с ней. Я надеюсь, этому найдётся логическое объяснение.

— В чем логика, когда бесполый человек воспроизводится на твоих глазах.

— Вот именно.

— И этого для меня достаточно, — сказал Люк, отъезжая обратно к своему столу.

Как только он ушёл, Линдси наклонилась вперёд.
— Где ты была, до того как зазвонил телефон?

Мои щеки загорелись.
— Я просто думала.

— Ты не просто думала,— прошептала она, нахмурившись — Хочешь поговорить? Мы можем выйти наружу.

Не было смысла в попытке обмануть Линдси. Она была вампиром-эмпатом и могла читать эмоции других.

— Не сейчас. Возможно, позже.

Линдси снова выпрямилась.
— В таком случае, Страж, возвращайся к работе. У нас на свободе двойная проблема.
И двойная беда в Доме, даже если никто об этом ещё не знал.

Через несколько минут —без основной работы —дверь открылась, и Марго вошла с помощником и подвижной корзиной ароматной пищи.

— Что это? — спросил Люк, подходя к Марго.

— Ваш очень вдумчивый Страж заказал ужин, — сказала Марго. — Она просила домашнюю пищу, но я её немного обманула.

Люк положил руку мне на плечо.
— Я знал, что тебя надо оставить поблизости.

Я закатила глаза.
— Что ты принесла? — спросила я, но ответ выяснился достаточно быстро, и я улыбнулась впервые за это время.— Ты ездила на Максвелл Стрит, — сказала я .

— Там холодно. Я подумала «сытное и горячее» сделает тебе приятно.

В Чикаго был ряд продуктов, которые были полностью узнаваемыми туристами, как Чикагский стиль хот-догов и глубокой пиццы. Но те из нас, кто жил здесь знали другие секретные прелести: радужные шишки; попкорн Гаретта; и Максвелл Стрит Польские. Последние были Польскими собачками с жареным луком и горчицей. Они были горячими, пряными и сумасшедше вкусными. И там были не просто Польские — она также доставила сыр-фри, формочки заварного крема, и стаканы с кровью.

Холестерин не мог сравниться с вампирским бессмертием.
— Это выглядит замечательно, Марго, — сказал Люк, когда Джульетта и Линдси схватили тарелки и Польские. Жаль, Келли была на патрулировании.

— Ты очень кстати,— закончила Марго, а затем выкатила скрипучую телегу и закрыла за собой двери.

— Ты превзошла себя, Мерит.

— Я не знала, что она на самом деле сделала пробежку за Польскими. Она сделала всё возможное для этого,— я схватила Польские и откусила, закрыв глаза в истинном удовольствии. Я люблю Чикаго.

Мы ели спокойно, четверо вампиров с быстрым метаболизмом и волнением в наших сердцах, по крайней мере, до того, как завибрировал пейджер Люка. Он отстегнул его и проверил экран.
— Ты могущественна так же, как голова наверху. Пейдж здесь.

Я закончила свою собачку и вытерла лицо салфеткой.
— Я поселю её в библиотеке. — Следующие слова слетели с моих губ прежде, чем я успела подумать. — Могли бы вы рассказать Этану о вызывающем заклинании?

Люк и Линдси переглянулись.
— Почему бы тебе не рассказать ему? — спросила Линдси.

«Потому что он ведётсебя, как осёл»,— молча подумала я, но разыграла свои карты дипломатично.

— Я хочу доставить Пейдж в библиотеку, так что я не успею попасть в его офис, и мой телефон плохо работает в библиотеке. Из-за лестницы. И т.д.

Это было дерьмовое оправдание, и я поняла, что никто из них не купился, но они это отпустили.

— Мы скажем ему, — сказал Люк. — А ты берись за работу.

Я улыбнулась с фальшивой весёлостью, затем гордо пошла к двери. У Линдси с этим будет полевой день.

Я нашла Пейдж на первом этаже в фойе. У неё были сумки в руках, и она была одета в джинсы и футболку «Уайт Сокс» с длинными рукавами. Она нашла некоторую свою одежду; жаль, что выбрала неправильную команду. Мы живём на Южной стороне города, что делает «Уайт Сокс» логичным выбором, но это не уменьшает моей любви к Кабс.

— С возвращением, — сказала я.

— Спасибо. Это была длинная ночь.

Я направила её к лестнице, и мы направились на второй этаж.
— Где ты была?

— Катчер подвёз меня на встречу с Баумгартнером. Я разговаривала с ним. Я разговаривала с Саймоном.

— Что Баумгартнер должен был сказать?

— Немного. — Её голос звучал печально в ответ.

Мы обогнули второй этаж. Пейдж остановилась и постучала пальцами по перилам.
— У меня была эта идея — что я была частью чего-то хорошего. Чего-то важного.

— И сейчас ты так не считаешь?

Она отвела глаза.
— Я не знаю. Я спросила его о Мэллори, о Саймоне, о Катчере. О том, что все они упустили.

— Что он ответил?
—Он пожал плечами. Просто вроде, — она имитировала крепкое пожатие плечами, — пожал плечами, и сказал, что мы делаем всё, что можем.
— Это очень хромает. Я имею ввиду, Орден проиграл этот город —и Мэллори— довольно впечатляющим образом.

— Да, — сказала Пейдж. — Я спросила его о Тейте. Он сказал, что это было интересно, и это было всё. Он вернулся к полировке своего шара для боулинга.

— Он не полировал свой шар для боулинга.

— Рука Бога. Орден —это союз, и я думаю не в формате работников-по-защите-прав-и-справедливости-трудовых-стандартов. Больше похоже на вариант давайте-сядем-вокруг-и-будем-обвинять-Джимми-Хоффа.Я только говорила с Баумгартнером по телефону, и, я думаю, я никогда не смогу понять хромает ли он на самом деле. Так много разговоров о величии нашей магии, насколько мы мощны, насколько особенны. И как мы можем использовать эту силу? Мы много говорим и полностью игнорируем то, что происходит вокруг нас.

— Много разговоров, мало дела?

— Именно!

— Вот это облом. Чем занимается Мэллори? —Я почувствовала себя странно, задав вопрос, как будто я проверяю, что с моей лучшей подругой у нового лучшего друга.

— Ты знаешь лучше меня. Я не знала её раньше, так что трудно сравнить, как ей сейчас. Оборотни всёещё заставляют её трудиться руками, и, я думаю, они не собираются менять свои планы в ближайшем будущем.

—Ещё немного прогуляться, мы будем ссылаться так же, — подумала я вслух. — Они очень тщательные в вещах, которыми увлекаются, но когда они находят, они на своём пути.

Пейдж кивнула.
— Это меня впечатлило.

— Катчер рассказал тебе о заклинании, с которым она пыталась работать?

— Вызывающее? — Пейдж кивнула. — Да. Это ещё одно передовое заклинание, впечатлившее её к работе.

— Я до сих пор не купилась, как это вызывающее заклинание одного Тейта разделило на двоих. Для меня это не имеет никакого смысла. Это должно быть последствием заклинания дублирования или чего такого.

Она кивнула.

 


— Дублирование работает не так как вызывающее заклинание; это не предсказанный исход. Кстати, о Катчере, и о том, что я сказала раньше — я не пытаюсь его подколоть. Он легенда в кругах Ордена. Славная — или позорная — в зависимости от обстоятельств. Я знаю, что он получил необходимый багаж, или Орден не так сильно волнуется. Но когда я позвонила ему вчера, я действительно почувствовала, что должна сложить закон, знаешь?

— Ты, безусловно, поставила его на место.

Она поморщилась.
— Я не хотела его унизить, но кто-то должен был это ускорить.

Я не могла поспорить с этим.
— А что это за история с пророчеством?

— Он сделал предсказание — ты знаешь, что мы можем это делать, так ведь?

Я кивнула.

— Предсказание было о чем-то действительно плохом, которое спустится на Чикаго. Он предупредил Орден, но Орден боялся, потому что он сделал предсказание о том, что он будет участвовать в этом злодеянии. Они запретили ему приезжать в Чикаго.
— Он приехал в любом случае.

— Он приехал в любом случае, — согласилась Пейдж, — и они выгнали его из Ордена из-за этого. Я спросила его об этом.

— Что он ответил?

— Он сказал, что мир пойдёт своим чередом, и пророчество выполнится самостоятельно, и он хотел быть здесь, когда это произойдёт. Он сказал, что работал над тем, чтоб остановить стихийные бедствия, когда они появились, и пытался помочь вам понять, что происходит. Ирония заключается в том, что проблема кипела у него на глазах, но он был сосредоточен на городе и полностью проигнорировал это.

— И вот мы здесь, — сказала я.

— Мы здесь, — согласилась она.

— На самом деле, я имела в виду в буквальном смысле,— я указала Пейдж на двойные двери перед нами, затем открыла их с ворвавшимся свистом воздуха.

Это было впечатляющее открытие, если я скажу так же себе. Библиотека Дома Кадоган была довольно захватывающей. Два этажа книг связанных красной кованой лестницей. Библиотека состояла из томов обо всех видах вампиров и сверхъестественных тем, от истории и продовольственной комплектации Канона Североамериканских Вампирских Домов, зашифрованном праве для Американских вампиров.

Реакция Пейдж была очень похожа на мою пару месяцев назад. Она вошла внутрь, разинув рот и уставилась на полки, стены и балконы книг. Я полагала, что это было важное место для архивариуса.

— Добро пожаловать в библиотеку Дома Кадогана.

— Закрой дверь, — сказал она. Она направилась к ближайшему ряду и начала сканировать корешки книг. —«Морфология вампирусамериканус». «Эльфы и Их Участие». «Рог Единорога и Другие Важные Особенности».

Она прицепилась своими пальцами в большее количество корешков, потом взглянула обратно на меня изумлёнными глазами.
—Ваша секция анатомии бешено впечатляет.

Но то чтобы я посмотрела, но у меня не было сверхъестественных литературных котлет, чтоб не согласится с ней.
— Да. Это очень хорошо.

Она потёрла руки, как в сюжете злой мачехи.
— Итак,мне нужно исследовать вторичные и третичные эффекты вызывающих заклинаний. Где я могла бы найти…

— Успокойся, ты можешь?

Мы обернулись. Библиотекарь Дома, которого я знала только по названию, стоял в конце ряда. Он был немного ниже среднего, его руки были скрещены над чёрной рубашкой поло с коротким рукавом. Его короткие коричневые волосы стали в маленьких завитках, как будто он пробежался по ним руками.

— Извини,— сказала я с виноватой улыбкой. — Она немного погорячилась. Твоя библиотека является довольно феноменальной.

— Она? — спросил он, обращая свой взгляд на Пейдж. Он бросил долгий, затяжной взгляд на её ноги одетые в сапоги до того, как встретить её взгляд. — Ты высокая, не так ли?

— Я...да...высокая. Итак, да. Высокая.

Комната затихла, когда они смотрели друг на друга. Сегодня, наверное, что-то в воде есть.
— Это Пейдж,— сказала я. — Она архивариус Ордена. Она находилась в бункере Небраски, где сам-знаешь-что иногда хранят. Она останется у нас на некоторое время. У тебя есть какая-нибудь литература о вызывающих заклинаниях?

Он проигнорировал меня, возможно потому, что он все ещё пялился на Пейдж. Я знала, что ей нравятся книги; мне не пришло в голову, что библиотекарь понравится ей.

Я откашлялась, чтобы привлечь его внимание.

 


— Вызывание,— сказала я ещё громче, и он, наконец, посмотрел в мою сторону. — Есть какие-нибудь книги на эту тему?

Выражение его лица было плоским.
— Конечно, есть. Следуйте за мной.

Он исчез в ряду. Мы не смели ослушаться.

Спустя час, книги накопились. Было четыре стопки — каждая два метра ростом — на нашем библиотечном столе, и здесь же была целая куча открытых томов вокруг нас.

Свидетельство нашей неспособности найти что-то полезное.

Я закрыла ещё одну книгу и потёрла глаза, которые начали размываться от чтения мелким шрифтом. Двери библиотеки открылись, и внутрь вошёл Этан. Мой живот скрутили нервы, и я мрачно подумала, что это будет случаться каждый раз, когда я буду видеть его за всю нашу бессмертную жизнь. Я с нетерпением ждала этой возможности.

Но это было то, что было, и пока я не придумала, как порвать его связь с Мэллори и поменять его мнение, я всёещёработала и не собиралась позволять раздражённому мужчине стать на этом пути.

Он подошёл к нашему столу и обследовал беспорядок, сложив руки на бёдрах.
— Не везёт?

— Даже не чуть-чуть. Мы обнаружили большое количество описаний вызова. Но ни одного упоминания о чём-то похожем, что мы видели. Ни одно существо не распадается на двоих одинаковых. Я люблю книги, но люблю, когда они меня не подводят. И, сегодня, они подвели меня

Этан огляделся вокруг.
— Где Пейдж?

— С библиотекарем. Они, кажется, хорошо ладят.

Он выглядел впечатлённым.
— Наш библиотекарь и архивариус Ордена. Я подозреваю монтаж.

Очевидно, Этан пытался действовать так, будто между нами всё хорошо. И в некотором смысле это должно было быть так — мы должны были работать вместе, не зависимо от нашей личной драмы. Но если это то, что мы делали — притворяясь, что всё хорошо — двое могли бы играть в эту игру.

— Из общего у них есть книги. Но я люблю книги, и я точно не прыгаю на него. Мы увидим, как это пойдёт. Как продвигается план перехода?

— Медленно. Наши связи с ГС комплексные и договорные. Похоже на щупальца.

Я взглянула на него.
«Щупальца». Хорошее слово.

— Стремлюсь произвести впечатление, — он посмотрел на часы.

— Насыщенная ночь? — Я ненавидела то, что должна была спросить его, что я не знала, что его расписание составлено.

— Иногда бывать такое чувство, что я существую только для встреч.

— Ты мог бы позволить Малику обработать эти встречи.

Он внимательно посмотрел на меня взглядом Мастера вампиров, который не мог поверить в Послушника, прежде чем он сказал что-то до смешного наивное.
— Официально я не Мастер этого Дома, — признался он, — но не мог же я отказаться от своих обязанностей.

— Я бы не посмела предложить иное. На счёт чего следующая встреча?

—О законе регистрации для вампиров. Один из помощников Мэра Ковальчук просил о встрече. Там поговорим о размещении стенда в фойе.

— Навязчиво, но удобно.

— Ты читаешь мои мысли.

Нахмурившись,Пейдж вышла из ряда, держа в руках ещё пару книг.

— Не везёт?— спросил Этан.

— Ничего.— Она вытащила стул и села.
— Но вы не можете винить ресурсы.

— Это прекрасная библиотека, — согласился Этан. — Ну, мне пора. Удачи вам, и дайте мне знать, если найдёте что-нибудь.

— Конечно, — пообещала я. Я не собиралась упускать шанс ущипнуть его ещё раз. С другой стороны, я была одной, кто взял на видимость то, как он пошёл обратно к дверям библиотеки.

Я уверенно вздохнула.

— Вы долго были вместе? — спросила Пейдж, когда я снова обернулась.

— Сейчас мы не вместе.

Она явно выглядела скептически.

— Это длинная история,— я наклонилась вперёд. — Слушай, по поводу это связи между ним и Мэллори— ты знаешь что-нибудь, чтоб прекратить это?

Пейдж нахмурилась.
— Сказать по правде, я не уверена, почему он все ещё связан, особенно с тех пор как книга была уничтожена. Но там могут быть методы или обходные пути, с которыми я не знакома.

Я кивнула.
—Ладно.

— Может быть, он мог бы научиться ею управлять? Он, похоже, имеет много силы воли.

— Это ещё мягко сказано, — согласилась я. — Высокий, светловолосый и упрямый.

Пейдж рассмеялась.
— Высокий блондин, и упрямый, как правило, прямо в моей рубке. Я действительно немного удивлена, я заинтересовала библиотекаря,—её щеки порозовели. — Поставьте двух парней бок о бок — один светлый и один тёмный— и я действительно настроилась на «высокий и красивый блондин».


Кое-что из того,что она сказала, показалось мне знакомым в глубокой части моего мозга.
— Что ты сказала?

— Что? О, я просто говорю, что обычно предпочитают блондинов.

Меня заинтересовал не её вкус на мужчин —фраза,которую она использовала.
—Тёмный, — повторила я, мой взгляд перемещался вперёд и назад, пока я копалась в своей памяти. — Почему это звучит знакомо?

— В смысле, фраза?— Пейдж нахмурилась. — Я не знаю. Когда ты слышала это?


— Когда мы были в Небраске, -- поняла я, воскрешая воспоминание. —Тодд, гном, назвал Тейта «Тёмным». Я думала, он имел в виду цвет его волос — потому что он тёмно-коричневый. Но, может быть, это не так. Может, это не писание. Может имя или вид.



— Я не знакома с этим термином, но я могу поискать. — Она потащила гигантскую книгу к себе. — Я проверю общедоступную магию.

Общедоступную магию?

— Это похоже на гигантский магический словарь, — сказала она рассеянно и начала листать записи. — Если этого здесь нет, то его не существует.

Она перевернула книгу, открывая на странице, затем проскользнула пальцем по странице, которую она нашла. Но когда её плечи опустились, я знала —она ничего не нашла.

— Ничего?

— Оно не существует, — она посмотрела на меня. — Если это действительно термин магического существа — а не просто описание — это должно быть здесь. Эта вещь супер-полная.

Возможно, но я не была готова так легко сдаваться.

—Тёмный, — странно звучало. Это не то, что просто случайно говорят. С другой стороны Тодд был необычным парнем.

— Волшебники просто не получат нас, — я вспомнила его слова и начала улыбаться. Возможно, мы двигались в неправильном направлении. Возможно «Тёмный»было магическим термином искусства, …а не волшебства.

Я вскочила, игнорируя вопрос Пейдж о том, куда я собралась, и побежала вдоль рядов, пока не нашла библиотекаря.

— Ты бегаешь в моей библиотеке?

— Только потому, что ты нужен мне. У нас есть книги, написанные гномами?

Он нахмурился, но кивнул.
— Да. Почему? Я думал, вы искали вызывающее заклинание.

Будь здесь, сделай это.— Я улыбнулась и подумала про Тодда. — Мне нужны книги гномов. Я знаю, потому волшебники просто так не получат их.

Он не понял шутки.
— Это в культурных исследованиях. Четыре ряда слева. Твои другие слева! — поправил он, когда я уклонилась вправо.

Через несколько минут Пейдж нашла меня на полу, потянув книгу на моих коленях.
— Светлая мысль?

— Я думаю, что это у гномов такое выражение.

— Чёрт, — сказал она. — Хотела бы я додуматься до этого, — она присела на пол возле меня, и я передала ей Руководство по Названиям Гномов

— Заходи, — сказала я, — воды тихие.

Этого не было в «Руководстве по Названиям Гномов». Этого не было в «Жизнь с Нуля». Этого не было в «Лучшее Подземное Садоводство», «Милый Домашний Пригорок» или «Дома Гномов». (Я не могла это заткнуть.)

Мы узнали, что гномы особенно осторожны относительно планировки своих подземных жилищ. Мы узнали, что они предпочитают плед ситцу в своём декоре и зачастую используют десяток или больше ложных входов, что помешать нежелательным посетителям.

Когда мы смогли наметить свои любимые цвета, мы позвали библиотекаря обратно.

Ладно, Пейдж позвала обратно библиотекаря. После того, как отбросила свои волосы.

Может, она была одинока в Небраске.
—Что именно вы ищете? — спросил он.

—Тодд, один из гномов, который воевал с нами в Небраске, назвал Тейта «Тёмным». Мы интересуемся, есть ли что-то по этому поводу.

Библиотекарь закатил глаза и пошёл вдоль ряда.
— Иногда я удивляюсь, почему ты не спросишь у меня в первую очередь. Следуйте за мной.

Мы поставили наши книги обратно на полки и последовали за ним к комоду с длинными плоскими ящиками. Он открыл длинный ящик и прошуршал в нем, потом достал тёмно-синюю картонную коробку с медными углами, которую бережно поднёс к ближайшему столу. Он шёл медленно, будто этот материал в коробке был достаточно деликатным, чтоб разрушится, если им загреметь слишком сильно.

Он поставил коробку на стол и поднял крышку. Запах старой бумаги и трав — розмарин и тмин — заполнили воздух, вместе с влажным запахом земли.

— Гномы, — сказала я.

Библиотекарь кивнул и вытащил пару тонких х/б перчаток из кармана своих джинсов. Он одел их и тщательно удалил лист с коробки.

Лист был толстым и пожелтевшим, нить основы и переплетение волокон из некоторых древних растений были как водяной знак на странице.

По всей поверхности были аккуратные ряды латинских слов и линии,освещённые рисунками, и причудливые буквы в красной, синей и золотой краске. Это отличалось от средневековых манускриптов, которые я видела когда-то в аспирантуре.

— Оно прекрасно, — сказала я. — Откуда это?

— Это ручная копия страницы из документа называющегося Свиток Кантора. Кантор был гномом, нотариусом, который собрал впечатляющую библиотеку текстов.

Пейдж обошла вокруг стола, чтоб подойти поближе взглянуть на документ.
— О чём?

— Как обычно. Любовь. Религия. Политика. Война была конкретизирована. Гномы рядом с землёй, так что люди склонны забыть их. Они делают большую работу, освещая войну, так как они могут пробраться в окрестности так легко.

Библиотекарь положил первый лист в сторону и достал из коробки другой. Это был рисунок. Изображения не были очень сложными, но их тема была ясна — грязь и каменный город под атакой бури синих искр, больших, как облако. Облако уже поглотило некоторые здания, оставив их в руинах.

— Я видела это раньше, — сказала я, подумав про магическую стену, которую Тейт послал за нами. — Где это было?

— Карфаген, — сказал библиотекарь. — Город был полностью разорён римской армией —они посолили земли, так что впоследствии ничего не могло расти.

— Они разрушили город с помощью магии? — спросила Пейдж.

— Это была нечеловеческая версия истории, — сказала я, но посмотрела на библиотекаря.

— Станут ли римляне воевать с тобой, если народ охотно кредитирует кому-то другому победу?

Он получил очко.

— Согласно Кантору, — сказал он, — римская армия одержала победу, но они точно не сражались в битве.

Я указала на документ, но была осторожна, чтоб не касаться. Моё сердце забилось, когда мы приблизились к ответу.
-- Кто бы ни сражался здесь, Тейт обладает такой же магией. Что Кантор говорит об этом?

— Он говорит, что магия была создана каким-то «Тёмным»,— библиотекарь самодовольно улыбнулся, но он это заслужил. Он был хорош.

— Так что же это за «Тёмный»? Джин? Полубог? Связаны ли они с феями? Клавдия, королева, кажется, знала, что такое Тейт.

Библиотекарь, видимо, не был впечатлён моим магическим аукционом.

— Ты вряд ли поверила бы мне, если б я сказал.

— Испытай меня.

— Они называются «посланниками».Они высокие. Крылатые. Их магия позволяет им служить миру.

— Ты говоришь про ангелов? — Пейдж наклонилась немного вперёд, как она и боялась, мы посчитали вопрос сумасшедшим.

— Да, но без религиозного багажа, — сказал библиотекарь. Он вытащил другой документ. Этот показал борьбу между двумя существами — один с белыми крыльями традиционного ангела, другой с темными и гладкими как у летучей мыши. Оба они были высокие и мускулистые, их тела были завёрнуты в ниспадающую ткань, крылья резали воздух как лезвия. Они были заперты в сражении друг с другом.

— Существовало два вида посланников, — сказал библиотекарь,— те, кто приносили мир и щедрость, и те, кто вершил правосудие.

— Я предполагаю, что у этой истории нет счастливого конца? — спросила я.

— Тебе стоило бы исправиться, — сказал библиотекарь. — Посланцы мира делали свою работу. Они вознаграждали за хорошее. Посланцы правосудия выполняли свою часть. Они наказывали зло. Вместе они держали мир в равновесии.

— Но посланцы правосудия использовали насилие слишком часто. Они решали, что небольшие оплошности людей достойны сурового наказания. Дело больше не было в справедливости. Дело было в эго и своём представлении добра и зла. Они потеряли моральные ориентиры.

— Тёмные? — догадалась я.

— Тёмные, — подтвердил он. — Ангелы с жестокими мечами справедливости. Люди отбивались от них; тёмные пошли ядром. Они уничтожали целые города, которые, как они считали, не соответствовали их стандартам. Карфаген был только одним примером. Этот конфликт уходит корнями гораздо, гораздо дальше.

— Как далеко? — спросила Пейдж.

— До Содома и Гоморры.

— Почему их называют «Тёмными»?— спросила Пейдж.

— Согласно Кантору, их души стали темнее, их крылья стали темнее, — он перевернул страницу. Этот рисунок показывал лишь карикатуру существа с темными крыльями, их карликовый размер остальной части изображения. — Потому некоторые суперы, в том числе и ваши гномы, назвали их «Тёмными».

— И другие суперы? — поинтересовалась я.

Он взглянул на меня.
— Люди думают о них, как о демонах, несмотря на то, что «демон» ничего не значит. «Демон»— это качество, а не вид. Быть демоническим — отказаться от добра и полностью отдаться темноте.
— Итак, Тодд считает Сета Тейта Тёмным, — сказала Пейдж. — Теория или факт?
— Тейт сражался с Этаном мечом, и Поль был убит лезвием, — сказала я. — Поль,определённо, был виновен в некоторых нарушениях. Производство «V» для начала. Если Сет —Тёмный, он мог иметь мотив справедливости. Суровая справедливость, но всё же.

— Ирония в том, что он не считает себя достойным такой справедливости. — Пейдж пробормотала. — Но если это объясняет Сета, — сказала Пейдж, — как на счёт второго Сета?

— У меня есть идея. Итак, подытожим, Сет был сердитым ангелом, Мэллори пыталась вызвать зло, и Сет прикоснулся к книге в то время, когда она вызывала заклинание. Которое как-то его раздвоило, теперь у нас есть два идентичный сердитых ангела, летающих по Чикаго.

От самой идеи мне хотелось бежать и кричать... или скрываться под моей кроватью в течение нескольких недель.

— Это будет выглядеть как событие,— сказала Пейдж.

Я взглянула обратно на библиотекаря.
— Много ил было посланников? Если он один из них, можем ли мы сузить список, чтоб узнать какой?

— Их не так уж много. О некоторых вы слышали: Михаил, Габриэль, Рафаэль.

— Архангелы, — сказала я.

— Ангел на любое имя, — сказал библиотекарь. Он перевернул обратно на первую страницу и показал нам одну с латинским текстом. — Есть трое Темных: Уриэль, Доминик и Азраил.

— Есть ли рисунки с их лицами в деталях?

— Не то, будто я в курсе.

Каждый вопрос, на который мы могли ответить о Тейте, казалось, порождал ещё четыре-пять.

Но реальный вопрос: как много времени нам потребуется, чтобы выяснить это?

Солнце было всё ближе, прежде чем я вернулась в офис Этана. Было бы быстрее вернуться в свою комнату, но мы сделали слишком большой прогресс, чтобы не отчитываться перед ним. Проблема не беспокоила бы меня, если б он не был ослом; на самом деле Тейт, вероятно, был бы рад это слышать.

Я нашла его в кожаном кресле его гостиной, скрестившим ноги, положив голову на спинку стула и закрыв глаза.

Он был исчерпан, и я могла только посочувствовать. Это была долгая ночь — полная половины магической книги, претенциозным британцем, убийством и не полными, но достаточно убедительными ответами. Но, по крайней мере, сейчас у нас больше ответов, чем пару часов назад, так что я стояла перед ним по стойке смирно и докладывала.

— Итак, Тейт — Тёмный. Ангел возмездия, который не может контролировать свои большие насильственные призывы.

— Похоже, что так.
— Ты знаешь какие-нибудь мифы о Тёмных? Звучит ли это знакомо?

— Ты имеешь ввиду, потому что это моя эпоха?

Злой или нет, я не собираюсь упустить возможность подразнить его.
— Хорошо, ты жил во время большое взрыва, не так ли?

Он закатил свои глаза.
— Я знаю мифы о падших ангелах. Те, кто не поддержал правый лагерь, закончили решительным броском вниз. Я не знал, что они, как утверждается, привели к разрушению Карфагена. Едва ли кажется возможным, что римляне были бы в состоянии уничтожать все доказательства того, что они не были истинными победителями.
— Ты вернулся из мёртвых, — указала я. — Ты на самом деле не в состоянии утверждать, что нормально, а что нет.

— Справедливо.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила я его.

— Она там, — сказал он, потирая виски. — Скучно гудит там. Но я толкнул её в задний угол своего сознания,посвящённый футболу и видеоиграм.

— Другими словами —используемый редко.

— Так точно.

— Неправильно с моей стороны говорить, что мы могли бы это избежать, если б Орден уделял Мэллори больше внимания?

— Не неправильно для всех, — пробормотал он. — Несчастно, что пришли к этому, но не неправильно. Они проиграли всех нас — и Мэллори — разными способами. И они, похоже, не предлагают помощь в очистке беспорядка, который они так аккуратно создали.

Мы немного помолчали, глядя друг на друга. Этан,казалось, был мирным, но ещё казалось, что его сознание, вероятно, прокручивает возможности, вероятности, стратегии, результаты. Я только не была уверена, как много из них содержат меня.

Я решила спасти себя отказом, даже если это было только временно.
— Хорошо, я должна вернуться в свою комнату. Скоро наступит рассвет.

— Я хочу притворяться, что всё хорошо в мире, — сказал он. — Я хочу притворяться, что наш Дом завтра будет в безопасности и закрепится в груди ГС. Но это не мир вокруг нас.

Я думаю, он подразумевал извинение, но я была не в настроении. Я хотела спать и свернуться тёплым калачиком, и я собиралась получить это.

— Мир таков, каков он есть, — сказала я. — Мы можем только отразить это обратно.

Когда рассвет подошёл, я проскользнула в свою комнату и свою собственную кровать, в прохладные и спокойные слои. Я пыталась успокоить свой мозг и старалась не думать о том, чтопринесёт завтрашний день, или тот факт, что Тейт всёещё там, несомненно, планировал свою следующую атаку. Солнце поднималось, и я ничего не смогла сделать.

Я надеялась, что Чикаго не будет Карфагеном. Я надеялась, что мы все сможем найти покой. Я надеялась, что рассвет не принесёт больше проблем, чем решается.

Конец.

Продолжение следует =))





Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.