Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 11.Потерять и найти



Если это было убийство, чтоб найти выход, можно было бы использовать это наилучшим образом. Логично было бы предположить, что остаток вечера я проведу на работе — или в оперативной комнате —или в библиотеке. Призвать на вывоз экипажа, последнее, что я могла сделать.

К счастью, лисий шеф-повар Дома с тигрово-карими глазами и стрижкой боб на тёмных волосах, которые складывались в прядь на лбу, была моим другом. Марго была пышной кинозвездой и очень весёлой в качестве главы кулинарного отдела Дома, к кому можно обратиться за милостыней пищевых продуктов.

Она также отвечает за запасы на кухне Меллокейками. Как может не нравиться девушка, которая делает это?

Кухня расположилась в задней части первого этажа Дома, сразу после офиса Этана. Я нашла Марго, прислонившуюся к коммерческого-размера холодильнику, со скрещёнными руками на своём белом пиджаке шеф-повара, когда она весело смотрела на работу в своей кухне.

Гриль и область готовки излучали активность, когда остальные сотрудники приветствовали мужчину и женщину, потевшихнад кастрюлями, заполненными чем-то похожим на спаржу.

Я украдкой подошла к Марго.
— Что происходит?

Она улыбнулась.
— У нас конкурс блюд. ТиДжей и Элис получили по два ингредиента, и они должны приготовить съедобные блюда, которые на самом деле можно было б подавать в кафетерии.Съе-доб-ны-е,— повторила она, медленно и громко так, чтоб сотрудники и участники могли услышать.Она взглянула на меня. — Что я могу сделать для тебя?

—Дариус здесь. Вы приготовите большой ужин для него и Этана?

Марго улыбнулась мне.
— Разве ты не знаешь лучше кого-либо, какие у Этана планы?

«Не сегодня»,—подумала я.
— На самом деле, речь идёт не об Этане. Это для экипажа охраны. Я думаю, мы могли бы удовлетворить, если вы не разжигаете что-то экзотическое для Дариуса.—Она фыркнула. — Когда дело доходит до еды, он не хочет экзотики. Он хочет простое и очень, очень неспецифическое. —Она протянула руку и схватила клипборд, который висел на стене на колышке. — Чарли получил это за последние сутки. Дополнительная статья гостеприимства Дариуса.

Чарли был дворецким Дариуса, и дополнительная статья гостеприимства Дариуса была списком требований и группы закусок, необходимых на концертной площадке.

— Как долго Дариус будет здесь, что ему необходима дополнительная статья гостеприимства?

— Слишком долго, если ты меня спрашиваешь. — Она передала клипборд, и я посмотрела на статью. Некоторые вещи были безобидны — группа крови «А», бутилированная вода, мятные жвачки, чай Эрл Грей. (Он был британцем, в конце концов)

Но список был двумя —через одинарный интервал—страницами. Дариус был особенным во всем, от волокна его страниц (шесть сотен) до содержания его питания (предпочитая сырые продукты и зелёные соки).

Я вернула клипборд.
— Он делал это, когда был здесь в последний раз?

—Он не делал,— сказала Марго, снова повесив клипборд. — С меня кожа не слезет — я могу приготовить, что угодно. Просто это не сулит ничего хорошего, если он будет регулировать дом, ты знаешь? В любом случае, они собираются в Дом Наварра сегодня.

Больше возможностей для Моргана Гриера, мастера Дома Наварра. Морган бросался в истериках, чтоб произвести впечатление двухлетнего ребёнка, но я всёещё не желала ему ужина с ГС.

— В таком случае, сколько пользы я могу принести тебе для Чикагского стиля еды для оперативной комнаты? Что-нибудь, что ты сможешь сделать на скорую руку?

— На скорую руку я могу сделать что угодно,— дерзко сказала она. — Я пришлю это, когда будет готово.

Я поблагодарила Марго и оставила её судейство. Я могла признаться, что ужин был отвлекающим манёвром—что-то, что сохраняло мою занятость, пока я позволяла своему подсознанию катиться вокруг статуса моих отношений с Этаном и недавней ярости Тейта. Но я всёещё должна была функционировать — в том числе и питаться — даже с Тейтом на свободе. Кроме того у меня не было лучшего представления о том, где их искать.Я прокрутила то, что мы знали.

ü Сет Тейт был магическим существом неизвестного происхождения. Возможно, он был старым существом и пахнул лимоном и сахаром.

ü Он разделился на две «вещи», когда прикоснулся к Малефициуму, а Мэллори вызвала заклинание.

ü Один из этих двоих убил бывшего союзника и тех несчастных, которые были рядом с ним, но без помощи магии.

Я остановилась.
Если заклинание вызвало его раскол на двух существ, возможно, изучив больше о заклинании, мы получим некоторое представление о его личности и о том, как можно его остановить.
Я нырнула в чёрный ход и достала свой сотовый телефон. Я не была уверена, могла ли Мэллори носить телефон или что-то ещё снаружи, но я знала одного человека, который мог.

— Катчер Белл, — он угрюмо, но спокойно ответил.

— Это Мерит. Ты слышал о Поле?

— Слышал. Джефф написал мне.

— Слушай, мы в тупике. Мне нужно узнать, какого рода заклинания Мэллори использовала, чтоб запустить Малефициум. Ты можешь узнать?

— На самом деле она не должна говорить об этом. Она должна быть сфокусирована здесь и сейчас, а не магически опускаться вниз.

Я присела на лестнице.
— Я понимаю это. Но Тейт уже показал готовность к убийству, и я не знаю, к кому он пойдёт следующему.

Молчание, потом:
— Я узнаю, что смогу.

— Спасибо. Катчер, ты хорошо поступаешь?

Этот вопрос занял больше времени для ответа.
— Я справляюсь. С её неудачей. С моей.

Когда он не стал вдаваться в подробности, я решила, что наш разговор закончен.
—Хорошо. Позвони мне, когда что-нибудь узнаешь.
Он хмыкнул и повесил трубку.

Я положила телефон в сторону и потёрла руками лицо, после посидела в своей самодельной темноте некоторое время. Вампиры не часто использовали заднюю лестницу, поэтому было тихо и пусто — немного уединения от остального Дома. Здесь не на что было смотреть —тёплые бежевые стены и нейтральный ковёр— но я могла воспользоваться моментом побыть наедине. Я не часто получала такой шанс.

С местом для уединения я дала себе ещё немного времени. И отпустила моих охранников— психический и эмоциональный блок я установила против всех случайных шумов в мире. Прицелы. Запахи. Звуки. Мои улучшенные вампирские чувства сделали это все доступным для меня, но большой объем информации быстро становился подавляющим.

Но здесь, в темноте и тишине, я могла рискнуть небольшим скольжением.

Закрыв глаза, я сделала небольшой вдох и позволила миру охватить меня. Запахи из кухни - горячее масло и кислые зелёные овощи. Ощущение волокна ковра под моими пальцами, каждый дискретный узел пряжи тщательно скручены вместе.

И звуки, ...доносящиеся из офиса Этана по соседству.

Мои глаза вспыхнули, открывшись. Задняя лестница граничила с офисом Этана, и стена разделяющая видимо была довольно тонкой.

Я слышала Этана, его тон обрывался, и Дариуса, его осторожные слова и легко узнаваемый британский акцент.

Сначала, я слышала лишь смутные куски шума, но чем больше я открывала свой разум звукам, тем яснее стали слова. И, судя по этим звукам, они хотели пройти мимо любезностей и дела шли нехорошо.

— Я чувствую себя как ребёнок, которого вызвали на ковёр к директору, — сказал Этан.

— Я прилетел в Чикаго, ели ты забыл, но я не возражаю против антологии. Мой визит был обусловлен действиями, происходящими в последнее время в этом Доме. Есть вопрос о цепочке правопреемства и беспорядке, который был сгенерирован в городе в целом.

— Мой Дом не генерировал этот беспорядок.

— Это не твой Дом,— напомнил ему Дариус. — И ты не его Мастер.

— Это вопрос обстоятельств, как вы знаете, Сир. — Это был Малик. Я догадалась, что Дариус не станет довольствоваться руганью только одного Мастера Дома Кадогана.

— Малик все ещё управляет Домам. Этан не был восстановлен ГС…

— Он управлял вместо меня, пока…

— Пока ты был мёртв, — закончил Дариус. — Ты был мёртв и ушёл, и новый Мастер был объявлен на твоё место. Это такой метод в подобных ситуациях. –В комнате кто-то двигался, и я представила, как Дариус скрестил ноги. — Хотя я ценю вашу неизменную лояльность, — сказал Дариус, — ГС существует не для удовлетворения прихотей ДомаКадогана. ГС существует для защиты интересов всех вампиров Соединённых Штатов и Западной Европы. Наша территория обширна и наши проблемы являются многочисленными. Они не ограничиваются маленьким куском земли в Гайд-Парке. Этот Дом даже не является нашей единственной проблемой в Чикаго, гораздо меньшего Западного Полушария.—Дариус остановился. — Этан, Малик, я буду откровенен. ГС серьёзно обеспокоен. Мы отправили сюда преемника исследовать этот Дом, заверить себя, что Дом был стабилен и в хороших руках. — Он имел ввиду Кебота—преемника ГС. —Я так понимаю, его усилия уважались некоторое время. Но эти усилия были отвергнуты, и, в сущности, таким был ваш надзор.

— Он лимитировал поставку крови, — сказал Малик. — Он заставил наших охранников стоять на солнце, только чтоб доказать свою точку зрения — и увидеть как наш Страж удаляется. Он покровительствовал в свою лучшую ночь и оскорбил в худшую.

— Итак, вы берёте это на себя, — сказал Дариус. — Он тестировал — так как он имеет право проводить тестирование — выстоят ли твои вампиры на солнце и будут ли они соблюдать субординацию. Одна, Джульетта, сделала так. Другая —нет.

Он не назвал моё имя; он и не должен был. Я потеряла интерес к конкурсу, в то время как ещё стояла в тени, потому что Джульетта застряла на солнце, будучи слишком упрямой, чтоб отказаться от своей должности. Я не хотела смотреть, как она зажарится до хрустящей корочки, просто чтобы удовлетворить правило ГС.

— ГС должен быть их защитником, — сказал Малик, — а не мучителем.

— И насчёт Мерит, — добавил Этан, — он явно хотел выгнать её из Дома. Он создал конкурс, в котором ей пришлось или лишиться должности, или рисковать жизнью Джульетты.

— Может быть. Но это не отменяет обоснованность теста. Если бы кто-то, кто-нибудь другой оказался на месте Мерит, вы чувствовали тоже самое?

— Да,— сказали и Малик, и Этан одновременно.

—Ну во всяком случае, пайки крови испытывали, смогут ли ваши вампиры выдержать дефицит. Это возможно представить, что они могут столкнуться с чем-то похожим в будущем, особенно если мнение ваших политиков о вампирах остаются прежними. Они должны быть готовы, и мы должны знать, сколько помощи мы попросим предоставить.

И тут я, вероятно, была последним человеком, готовым не согласиться с Дариусом.


Проблема в том, что я не могла обвинить его логику. Дела в Чикаго были плохи, и в это было невозможно поверить, они были хуже, чем было сказано и сделано. Мы испорченные вампиры, которые не достаточно боятся того, что может произойти? Если мы стали слишком мягкими?

Я, возможно, задалась вопросом, но Этан не был убеждён.

— Это может быть заправлено в милую формулировку, — сказал Этан, — но ни Чикаго, ни Дома не виновны в действиях Кебота. Он нормировал кровь в период кризиса. Он поставил уже напряжённую команду охраны на жестокие испытания. Я понимаю необходимость тестирования — и использование её в случае необходимости. Но я не одобрил бы действия, усугублявшие кризис, с которым уже столкнулись вампиры этого Дома. Вы испытываете, когда воды гладкие, и поддерживаете, когда воды грубые. ГС прибавляет нам проблем, а не помогает исправить их.

— ГС осознает свою позицию.

— И что же они намерены сделать по этому поводу? —спросил Малик.

Некоторое мгновение была тишина, и даже когда Дариус ответил, он на самом деле не ответил.
— Проголосовали за удаление аккредитации Дома Кадогана.

Тишина за исключением прилива крови к моим ушам.

— ГС не может распустить этот Дом, — тихо сказал Этан.

—ГС может и будет то, что считает целесообразным. Сегодня вечером мне нужно поговорить с Морганом и Скоттом. Я побеседую с вами двумя и Келли завтра.

— Для чего? — спросил Малик.

Добавив оскорбления к травме, как я догадалась.
— Потому что я глава ГС, и я хотел бы видеть информацию для себя. — Звук его голоса изменился, и я поняла, что он встал. — В конечном счёте, ГС примет решение лучшее для всех вампиров. Призыв —не ваша работа. Это понятно, господа?

—Сир, — сказали они оба.

И это, очевидно, был конец.

Я слышала, как дверь офиса открылась и закрылась. Я щёлкнула охранки обратно на место и вскочила на ноги, затем взглянула в коридор. Дариус— высокий, стройный и безупречно одетый в брюки и рубашку в полоску —шёл по коридору вместе с Маликом в сторону офиса Малика.

Когда они скрылись из виду, я вошла в кабинет Этана. Это потребует серьёзного контроля повреждений. Хотя я не совсем уверена, что эта задача по плечу, кто-то должен был что-то сделать. Это могла быть также и я.

Я пожелала себе удачи и открыла дверь.

Этан был за столом. В комнате вибрировало бешеной энергией.

— Они на самом деле выгонят нас? — спросила я, чем заработала вспышку зелёных глаз.

— Ты шпионишь за нами?

— Я стратегическисобирала доказательства.

— Они сделали это эффективно, — сказал Этан. — Мы отстранены от должности. Теперь мы видим, могут ли они придерживаться правил. — Он встал из-за стола и прошёлся по комнате к бару, встроенному в книжную полку. Он открыл шкаф, достал бутылку и открутил крышку, затем наполнил невысокий стакан на два пальца высотой.Он сделал глоток и взглянул на меня. — Напиток?

Я подошла к бару.
— Что ты пьёшь?

— Сорокалетний скотч.

Я присвистнула. Это было недёшево, и это вероятно не сулит ничего хорошего для Дома — то, как он решает проблему.

Этан не часто показывал свой страх. Так что он беспокоился сейчас о том, что может сделать ГС, отчего мой живот скрутили нервы. Он должен быть скалой Дома; скала не должна быть нервной.

— Нет, спасибо, — сказала я, скрестив руки и прислонившись к шкафу. — Что теперь?

— Планирую действия, — сказал он мрачно. — У нас есть некоторые резервные планы на месте, и если Дом не долго будет являться членом ГС, их придётся выполнять в ближайшее время. Мы с Маликом собираемся завершить их.

— ГС не сделал нам никакой пользы в последнее время. Разве будет настолько плохо, если мы уйдём?

Он не ответил, он и не встретился с моим взглядом.

Я догадалась, что это хуже, чем я думала.
— Скажи мне.

Он сделал ещё один глоток.

— По общей философии ГС если мы не с ними, то мы против них.

— Это не имеет никакого смысла. Бродячие вампиры в Чикаго есть. Я не слышала, чтоб Ноа упоминал о любых преследованиях со стороны ГС.

Ноа Бек был неофициальным лидером Бездомных вампиров Чикаго; также он был членом Красной Гвардии, как я и Джонах.
— Сейчас это просто холодная война, — сказал он. — ГС считает, что Бездомные вампиры будут саботировать Дома; Бездомные считают, что Дома существуют только, чтобы увековечить больше фашистских тенденций ГС. Теперешний мир является необычным состоянием дел.

— Итак, ГС действительно может атаковать нас?

— Если обстоятельства потребуют, да. Как ГС, так и Дома состоящие в нем.

— Даже Дом Шеридан? Ты сделал Линди Мастером Дома Шеридан. Она из Дома Кадогана, и знак её лояльности висит над нашей парадной дверью. — Кроме того, Линди Шеридан была влюблена — или больше —вЭтана, что даёт малую вероятность того, что она поднимет против него оружие.

Со стаканом в руке Этан подошёл к одному из клубных стульев в гостиной зоне и прислонился к нему.
— Когда-нибудь ты задавалась вопросом, почему мы носим знаки созданных альянсов с другими Домами, если мы все члены ГС? Это обещание не брать в руки оружие на случай худого конца — или ГС прикажет им действовать.

— Хорошее огорчение, — сказала я, двигаясь на стул рядом с ним. Неудивительно, что Джонах вступил в КГ.

Этан осушил свой стакан.
— Вампиры существовали задолго до формирования ГС, и они будут существовать ещё долго после того, как он исчезнет. Мы можем выжить. Нам только может потребоваться напомнить об этом нашим сёстрам и братьям в Доме.

И некоторые были более убедительные, чем другие.
— Морган будет терроризировать.

— Вполне возможно. Скотт Грей —меньше.

И команда Скотта, включая и члена КГ под видом капитана охраны, даже меньше. Но это была не та информация, в которой Этан нуждался сейчас.

— Может, мы должны побить ГС в этой собственной игре, — предложила я.

— Как мы это сделаем?

— Мы могли бы спрыгнуть с корабля.

Он невесело рассмеялся.
— Вампиры Кадогана не будут спрыгивать с корабля.

— Нет, даже если их бросили?

— Нет, даже если,— сказал он. — Что за фраза? Ты должна танцевать с тем, кто привёл тебя?

— Нет, если ты обнаружишь, что тот, кто привёл тебя, создан после третьего периода с главой шахматного клуба, который был совершенно не такой милый, как ты. — Мои щеки покраснели. — Но это личное дело, мы не должны обсуждать это сейчас. Дело в том, что мы можем сделать лучше всего. Если они не хотят нас, мы найдём того, кто захочет.

Он немного усмехнулся, и я почувствовала, как стена его напряжённой магии в комнате понемногу крошиться.

— Он сказал, что хочет побеседовать с тобой. Думаешь его можно убедить отступить?

— Я не знаю. Дариуспредпочёл бы официальной политике Дома «заткнись», в которой мы не особенно искусны. Я думаю, вряд ли он потратит время на беседу, если она не по назначению, но я не могу представить, что он стоит под решением шофета.

— Ты собираешься сказать Дому?

— Я сомневаюсь в этом. Я не уверен — можно в любой момент поднять флаг до того, как примется твёрдое и окончательное решение.
До тех пор, мы должны ждать и смотреть, что происходит, какая бы не была удобная позиция для любого. И говоря об этом — ради собственного здравомыслия, это будет время для обсуждения того, что мы усердно избегаем...

— С нами все хорошо? — спросила я.

Этан смахнул прядь волос через моё плечо. Я взглянула на него, но когда наши глаза встретились, он замер и отвернулся.

Мой живот скрутило. Он что, теперь касаться меня не будет?

— Я не могу быть с тобой. Не сейчас.

Я едва могла составить слова.
— Что? Это из-за синяка?

Он встал прямо.
— Знак, который я оставил на твоём теле, когда был не в себе? Да, Страж, из-за этого.

— Это был не ты, — я настаивала. — Это произошло из-за Мэллори, потому что она была близко и не в себе, и её эмоции влияли на тебя.

— И в Чикаго мы вернулись вместе, — сказал он. — Она достаточно близко. Что, если она будет расстроена? Что, она становится злее, чем была? Что, если синяк — это наименьший вред, который я мог нанести тебе?

Я поняла его точку зрения, хорошо понимала риск, который он пытался избежать. Но он дважды спасал мне жизнь. Я доверяла ему косвенно, но не потому, что боялась его или того, что он мог сделать.
— Я не боюсь тебя.

— А должна бы. — Этан вернулся к бару и поставил стакан на стол, проложив пространство — препятствие — между нами.

Через некоторое время он обернулся, и его глаза прошлись холодом.

Мой живот сделал тоже самое.

— Я тут подумал...

— Это опасно, — слегка сказала я, но он не усмехнулся.

— Я думаю, мы должны прекратить наши личные отношения с этого момента. Пока не решится ситуация с Мэллори.

Моё сердце упало к коленям, и я обнаружила, что не могу сказать ни слова. Этого не могло быть. Не после того, что мы пережили. Не после того, как я его потеряла и снова обрела.

—И, если ситуация с Мэллори не решится когда-либо? Если ты никогда не будешь уверен на сто процентов, что свободен от неё? Что же тогда?

Он посмотрел на меня и не дал ответа.

Судя по всему, четыреста лет нанесли ущерб человеческой психике, и механизм защиты Этана бросал защиту всякой эмоции, которую он не хотел ощущать. Несколько месяцев назад я бы ушла от этого разговора и от него. Я бы приняла эмоциональный удар, как актриса, и вышла из комнаты, не прощаясь. Но он опустил вид демона его собственных решений, и я не собиралась помогать ему с иллюзией.

Я боролась со слезами.
— Ты просто откажешься от меня?

— Речь идёт не об отказе от тебя. Я не могу — я не могу контролировать себя, Мерит.

— Тогда речь идёт о недостаточном доверии мне, чтоб помочь тебе в плохой ситуации.

— Речь идёт о том, чтоб держать тебя в безопасности, пока это проблема не будет решена. Я не спасу тебе жизнь, так что я могу разрушить это снова, Мерит. Я не буду ставить себя или тебя в положение, которое снова навредит тебе. Даст Бог, мы сможем найти способ разделить Мэллори и меня до того, как наше бессмертие пройдёт мимо нас.

Были времена, когда я секретно использовала позицию альфа-самца Этана. Но эта не была одной из них. Мой гнев начал нарастать, вызванный его раздражающим упрямством и слепым желанием контролировать каждую ситуацию.

— Ты решаешь эту проблему, отталкивая меня прочь. Ты четырёхсотлетний вампир, и побег является твоим лучшим решением?

— Пока мы находимся в зависимости от чужих мыслей и прихотей, я не ищу у тебя совета.

Эта пуля была направлена прямо в меня, но я сдержала свою оборону.
— О-о, — сказала я, кивая. — Итак, ты собираешься кидать на меня короткие взгляды, пока я ухожу? Ты знаешь, мы были на этом пути раньше. Он закончился извинениями.

— Это другое.

Этого не было. Нереально. Но если он верит в это, что я могла сделать? Он думал, что защищает меня; как я должна была убедить его, что его инстинкты были неправильными.

Слезы угрожали перекинуться на мои ресницы, я подошла к двери кабинета. Я не стану плакать перед ним.

— Мы не закончили здесь, — крикнул он.

Я рискнула бросить взгляд назад и увидела пылающую панику в его глазах. Возможно последствия его глупого положения, наконец-то, дошли до него. Хорошо. Возможно, он придёт в себя. Но я не собираюсь тратить время на споры с человеком, которому необходимо было убедиться, что я была активом.

— Судя по тебе, — сказала я, — мы здесь закончили.

Редко было, когда хлопнув дверью, я чувствовала себя так же хорошо.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.