Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава 8. Дом там, где душа



 


Я села на пассажирское сидение, и Пейдж отвезла нас в потрёпанном пикапе с огромной кабиной и номерными знаками ГРУЗОВИК ФЕРМЫ в частный ангар аэропорта Омахи. Этан сидел на заднем сидении с нашими мечами и кучей заветных книг Пейдж.

Назвать наше настроение мрачным было бы явным преуменьшением. Мэллори снова доказала, что способна причинить другим боль, чтобы избавиться от собственной боли. Это точно не было поводом для торжества. Но, по крайней мере, Малефициум был уничтожен.

Мы, в основном, молчали и размышляли о том, что мы видели... и что должно произойти. Я особенно волновалась за Этана. Он был связан с Мэллори так, что это причиняло ему физическую боль. Если новая волшебница может поставить четырёхсотлетнего вампира на колени, если она взволнована, то что она ещё может сделать? Это не был вопрос, удобный для рассмотрения, и Этан не чувствовал себя лучше от этого.

Пейдж нарушила зловещую тишину.

 


— И вот, я и предположила, что она была новичком. Гномы пришли, потому что я их попросила, и уверила их, что она —просто любитель, и у неё мало опыта. Они пострадали из-за меня в драке, в которой вообще не хотели участвовать, особенно в первых рядах.

Сожаление на её лице было искренним. Я не наслаждалась тем, что она поступила неправильно, или что из-за неё пострадали гномы, но она хотя бы может пересмотреть свои решения. Мэллори ещё не дошла до этого пункта.

— Из-за Мэллори, — разъяснила я.

— Это имеет значение? — спросила Пейдж. Я не уверена, что она хотела услышать моё ответ, поэтому я сменила тему.

—Тодд сказал, что они вернуться под землю, — сказала я.

Она кивнула.

 


— Они живут в подземных туннелях. Они невероятно трудолюбивы, и туннель помогают почве проветриваться. Вы когда-нибудь задумывались, почему штаты Среднего Запада там хороши в сельском хозяйстве? Это не дёрн, — сказала она. — А те, кто под дёрном.

Этан потёр виски. Этого маленького действия было достаточно, чтобы паника вспыхнула в моей груди.

— Что такое? — спросила я. — Она свободна снова?

— Просто головная боль, — ответил он, виновато улыбаясь. — Я думаю, что она всё ещё без сознания. Она всё ещё истощена, и я чувствую это. Но это уменьшается, ведь мы движемся в противоположном направлении, по крайней мере, до аэропорта.

— Ты можешь чувствовать её? — спросила Пейдж, беспокойно нахмурившись.

— У них есть некоторая связь, — разъяснила я. — Это началось после того как она возродила его, но разрушение Малефициума не остановило это.—Я встретила его пристальный взгляд в зеркале заднего вида. — Мы в этом разберёмся.

— Всё образуется, — сказал он.

Его связь с Мэллори была ответственностью не только для него, но и для Кадогана. Пока связь не будет разрушена, он не сможет управлять Домом. Я надеялась, что последняя работа Мэллори с Малефициумом даст результат. Так как этого не произошло, мне, возможно, придётся добиваться от неё ответов. Эта мысль не волновала меня.

— Это не удивительно, что она устала, учитывая то количество магии, которое она использовала, — сказала Пейдж. — Управление Вселенной — дело тонкое. Мощное, но тонкое. Её магия, безусловно, не тонкая. Это сильная диско-магия. Яркая, но дорогая магия.

Это дорого обошлось ей во многом — её жизнь, её друзья, её семья, её судьба. Никто не доверяет ей и на довольно резком основании.

— Вы знаете, что мне нужно? — спросила я.

— Шоколадный фонтан? — предложил Этан. — Полный набор книг Британской Энциклопедии? Пожизненная поставка жареного мяса?

— Мне нравятся все эти идеи, но я думаю волшебный спрей для Мэллори, чтобы смыть с неё все это сумасшествие.

— Как Лизол для зла? — спросила Пейдж.

— Что-то в этом роде, да.

Размышляя над невозможностью таких вещей, мы снова затихли. Я услышала, как Этан периодически кликает телефоном на заднем сиденье, и воспользовалась моментом, чтобы сообщитьДжонаху об успехе нашей операции и посредничестве оборотней с Мэллори.

Его текстовое сообщение заключило в себе всю проблему —«ЧТО МЫ БУДЕМ ДЕЛАТЬ С ДВУМЯ ТЕЙТАМИ?»

Мне было жаль, что у меня нет ответа на этот вопрос.

Так же как и обещали, самолёт был гладким и белым. Он был припаркован в середине взлётно-посадочной полосы, где трап опустился на землю.

Мы ждали в маленьком фойе

— Боже мой, — сказала я, оглядывая фюзеляж. – Это, безусловно, хороший способ путешествовать.

Кабина была разделена на две части — в первой стояли кресла как в обычном самолёте, во второй были диван и плазменный телевизор. Все поверхности были покрыты маслянистой кожей или мерцающей древесиной и был толстый серый ковёр.

— Не плохо, а? — спросил Этан, садясь и пристёгиваясь ремнём безопасности, щёлкая им. Пейдж села сзади нас, держа на коленях стопку книг.Я села около Этана и стюард сразу закрыл дверь. Как только дверь закрылась, мы поехали.

— Очень эффектно, — сказала я.

Этан кивнул.
— Чем быстрее мы едем, тем быстрее мы окажемся дома.

— И мы движемся от одной драмы к другой.


Стюардесса, аккуратно одетая девушка в белой рубашке и тёмной юбке принесла нам стаканыс апельсиновым соком.


— Напитки? — спросила она.

Я поблагодарила её и взяла один. Я хотела есть.

— Также отключите все электрические устройства, пожалуйста, — сказала она и скрылась за нами.

Этан вытащил сотовый телефон из кармана, чтобы выключить его, но посмотрел на экран. То, что он там увидел, не обрадовало его.

— Плохие новости? — спросила я, ведь не нужно было много догадок, учитывая его выражение лица.

Он выключил телефон и положил его обратно в карман, выражение его лица стало нейтральным.

 


— Совет состоялся. Их заключение вынесено —Дариус находится на пути в Чикаго, что сообщить его.

Мой желудок сжался. Если Дариус перелетает океан, чтобы сообщить решение ГС, новость не может быть хорошей.

— Это отрадно, — сказала я.

Этан кивнул.
— Я уверен, что Дариус колко скажет об их решении.

— У Дариуса всегда колкие слова. И я думаю, ему нравятся слушать свои речи.

— Я считаю, что так у большинства властных мужчин.

Стюардесса вернулась в переднюю часть самолёта. Этан подал ей знак, и она кивнула в ответ.

Когда самолёт резко поднялся в воздух, запах жареного масла заполнил кабину. Мой желудок заворчал… и громко.

Этан усмехнулся.
— Сильно голодна?

— А когда нет? — сердито спросила я. — Я так понимаю, они принесут нам обед?

— Это был бы не очень умный шаг, так как я знаю, что ты набросилась бы на еду прежде, чем я смог достать её.

Стюардесса появилась рядом со мной, поставила передо мной поднос с серебряным куполом, а затем подняла купол.

Вид и аромат шипящих стейков мгновенно наполнил мой рот слюной. И рядом аккуратная груда ярко-зелёных брокколи, чеснок, прикопанный в массе картофельного пюре, и термос с кровью. Пока я пялилась на всё это, она поставила такой же поднос перед Пейдж.

— О, Великий Боже, — возблагодарив, произнесла я, пока мои глаза поедали содержимое тарелки.

— Омаха лучшая, — сказал Этан с улыбкой. — Для хорошей работы ночью.

Мужчина достал стейк, чтобы вознаградить меня. Говорите, что хотите об Этане Салливане, но он знал, как польстить мне. С другой стороны, я не была уверена, что сделала что-то правильно. — Когда мы приехали сюда, у нас был один Тейт и одна книга. Теперь у нас два Тейта и ноль книг.

— Книга — действие в правильном направлении.

— А Тейты?

В его глаза был страх.

 


— У тебя есть привилегированный Бог, Страж, я думаю, ты должна молиться. И скоро.

Я не могла не наслаждаться поездкой на многомиллионном самолёте. Это было более спокойно, чем «Мерседес» за сто тысяч долларов или чертовски быстрый ускоритель.

Мы пролетели на темными водами озера Мичиган до посадки вО'Ха, мой восхитительный кусочек мяса вздохнул с облегчением, и мы подготовились к спуску по трапу.

Была ужасная погода — мокрая земля от ранних дождей, холодный ветер и влажность. Не совсем тёплое приветствие от моего родного города, и не была менее рада уйти свзлётный полосы. Хорошо быть дома, хотя поездка была короткой, но, без сомнения, мы найдём больше драм в Иллинойсе, чем в Небраске.

Надеюсь, на этот раз это будет наша драма.

Гладкий серебряный «Сидан» с подогревом как широкая усмешка ждал нас в нескольких шагах от самолёта. Парень в ветровке и брюки цвета хаки стоял около автомобиля, держа ключи в руках.

— Разве что «Астон Мартин»? — спросила Пейдж.

Я бросила взгляд наЭтана, но его пристальный взгляд уже ласкал линии и изгибы автомобиля.

—Как ты помнишь, моя машина абсолютно убитая, — сказал он, не отводя глаз от своего нового авто.

— Сколько стоило то, чтобы милый джентльмен подогнал новый транспорт тебе в аэропорт?

— Капля в море по сравнению с общей стоимостью, Страж.

— Держу пари.

Он проверил часы.

 


— Габриэль не сможет вернуться из Небраски так быстро, как, вероятно, делал это раньше. — Он глянул на меня. — Мы можем отправиться в Дом. Принять душ, переодеться и разместить Пейдж.

«Душ» звучит великолепно, — согласилась я.

— Для меня тоже, — сказала Пейдж.

Этан протянул руку к машине.
— В таком случае, дамы, давайте поедем.

К подобному способу передвижения также не было никаких претензий.

Меня также не удивляет, что Дариус хочет посмотреть наЭтана, чтобы убедиться, что Этан вампир, который может стать Мастером Дома. В США было только 12 вампирских Домов. Это означает, что у Этана была большая власть. Я хотела тоже взглянуть на перевоплощённого вампира. Но я не думаю, что разумно высказывать конкретное мнение Этану.

Мы приехали в Гайд-парк, где белый каменный Дом Кадогана вышел из темноты. Это был большойтрёхэтажный особняк другого времени — арочный вход, башни и заборчик вокруг крыши. Территория была больше, чем Дом, и было немного навесов на открытом воздухе для вампиров, которым нужен свежий воздух и место для вампирской драмы.

Тротуар перед Домом был заполнен протестующими — они стали неотъемлемой частой за последние несколько месяцев, и недавние махинации Мэллори не помогли. Это были граждане всех возрастов, полов и национальностей, но их ненависть выражалась в плакатах: «ИДИТЕ ДОМОЙ, ВАМПИРЫ». «НЕТ ВАМПАМ В ИЛЛИНОЙСЕ». «ГОРОД ВЕТРОВ НЕ ВАМПИРСКИЙ ГОРОД». Им не хватало креативности, они были сделаны по типу старой доброй дискриминации.

Они сидела на стульях, укутанные в одеяла от холода, многие ужинают, смотря фильмы для автомобилистов вместо анти-вампирского фестиваля.

Обычно я бы припарковала свою машину на улице и столкнулась бы с ними со всеми, прежде чем войти в Дом, но Этан захотел встать на подземной парковке. Никакого снега, никакого разрешения на стояку, никаких денег. Всего несколько шагов к лестнице, и пару лестниц на пышный первый этаж... и несколько взглядов назад от Мастера вампиров, сражённого своей новой покупкой.

— Она, вероятно, всё ещё будет здесь, когда ты вернёшься, — напомнила я ему.

Он фыркнул, но всё-таки бросил последний взгляд на «Седан».
— Она красавица.

Она — автомобиль, — напомнила Пейдж ему.

А он —мужчина, — сказала я, указывая ей на дверь. — Давайте не будем сильно рыться в нем.

Мы поднялись по лестнице, я и не могла бороться с тем чувством облегчения, чтобы снова дома. Что было довольно странно, ведь я возвращалась в братство вампиров, коим я не была даже в течение года.

Сегодня в Доме пахло корицей, и, к моему большому удивлению, интерьер был празднично украшен. Малик был занят, когда мы ушли. Ароматные гирлянды висели над дверными проёмами, над каминами и на перилах деревянных лестниц, которые вели наверх. Засахаренные фрукты и горящие подсвечники стояли на столах и шкафах, и серебряные чаши с старомодно-упакованными конфетами стояли на тумбочках.

Это было Рождество в Доме Кадогана... и это было хорошим изменением после чёрной ткани, которой изнутри был обёрнут Дом, когда мы были в трауре. Дом заслужил это. Скорбь утомляла, и два месяца траура несли физическую и эмоциональную нагрузку.

Около девяносто вампиров дома или вампиры, живущие здесь, все одетые в традиционныйчёрный, терпеливо ждали в фойе. Они кивали и махали руками, когда мы проходили, что заставило меня почувствовать себя ещё неудобнее. Я стала частью Дома, семей Послушников, которые жили здесь.

— Леди, я собираюсь оставить вас здесь, — сказал Этан. — Я полагаю, что мог бы и сам немного привести себя в порядок.— Он указал рукой в холл, где ждала Хелен, новая представительница Дома по связям с общественностью. —Пейдж, Хелен даст вам ключ от комнаты и некий необходимый минимум. Мерит, зайди позже, и мы можем поговорить о следующих шагах.

Я кивнула и выполнила свой долг, сопроводив Пейдж на встречу к Хелене.

— Мерит, — сказала Хелен, — приятно снова тебя видеть. А вы, должно быть, Пейдж.

Она, вероятно, не была в восторге, что снова меня видит, так как мы не нашли общий язык в первый раз, когда встретились, но сегодня она была сама вежливость. Хелен передала Пейдж ламинированный гостевой пропуск Дома Кадогана на шнурке и ключ на связке ключей Дома Кадогана.

Все мы работали на создание бренда.

— Вы остановитесь в гостевой комнате, —сказала Хелен, затем улыбнулась мне. – Может, ты сможешь показать ей дорогу?

— Конечно. Где это?

— Третий этаж, третья дверь от Этана. Там на двери звезда.

Я кивнула.
— Я найду это.

Хелен посмотрела на Пейдж.

 


— Наверху есть некоторая необходимая одежда, и как Этан отметил, «необходимое»для вас, пока у вас нет возможности получить вещи.

Пейдж облегчённо вздохнула.
— У меня нет даже зубной щётки. Спасибо.

— Конечно.
После этих слов Хелен улыбнулась и пошла обратно через Дом.

Мы поднялись наверх на третий этаж, и пошли по коридору мимо тихих, наполовину пустых спален дома, остальные жили на втором этаже. У каждого из девятисот вампиров, живущих в доме (в Доме всего триста членов) была его или её комната. Все они были маленькие и похожие на общежитие — паркетные полы, простая мебель, небольшая ванная. Каждая комната была достаточно большой, чтобы предоставить вампиру место для сна и немного частной жизни в конце ночи.

В конце длинного коридора, в трёх дверях от Этана, была гостевая комната, отмеченная звездой, которая выглядела снаружи как гримёрная гостя телевизионной программы.

— Должно быть эта, — сказала я.

Пейдж открыла дверь и вошла внутрь. Я также заглянула внутрь, чтобы осмотреться. Это был хороший люкс — намного больше, чем наши комнаты, но намного меньше, чем трёхкомнатная квартира Этана. Обстановка была нейтральна, как средний отель бизнес-класса. Это определённо было место для гостей — чтобы им было удобно некоторое время, но чтобы они не злоупотребили твоим гостеприимством.

Пейдж положила свои книги на кровать и посмотрела на меня.

 


— Я собираюсь помыться. И я бы хотела отдохнуть немного. Я довольно устала, и у меня есть обязанности перед Орденом.

— Конечно. Когда Габриэль позвонит, я схожу проведать Мэллори. Я сообщу тебе.

— Это было бы здорово. Я должна понять, где она находиться, что бы сообщить Ордену.

Я кивнула.
— Если тебе что-то понадобиться, не стесняйся, звони Елене

Мы вежливо распрощались, и я закрыла за собой дверь и практически побежала к лестнице, где забвение горячей воды ждало меня. Я хотела долгий сильный экологически чистый душ, который сморщит мою кожу и затуманит зеркало в ванной.

Моя комната была на втором этаже Дома. Один этаж от основного, один этаж от апартаментов Этана. В другое время я бы оценила имеющееся расстояние между нами.

Записка была прикреплена к доске объявлений на внешней части моей двери. Это было от Линдси, моей лучшей подруги в Доме.

«Девушка! Я надеюсь, ты сделала много неприятных вещей с нашим дорогим Салливаном и заставила всех нас гордиться. Пожалуйста, верни его хорошее настроение. И нужно, чтобы ты подняла его нам всем. Нам нужен детектив. От всего сердца, Линдси».

К сожалению, не было никаких «неприятных», и я сомневалась, что Этан был в хорошем настроении.... не тогда, когда он возвращается к политической злости и удвоенному количество врагов, которые у него были, когда он уехал.

Когда дверь позади меня была заперта, я сняла кожаную куртку и грязную одежду и залезла в душ.

Это было лучше, чем я представляла. Я смыла сажу со своего лица и позволила теплу смыть оставшуюся боль, сломанные ребра и вывихнутую лодыжку и зелёно-фиолетовый синяк на моей руке, за которую Этан схватил меня. Без сомнений, они заживали, но оставшаяся боль ещё не ушла.

Когда я стала розовой и чистой, я вылезла и высушила волосы. Я вернулась к своей обычной униформе — джинсы, сапоги, аккуратная футболка с длинными рукавами и моя кожаная куртка.

Так как Пейдж отдыхала, я не торопясь проверила свой е-мейл и мировые новости, затем вытерла свой меч рисовой бумагой с маслом. Хорошая вещь, но слишком грязная. Катчер не был бы впечатлён тем, что я привезла его их Небраски не чистя. Гигиена, меч или что-то другое заняло бы неудачное заднее место в условиях кризиса.

Когда мы оба снова стали чистыми, я прошла через весь холл в небольшую кухню на втором этаже.

Совсем недавно, в Доме, царил ужасный дефицит вкусняшек

Я несколько секунд погрела пакет в микроволновке, проткнула соломинкой и мгновенно осушила. Даже стейк не настолько необходим. Я выпила ещё одну пинту, лишь бы быть уверенной в себе. Так как теперь я морально созрела, то отказалась от Меллокейков в пользу мюсли, которые проглотила во время просмотра доски объявлений, здесь же, на кухне.

К сожалению, они не были радостными. Существовали инструкции для регистрации в городе и статьи о нападении на вампиров, которые упомянул Джефф.

Если никакие новости не были хорошими, все новости были плохими?

Так как мой желудок (временно) насыщен и Пейдж (временно) не работает, я решила проверить Линдси. Я не была уверена, что она будет в своей комнате посередине ночи, но так как я не видела её прежде, чем мы уехали в Небраску, я думаю, что стоило постучать.

Было тихо, и я почти повернулась, чтобы уйти.

Ох, если бы только я ушла.

Я услышала приступ смеха, и затем дверь открылась. Линдси стояла в дверном проёме, светлые волосы были растрёпаны, вместо одежды обмотанная простыня, и конечно, её медальон Кадогана.

И позади неё, на её маленькой кровати, был Люк. Он также в основном был обернут одеялом, за исключением тиснённых кожаных ковбойских сапог на его ногах. Он коллегиально махнул, как будто я не просто прервала его на середине полового акта.

— Я...ясно прервала...что-то, — сказала я, делая шаг в сторону от двери. — И я не хочу продолжать делать это, поэтому я просто продолжу делать свои дела.


Линдси поджала свои губы, затем выскользнула в коридор и закрыла за собой дверь.

 


— Ты в порядке?

— Я? Да, конечно. Я...я в порядке. Я просто собираюсь пойти... найти что-нибудь поделать.

— Не хотела видеть своего другого босса полуголым, не так ли? —спросила она.

— Или носящиеся ковбойские сапоги, — согласилась я. — Но я рада видеть, что у вас всё хорошо.

— Я делаю то, что я могу для солидарности Дома.

— Я это вижу. Хорошо. Вы вдвоём хорошо проводите время. Найдите меня, ...когда вы будете одеты.

Не дожидаясь её ответа, я снова пошла по коридору.

Дом, милый дом, — пробормотала я.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.