Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

КТО ДОЛЖЕН КОНТРОЛИРОВАТЬ КОРПОРАЦИЮ. Генри Минцберг



(Печатается по: Henry Mintzberg, Who Should Control the Corporation, California Management Review, Fall 1984, pp. 90-115. (c) 1984 by The Regents of the University of California. Публикуется с разрешения издателя).

Кто должен контролировать корпорацию? Как? И каким образом это можно сделать? Исторически сложилось так, что контроль над деятельностью корпораций осуществлялся их собственниками - если не через непосредственное участие в управлении, то через контроль над принимаемыми менеджментом решениями, что и обеспечивало достижение экономических целей. По мере распространения и распыления акционерного капитала контроль со стороны собственников ослабевал. Одновременно увеличение размеров корпораций детерминировало возрастание социальных последствий их экономической деятельности. Роль имплицитного контроля менеджмента над гигантскими корпорациями с большим числом акционеров и распыленным акционерным капиталом постоянно возрастала. Параллельно широкое распространение (в качестве основания легитимизации деятельности) получила концепция социальной ответственности корпораций, т. е. добровольного соблюдения ими в процессе движения к частным экономическим целям общественных интересов.

Некоторым участникам дискуссии (включая "ближний круг" менеджмента) данная позиция представлялась наиболее приемлемым для крупных корпораций соглашением. Кредо данной группы выражает лозунг "Доверяй!". Имеется в виду, что руководствующийся доброй волей менеджмент всегда способен достичь желаемого баланса между социальными и экономическими целями.

Другая группа участников дискуссии уверена в том, что подобное основание контроля является нелегитимным по сути своей. Корпорации слишком велики, слишком влиятельны, а последствия их деятельности слишком значительны для того, чтобы предоставить их самим себе, без непосредственного и согласованного влияния сторонних фигур. Часть представителей данной группы убеждены в необходимости прямого внешнего контроля над принимаемыми менеджментом решениями. Их позиция выражается одним словом "Национализируй!", что предполагает передачу контроля в руки правительства как единственного способного обеспечить соблюдение общественных интересов института. Приверженцам "госконтроля" противостоят представители другого "полюса" политического спектра, отстаивающие тезис о необходимости "восстановления" непосредственного контроля над корпорацией со стороны акционеров, так чтобы ее действия осуществлялись строго в рамках частных экономических целей.

Позиции прочих участников дискуссии не столь радикальны. Часть них отстаивают лозунг "Демократизируй!", имея в виду необходимость доступа к управлению крупными, влиятельными корпорациями множества заинтересованных групп - если и не рабочих, то по крайней мере потребителей, борцов за сохранение природной среды или представителей меньшинств. Определенную популярность получил и девиз "Регулируй!", в основе которого лежала следующая предпосылка: соблюдение определенных общественных интересов обеспечивает лишь совместный контроль над деятельностью корпорации со стороны ее менеджмента и правительственных организаций. Кроме того, часть участников дискуссии заявляла о необходимости непосредственного контроля над менеджерами в том случае, если он сглаживается иными, менее формальными формами влияния. "Оказывай давление!" - требовало поколение социальных активистов, требующих учета корпорациями общественных интересов. Им возражали приверженцы той точки зрения, что коль скоро корпорации являются экономическими инструментами, то и мотивировать их необходимо при помощи экономических стимулов, позволяющих учитывать социальные потребности. Их лозунг звучал как "Побуждай!"

И наконец, были и те, кто ставил под сомнение правомерность самой дискуссии: невидимая рука рынка устраивает все таким образом, что экономические корпорации в конечном счете сами по себе действуют социально ответственным образом. Их неявный девиз - "Игнорируй!"

Данная статья написана для того, чтобы прояснить одну из самых значительных проблем современности, пожалуй, самую значительную проблему частного сектора: кто должен контролировать корпорации (прежде всего крупные и социально влиятельные), каким образом и для каких целей? От наших решений во многом зависит устройство общества, в котором будем жить мы и наши дети...

Все множество позиций по поводу того, кто и как должен контролировать корпорацию составляет континуум, на одном полюсе группируются сторонники национализации, а на другом - восстановления влияния акционеров. Однако сточки зрения менеджмента обе эти крайние позиции не столь уж далеки друг от друга, так как предполагают непосредственный контроль над действиями менеджеров в одном случае со стороны правительства (для того, чтобы гарантировать соблюдение социальных интересов), а в другом - акционеров (обеспечение выполнения экономических задач). Дальше всего от крайних вариантов находятся как раз умеренные позиции - и прежде всего та, которая предполагает доверие корпорации и ее менеджерам. А потому мы можем "свернуть" континуум в напоминающую подкову фигуру.

На рис. 1 представлена концептуальная "подкова", на концах которой расположены позиции "Национализируй!" и "Восстанавливай!" В центре находится позиция "Доверяй!", поскольку она предполагает естественный баланс между социальными и экономическими целями. Позиции "Демократизируй!", "Регулируй!" и "Оказывай давление!" расположены елевой стороны подковы, так как их сторонники стремятся к "смягчению" последствий экономической деятельности посредством постановки социальных целей. Приверженцы лозунгов "Побуждай!" и "Игнорируй!" предполагают верховенство экономических, а не социальных целей, а потому мы расположили их справа.

Рис. 1. Концептуальная подкова.

Концептуальная "подкова" задает нам структуру, помогающую прояснить существо рассматриваемой нами важнейшей проблемы. В дальнейшем мы проанализируем образующие ее теории, "передвигаясь" по подкове слева направо. Каждая из этих позиций (за исключением одной) имеет логический контекст, поэтому мы имеем все основания (сохраняя менеджерскую перспективу) рассматривать их как своеобразный портфель, из которого общество могло бы "доставать" варианты решения вопроса о том, кто и как должен контролировать корпорацию.

НАЦИОНАЛИЗИРУЙ!

Само понятие "национализация корпораций" является в США своего рода табу. В общем случае, но не в частностях. Как только та или иная крупная корпорация попадает в трудную ситуацию (сталкивается с весьма реальной перспективой банкротства и последующим массовым сокращением рабочих мест), мгновенно следует реакция государства, вплоть до прямой национализации. Вспомним хотя бы, что американские путешественники пользуются услугами Amtrak, жители штата Теннесси в течение многих лет получали электроэнергию от государственных предприятий, а Почтовое ведомство США когда-то было частной компанией.

С точки зрения управленческой и организационной перспектив вопрос состоит не в том, является ли национализация законным, легитимным действием, а в том, насколько она эффективна (по крайней мере, при определенных обстоятельствах). Если мы исходим из тезиса о необходимости расширения социальной ответственности крупных корпораций, ответ на вопрос о целесообразности национализации, как нам представляется, должен быть отрицательным. Имеется множество свидетельств того, что решение социальных проблем зависит не столько от формы собственности, сколько от размеров организации и степени ее бюрократизации (Epstein, 1977; Jenkins, 1976). С другой стороны и в противоположность распространенным в США воззрениям, национализация отнюдь не обязательно ведет к снижению экономической эффективности корпораций. В течение ряда лет компания Renault, национализированная по решению французского правительства вскоре после Второй мировой войны, была одной из наиболее успешных автомобилестроительных компаний... Если общественность уверена, что государственная собственность означает расширение вмешательства чиновников в экономику, политизацию и низкую эффективность бизнеса, возможно, она не так уж далека от истины. Но если публика убеждена в том, что национализация должна работать, тогда государственным предприятиям необходимо создать условия, благоприятствующие привлечению лучших "голов" и "рук".

Однако экономическая эффективность не может быть более значимым основанием для национализации, чем социальная ответственность. Национализация, как нам представляется, имеет смысл, по крайней мере, при следующих обстоятельствах. Во-первых, в ситуации, когда необходимая сточки зрения общества миссия не может быть осуществлена частным сектором. Именно по этой причине в Америке существует Amtrak [а в странах третьего мира часто создаются государственные предприятия]... Во-вторых, когда деятельность организации должна быть столь тесно привязана к политике государства, что самым лучшим вариантом является непосредственное участие в управлении ею правительственных органов. Так, канадское правительство создало Petrocan как своего рода "окно" и эксперта в чрезвычайно чувствительной к политическим процессам нефтяной отрасли.

Таким образом, национализация - не только риторическая фигура, но и реальный инструмент, один из вариантов ответа на вопрос о том, кто должен контролировать корпорации. Безусловно, лозунг "Национализируй!" не должен рассматриваться как панацея, но и полностью отказываться от него резонов нет.

ДЕМОКРАТИЗИРУЙ!

Менее радикальной -по крайней мере в контексте американских дебатов - является концепция, сторонники которой призывают к использованию формальных средств расширения базы управления корпорациями. Они либо поддерживают точку зрения относительно законности контроля со стороны акционеров и говорят о том, что система власти в корпорации слишком узка, или же ставят под вопрос легитимность менеджерского контроля. Почему, спрашивают они, акционеры или "самопровозглашенные" менеджеры корпорации в отличие от рабочих, потребителей или местных сообществ имеют право контролировать принятие основополагающих решений?

По мнению сторонников "демократизации", практика участия работников в управлении отнюдь не является желаемым решением. Лозунг "Демократизируй!" базируется не на этических, а на юридических основаниях и затрагивает проблемы власти, а не благородства. Никто не предлагает менеджерам добровольно поделиться властью, речь идет, скорее, об официальном, юридически зафиксированном ее перераспределении, что делает данную позицию фундаментальной и одной из самых важных (в особенности для США, с их давними традициями плюралистического контроля над экономическими и социальными институтами).

Правда, дебаты вокруг проблемы демократизации корпораций иногда сбивают их участников с толку, поскольку часть предложений формулируется весьма расплывчато. Мы могли бы внести некоторый порядок, рассматривая два основных средства демократизации и соответственно два типа вовлеченных в нее групп в организационных терминах (см. рис. 2, на котором представлены четыре возможные формы корпоративной демократии). Один из способов заключается в избрании в совет директоров рабочих представителей - представительная демократия. Другой способ состоит в формальном, но непосредственном участии работников во внутреннем процессе принятия решений (участвующая демократия). Перемещение фокуса внимания на интересы работников корпорации или же неких внешних групп в перспективе ведет к плюралистической форме демократии. Таковы основные теоретические формы демократии. Приблизиться к ним на практике (не говоря уже о том, чтобы достигнуть), за одним исключением, - весьма непросто. Новее они представляют собой некую идеальную цель, к которой стремится группа, вдохновляемая лозунгом "Демократизируй!".

В Европе наибольшее распространение получили различные формы рабочей представительной демократии (в [бывшей] Югославии работники всех, вплоть до самых маленьких, фирм выбирали представителей в некое подобие совета директоров). В Германии в рамках системы так называемого Mitbestimmung (совместного управления) представители рабочих и акционеров в равных пропорциях составляют совет директоров.

Свидетельства в пользу данной формы корпоративной демократии достаточно устойчивы, однако их нельзя считать основанием ни для ее поддержки, ни для отвержения. Похоже, что больших различий в том, осуществляется ли представительство рабочих в органах управления тем способом или иным, не существует. Приоритетными для рабочих представителей являются вопросы зарплаты и благосостояния, а все прочие проблемы управления находятся в тени. Контролируемые рабочими фирмы (в отличие от государственных предприятий) не производят впечатления более социально ответственных, чем частные компании...

С другой стороны, представительная рабочая демократия имеет определенные достоинства. Говорят, что бывший канцлер Германии Гельмут Шмидт однажды заявил, что "ключ к экономическому чуду послевоенной Германии лежит в сложной системе участия рабочих в управлении предприятиями" (Garson, 1977: 63). И хотя мы не располагаем подтверждающими это заявление аргументами, очевидно, что система совместного управления не нанесла германской экономике сколько-нибудь существенного ущерба.

Система совместного управления придает германским корпорациям видимость легитимности, вовлекая рабочих (по крайней мере формально) в органы управления, а потому может способствовать дальнейшему развитию духа предпринимательства (оказывая весьма незначительное воздействие на реальный процесс принятия решений). Более существенное воздействие система совместного управления может оказать на возрастание взаимопонимания между менеджерами и членами профсоюзов, которым и принадлежит большинство мест в органах управления...

Рис. 2. Четыре базовые формы корпоративной демократии.

...Находящееся в эмбриональном состоянии обсуждение проблемы представительной демократии в США, похоже, движется в нескольких различных направлениях. В соответствии с традицией плюрализма в американских демократических институтах расширяется практика участия в органах управления корпорациями внешних директоров, которые представляют широкий спектр различных заинтересованных групп: потребителей, разнообразные меньшинства, защитников окружающей среды и т.д...

Критики... отмечают значительную сложность проблемы определения выборщиков и методов проведения выборов внешних представителей. Принцип "один человек - один голос", возможно, хорошо работает при проведении выборов среди рабочих, однако он вряд ли применим для отбора представителей потребителей, защитников природной среды, не говоря уже о выразителях тех или иных "общественных интересов". Однако если американцы "наваливаются" на проблему всем своим коллективным разумом, они находят решение удивительно быстро. Так, в соответствии с отчетом о конференции совета директоров компании Prudential Insurance, тот факт, что председатель Верховного суда штата Нью-Джерси предложил 6 из 24 членов совета Общественного надзора за правосудием в качестве внешних директоров, был расценен участниками собрания как "вполне работоспособное" решение (Bacon and Brown, 1975:48)... (См. также "Власть совета директоров".)




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.