Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Влияние соколиной охоты на популяции диких хищных птиц



 


В большинстве стран, где проводится соколиная охота, ­сокольники являются "потребителями" диких хищных птиц. Великобритания и Германия исключение, здесь сокольники не зависят от диких птиц и довольствуются разведенными в неволе. В большинстве других стран каждый год возникает необходимость изымать "излишек" птиц из природы. Многие из этих птиц ­возвращаются в природу следующей весной. В определенных пределах, размножение птиц может происходить устойчиво и бесконечно, что подтверждает наука и история. Что бы понять почему так происходит, необходимо немного углубиться в популяционную биологию.

Используя в качестве примера превосходные данные Ian Newton из его монографии о перепелятнике, на рисунке 8.3.1 можно наглядно увидеть выживаемость перепелятников в природе. Из выборки в сто слетков только около 40 процентов доживают до возраста одного года. Причина этого неспособность многих из них стать опытными ­независимыми охотниками в первые несколько недель жизни. Из птиц старше одного года каждый год выживает приблизительно 68 процентов. Редкий ястреб доживает до девяти лет.


Совместив эту группу с рядом последовательных лет мы получим рисунок 8.3.2. На нем видно, что в среднем каждый год популяция складывается из ­пропорционально уменьшающихся последовательных возрастных групп. Из этих групп, те которые располагаются между цифрами 25 и 75 на вертикальной оси являются самыми продуктивными производителями­. Так или иначе, только приблизительно половина взрослых птиц ежегодно производит потомство. К третьему году, когда перепелятник приступает к размножению, доживают только около 26 птиц из ста. Другими словами, из четырех слетков до репродуктивного возраста доживает только один. Поэтому, если сокольник отлавливает взрослую птицу, он оказывает такое же воздействие, как если бы он поймал четырех слетков. Вот почему добросовестные сокольники ловят только молодых птиц. Что касается сведения к минимуму влияния отлова на популяцию, то чем моложе берется птица, тем меньшее оказывается воздействие.

Теперь давайте введем в основную модель еще несколько переменных. Представьте, как бы выглядел рисунок для сапсана или орла. У орлов более длительный период созревания, более долгая жизнь, более низкий показатель производительности и более низкий уровень смертности. Некоторые орлы живут более сорока лет, поэтому весь рисунок занял бы четыре страницы этой книги.

Производительность зависит от многих факторов. Например, для всех пар может не хватать гнездовых участков и птицы будут вынуждены занимать их наперегонки. Сапсаны в Великобритании,­ пустельги в Голландии и Висконсине, балобаны на равнинах Азии; численность многих популяций сдерживается наличием гнездовых участков. Когда человек создает новые гнездовые участки популяции увеличивают свою численность. Когда гнездовых участков не хватает размножаться может только часть взрослых птиц. Если один из членов пары погибает, через несколько часов на его место приходит другая птица. Были даже случаи, когда убивали обоих родителей, а их птенцов выращивали совсем чужие птицы. Это верный признак того, что гнездовых участков не хватает и есть свободные птицы, которые не могут размножаться в виду нехватки гнездовых территорий. Еще одним признаком нехватки участков является расположение гнезд по территории. Равномерное распределение указывает, что пары располагаются вдали друг от друга. Скученное и неравномерное распределение указывает на нехватку гнездовых участков или птиц. Такое распределение гнезд часто можно увидеть у соколов, тогда как виды, которые умеют строить гнезда, в состоянии проявить более конструктивный подход к проблеме и сделать гнездо, там где им больше нравится.

Добыча - самый распространенный лимитирующий фактор. Если в начале весны самец не сможет добыть достаточно пищи, самка не сможет отложить кладку. Если кладка все же откладывается, то птенцов вылетает меньше, чем обычно. К тому же самим птенцам будет сложно ­выжить и погибнет их больше. Взрослые птицы тоже конкурируют за доступную добычу. Если в этой ситуации выпустить в природу дополнительных птиц, то птиц умрет еще больше. И наоборот, изъятие части птенцов может фактически увеличить количество выживших. Таким образом, наше субъективное мнение о том, что "хорошо" (выпуск дополнительных птиц) и том, что "плохо" (отлов лишних птиц), на самом деле может быть противоположным ожидаемому. ­Доступность добычи ­влияет и на производительность, и на смертность. К тому же доступность добычи не равна ее плотности, хотя и может зависеть от нее.

Несмотря на то, что локально хищные птицы могут оказывать влияние на численность добычи ­(в местах с большой плотностью фазана тетеревятники могут наносить серьезный ущерб), по большому счету это численность добычи влияет на численность хищных птиц. Это хорошо заметно на примере птиц специализирующихся на млекопитающих, таких как полевки и суслики, которые не могут совершать дальних миграций. Как только полевки съедают всю доступную пищу, их численность резко падает. С возобновлением растительного покрова численность млекопитающих медленно восстанавливается. Это говорит о том, что размножение популяций мышевидных грызунов имеет циклический характер, их популяционный график напоминает зубья пилы. Хищники, которые зависят от этих полевок, также склонны размножаться циклически, следуя за циклами добычи. Другое дело пернатые. Если пищи становится мало, они могут перелететь в другое место. Хищные птицы также могут улететь в другие места. Вот почему в Арктике после спада численности полевок или зайцев, многие тетеревятники, кречеты и совы уходят на юг. Это лишние птицы, большинство из которых обречено. Изъятие их из диких популяций будет иметь минимальный эффект на их будущую численность.

Если принять во внимание, что соколиная охота существует тысячи лет и никогда не была причиной исчезновения или резкого снижения численности ни одного вида хищных или промысловых птиц, кажется странным, насколько ­несоизмеримое давление было оказано на соколиную охоту природолюбами, по сравнению с их наступлением на факторы, реально влияющие на колебания численности популяций хищных птиц. К примеру отстрел хищных птиц егерями охотничьих заповедников в некоторых странах привел к их полному исчезновению и это избиение до сих пор продолжается во всех странах, где запрещена соколиная охота. В большинстве стран, где соколиная охота запрещена разрешено использование пестицидов, которые оказывают вредное воздействие на хищных птиц. Необходимо искать другие реальные причины, помимо использования хищных птиц как ресурса, что мы и сделаем в следующих главах.

 

Отношение к гибридам

 

Сначала разберемся что такое гибрид. Гибрид это результат скрещивания разных видов. Гибрид - штучный товар. Есть очень редкие гибриды, такие как помеси разных родов, например краснохвостого канюка и ястреба Харриса или ястреба Купера и ястреба Харриса. Некоторые из этих видов и родов имеют совершенно различный набор хромосом, поэтому их гибриды скорее всего бесплодны. Как известно, семейство Falco в прошлом делилось на различные роды и подроды, такие как род сапсан (Rhyncodon) и род кречет (Hierofalco). Гибриды между этими подродами имеют сильный ауткроссинг и обычно менее плодовиты, чем гибриды между подвидами. Так гибрид балобан x сапсан имеет более сильный ауткросс, чем скажем гибрид балобан х кречет или шахин х сапсан. В отношении группы кречет/балобан исследования еще продолжаются, вероятно генетически они являются одним «надвидом». Их гибриды отлично плодятся на протяжении нескольких поколений. Поэтому большой вопрос, можно ли их называть гибридами.

Могут ли гибриды скрещиваться с дикими птицами и таким образом менять свою генетическую структуру? Однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Есть две стороны вопроса: смогут ли они размножаться (достаточно ли они генетически совместимы), и смогут ли они сформировать пару (признают ли они дикую птицу, как потенциального партнера)?. Например, единственный крупный сокол, обитающий в Великобритании это сапсан. Гибрид шахин х сапсан отлично размножается в паре с диким сапсаном, но у пар гибрид сапсан х кречет и сапсан (по крайней мере, в неволе) очень плохая выводимость птенцов. В Великобритании гибрид кречет/балобан скорее всего не сможет образовать пару с сапсаном, в отличии от других соколов, ­таких как кречет, балобан или средиземноморский сокол. Со средиземноморскими соколами в Великобритании охотятся начиная со средних веков и за все это время не поступило ни одного сообщения о встрече хотя бы одной пары этого сокола с сапсаном. Причины по которым отдельные птицы не могут сформировать пару уже обсуждались в главах 2.6 и 4.11, где на примере соколов и не хищных видов птиц ясно показано, что импритинг на родителей оказывает сильное влияние на выбор будущего полового партнера. Таким образом, например, балобан, выращенный сапсаном, быстрее создаст пару с диким сапсаном, чем сапсан, выращенный балобаном. Но даже здесь существует естественный барьер; несмотря на то, что балобан может попытаться спариться с диким сапсаном, сапсан не примет его ухаживаний, поскольку они не видоспецифичны. При использовании гибридов их необходимо импринтировать на человека или на вид, который не обитает в той стране, где с гибридом собираются охотиться. У выводковых общественных видов, таких как утки, другие системы импринтинга и выбора полового партнера и мы не можем примерять их к хищным птицам, ведущих уединенный образ жизни и рождающих беспомощных птенцов.

В Великобритании существует серьезный риск скрещивания между разными видами, даже не гибридами, я говорю о краснохвостом и обыкновенном канюке. Но и в этом случае сведений о скрещивании этих двух видов в природе не поступало. Но если это приобретет массовый характер, то будут проблемы, и тогда нам придется стерилизовать или импринтировать краснохвостых канюков на другие виды, а не запрещать охоту с другими экзотами, типа Харриса.

По существу проблема не в гибридах, как таковых, а в засорении генофонда диких птиц. Это происходит во всем мире, а с ростом трансграничных перемещений растений и животных, вероятно, будет происходить и дальше. В Великобритании, например, ­домашняя кошка засорила генофонд шотландской дикой кошки, белый хорек дикому хорьку, и многочисленные примеры среди уток и голубей. Ратовать за чистоту диких генофондов можно только при условии, если и среда их обитания тоже останется нетронутой, поскольку в процессе эволюции они хорошо адаптировались друг к другу. Но добиться этого не так легко. Большинство видов обитает уже в совершенно других или быстро меняющихся биотопах, нежели те, в которых они развивались. У тех видов, которые смогут приспособиться в течение нескольких поколений, есть шанс выжить. Наступает эра специализированных видов. Для замещения исчезнувшего североамериканского подвида сапсана anatum The Peregrine Fund выпустил ­несколько рас сапсана, руководствуясь тем, что в результате естественного отбора постепенно останутся более приспособленные к современным условиям птицы.

Любопытно наше отношение к этой проблеме, оно крайне дихотомично (двойственно). По отношению к растениям и животным мы ратуем за чистоту генофондов. А когда дело касается самого человека, то человеческая мораль встает против дискриминации и несмешения с другими народами. Замечательная штука эта мораль.

В природе редкий генофонд является чистым. Исследования доктора Wink и других показали, что гены соколов большей частью перекрываются, так же как генотип человека почти на 95 процентов общий с генотипами обезьян. Наше совокупное понятие о виде меняется и таксономические здания падают. Поэтому глупо делать преждевременные выводы. По предварительным данным отдельные особи неаборигенных видов вероятно скрещиваются с дикими птицами, являющимися подвидами или очень близкими формами, например, тундряной сапсан, шахин или рыжеголовый сапсан с которыми охотятся в центральных районах США и Европе. На Ближнем Востоке, где охотятся с гибридами кречет/балобан, National Avian Research Center в Абу-Даби учредил Middle East Falcon Research Group, в которой работают все ветеринары, специализирующиеся на соколах. Одной из целей этой организации является оценка засорения генофондов и разработка передовых методов стерилизации гибридов и птиц, могущих засорить генофонд диких птиц.

Засорение генофонда это не обязательно плохо, фактически так говорить вообще неправомерно. Введение нескольких генов из родственного генофонда может подстегнуть угасающую или плохо адаптирующуюся популяцию. Популяция красного коршуна в Уэльсе, генофонд которой недавно исследовала команда доктора David Parkin, вероятно получила гены от залетного немецкого коршуна несколько поколений назад, что дало этой популяции очень нужную генетическую пощечину. Для некоторых таких локальных популяций, которые недавно стали ­генетически изолированными от основной популяции, приток сторонних генов выгоден, это предотвращает близкородственное скрещивание.

Если гибрид потеряется, сможет ли он выжить в природе? ­Конечно, ловчие гибриды между кречетами, балобанами или сапсанами охотятся также хорошо или даже лучше, чем их чистокровные аналоги, поэтому можно ­предположить, что они будут такими же успешными и в природе. Таким образом, они могут выжить как особи, хотя их гены могут исчезнуть. У не притравленных ловчих птиц любого происхождения шансов выжить в природе мало, поэтому важно, чтобы сокольник предпринял все возможные предосторожности, чтобы не допустить потерю не притравленной птицы.

Последний "аргумент" противников гибридов, который они приводят это искусственное происхождение этих птиц и следовательно неправомерность их использования в качестве ловчих. Я не заметил, что "искусственность" гибридов, чем-то отличается от охоты с не аборигенными видами, использования телеметрии, перевозки ловчих птиц в автомобиле или содержания птиц в городе. Что касается неправомерности использования,­ то это мы уже обсудили в главе 7.4, где речь шла о балансе между хищником и добычей, сохранение которого целиком лежит на совести сокольника.

С сапсаном можно успешно охотиться только в ­определенных типах угодий. В Великобритании это вересковые пустоши и немногочисленные низменности. У большинства сокольников для охоты с сапсаном нет доступа в подходящие угодья в низменностях Великобритании. Это останавливает их? Нет, вместо этого они пытаются охотиться в неподходящих для сапсанов угодьях и у них ничего не получается. Сапсан - превосходный летун и в подходящих условиях, таких как вересковые пустоши ему нет равных. Но у него есть три недостатка, которые делают его неподходящим для охоты в угон в большинстве низменностей Великобритании: во-первых, преследуя цель он делает ставки. Это красиво, но птицы уходят далеко и добыча большей частью успевает достичь укрытия. Во-вторых, сапсан редко идет за добычей в растительность, даже редкую. Если добыча просто сядет на землю или под овцу, сапсан сделает безрезультатную ставку и затем, если его быстро не сманить, уйдет вдаль и потеряется. В-третьих сапсан не настойчив; если что-то идет не так как он хочет, он прекращает преследование и ищет более легкую цель. В противоположность ему гибрид сапсан/балобан настигает добычу быстрее и даже когда пикирует, идет не настолько широко, чтобы у добычи было время уйти в укрытие. Он может ловить добычу в разреженных кронах деревьев, что означает, что большие поля со стенами, заборами, овцами и так далее не являются для него помехой, в отличии от сапсана. Наконец, он уверенно атакует и хватает ворону на земле, тогда как сапсан, хотя и способен на это, часто колеблется или отказывается нападать. Таким образом, для охоты с ловчими птицами на управляемых территориях, гибриды иногда лучше приспособлены, чем чистокровные птицы.

Очень возможно, что у некоторых гибридов, типа помесей между краснохвостыми канюками, Харрисами и королевскими канюками не окажется существенных преимуществ и тогда их перестанут производить. Так называемые "развитые" страны страдают от неуклонного роста различных преград ­в виде дорог, транспорта, колючей проволоки и подвесных кабельных линий. Это оказывает сильное влияние на дикую природу и закрывает огромные территории страны для всех, кроме самых основных видов охот­. Если некоторые "спроектированные" гибриды позволяют приспособиться и продолжать заниматься соколиной охотой, несмотря на глобальные изменения, тогда в будущем они сыграют свою роль.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.