Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

КОРОЛЬ НА ЖЕЛЕЗНОМ ТРОНЕ 21 страница



Шумно расплескивая воду, она вошла в реку и поплыла. Течение было сильное, но она еще сильнее. Она плыла, ведомая своим чутьем. Запахи реки при всей своей густоте и сладости не привлекали ее – она правила на острый красный шепот холодной крови, на удушливый аромат смерти. Она гналась за ними, как за оленем в лесу. Наконец она достигла цели, и ее челюсти сомкнулись на бледной руке. Она потрясла эту руку, чтобы заставить ее шевельнуться, но ощутила во рту только кровь и смерть. Она уже начала уставать, и у нее едва хватило сил доплыть вместе с телом до берега. Когда она вытащила его на ил, к ней, высунув язык, стал красться один из ее младших братьев. Она отогнала его, лязгнув зубами, и только тогда отряхнулась. Белое, сморщенное от воды тело лежало лицом вниз в грязи, и холодная кровь сочилась из его горла. Вставай, мысленно твердила она. Вставай, поешь и бегай вместе с нами.

Потом она услышала лошадиный топот. Люди приближались с подветренной стороны, и она не учуяла их раньше, а теперь они были совсем рядом. Люди на лошадях, с черными, желтыми, розовыми крыльями и блестящими когтями в руках. Некоторые ее младшие братья ощерились, защищая свою добычу, но она рявкнула на них, и они разбежались. Таков закон. Олени, зайцы и вороны бегут от волков, а волки – от человека. Она бросила свою холодную белую находку в грязи и тоже убежала, не чувствуя никакого стыда.

Когда настало утро, Псу не пришлось будить Арью. Она в кои-то веки встала раньше и даже успела накормить лошадей. Они молча позавтракали, а потом Сандор сказал:

– Так вот, насчет твоей матери...

– Не надо, – угрюмо сказала Арья. – Она мертва, я знаю. Я видела ее во сне.

Пес, посмотрев на нее долгим взглядом, кивнул, и они, не говоря больше об этом, снова двинулись в сторону гор.

В предгорьях им встретилась уединенная деревушка, окруженная серо-зелеными страж-деревьями и голубыми гвардейскими соснами. Клиган решил завернуть туда.

– Нам нужны пища и кров, – сказал он. – Вряд ли они слышали о том, что случилось в Близнецах, и меня, если повезет, тоже не узнают.

Сельские жители строили деревянный частокол вокруг своей деревни и, увидев кряжистого Пса, предложили ему за работу еду, жилье и даже деньги.

– Если мне и вино добавите, по рукам, – буркнул он.

Сошлись на эле, и Пес на ночь выпил его столько, что уснул мертвым сном.

Однако его мечте продать Арью леди Аррен здесь быстро настал конец.

– На перевалах морозы и снега, – сказал ему староста. – А если голод и холод вас не доконают, то это сделают сумеречные коты и пещерные медведи. Кроме того, есть еще и кланы. Обгорелые совсем осмелели, когда Тиметт одноглазый вернулся с войны. А полгода назад Гунтор, сын Гурна, со своими Каменными Воронами совершил набег на деревню в каких-нибудь восьми милях от нас. Они забрали оттуда всех женщин, выгребли все зерно, а половину мужчин перебили. Теперь у них есть сталь, хорошие мечи и кольчуги, и они все время следят за дорогой – Каменные Вороны, Молочные Змеи Сыновья Тумана и прочие. Может, ты и захватишь кое-кого с собой, но они тебя убьют и увезут твою дочку.

Я ему не дочка, могла бы крикнуть Арья, но ей это уже надоело. Она теперь ничья дочка. Она никто. Не Арья, не Ласка, не Нэн, не Арри, не Голубенок и даже не Воронье Гнездо. Просто девочка, которая днем ходит с собакой, а ночью бегает с волками.

В деревне было спокойно. Они спали на соломенных тюфяках, не слишком страдали от вшей, ели простую, но сытную пищу и дышали сосновым воздухом. Тем не менее Арья вскоре возненавидела это место. Здесь жили одни трусы. Они не смели долго смотреть Псу в лицо – взглянут и сразу глаза отводят. Женщины пытались одеть ее в платье и засадить за шитье, но поскольку они были не леди Смолвуд, она им не поддалась. А одна девчонка, дочь старосты, ходила за ней хвостом. Она была с Арьей одного возраста и при этом совсем ребенок: плакала, когда обдирала коленку. И повсюду таскала с собой тряпичную куклу. Кукла изображала собой латника, поэтому девочка называла ее «Солдат» и хвасталась, что он ее защищает.

– Да уйди ты, – говорила ей Арья раз сто. – Оставь меня в покое. – Но та не отставала, и Арья в конце концов отняла у нее куклу, вспорола ее и выпотрошила пальцем тряпичную начинку. – Вот теперь это настоящий солдат! – сказала она и закинула куклу в ручей. После этого девчонка отстала, и Арья целыми днями ухаживала за Неведомым и Трусихой или гуляла в лесу. Иногда она находила подходящую палку и «работала иглой», но потом вспоминала, что случилось в Близнецах. И разбивала палку о дерево.

– Пожалуй, нам стоит здесь остаться на время, – сказал ей Пес недели через две. Он опять напился эля, но теперь его потянуло не ко сну, а к размышлениям. – До Гнезда нам не добраться, а Фреи в речных землях все еще охотятся за беглецами. А тут им, похоже, нужны воины из-за этих разбойничьих кланов. Отдохнем, а может, и письмо сумеем послать твоей тетке. – Арья помрачнела, услышав это. Ей не хотелось здесь оставаться, но и уходить было некуда. На следующее утро, когда Пес ушел рубить деревья и таскать бревна, она снова забралась в постель.

Но как только частокол достроили, староста дал понять, что им тут не место.

– Зимой мы и сами едва сможем прокормиться, – объяснил он, – а с такими, как ты, всегда приходит кровь.

– Стало быть, ты знаешь, кто я? – сжал губы Сандор.

– Знаю. Путники к нам не заходят, но мы ездим на рынок и кое-что слыхали о псе короля Джоффри.

– Пес пригодится вам, когда налетят Каменные Вороны.

– Так-то оно так... – Староста заколебался, набираясь храбрости. – Но люди говорят, будто ты потерял свой боевой дух на Черноводной. Говорят...

– Я знаю, что они говорят. – Голос Сандора звучал так, точно две пилы скрежетали одна о другую. – Заплати мне, и мы уедем.

Клиган увез с собой кошелек, набитый медью, мех с кислым элем и новый меч, который, по правде сказать, был очень старый. Он обменял его на топор, взятый им у Близнецов и набивший Арье шишку на затылке. Эля не стало в первый же день, а меч Клиган точил каждый вечер, ругая того, с кем поменялся, за каждую щербинку и каждое ржавое пятнышко. Если он потерял свой боевой дух, зачем он старается, чтобы меч был острым? Арья не смела задать ему такой вопрос, но много думала об этом. Не потому ли он убежал из Близнецов и ее с собой увез?

Вернувшись в речные земли, они увидели, что дожди пошли на убыль и половодье тоже начало спадать. Пес повернул на юг, обратно к Трезубцу.

– Едем в Риверран, – объявил он Арье, поджаривая убитого им зайца. – Может, Черная Рыба захочет купить волчонка.

– Он меня никогда не видел – откуда ему знать, что это правда? – Она устала путешествовать в Риверран. Ей казалось, что она едет туда уже долгие годы и никак не может доехать. Ни одна ее попытка добром не закончилась. – Не даст он тебе выкупа – повесит тебя, и все тут.

– Пусть попробует. – Пес повернул вертел. Непохоже что-то, что он потерял боевой дух.

– Я знаю, куда надо ехать, – сказала она. У нее остался еще один брат. Джон ее примет, даже если никто другой не захочет. Он назовет ее маленькой сестричкой и взъерошит ей волосы. Но к нему ехать долго, и она не думала, что доберется туда одна. Она даже до Риверрана не сумела доехать. – К Стене, вот куда.

Сандор засмеялся своим скрипучим смехом.

– Волчонок хочет вступить в Ночной Дозор?

– У меня на Стене брат.

Он скривил рот.

– До Стены тысяча лиг. Нам даже к Перешейку пришлось бы пробиваться через проклятых Фреев. Там на болотах водятся львоящеры, которые волков каждый день на завтрак едят. А если мы и доберемся до Севера целыми, там половину замков занимают Железные Люди, не говоря уж о трижды проклятых северянах.

– Ты их боишься, да? Потому что потерял боевой дух? Ей показалось, что сейчас он ее ударит – но заяц уже подрумянился до хрустящей корочки, и жир так и капал в огонь. Сандор снял его с палки, разорвал пополам и бросил одну половину Арье на колени.

– С моим духом все в порядке, – сказал он, отламывая ногу, – но рисковать своей шкурой ради тебя и твоего братца я не намерен. У меня у самого брат есть.

 

ТИРИОН

 

Тирион, – молвил устало сир Киван Ланнистер, – если ты действительно невиновен в смерти Джоффри, тебе нетрудно будет доказать это на суде. Тирион отвернулся от окна.

– Кто будет судить меня?

– Правосудие – привилегия трона. Король умер, но твой отец остается десницей. Поскольку обвиняемый – его родной сын, а жертва – его внук, он попросил лорда Тирелла и принца Оберина быть судьями вместе с ним.

Тириона это не слишком ободрило. Мейс Тирелл был тестем Джоффри, хотя и недолго, а Змей – он змей и есть.

– Разрешат ли мне испытание поединком?

– Я бы тебе этого не советовал.

– Почему? – Это спасло его в Долине – отчего бы не спасти здесь? – Ответь, дядя. Разрешат ли мне испытание поединком и бойца, чтобы доказать мою невиновность?

– Разумеется, если ты того пожелаешь. Но тебе следует знать, что Серсея в подобном случае намерена выставить своим бойцом сира Григора Клигана.

Эта сука предугадывает все его ходы заранее. Жаль, что она не выбрала кого-нибудь из Кеттлблэков. С любым и трех этих братьев Бронн разделался бы запросто, но Скачущая Гора – дело иное.

– Мне надо с этим переспать. – И поговорить с Бронном. Тириону даже думать не хотелось, во что это ему обойдется. Бронн имеет преувеличенное понятие о ценности своей шкуры. – У Серсеи есть свидетели против меня?

– С каждым днем все больше.

– Тогда я должен найти своих свидетелей.

– Скажи, кого ты хочешь вызвать, и люди сира Аддама приведут их в суд.

– Лучше я сам отыщу их.

– Тебя обвиняют в убийстве короля, твоего племянника. И ты полагаешь, что тебе позволят разгуливать повсюду и делать, что тебе вздумается? У тебя здесь есть чернила, перья и пергамент. Составь список свидетелей, которые тебе требуются, и я сделаю все от меня зависящее, чтобы доставить их на суд – даю тебе слово Ланнистера.

Тирион не стал унижать себя новыми просьбами.

– А оруженосец мой может входить и выходить беспрепятственно? Юный Подрик Пейн?

– Конечно, если ты этого хочешь. Я пришлю его к тебе.

– Хорошо, пришли. Чем скорее, тем лучше, а всего лучше прямо сейчас. – Тирион подошел к столу но, услышав, как открылась дверь, обернулся. – Дядя!

– Да?

– Я этого не делал.

– Мне бы хотелось верить в это, Тирион.

Когда дверь закрылась, Тирион взобрался на стул, отточил перо и взял чистый пергамент. Кто же замолвит за него слово? Он обмакнул перо в чернильницу.

Лист так и остался чистым, когда к нему некоторое время спустя вошел Педрик Пейн. Тирион отложил перо.

– Найди Бронна и сейчас же приведи его сюда. Скажи, что он может разбогатеть, как ему и не снилось, и без него не возвращайся.

– Да, милорд. То есть нет. Не вернусь, – сказал Под и ушел.

Он не вернулся ни к закату, ни к восходу луны. Тирион так и заснул на подоконнике, а на рассвете проснулся с ломотой во всем теле. Слуга принес ему на завтрак овсянку, яблоки и рог с элем. Он поел за столом, глядя на лежащий перед ним чистый пергамент. Час спустя слуга пришел за миской.

– Ты не видел моего оруженосца? – спросил его Тирион. Тот потряс головой.

Тирион со вздохом повернулся к столу и снова обмакнул перо. «Санса», написал он и уставился на это имя, до боли стиснув зубы.

Если Джоффри не просто подавился – а такое предположение даже Тириону трудновато проглотить, – то его, несомненно, отравила Санса. Джофф поставил свою чашу чуть ли не ей на колени, а причин у нее было более чем достаточно.

Все сомнения, которые еще имелись у Тириона, исчезли вместе с его женой. Одна плоть, одно сердце, одна душа. Он скривил рот. Она быстро доказала, как мало значит для нее этот обет, не так ли? А чего ты, собственно, ждал, карлик?

И все же... где Санса достала яд? Ему не верилось, что девочка действовала в одиночку. Действительно ли он хочет ее найти? Поверят ли судьи, что юная жена Тириона отравила короля без ведома своего мужа? Он бы не поверил. Серсея будет настаивать на том, что они проделали это вместе.

Тем не менее он вручил свой пергамент дяде.

– Леди Санса – твой единственный свидетель? – нахмурился сир Киван.

– Со временем я вспомню других.

– Вспомни лучше сейчас. Судьи намерены назначить слушание через три дня.

– Это слишком скоро. Вы держите меня тут под стражей – как же я найду свидетелей в свою пользу?

– Свидетелей против тебя твоя сестра нашла без труда. – Сир Киван свернул пергамент. – Городская стража ищет твою жену. Варис предложил сто оленей за сведения о ней и сто драконов за нее саму. Если ее можно найти, она будет найдена, и я сам приведу ее к тебе. Не вижу вреда в том, чтобы муж и жена были заключены вместе и утешали друг друга.

– Как ты добр. Не видел ли ты моего оруженосца?

– Вчера я послал его к тебе – разве он не пришел?

– Пришел и опять ушел.

– Тогда я пришлю его снова.

Но Подрик вернулся только на следующее утро. Он вошел в комнату нерешительно, со страхом на лице. За ним следовал Бронн в кафтане с серебряными заклепками в тяжелом дорожном плаще и с парой перчаток из тонкой кожи за поясом.

От одного взгляда на него у Тириона засосало под ложечкой.

– Долго же ты шел сюда.

– Парень меня упросил, иначе я не пришел бы вовсе. Меня ждут к ужину в замке Стокворт.

– Стокворт? – Тирион соскочил с кровати. – Что ты там позабыл. Скажи на милость?

– Невесту. – Бронн улыбнулся, как волк, созерцающий потерявшегося ягненка. – Послезавтра я женюсь на Лоллис.

– Лоллис, значит. – Чудесно, просто замечательно. Полоумная дочь леди Танды получит мужа-рыцаря и отца для того бастарда, которого носит в животе, а сир Бронн Черноводный поднимется еще на одну ступеньку. Тут поработали зловонные пальчики Серсеи. – Моя сука-сестра подсунула тебе хромую лошадь. Эта девица слабоумна.

– Если бы мне требовался ум, я бы женился на тебе.

– Она беременна от другого.

– Когда она опростается, я начиню ее сызнова.

– Она даже не наследница Стокворта. У нее есть старшая сестра, Фалиса – замужняя.

– Она уже десять лет замужем, а детей нет как нет. Ее лорд-муж с ней не спит – говорят, он предпочитает девственниц.

– Да хоть коз – это к делу не относится. Земли все равно перейдут к его жене, когда леди Танда умрет.

– Если Фалиса не умрет раньше матери.

Знает ли Серсея, какую змею она побудила пригреть на груди леди Танду? Если даже и знает, это, видимо, не волнует ее.

– Зачем же ты пришел в таком случае?

– Ты как-то сказал, что если кто-нибудь предложит мне продать тебя, ты дашь двойную цену, – пожал плечами Бронн.

Да, верно.

– Так что же тебе надо – две жены или два замка?

– Одной жены с меня хватит, и одного замка тоже. Но если ты хочешь, чтобы я убил Григора Клигана, замок должен быть чертовски большим.

В Семи Королевствах полным-полно незамужних знатных девиц, но даже самые старые, больные и безобразные не пойдут за такого худородного подонка, как Бронн. Разве только у девушки с головой неладно и она забрюхатела после того, как ее изнасиловало полсотни человек. Леди так отчаялась найти Лоллис мужа, что даже за Тирионом гонялась некоторое время – еще до того, как ее дочкой насладилась половина Королевской Гавани. Серсея, несомненно, как-то подсластила свое предложение, притом Бронн теперь рыцарь, что делает его подходящей партией для младшей дочери невеликого дома.

– Сейчас я не могу похвастаться избытком замков и невест, – признался Тирион. – Но я могу предложить тебе золото и мою благодарность, как прежде.

– Золото у меня есть, а благодарность твоя ни к чему.

– Как знать. Ланнистеры всегда платят свои долги.

– Твоя сестра – тоже Ланнистер.

– Моя леди-жена – наследница Винтерфелла. Если я сохраню голову на плечах, то когда-нибудь буду править Севером от ее имени. И отделю тебе большой кусок.

– Если бы да кабы. Притом на Севере зверски холодно, а Лоллис теплая, и она рядом. Еще две ночи – и она моя.

– Тут я тебе не завидую.

– Да ну? – ухмыльнулся Бронн. – Признайся, Бес, если б тебе предложили на выбор спать с Лоллис или драться с Горой, ты бы мигом штаны спустил и приступил к делу.

Он слишком хорошо меня знает, подумал Тирион и зашел с другой стороны:

– Я слышал, сир Григор был ранен на Красном Зубце и у Синего Дола. Раны поубавят ему прыти.

– Прытким он сроду не был, – раздраженно отрезал Бронн. – При такой туше и силище прыть ни к чему. Хотя для такого детины он поворачивается довольно быстро, тут ты прав. Ручищи у него небывалой длины, а ударов, которые обыкновенного человека доконали бы, он как будто и не чувствует.

– Неужто ты так его боишься? – спросил Тирион в надежде раздразнить его.

– Дурак бы я был, если б не боялся. Хотя, пожалуй, я и мог бы его побить. Плясал бы вокруг него, пока он не устал бы махать мечом, а потом как-нибудь повалил бы. Когда противник падает, его рост уже не важен. Но риск велик. Один неверный шаг – и я покойник. Зачем мне это надо? Ты мне нравишься, маленький уродец, но если я буду биться за тебя, то проиграю в обоих случаях. Либо Гора выпустит мне кишки, либо я убью его и потеряю Стокворт. Я продаю свой меч, а не отдаю его даром. Я тебе не брат, в конце концов,

– Верно. Не брат. – Тирион махнул рукой. – Ладно, ступай. Беги в Стокворт к своей Лоллис. И пусть тебе на твоем брачном ложе посчастливится больше, чем мне на моем.

У двери Бронн задержался.

– Что ж ты теперь будешь делать, Бес?

– Убью Григора сам. Будет о чем песню сложить, а?

– Надеюсь услышать ее. – Бронн ухмыльнулся напоследок и ушел – из комнаты, из замка, из жизни Тириона.

Под переминался на месте.

– Простите, милорд.

– За что? Разве ты сделал Бронна наглым скотом? Он всегда таким был – именно это мне в нем и нравилось. – Тирион налил себе вина и устроился на подоконнике. За окном было серо и дождливо. Но все-таки не так уныло, как у него на душе. Он мог бы послать Подрика поискать Шаггу, но в Королевском лесу столько укромных мест, что разбойники укрывались там годами. Притом Под даже кухню находит с трудом, когда его посылают туда за сыром. Тиметт, сын Тиметта уже вернулся, должно быть, в свои Лунные горы. А если Тирион, как он сказал Бронну, выйдет против Григора Клигана сам, то это будет еще большей комедией, чем карликовый турнир Джоффри. Он не собирался умирать под раскаты веселого смеха. Испытание боем отпадает.

В тот день сир Киван снова зашел к нему, и на другой день тоже. Он предупредительно сообщил племяннику, что Сансу так и не нашли, как не нашли и шута сира Донтоса, пропавшего в одну ночь с ней. Есть ли у Тириона еще свидетели, которых он желает вызвать? Свидетелей не было. Как ему доказать, что он не добавлял яд в вино, если тысяча человек видела, как он наполнял чашу Джоффри?

Ночью он не сомкнул глаз.

Он лежал в темноте, устремив взгляд на балдахин и ведя счет своим призракам. Вот Тиша – она улыбается, целуя его, вот Санса, нагая и дрожащая от страха. Вот Джоффри – он царапает себе горло, и кровь струится у него из-под ногтей, а лицо чернеет на глазах. Он видел глаза Серсеи, волчью ухмылку Бронна, вредную усмешечку Шаи. При одной мысли о ней его охватило возбуждение. Он поласкал себя, надеясь после этого успокоиться, но так и не успокоился.

Потом пришел рассвет, и настал день суда.

В это утро к нему пришел не сир Киван, а сир Аддам с дюжиной золотых плащей. Тирион позавтракал вареными яйцами, подгоревшим салом и жареным хлебом и оделся как можно наряднее.

– Отец мог бы прислать за мной королевских гвардейцев, – заметил он сиру Аддаму. – Я, как-никак, член королевской семьи.

– Это так, милорд, но боюсь, что почти все королевские гвардейцы будут свидетельствовать против вас. Лорд Тайвин решил, что быть вашими конвоирами им в таком случае не подобает.

– Да сохранят вас боги от неподобающих поступков. Пойдемте.

Судили его в тронном зале, где погиб Джоффри. Войдя в бронзовые двери и следуя с сиром Аддамом по ковровой дорожке, он чувствовал, что все взоры устремлены на него. Несколько сот человек собралось посмотреть, как его будут судить. Он по крайней мере надеялся, что собрались они именно для этого – ведь все они могли бы стать свидетелями обвинения. На галерее он приметил королеву Маргери, бледную и прекрасную в своем траурном одеянии. Дважды замужняя и дважды вдова, в ее-то шестнадцать. По одну сторону от нее стояла ее статная мать, по другую – ее маленькая бабка; всю остальную галерею заполняли ее придворные дамы и рыцари ее отца.

Помост все еще стоял под опустевшим Железным Троном, но все столы, кроме одного, убрали. Теперь за этим единственным столом сидели лорд Мейс Тирелл в зеленой с золотом мантии. Стройный принц Оберин в оранжево-желто-алом полосатом наряде, а между ними – лорд Тайвин Ланнистер. Возможно, надежда еще есть, подумал Тирион. Дорниец и Тирелл не выносят друг друга. Если мне удастся сыграть на этом...

Верховный септон произнес молитву, прося небесного Отца направить их на путь правосудия. Когда он закончил, земной отец наклонился вперед и спросил:

– Тирион, признаешь ли ты себя виновным в убийстве короля Джоффри?

Однако он времени не теряет.

– Нет.

– Уже легче, – сухо молвил Оберин Мартелл.

– Виновна ли в этом Санса Старк? – спросил лорд Тайвин.

На ее месте он сделал бы именно это. Но где бы она ни была и как бы ни участвовала в этом деле, она остается его женой. Он окутал ее своим плащом, как муж и заступник, хоть ему и пришлось ради этого стать на спину дурака.

– Джоффри убили боги. Он подавился пирогом с голубями.

Лорд Тайвин побагровел.

– Ты винишь в его смерти пекарей?

– Их или голубей – только меня в это не впутывайте. – Тирион услышал нервный смешок и понял, что допустил ошибку. Придержи свой язык, маленький дуралей, пока он не вырыл тебе могилу.

– Против тебя имеются свидетели, – сказал лорд Тайвин. – Сначала мы выслушаем их, затем ты сможешь представить собственных свидетелей. Говорить тебе можно только с нашего разрешения.

Тириону оставалось только кивнуть в ответ. Сир Аддам сказал правду: первым свидетелем был сир Бейлон Сванн из Королевской Гвардии.

– Лорд десница, – начал он, когда верховный септон привел его к присяге, – я имел честь сражаться вместе с вашим сыном на корабельном мосту. Он храбрый человек, несмотря на свой малый рост, и я не верю, что он мог совершить подобное.

По залу прокатился ропот. Что за безумную игру затеяла Серсея? Зачем ей выпускать свидетеля, объявляющего Тириона невиновным? Вскоре Тирион это понял. Сир Бейлон неохотно рассказывал, как он оттащил его от Джоффри в день бунта.

– Он ударил его величество, это правда. Но это был припадок ярости, летняя гроза, не более. Толпа едва не убила нас всех.

– Во времена Таргариенов человек, ударивший особу королевской крови, лишился бы руки, – заметил Красный Змей. – Выходит, ручонка у карлика отросла обратно? Или Белые Мечи забыли свой долг?

– Он тоже особа королевской крови, – ответил сир Бейлон, – к тому же был десницей короля.

– Он лишь замещал десницу в мое отсутствие, – поправил лорд Тайвин.

Рассказ сира Меррина Транта, занявшего затем свидетельское место, был куда более красочным.

– Он повалил короля наземь и пинал его ногами, громко сетуя на то, что его величество ушел от бунтовщиков невредимым.

Тирион начинал прозревать замысел своей сестры. Она начала с человека, известного своей честностью, и выдоила из него все, что могла. Каждый последующий свидетель будет чернить подсудимого все больше. И в конце концов из него сделают Мейегора Жестокого вкупе с Эйерисом Безумным, со щепоткой Эйегона Недостойного для вкуса.

Сир Меррин теперь рассказывал, как Тирион помешал Джоффри наказывать Сансу Старк.

– Карлик спросил его величество, знает ли он, что случилось с Эйерисом Таргариеном, а когда сир Борос вступился за короля, пригрозил убить оного рыцаря.

Следующим с показаниями выступил сам Блаунт, подтвердивший эту печальную историю. Он должен был питать немалую неприязнь к Серсее за то, что она выгнала его из Королевской Гвардии, однако сказал все, что ей было желательно.

Тирион не мог больше держать язык за зубами.

– Отчего вы не скажете судьям, что при этом делал Джоффри?

Высокий, с обвислыми щеками рыцарь сумрачно глянул на него.

– Я скажу им нечто другое. Вы пригрозили, что велите своим дикарям убить меня, если я открою рот.

– Тирион, – сказал лорд Тайвин, – тебе разрешается говорить, только когда мы того потребуем. Считай это предупреждением.

Тирион умолк, хотя внутри у него все кипело.

Далее свидетельствовали Кеттлблэки, все трое поочередно. Осни и Осфрид рассказывали об ужине у Серсеи накануне битвы и о высказанных Тирионом угрозах.

– Он сказал, что намерен причинить ее величеству зло, – показал сир Осфрид, а его брат Осни добавил: – Он сказал, что дождется дня, когда она будет счастлива, и обратит ее радость в пепел. – Об Алаяйе никто из них не упомянул.

Сир Осмунд Кеттлблэк, воплощение рыцарства в своей белой броне и белом шерстяном плаще, клятвенно заявил, что король Джоффри давно знал о намерении дяди Тириона убить его.

– В тот день, когда меня облекли в белый плащ, милорды, – сообщил он судьям, – отважный юноша сказал мне: «Сир Осмунд, охраняйте меня хорошо, ибо мой дядя меня не любит и хочет стать королем вместо меня».

Этого Тирион переварить не мог.

– Лжец! – вскричал он и сделал два шага вперед, но золотые плащи оттащили его обратно. Лорд Тайвин нахмурился.

– Ты хочешь, чтобы тебя сковали по рукам и ногам, как простого разбойника?

Тирион стиснул зубы. Еще одна ошибка – дурак ты, карлик, дурак. Уймись, иначе тебе конец.

– Прошу прощения, милорды. Меня рассердила его ложь.

– Его правда, ты хочешь сказать, – вмешалась Серсея. – Я прошу вас наложить на него оковы, отец, ради вашей же безопасности. Вы видите, какой он.

– Я вижу, что он карлик, – сказал принц Оберин. – В тот день, когда я испугаюсь рассерженного карлика, я утоплюсь в бочке красного вина.

– В оковах нет нужды. – Лорд Тайвин взглянул на окна и встал. – Становится поздно. Мы возобновим заседание завтра.

Ночью, сидя в своей башне с чистым пергаментом и чашей вина, Тирион думал о жене. Не о Сансе – о первой своей жене, Тише. О шлюхе, не о волчице. Она только притворялась, что любит его, он ей верил и находил счастье в этой вере. Лучше сладкая ложь, чем горькая истина. Тирион допил вино и стал думать о Шае. Когда сир Киван явился к нему с ежевечерним визитом, он попросил, чтобы пришел Варис.

– Ты думаешь, что евнух выступит в твою защиту?

– Ничего не могу сказать, пока не поговорю с ним. Пришли его ко мне, дядя, будь так добр.

– Хорошо.

Следующее заседание суда открыли мейстеры Валлабар и Френкен. Они показали, что вскрыли благородное тело короля Джоффри и не нашли в королевском горле ни пирога, ни какой-либо иной пищи.

– Короля убил яд, милорды, – сказал Баллабар, а Френкен торжественно кивнул.

Затем вызвали великого мейстера Пицеля. Он опирался на кривую клюку и трясся на ходу. На его цыплячьей шее торчали белые волоски. Слабость не позволяла ему стоять, и судьи распорядились принести для него стул, а также и стол, на котором расставили множество мелких сосудов. Пицель принялся перечислять содержащиеся в них снадобья.

– Сероголов, извлекаемый из бледной поганки. Ночная тень, сладкий сон, пляска демона, слепыш, вдовья кровь, именуемая так из-за своего цвета. Это страшный яд. Он закупоривает кишки и мочевой пузырь человека, отравляя его собственными ядами. Есть здесь также волчья смерть, яд василиска и слезы Лисса. Все эти средства мне известны. Бес Тирион Ланнистер украл их из моих покоев, когда бросил меня в тюрьму по ложному обвинению.

– Пицель, – сказал Тирион, рискуя навлечь на себя гнев отца, – способно ли хоть одно из этих снадобий привести к смерти от удушья?

– Нет. Для этого вы прибегли к более редкому яду. Когда я обучался в Цитадели, мои наставники называли его просто «душитель».

– Но этот редкий яд найден не был?

– Нет, милорд, – заморгал Пицель. – Вы использовали его без остатка, чтобы убить самого благородного из юношей, какого боги когда-либо посылали на землю.

Гнев в Тирионе возобладал над разумом.

– Джоффри был жесток и глуп, но я его не убивал. Можете отрубить мне голову, но я непричастен к смерти своего племянника.

– Молчать! – сказал лорд Тайвин. – Я предупреждал тебя трижды. В следующий раз тебя закуют и заткнут тебе рот.

После Пицеля началась нескончаемая, нудная процедура. Лорды, леди и рыцари, люди как знатного, так и скромного происхождения, все присутствовали на свадебном пиру, все видели, как Джоффри стал задыхаться, и как лицо его почернело, словно дорнийская слива. Лорд Редвин, лорд Селтигар и сир Флемент Браке слышали, как Тирион угрожал королю; двое слуг, жонглер, лорд Джайлс, сир Хоббер Редвин и сир Филип Фоот видели, как Тирион наполнял свадебную чашу; леди Мерривезер поклялась, что видела, как карлик бросил что-то в вино королю, пока Джоффри и Маргери резали пирог; старый Эстермонт, молодой Пекльдон, певец Галейон из Кью, оруженосцы Моррос и Джотос Слинг показали, что во время агонии Джоффри Тирион взял чашу и вылил остаток отравленного вина на пол.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.