Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

КОРОЛЬ НА ЖЕЛЕЗНОМ ТРОНЕ 14 страница



Улюлюканье на стенах Миэрина стало громче, и многие защитники, следуя примеру героя, мочились сверху в знак презрения к врагу. Они показывают, как мало страха испытывают к нашему рабскому войску. Если бы у их ворот стоял дотракийский кхаласар, они бы на это не отважились.

– Нужно ответить им на вызов, – снова сказал Арстан.

– Мы ответим, – молвила Дени, когда герой оправил свои одежды. – Скажите Силачу Бельвасу, что он мне нужен.

Евнух сидел в тени ее шатра и ел колбасу. Он покончил с ней тремя глотками и велел Арстану принести меч. Престарелый оруженосец каждый вечер оттачивал аракх Бельваса и натирал его ярко-красным маслом.

Силач Бельвас, прищурясь, осмотрел лезвие, вдвинул его в кожаные ножны и опоясал мечом свою необъятную талию. Арстан принес также и щит – стальной диск не больше хлебной тарелки. Евнух взял его в левую руку, не пристегивая к предплечью на вестеросский манер.

– Приготовь мне печенку с луком, Белобородый, – распорядился он. – Не сейчас – на потом. Бельвас-Силач всегда хочет есть, когда кого-нибудь убивает. – И евнух, не дожидаясь ответа, зашагал навстречу Ознаку зо Палю.

– Почему он, кхалиси? – спросил у Дени Ракхаро. – Он толст и глуп.

– Бельвас был рабом в здешних бойцовых ямах. Если такой человек убьет высокородного Ознака, великие господа будут посрамлены, если же победит Ознак, то Миэрину такая победа чести не принесет. – Кроме того, евнух в отличие от сира Джораха, Даарио, Бурого Бена и трех ее кровных всадников не командует войсками, не разрабатывает планы сражений и не дает ей советы. Он только ест, хвастается и помыкает Арстаном. Без Бельваса она сумеет обойтись – а заодно и убедится, чего стоит защитник, присланный ей магистром Иллирио.

Когда Бельвас направился к городу, по рядам осаждающих прошел трепет волнения, а крики со стен и башен Миэрина разразились с новой силой. Ознак зо Паль снова сел на коня и стал ждать, держа свое полосатое копье торчком. Его скакун нетерпеливо мотал головой и рыл копытом песчаную почву. Евнух при всей своей толщине казался маленьким по сравнению с конным героем.

– Истинный рыцарь сошел бы с коня, – заметил Арстан.

Ознак зо Паль опустил копье и ринулся в атаку.

Бельвас остановился, широко расставив ноги, с маленьким круглым щитом в одной руке и аракхом, предметом неустанных забот Арстана, в другой. Его огромный коричневый живот и обвисшая грудь над желтым шелковым кушаком защищала только кожаная, с заклепками безрукавка, до нелепости крошечная и едва прикрывавшая соски.

– Надо было дать ему кольчугу, – с внезапным беспокойством сказала Дени.

– Она ему только помешала бы. В бойцовых ямах доспехов не носят, – возразил сир Джорах. – Публика ходит туда посмотреть на кровь.

Из-под копыт белого скакуна летела пыль. Ознак мчался к Бельвасу, и полосатый плащ развевался у него за плечами. Казалось, что весь город Миэрин поддерживает его своими криками. Крики осаждающих по сравнению с ними звучали слабо, ибо Безупречные стояли молча, наблюдая за происходящим с каменными лицами. Можно было подумать, что и сам Бельвас высечен из камня. Он стоял на пути скачущего коня, и безрукавка туго натянулась поперек его широкой спины. Ознак целил копьем ему в грудь, и стальное острие ярко сверкало на солнце. Сейчас он его проткнет, подумала Дени... но евнух отскочил в сторону. Всадник в мгновение ока пронесся мимо, развернулся и поднял копье. Бельвас не сделал попытки нанести ему удар. На городских стенах завопили пуще прежнего.

– Что он делает? – с недоумением спросила Дени.

– Устраивает публике представление, – ответил сир Джорах.

Ознак объехал Бельваса по широкому кругу, дал коню шпоры и снова атаковал. Бельвас снова дождался последнего мгновения, а потом отбил копье вбок. Герой проскакал мимо, и по полю прокатился громкий смех евнуха.

– Копье слишком длинное, – сказал сир Джорах. – Бельвасу требуется только уворачиваться от него. Зря этот дурень пытается красиво его пробуравить – проще было бы растоптать его конем.

Ознак зо Паль атаковал в третий раз, и теперь Дени сама рассмотрела, что он скачет мимо Бельваса, как вестеросский рыцарь на турнире, а не на него, как дотракиец в схватке с врагом. Ровное поле позволяло коню набрать хорошую скорость, но и евнуху давало возможность увернуться от громоздкого четырнадцатифутового копья.

Всадник на этот раз попытался предвосхитить маневр врага и в последний миг отклонил копье вбок. Но Бельвас тоже предугадал это: вместо того чтобы отклониться в сторону, он нырнул вниз, и копье прошло над его головой. Его отточенный аракх описал внезапно серебряную дугу. Конь, которому лезвие подсекло ноги, завизжал, и всадник выпал из седла.

На кирпичные стены Миэрина опустилась тишина, зато воинство Дени орало что есть мочи.

Ознак отскочил от рухнувшего наземь коня и успел выхватить меч, прежде чем Бельвас налетел на него. Сталь зазвенела о сталь с такой быстротой и яростью, что Дени не поспевала следить за ударами. Грудь Бельваса чуть ниже сосков оросилась кровью, а в следующий миг аракх рубанул Ознака прямо между его бараньих рогов. Евнух выдернул клинок и тремя свирепыми ударами отделил голову героя от туловища. Он поднял ее над головой, показывая миэринцам, а после швырнул к городским воротам. И она, подпрыгивая, покатилась по песку.

– Вот тебе и миэринский герой, – засмеялся Даарио.

– Пустая победа, – отозвался сир Джорах. – Мы не сможем взять Миэрин, убивая его защитников поодиночке.

– Это так, – согласилась Дени, – но я рада, что этот убит.

Горожане принялись обстреливать Бельваса из арбалетов, но стрелы не долетали до него. Евнух, повернувшись спиной к этому стальному дождю, спустил штаны, присел и навалил большую кучу. Подтершись шелковым плащом Ознака, он не спеша обыскал его труп, избавил умирающего коня от мучений и зашагал обратно к оливковой роще.

Свои приветствовали его радостными воплями. Дотракийцы кричали во всю глотку, Безупречные стучали копьями о щиты.

– Молодец, – похвалил евнуха сир Джорах, а Бурый Бен бросил ему спелую сливу, сказав:

– Сладкая награда за славный бой. – Даже служанки Дени не остались в стороне.

– Жаль, что у тебя волос нет, Силач Бельвас, – сказала Чхику. – Мы бы вплели тебе в косу колокольчик.

– Бельвасу не нужны ваши погремушки. – Евнух мигом умял сливу и выплюнул косточку. – Бельвас хочет печенки с луком.

– Бельвас получит свою печенку, – сказала Дени, – но ведь ты ранен. – Кровь текла по его животу из глубокого пореза на груди.

– Это ничего. Я всем позволяю поранить себя один раз, а потом их убиваю. – Он похлопал себя по окровавленному животу. – Сочти шрамы, и ты узнаешь, скольких Силач Бельвас убил.

Но Дени, потерявшая кхала Дрого из-за такой же пустячной раны, послала Миссандею за одним бывшим юнкайским рабом, искусным лекарем. Бельвас выл и жаловался, и Дени ругала его и называла большим лысым ребенком, пока лекарь промывал рану уксусом, зашивал ее и перевязывал полотном, смоченным в огненном вине. Лишь после этого она пригласила своих капитанов в шатер, чтобы начать совет.

– Я должна взять этот город, – заявила она, усевшись на груду подушек в окружении своих драконов. Ирри и Чхику разливали вино. – Его житницы полны до отказа. На террасах его пирамид растут фиги, финики и оливки, в подвалах хранится соленая рыба и копченое мясо.

– Не следует также забывать о сундуках с золотом, серебром и драгоценными камнями, – вставил Даарио.

– Я осмотрел стены со стороны суши и не нашел ни одного слабого места, – доложил сир Джорах. – Со временем мы могли бы подвести подкоп под башню, но что мы будем есть, пока копаем? Наши запасы подходят к концу.

– Нет слабых мест со стороны суши? – переспросила Дени. Миэрин стоял на мысу, где песок сочетался с камнем, при впадении в залив медленного бурого Скахазадхана. Северная его стена тянулась вдоль реки, западная – вдоль моря. – Значит ли это, что мы должны атаковать с реки или с моря?

– С тремя-то кораблями? Я согласен, пусть капитан Гролео осмотрит стену со стороны реки, но если она цела, то это – лишь более мокрый способ покончить с жизнью.

– А что, если нам построить осадные башни? Мой брат Визерис рассказывал мне о них.

– Башни строят из дерева, ваше величество, а рабовладельцы сожгли все леса на двадцать лиг от города. Без леса у нас не будет ни требюшетов, чтобы проломить эти стены, ни лестниц, чтобы на них взобраться, ни осадных башен, ни черепах, ни таранов. Ворота, конечно, можно штурмовать и с топорами, но...

– А вы видели над воротами бронзовые головы? – спросил Бурый Бен Пламм. – Головы гарпий с разинутыми ртами? Миэринцы будут лить через эти рты кипящее масло, и ваши люди с топорами сварятся заживо.

– Не послать ли нам на ворота Безупречных? – предложил Даарио, улыбнувшись Серому Червю. – Я слышал, кипящее масло для вас – все равно что теплая водичка.

– Это не так, – без улыбки ответил Серый Червь. – Безупречные не чувствуют ожогов так, как люди, но от кипящего масла слепнут и умирают. Однако мы не боимся смерти. Дайте нам тараны, и мы вышибем эти ворота или умрем.

– Умрете, но ворот не вышибете, – заверил его Бурый Бен. В Юнкае, приняв командование над Младшими Сыновьями, он объявил себя ветераном ста сражений. «Не стану, правда, говорить, что храбро сражался в каждом из них, – признался он. – Есть старые наемники и есть храбрые наемники, но храбрых старых наемников не бывает».

– Я не стану швыряться жизнями Безупречных, Серый Червь, – вздохнула Дени. – Может быть, город удастся взять измором.

– Скорее они возьмут нас измором, ваше величество, – грустно молвил сир Джорах. – Мы не найдем здесь ни пищи для себя, ни корма для мулов и лошадей. Вода в этой реке мне тоже не нравится. В Скахазадхан Миэрин спускает свои нечистоты, а воду для питья берет из глубоких колодцев. Нам уже докладывают, что в лагерях появились желудочные расстройства с лихорадкой, а в трех случаях и с кровавым поносом. Если мы останемся, больных станет еще больше. Рабы ослабли от долгого перехода.

– Они больше не рабы, – поправила Дени. – Они свободные люди.

– Рабы или свободные, они голодают и скоро начнут болеть. Город обеспечен лучше, чем мы, и водным путем туда могут подвозить новые припасы. Ваши три корабля не в силах обеспечить заслон и с реки, и с моря.

– Так что же ты советуешь нам, сир Джорах?

– Вам мой совет не понравится.

– Тем не менее я хочу услышать его.

– Как вам угодно. Я за то, чтобы оставить этот город в покое. Всех рабов в мире вы не освободите, кхалиси. Ваша война не здесь, а в Вестеросе.

– Я помню о Вестеросе. – Иногда он снился ей – сказочная страна, которую она никогда не видела. – Но если я так легко отступлю перед старыми кирпичными стенами Ми-эрина, как же мне брать каменные твердыни Вестероса?

– Как Эйегон – с помощью огня. К тому времени, когда мы доберемся до Семи Королевств, ваши драконы вырастут. Кроме того, у нас будут осадные башни и требюшеты, все, чего недостает нам здесь... но путь через Край Долгого Лета далек и труден, и там нас поджидают еще неведомые опасности. Вы прибыли в Астапор купить себе солдат, а не начинать войну. Приберегите свои мечи и копья для Вестероса, моя королева. Оставьте Миэрин миэринцам и двигайтесь на запад, к Пентосу.

– Побежденная? – ощетинилась Дени.

– Побежденным считается тот, кто трусливо прячется за высокими стенами, кхалиси, – заметил Чхого. Другие кровные всадники поддержали его.

– Кровь моей крови, – сказал Ракхаро, – когда трусы прячутся и выжигают все вокруг, великие кхалы ищут более храброго врага. Это все знают.

– Это все знают, – подтвердила Чхику.

– Все, но не я. – Дени всегда прислушивалась к советам сира Джораха, но уйти от Миэрина, не тронув его, – этого она переварить не могла. Она не забыла детей на столбах, и птиц, клюющих их внутренности, и тонкие ручонки, указывающие в сторону города. – Ты говоришь, что у нас не осталось еды, сир Джорах, – смогу ли я накормить моих людей, если пойду на запад?

– К сожалению, нет, кхалиси. Им придется самим добывать себе еду или погибать. В походе умрут многие, но как это ни тяжело, спасти их нам не удастся. Мы должны поскорее оставить за собой эту выжженную землю.

Дени вспомнила след из мертвых тел, который тянулся за ней через красную пустыню. Больше такого зрелища она не желала видеть.

– Нет, – сказала она. – Я не поведу своих людей на голодную смерть. – (Своих детей). – Должен быть какой-то способ проникнуть в этот город.

– Способ-то, положим, есть. – Бурый Бен огладил свою пегую от седины бороду. – Клоака.

– Клоака? Что это значит?

– Это большие, выложенные кирпичом сточные каналы, выводящие городские нечистоты в Скахазадхан. Несколько человек могли бы пройти этим путем. Я сам так бежал из Миэрина, когда Скерб лишился головы. – Он скорчил гримасу. – С тех пор эта вонь так въелась в меня, что даже по ночам мне снится.

Лицо сира Джораха выразило сомнение.

– Мне думается, таким путем легче выйти, чем войти. Если каналы опорожняются в реку, как ты говоришь, их устья должны быть расположены под самыми стенами.

– И забраны железными решетками, – подтвердил Бурый Бен, – но прутья сильно проржавели, иначе я так и утонул бы в дерьме. А внутри придется ползти вверх в кромешной тьме, через кирпичный лабиринт, где очень легко заблудиться на веки вечные. Сточные воды никогда не опускаются ниже пояса и могут захлестнуть с головой, судя по отметинам, которые я видел на стенах. И всякая нечисть там тоже водится. Здоровенные крысы, каких вы еще не видывали, и кое-что похуже.

– Вроде тебя, когда ты вылез оттуда? – засмеялся Даарио Нахарис. – Если найдутся дураки, которые на это отважатся, их учует каждый миэринский рабовладелец, как только они выберутся в город.

Бурый Бен пожал плечами.

– Ее величество спросила, есть ли способ попасть в город, и я ответил... но больше Бен Пламм туда не полезет и за все золото Семи Королевств. Если же другие захотят попытаться, милости просим.

Агго, Чхого и Серый Червь хотели заговорить одновременно, но Дени остановила их.

– Мне кажется, этот способ не слишком много обещает. – Она знала, что Серый Червь готов повести своих Безупречных в клоаку по ее приказу и что ее кровные всадники тоже не поколеблются, но никто из них не подходил для этой задачи. Дотракийцы – конные воины, а сила Безупречных заключается в их дисциплине на ратном поле. Вправе ли она посылать людей на зловонную смерть во тьме ради столь неверной надежды? – Я должна подумать над этим. Прошу вас вернуться к своим обязанностям.

Капитаны откланялись, оставив Дени в обществе ее служанок и драконов. Когда Бурый Бен выходил из шатра, Визерион расправил свои бледные крылья и лениво вспорхнул наемнику на голову, задев одним крылом по лицу. Не удержавшись на своем насесте, дракон испустил крик и снова взлетел.

– Ты ему нравишься, Бен, – сказала Дени.

– Оно и понятно, – засмеялся он. – Во мне ведь тоже есть капля драконьей крови.

– В тебе? – удивилась Дени. По виду этот наемник – настоящая дворняжка. У него широкое коричневое лицо, сломанный нос, спутанные пегие волосы, а мать-дотракийка наделила его большими темными миндалевидными глазами. Он утверждает, что в нем есть доля Браавоса, Летних островов, Иббена, Квохора, дотракийских степей, Дорна и Вестероса, но о крови Таргариенов Дени слышала впервые. – Как это так?

– Был такой Пламм в Семи Королевствах, который женился на драконьей принцессе. Мне о нем бабушка рассказывала. Он жил во времена короля Эйегона.

– Которого из Эйегонов? В Вестеросе их было пятеро. – Сын ее брата мог бы стать шестым, если бы люди узурпатора не разбили его голову о стену.

– Пятеро, говорите? Экая путаница. Не могу вам сказать, которым по счету был тот, моя королева. Но Пламм был лордом и, думаю, пользовался немалой славой в свои дни. Все дело, прошу прощения, в том, что его мужское естество было шести футов длиной.

Дени рассмеялась, звеня тремя своими колокольчиками.

– Ты хочешь сказать – дюймов?

– Э, нет – футов. Будь это шесть дюймов, кому бы он запомнился.

Дени хихикала, как маленькая девочка.

– Твоя бабушка собственными глазами видела эту достопримечательность?

– Нет, видеть она не могла. Она была наполовину иббенийка, наполовину квохорка и в Вестеросе никогда не бывала. Ей, должно быть, дед рассказывал – но деда убили дотракийцы, когда я еще на свет не родился.

– А дед от кого это узнал?

– Должно быть, ему тоже рассказывали – еще в детстве. Боюсь, это все, что мне известно об Эйегоне Неизвестном и мужских достоинствах лорда Пламма. Пойду-ка я лучше к своим Сыновьям.

– Ступай, – отпустила его Дени. Он ушел, и она снова прилегла на подушки. – Если бы ты был большой, – сказала она Дрогону, почесывая его между рожками, – я перелетела бы на тебе через стену и расплавила их гарпию. – Но пройдут еще годы, прежде чем ее драконы дорастут до того, чтобы летать на них. И кто их тогда оседлает? У дракона три головы, а у Дени только одна. Она подумала о Даарио. Если был когда-нибудь мужчина, способный обесчестить женщину одними глазами...

Она, конечно, не менее виновна, чем он. Она поглядывает на него украдкой всякий раз, как ее капитаны собираются на совет, а блеск его золотого зуба в улыбке вспоминается ей даже по ночам. И глаза. Его яркие синие глаза. На пути от Юнкая Даарио каждый вечер, являясь с докладом, приносил ей какой-нибудь цветок или веточку... чтобы она лучше познакомилась с этим краем, говорил он. Желтую иву, дикие розы, мяту, девичье кружево, кинжальный лист, ракиту, золото гарпии... И хотел избавить ее от вида мертвых детей. Напрасно, конечно, но делал он это с добрыми намерениями. А еще он смешил ее, что никогда не удавалось сиру Джораху.

Дени попыталась представить себе, что будет, если она позволит Даарио поцеловать себя так, как поцеловал тогда Джорах на корабле. Мысль эта волновала ее и тревожила. Риск слишком велик. Она и без чужих слов знала, что тирошийский наемник – человек нехороший. Несмотря на все свои улыбки и шуточки, он опасен и даже жесток. Утром Саллор и Прендаль были его товарищами, а вечером он отрубил им головы. Кхал Дрого тоже бывал жесток, и не было на свете человека опаснее, однако она его полюбила. Сможет ли она полюбить Даарио? И так ли уж это будет важно, если она уложит его к себе в постель? И если это случится, станет ли он одной из голов дракона? Сир Джорах, несомненно, будет разгневан, но не он ли посоветовал ей взять себе еще двух мужей? Может быть, ей следует взять их обоих и покончить с этим.

Что за глупые мысли лезут ей в голову. Ей нужно взять город, и мечты о поцелуях и синих глазах красавца наемника не помогут ей проломить стены Миэрина. «Я от крови дракона», – напомнила себе Дени. Мысль ее двигалась по кругу, как крыса, ловящая собственный хвост. Внезапно ей сделалось тесно в шатре, захотелось подставить лицо ветру и ощутить запах моря.

– Миссандея, – позвала она, – вели оседлать мою лошадь и свою тоже.

– Слушаюсь, ваше величество, – с поклоном ответила девочка. – Прикажете своим кровным всадникам сопровождать вас?

– Возьмем Арстана – я не собираюсь выезжать за пределы лагеря. – Среди ее детей у нее врагов нет, а старый оруженосец не станет болтать без умолку, как Бельвас, или смотреть на нее, как Даарио.

Сожженная оливковая роща, где она поставила свой шатер, располагалась у моря, между лагерями дотракийцев и Безупречных. Лошадей оседлали, и Дени со своими спутниками двинулась вдоль берега, прочь от города. Даже теперь она чувствовала, как этот город насмешливо ухмыляется ей в спину, а оглядываясь через плечо, видела, как сверкает на предвечернем солнце бронзовая гарпия, венчающая Великую Пирамиду. Скоро тамошние рабовладельцы в своих каемчатых токарах примутся за ужин из молодой баранины, оливок, нерожденных щенков, сваренных в меду сонь и прочих изысканных блюд, а дети ее лягут спать голодными. Внезапный гнев охватил Дени. «Я сокрушу вас», – поклялась она про себя.

Проезжая мимо кольев и ям, обводящих лагерь евнухов, она следила, как Серый Червь со своими сержантами проводит для одной из рот учения со щитами, короткими мечами и тяжелыми копьями. Другая рота в одних белых набедренных повязках купалась в море. Дени давно убедилась, как чистоплотны евнухи. От некоторых ее наемников разит так, будто они не мылись и не меняли одежду с тех пор, как ее отец лишился Железного Трона, а Безупречные моются каждый вечер, даже после трудного перехода. Когда воды для мытья нет, они очищают себя песком на дотракийский манер.

Евнухи при виде ее опускались на колени, прижимая сжатые кулаки к груди. Дени отвечала им тем же приветствием. Был прилив. И море пенилось прямо у ног ее Серебрянки. Чуть дальше в море стояли ее корабли со свернутыми парусами – ближе всех «Балерион», бывший «Садулеон», дальше галеи «Мираксес» и «Бхагар», в прошлом «Шалун Джозо» и «Летний сон». На самом деле это корабли магистра Иллирио, однако она переименовала их не задумываясь. Это не просто имена драконов: в древней Валирии до того, как ее поразил Рок, Балерион, Мираксес и Бхагар были богами.

К югу от аккуратно огороженного лагеря, где упражнялись и занимались омовением Безупречные, расположились станом ее вольноотпущенники, куда более шумный и беспорядочный народ. Дени раздала бывшим рабам оружие, взятое в Астапоре и Юнкае, а сир Джорах составил из боеспособных мужчин четыре полноценные роты, но здесь никаких учений не происходило. Около ста человек, собравшись вокруг сложенного из плавника костра, жарили лошадиную тушу. Пахло вкусно, и жир капал в огонь, но Дени только нахмурилась, проезжая мимо.

За тремя всадниками со смехом бежали детишки, и со всех сторон слышались возгласы на самых разных языках. Одни величали Дени матерью, другие просили о чем-то, третьи молили за нее своих богов, четвертые сами обращались к ней за благословением. Дени улыбалась направо и налево, касалась протянутых к ней рук и, в свою очередь, позволяла коленопреклоненным касаться ее стремени или ноги. Многие из них верили, что такие прикосновения приносят счастье. Пусть себе трогают, если это придает им мужества, думала Дени. Впереди у нас еще немало испытаний...

Дени остановилась поговорить с беременной женщиной, которая хотела, чтобы Матерь Драконов дала имя ее ребенку, когда он родится. В это время кто-то схватил ее за левое запястье. Обернувшись, Дени увидела высокого оборванного человека с бритой головой и дочерна загорелым лицом.

– Не так сильно... – начала она, но мужчина уже сдернул ее с седла. Земля ринулась ей навстречу и вышибла воздух из легких, серебристая кобыла, заржав, попятились прочь. Оглушенная Дени повернулась на бок, приподнялась на локте...

...И увидела над собой меч.

– Подлая свинья, – сказал мужчина. – Я так и знал, что когда-нибудь ты заявишься сюда, чтобы тебе тут ноги целовали. – Голова у него была голая, как дыня, нос покраснел и облупился, но она узнала этот голос и эти бледно-зеленые глаза. – Для начала я отрежу тебе титьки. – Дени смутно слышала, как Миссандея зовет на помощь. Один из бывших рабов сунулся было вперед, но тут же рухнул на колени, залившись кровью. Меро вытер меч о его штаны. – Кто еще хочет?

– Я. – Арстан Белобородый соскочил с коня и стал над Дени. Соленый ветер шевелил его белые волосы, руки сжимали длинный посох.

– Дед, – сказал Меро, – ты лучше иди отсюда, пока я не сломал твою палку пополам и не засунул ее тебе...

Старик сделал ложный выпад одним концом посоха отвел его назад и ударил другим концом с такой быстротой, что Дени глазам не поверила. Титанов Бастард отлетел назад, в набегающий на берег прибой, выплевывая кровь и выбитые зубы. Арстан заслонил Дени собой. Меро замахнулся мечом, но старик с кошачьим проворством отклонился назад, и его посох прошелся по ребрам Меро, чуть не сбив того с ног. Арстан, войдя в воду, отразил новый удар наемника, отскочил и встретил третий удар на половине взмаха. Все происходило так быстро, что Дени едва успевала следить за боем. Миссандея поднимала ее на ноги, когда она услышала громкое «крак». Она подумала, что это сломался посох Арстана, но тут увидела кость, торчащую из икры Меро. Падая, Титанов Бастард ткнул мечом старику в грудь, но тот почти пренебрежительно отвел удар и треснул врага в висок концом посоха. Меро растянулся у самого берега. Кровь пузырями выходила у него изо рта, волны прокатывались над ним. Еще миг – и бывшие рабы накинулись на него, в бешенстве орудуя ножами, камнями и голыми кулаками.

Дени отвернулась, испытывая тошноту. Сейчас ей было страшнее, чем в прошедшие мгновения. Этот человек чуть не убил ее.

– Ваше величество, – Арстан опустился на колени. – Я стар, и мне стыдно. Я не должен был даже близко подпускать его к вам. Я оплошал, не узнав его без волос и бороды.

– Я его тоже не узнала. – Дени сделала глубокий вдох, чтобы остановить дрожь. Враги повсюду. – Проводи меня обратно в шатер, пожалуйста.

Когда прибыл Мормонт, она лежала, закутанная в свою львиную шкуру, и пила вино с пряностями.

– Я видел речную стену, – начал он. – Она на несколько футов выше остальных и столь же прочна. Притом у миэринцев под ней заготовлено с полдюжины брандеров...

– Ты должен был предупредить меня о том, что Титанов Бастард бежал, – прервала его Дени.

Рыцарь нахмурился.

– Мне не хотелось пугать вас. Я назначил награду за его голову...

– Уплати ее Белобородому. Меро шел с нами от самого Юнкая. Он сбрил бороду, волосы и замешался среди освобожденных рабов, выжидая случая отомстить. Арстан убил его.

Сир Джорах вперил в старика пристальный взгляд.

– Оруженосец с палкой убил Меро из Браавоса?

– С палкой или нет, он больше не оруженосец, – сказала Дени. – Я желаю, чтобы Арстан был посвящен в рыцари.

– Нет!

Самым странным в этом возгласе было то, что он вырвался одновременно у обоих мужчин. Сир Джорах обнажил меч.

– Убить Титанова Бастарда – дело нешуточное. Кто ты, старик?

– Лучший рыцарь, чем ты, сир, – холодно молвил Арстан.

Рыцарь? Дени ничего не понимала.

– Ты назвался оруженосцем.

– Я был им, ваше величество. – Старик опустился на одно колено. – В юности я служил оруженосцем у лорда Сванна, а по приказу магистра Иллирио стал служить также и Силачу Бельвасу. Но в промежутке между этими двумя службами я был в Вестеросе рыцарем. Я не лгал вам, моя королева, но утаил от вас долю правды. Смиренно прошу у вас прощения за это и за прочие свои грехи. Дени все это очень не понравилось.

– Какую правду ты утаил от меня? Говори.

Старик склонил голову.

– В Кварте, когда вы спросили, как меня зовут, я назвался Арстаном. Тут я опять-таки не солгал – многие знали меня под этим именем, пока мы с Бельвасом разыскивали вас. Но это не настоящее мое имя.

Дени испытывала скорее растерянность, чем гнев. Джорах не раз предупреждал, что Арстан ее обманывает, – но тот же Арстан только что спас ей жизнь.

Лицо сира Джораха налилось багровой краской.

– Меро сбрил себе бороду, а ты ее отрастил, так? Вот почему ты казался мне таким дьявольски знакомым...

– Ты его знаешь? – в полном недоумении спросила Дени.

– Я видел его раз десять... большей частью издали, когда он стоял в строю со своими братьями или выезжал на турнир. Но в Семи Королевствах Барристана Смелого знали все. – Сир Джорах приставил острие своего меча к шее Арстана. – Кхалиси, перед вами сир Барристан Селми, лорд-командующий Королевской Гвардией, предавший ваш дом и перешедший к узурпатору Роберту Баратеону.

Старый рыцарь даже глазом не моргнул.

– Ворона называет ворона черным, а Джорах Мормонт говорит об измене.

– Зачем ты здесь? – спросила Дени старика. – Если Роберт послал тебя убить меня, зачем ты тогда спас мою жизнь?

– Он служил узурпатору. Он предал память Рейегара и обрек Визериса на жизнь и смерть в изгнании, но если бы он хотел ее смерти, ему довольно было бы остаться в стороне...

– Мне нужна полная правда, и ты скажешь мне ее, присягнув честью рыцаря. Чей ты человек – узурпатора или мой?

– Ваш, если вы пожелаете меня взять, – со слезами на глазах ответил сир Барристан. – Да, я принял помилование Роберта и служил ему в Королевской Гвардии и в совете. Служил вместе с Цареубийцей и другими, немногим лучше его, маравшими мой белый плащ. Этому нет оправдания. Быть может, я и до сих пор оставался бы в Королевской Гавани, если бы злой мальчишка на Железном Троне не выгнал меня. Мне стыдно в этом признаться. Но когда он сорвал с меня плащ, которым облек меня Белый Бык, и в тот же день приказал убить меня, мне показалось, что с глаз моих сорвали пелену. Тогда я понял, что должен найти себя настоящего короля и умереть у него на службе...

– Это желание я готов удовлетворить, – мрачно вставил сир Джорах.

– Тише, – сказала Дени. – Сначала я выслушаю его.

– Быть может, мне предстоит умереть смертью изменника, – продолжал сир Барристан, – но тогда она должна постигнуть не меня одного. – Прежде чем принять помилование Роберта, я сражался против него на Трезубце, ты же, Мормонт, был на его стороне, не так ли? – Он не стал дожидаться ответа. – Я сожалею, что ввел в заблуждение ваше величество. Только так и можно было помешать Ланнистерам узнать о том, что я к вам примкнул. За вами следят, как следили и за вашим братом. Лорду Варису все эти годы докладывали о каждом движении Визериса. Заседая в малом совете, я выслушал около ста таких донесений. А как только вы стали женой кхала Дрого, рядом с вами тоже появился доносчик, продающий ваши секреты Пауку в обмен на золото и обещания.




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.