Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Право крайней необходимости (lus necessitatis)



Этим мнимым правом считают правомочие в случае опасно­сти потери моей собственной жизни отнять жизнь у другого, кото­рый не причинил мне никакого зла. Бросается в глаза, что здесь учение о праве противоречит самому себе; в самом деле, речь идет здесь не о человеке, несправедливо покушающемся на мою жизнь, которого я опережаю, отнимая жизнь у него случай, когда предло­жение быть воздержанным относится даже не к праву, а только к этике, — речь идет здесь о дозволенном насилии против того, кто не употребил никакого насилия против меня.

Ясно, что такое утверждение следует понимать не как объек­тивное, основанное на том, что мог бы предписать закон, а лишь как субъективное, зависящее от того, как отнесется к вопросу суд. А именно не может быть никакого уголовного закона, карающего смертью того, кто, подвергаясь при кораблекрушении одинаковой с другим опасности для жизни, сталкивает этого другого с доски, на которой он спасся, дабы таким образом спасти самого себя. Ведь грозящая по закону кара не могла бы быть в этом случае больше, чем кара, состоящая в потере жизни, угрожавшей перво­му из них. Такой уголовный закон вообще не может иметь пред­полагаемое воздействие, ведь угроза несчастья, которая пока еще неопределенна (угроза смерти по приговору суда), не может пере­весить страх перед [совершенно] определенным несчастьем (а именно перед боязнью утонуть). Таким образом, насильствен­ное действие ради самосохранения следует рассматривать не как нечто невиновное, а лишь как нечто ненаказуемое, и эта субъек­тивная ненаказуемость по какому-то удивительному недоразу­мению считается учеными правоведами объективной ненаказуе­мостью (законосообразностью).

Девиз права крайней необходимости гласит: «Нужда не знает закона» и тем не менее не может быть такой нужды, которая сделала бы законосообразным то, что неправо.

Мы видим, что в обоих правовых суждениях (по праву спра­ведливости и праву крайней необходимости) двусмысленность проистекает от смешения объективных оснований осуществле­ния права субъективными (перед разумом и перед судом), так как то, что мы с полным основанием считаем для себя правом, может не найти подтверждения у суда, а к тому, что мы сами в отноше­нии себя должны рассматривать как неправое, суд может про­явить снисхождение, потому что понятие права в этих двух случа­ях берется не в одном и том же смысле.

ДЕЛЕНИЕ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ

Общее деление правовых обязанностей

Это деление можно совершить по Ульпиану, если придать его формулам смысл, который он вряд ли отчетливо мог представ­лять себе, но который они тем не менее дают возможность из них вывести или в них вложить. Формулы эти таковы:

1. Будь человеком, действующим по праву. Правовая честность состоит в следующем: надо сохранять в отношениях с другими свое достоинство как человека; этот долг выражен в положении: «Не будь лишь средством для других, будь для них также и целью». Этот долг будет в дальнейшем объяснен нами как обязательность, основанная на праве человечества в нашем собственном лице.

2. Не поступай с кем-либо не по праву, даже если тебе ради этого надо будет прекратить всякую связь с остальными и избе­гать всякого общества.

3. Вступай (если ты не можешь избежать всякой связи с дру­гими) в такое сообщество с ними, в котором каждому может быть сохранено свое. — Последняя формула, если ее перевести как «воз­дай каждому свое», была бы нелепостью; ведь нельзя кому-то дать то, что у него уже есть. Так что если искать в ней смысл, то она должна звучать так: «Займи такое положение, в котором каждому может быть гарантировано свое в отношении любого другого».

Итак, три приведенные классические формулы суть также принципы деления системы правовых обязанностей на внутрен­ние, внешние и те, с помощью которых последние выводятся из принципа первых через поведение.

Общее деление права

1. Прав как систематических учений — на естественное пра­во, покоящееся на одних только априорных принципах, и положи­тельное (статуарное) право, вытекающее из воли законодателя.

2. Прав как (моральной) способности обязывать других, то есть как законного основания для них... : основное деление этих прав — это деление на прирожденное и приобретенное право: первое — это такое право, которое принадлежит каждому от при­роды независимо от какого бы то ни было правого акта; второе — это право, для которого требуется правовой акт.

Прирожденное мое и твое может быть названо также внут­ренним [правом]..., ибо внешнее [право] всегда должно быть при­обретено. ...




Поиск по сайту:

©2015-2020 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.