Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Плутарх о законодательстве Ликурга



Публикуется по: Плутарх. Сравнительные жизнеописания / Пер. В. Алексеева. М., 1987. Т. 1. С. 94-122

V. ...Из многих преобразований, введенных Ликургом, пер­вым и самым важным было учреждение им Совета старейшин (герусии), который, сдерживая в известных границах царскую власть и в то же время пользуясь одинаковым с нею числом голосов при решении важнейших вопросов, служил, по выраже­нию Платона, и якорем спасения, и доставлял государству внут­ренний мир. До сих пор оно не имело под собой прочной по­чвы — то усиливалась власть царя, переходившая в деспотизм, то власть народа в форме демократии. Власть старейшин (герон­тов) была поставлена в середине и как бы уравновешивала их, обеспечивая полный порядок и его прочность. Двадцать восемь старейшин становились на сторону царя во всех тех случаях, когда следовало дать отпор демократическим стремлениям. С другой стороны, они в случае необходимости оказывали под­держку народу в его борьбе с деспотизмом. ...Старейшин было столько для того, чтобы вместе с двумя царями их было в общем 30 человек.

Ликург считал это учреждение настолько важным, что по­слал в Дельфы вопросить о нем оракула и получил от него сле­дующий ответ, так называемую ретру: «Выстрой храм Зевсу-Гелланию и Афине-Геллании, раздели народ на филы и обы, учреди совет из 30 членов, вместе с вождями, и пусть время от времени народ собирается между Бабикой и Кнакионом. Пред­лагать законы и собирать голоса должен ты, окончательное же решение должно принадлежать народу». ...В народных собра­ниях никто не имел права высказывать своего мнения. Народ мог только принимать или отвергать предложения геронтов и Царей. Впоследствии, когда народ стал искажать, извращать предложения, вносившиеся на его обсуждение, сокращая или дополняя их, цари Полидор и Теоном в прежней ретре сделали следующую прибавку: «Если народ постановит дурно, царям и старейшинам уйти», другими словами, они не должны были утверждать его решений, а вообще распустить собрание, объя­вить закрытым, так как оно приносило вред, искажая и извра­щая их предложения...

 

VII. Несмотря на то что Ликург не передал государствен­ной власти в одни руки, олигархия в чистом ее виде все еще продолжала заявлять о себе, поэтому его преемники, замечая, что она переступает предел возможного и становится невыноси­мой, учредили для обуздания ее, как выражается Платон, дол­жность эфоров. Первыми эфорами при царе Теопомпе были Элат и его товарищи, что имело место спустя около 130 лет после Ликурга...

VIII. Вторым из преобразований Ликурга и самым смелым из них было деление им земель. Неравенство состояний было ужасное... Он убедил сограждан отказаться от владения зем­лею в пользу государства, сделать новый ее раздел и жить всем на равных условиях так, чтобы никто не был выше другого, отдавая пальму первенства одним нравственным качествам. Не­равенство, различие одного от другого должны были выражать­ся только в порицании за дурное и похвале за хорошее. При­водя свой план в исполнение, он разделил всю остальную Ла­конию на 30 тысяч земельных участков для жителей окрестностей Спарты — периэков — и на 9 тысяч — округ са­мой Спарты: столько именно было спартанцев, получивших зе­мельный надел...

IX. Чтобы окончательно уничтожить всякое неравенство и несоразмерность, он желал разделить движимое имущество... Прежде всего, он изъял из обращения всю золотую и серебря­ную монету, приказав употреблять одну железную, но и она была так тяжела, так массивна при малой своей стоимости, что для сбережения дома десяти мин нужно было строить большую кладовую и перевозить их на телеге. Благодаря такой монете вЛаконии исчезло много преступлений: кто решился бы воровать, брать взятку, отнимать деньги другого или грабить, раз нельзя было скрыть своей добычи... Железные деньги не ходили вдругих греческих государствах; за них ничего не давали и сме­ялись над ними, вследствие чего на них нельзя было купить себе ни заграничных товаров, ни предметов роскоши. По той же причине чужеземные корабли не заходили в спартанские гава­ни. В Спарту не являлись ни ораторы, ни содержатели гетер, ни мастера золотых или серебряных дел — там не было денег. Та­ким образом, роскошь, не имея больше того, что могло поддер­живать ее, давать ей средства к существованию, постепенно исчезла сама собой. Богач не имел никакого преимущества пе­ред бедным, так как богатством нельзя было похвастаться пуб­лично...

XIII. Законы Ликурга не были писаными, в чем убеждает нас одна из его «ретр». Все, что, по его мнению, вполне необхо­димо и важно для счастья и нравственного совершенства граж­дан, должно войти в самые их нравы и образ жизни, чтобы ос­таться в них навсегда, сжиться с ними. ...Вообще все заботы его как законодателя были обращены на воспитание.

Одна из его «ретр», как сказано выше, запрещала иметь пись­менные законы, другая была направлена против роскоши. Кры­ша в каждом доме могла быть сделана только одним топором, двери — одной пилою; пользоваться другими инструментами запрещалось...

Известна также третья «ретра» Ликурга, где он запрещает вести войну с одними и теми же неприятелями, чтобы, привык­нув оказывать сопротивление, они не сделались воинственны­ми... «Ретрами» Ликург назвал свои постановления для того, чтобы убедить всех, что они даны оракулом, являются его отве­тами.

XIV. Считая воспитание высшею и лучшею задачей для за­конодателя, он приступил к осуществлению своих планов изда­лека и прежде всего обратил внимание на брак и рождение де­тей... Девушки должны были для укрепления тела бегать, бо­роться, бросать диск, кидать копья, чтобы их будущие дети были крепки телом в самом чреве их здоровой матери... Кроме того, женщине внушался благородный образ мыслей, сознание, что и она может приобщиться к доблести и почету...

XV. Уже все то, о чем мы говорили до сих пор, служило побудительною причиною к браку...

Невест похищали, но не таких, которые были еще малы или слишком молоды для брачной жизни, а вполне зрелых и развив­шихся. Похищенная отдавалась на руки подруги невесты...

XXIX. Когда важнейшие из его законов успели войти в жизнь его сограждан, когда государство сделалось достаточно крепким и сильным, чтобы нести себя и самому стоять на ногах, Ликург, подобно богу, который, по словам Платона, обрадовался при виде первых движений созданного им мира, был восхищен, оча­рован красотой и величием созданных им законов, законов, став­ших действительностью, вошедших в жизнь, и захотел, насколь­ко может ум человека, сделать их бессмертными, незыблемыми в будущем. Итак, он созвал всех граждан на народное собрание и сказал, что данное им государственное устройство во всех отношениях приведено в порядок и может служить к счастью и славе их города... В продолжение пяти веков, пока Спарта оста­валась верна законам Ликурга, она по своему строю и славе была первым государством в Греции. Из 14 царей, от Ликурга до Агида, сына Архидама, ни один не сделал в них никаких перемен. Учреждение должности эфоров не только не ослабило государства, а, напротив, послужило к его усилению. Казалось, эфорат был учрежден в интересах народа, на самом же деле он послужил к усилению влияния аристократии...




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.