Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава двадцать четвёртая 8 страница



- Всё в порядке, - сказала она Джеку. - Офицеры уже в пути, они оставят здесь человека. На всякий случай, если у Бетти окажется достаточно смелости, чтобы вернуться поливать цветы.

Они вышли на лестничную площадку. Джек захлопнул входную дверь и толкнул её, чтобы убедиться, что она заперта.

- Поливка цветов, - принялся размышлять Джек, когда они с Гвен начали спускаться по лестнице. - Как? Она была там, когда мы пришли. Лейка была в ванной, вместе с остатками большей части растений. Очевидно, она не столкнулась с кальмаром, пока мы не явились.

Дождь усилился. Гвен застегнула куртку, а Джек набросил свою испорченную шинель на плечи, как плащ. Они поспешили вниз по дороге - единственные люди в этом районе, кто шёл пешком.

На этот раз Джек сел на водительское сиденье. Когда они сели в машину, зазвонил мобильник Гвен. Она подключила его к системе громкой связи рядом с пассажирским сиденьем.

Спокойный голос Тошико, доносящийся из шестнадцати динамиков, заполнил машину.

- Хотите поехать за город?

- В такую погоду - что может быть прекраснее? А почему ты предлагаешь?

- Потому что я обнаружила интересное совпадение с тем артефактом из горла Уайлдмена, Джек. Я выполнила поиск пипс, и он показал корреляцию в девяносто процентов...

- Пипс? - недоумённо переспросил Джек. - Что это означает?

- П.И.П.С., - тон, каким Тошико это произнесла, ясно давал понять, как она довольна, что ей приходится объяснять. - Поиск изображений по содержанию. Это визуальный информационный поиск, основанный на содержании, и он действительно хорош для того, чтобы быстро найти изображения разного разрешения...

- Очень впечатляюще, Тош, - сказал Джек снисходительно. - Попробуй ещё раз. Что это означает?

- О, понимаю, - смутилась Тошико. - В общем, та штука в шее Уайлдмена совпадает с другой. И та вторая была найдена в трупе солдата в лагере Кареган. Сержант Энтони Би. Он был застрелен при попытке вооружённого ограбления в казармах. Я собиралась поехать туда, чтобы побеседовать со старшим офицером.

- Хорошо. Оуэн тоже с тобой?

- Ему придётся остаться на базе. Дезактивация ещё продолжается.

- Тогда встретимся в Карегане, Тош. Спасибо.

Джек протянул руку, чтобы отключить телефон, но Гвен накрыла его ладонь своей.

- Подожди немного, Джек.

Она всего лишь хотела вежливо удержать его, но, когда её пальцы коснулись его оголённой руки, она заметила, что рана начала зарастать новой, розовой кожей. Теперь она была размером всего лишь с десятипенсовую монету.

- Не беспокойся, - мягко сказал он. - Оно немного болит. Точнее, сильно болит. Но это всегда так, когда рана заживает.

- Я вас не слышу, - сказала Тошико по телефону.

- Не из-за чего волноваться, Тош, - Джек снова повысил голос. - Принеси мне чистую рубашку, ладно? Я тут немного поцарапался, и эта порвалась.

Гвен улыбнулась ему.

- Если ты в порядке, то, думаю, неплохо было бы заглянуть к Бетти Дженкинс. Надо дать ей знать, что мы вызвали полицию, чтобы она не приближалась к квартире Уайлдмена. Хотя, может быть, она прячется под пуховым одеялом у себя дома. - Она заговорила громче, чтобы Тошико могла её слышать. - Тош? Можешь сказать мне, в какой квартире в этом доме живёт Бетти Дженкинс?

- Подожди, - Джек и Гвен покорно ждали, представляя, как Тошико запускает поиск на своём компьютере. - Ну что, я отправляю вам результаты.

Маленький монитор перед Джеком ожил. Он показал аэрофотоснимок Сплотта, который изменил масштаб так, чтобы была видна одна улица. Эта картинка сменилась схематичным изображением многоквартирного дома, а потом на экране появился каркас дома, где одна из квартир была отмечена красным цветом.

- Элизабет Мэри Дженкинс, квартира номер четыре.

- Увидимся в лагере, Тош, - сказал Джек. - Спасибо.

Он отключил телефон и вернул его Гвен.

- Я должен подвезти тебя к дому. Нет смысла опять бегать по улицам под таким дождём.

- А ещё - эти подглядывающие из-за занавесок? - спросила Гвен.

- У них будет за чем понаблюдать, когда приедет полиция. - Он завёл двигатель и поехал навстречу дождю. Свет фар внедорожника отражался от мокрой поверхности шоссе. - Как это ты собираешься проверять симпатичную блондинку с ногами от ушей?

- Ты не в её вкусе, - предупредила его Гвен, когда машина остановилась у многоквартирного дома. - Подожди меня здесь. Попробуй запрограммировать пеленгатор на лагерь Кареган. Обещаю, что не задержусь у Бетти надолго.

От машины к дверям подъезда пришлось немного пробежать. Гвен не знала, что ей лучше сказать в первую очередь, когда она увидит Бетти, или как убедить испуганную женщину впустить её. Однако оказалось, что ей не пришлось пользоваться звонком, потому что из дома как раз выходил другой жилец. Он отвлёкся, неловко пытаясь открыть зонтик перед тем, как выйти под дождь, так что Гвен удалось удержать дверь, пока она не закрылась.

На первом этаже Гвен постучала латунным молоточком в дверь квартиры номер четыре. Никто не ответил, и она постучала ещё раз, сильнее.

- Хорошо, - послышался недовольный голос из-за дверей. - Подождите.

Дверь чуть приоткрылась, и в щели показалось морщинистое лицо. Губы были неодобрительно поджаты.

- Мне не нужна бакалея, - сказало лицо. - Знаете, у меня есть социальный работник, который покупает для меня продукты.

Это была та самая старуха, которая впустила их с Джеком, а потом с осуждением на них смотрела, потому что с них капало на её чистый линолеум.

- Мисс Дженкинс дома? - Гвен поймала себя на том, что непроизвольно повысила голос.

- Я мисс Дженкинс, - резко ответила женщина. - И я не глухая.

- Нет, я имею в виду Бетти Дженкинс, - Гвен постаралась улыбнуться как можно обаятельнее - такую улыбку она обычно испытывала на подозрительных свидетелях во время допросов. - Ваша дочь дома?

Старуха резко, раздражённо вздохнула.

- Я же сказала вам. Бетти Дженкинс - это я. Мисс Бетти Дженкинс. У меня нет дочери. А вы кто?

Было очевидно, что это настоящая Бетти Дженкинс. Не испуганная блондинка чуть старше тридцати, а немного страшноватая старая дева восьмидесяти лет с небольшим, решившая защищать свою частную жизнь.

- Извините, - сказала Гвен и отступила назад, чтобы не раздражать женщину. - Я ошиблась. Простите, что потревожила вас, мисс Дженкинс.

- Ещё бы, - сказала старуха, закрывая дверь. - Теперь всё катится к чёрту.

Двигатель внедорожника всё ещё работал. Джек барабанил пальцами по рулю, когда Гвен садилась на пассажирское сиденье.

- Как там наша симпатичная блондинка?

- Опыт состарил её, - ответила Гвен. Она рассказала Джеку о настоящей Бетти Дженкинс из квартиры номер четыре. - Мы должны были заметить, - заключила она. - Странно было, что она была в том большом синем пальто в квартире Уайлдмена. Если бы она жила в квартире этажом ниже, зачем ей надо было надевать пальто, чтобы пойти к нему полить цветы?

- Потому что она не живёт в квартире этажом ниже, - согласился Джек. - Мы можем как-нибудь проследить, куда она пошла?

- Нет, это невозможно. Сейчас такой дождь, на улице никого нет. Возможно, кто-нибудь из жителей соседних домов и видел, куда она пошла. Но это даст нам только общее направление. Здесь нет камер видеонаблюдения, так что проследить за ней невозможно.

- Ладно, - Джек принял твёрдое решение и надавил на газ. - Давай займёмся тем, что мы знаем. Я сказал пеленгатору, что мы хотим поехать в лагерь Кареган.

- Сделайте разворот согласно правилам дорожного движения, - сказала ему машина чопорным тоном школьной учительницы. - А затем небольшой левый поворот через... - пеленгатор задумчиво смолк. - ...семнадцать миль.

Джек дал задний ход и протянул Гвен дорожную карту королевского автомобильного клуба.

- Не думаю, что у Тош были какие-то проблемы с этой штукой.

Он переключил передачу, резко развернул внедорожник и вдавил в пол педаль газа, не обращая внимания, как в окнах домов по всей улице задёргались занавески.

 

 

Глава пятнадцатая

Глендовер Бродсорд терпеливо ждал, забросив ноги на стол в «Кормушке» и потягивая свой виртуальный коктейль. Водка, текила и лайм. Он не мог почувствовать его вкус, но сама идея ему нравилась. Он ждал уже целый час, но мог бы прождать ещё три, если бы надо было. Глендовер ждал, когда появится Эгг Магнет. Оуэн Харпер искал Меган Тэгг.

Ранее он обследовал продовольственный район, но это ничего не дало. Сначала он думал, что снова может встретить её у Сурер-сквер, но в этот момент один из жителей выбросил кого-то в окно, однако фигура сбежала к тому времени, как Оуэн добрался до места встречи. Её не было ни на одной из окрестных улиц, ни возле балкона, где они в последний раз разговаривали.

Оуэн знал, что она могла изменить свой виртуальный образ, но продолжал искать тот характерный белый брючный костюм и блестящие серебристые волосы. Ещё он знал, что у неё могло быть более одного персонажа в «Другой реальности», поэтому он носил волшебные тёмные очки, чтобы видеть настоящие имена игроков. Трудно было предположить, сколько людей он может встретить в онлайне прямо сейчас, потому что, хотя у него в Уэльсе сейчас было позднее воскресное утро, для других участников по всему миру могло быть любое время дня или ночи. По IP-адресам Оуэн видел, что большинство участников были из Северной Америки, в основном с Восточного побережья, и горстка игроков из других стран. В какой-то степени это разочаровывало, честно говоря, даже приводило в уныние, когда он обнаруживал, что всесторонне одарённый «Харли Гидрурга[ Гидрурга, или морской леопард - вид настоящих тюленей, обитающий в субантарктических регионах Южного океана]» на самом деле был всего лишь Колином Таунсендом из Уичито, штат Канзас, а вовсе не тюленем-жонглёром, как в игре.

Оуэн провёл ладонью по столешнице, и она превратилась в экран. Результаты обычного поиска в сети колебались на его поверхности, демонстрируя Оуэну информацию из настоящего мира в «Другой реальности». Там говорилось о том, что доктор Меган Тэгг в течение последних шести месяцев была старшим сотрудником Королевской больницы Кардиффа. Она жила в Уайтчёрч[ Пригород Кардиффа], на северо-западе Кардиффа. У неё было несколько опубликованных статей, никаких криминальных историй и никаких признаков того, что она была замужем, разведена или что у неё были дети.

Чего он ожидал после того, как прошло столько времени?

Парочка близнецов-альбиносов через стол смотрела на экран его дисплея. Оуэн погасил его щелчком пальцев и выплеснул на близнецов остатки своего коктейля. Они с негодованием отряхнулись, неуклюже поднялись со своих стульев и торопливо пошли к находившейся неподалёку телефонной будке. Наверно, они пытаются позвонить своей маме, чтобы нажаловаться, решил Оуэн - тёмные очки сообщили ему, что это были Джейн Лоусон и Триша Лоусон, использующие один и тот же IP-адрес в Тимперли, графство Чешир.

Весёлая компания карликов с огненными волосами прошествовала мимо Оуэна, танцуя конгу[ Конга - латиноамериканский танец], лишь ненадолго остановившись только для того, чтобы зажечь сигару от своих голов, прежде чем завалиться в ближайший бар. Все вокруг Оуэна смеялись, или танцевали, или развлекали других игроков. Оуэн ёрзал на своём стуле, расстроенный и бессильный. Это было так глупо. Теперь он мог поехать в Уайтчёрч, домой к Меган. В её настоящий, реальный дом. Постучаться в её реальную дверь и сказать: «Привет, помнишь меня? Я твой парень, который бросил тебя в Лондоне шесть лет назад. Ты хотела замуж, я хотел свалить. Так как ты себя после этого чувствовала, а?»

Он стиснул зубы, и его шея и плечи напряглись. Он спрыгнул со стула и направился туда, где собралась толпа, чтобы понаблюдать за Харли Гидрургой. Тюлень балансировал на нескольких поставленных друг на друга стульях, стоя на своём украшенном усиками кожаном носу. Оуэн подошёл к нему сзади, немного подпрыгнул и как можно тяжелее приземлился на хвост тюленя. Харли завизжал, все стулья попадали, и толпа разбежалась.

Он хотел посмеяться над реакцией и попытался саркастически помахать разъярённому Харли. Но его образ Глендовера не мог двигаться. Как будто его заблокировали - как будто игра зависла, однако все остальные персонажи могли перемещаться вокруг него.

К нему направлялся мрачного вида полицейский. Он был похож на одного из Кистоунских полицейских[ Кистоунские полицейские - персонажи немых комедий начала ХХ века] со своими закрученными усами и комичной дубинкой. Когда он подошёл к Оуэну, на его шлеме начал вспыхивать синий маячок.

- Время вышло! - сказал полицейский, и всё вокруг Оуэна начало исчезать.

Спустя пару секунд он обнаружил себя стоящим на бесконечной лестнице на вершине высокой кирпичной башни. Каждая из опор лестничной площадки была в два метра шириной, и они формировали квадрат с пустой серединой, который исчезал в тумане далеко внизу. Это было совсем как гравюра Эшера[Мауриц Корнелис Эшер - нидерландский художник-график. Известен, прежде всего, своими концептуальными литографиями, гравюрами на дереве и металле, в которых он мастерски исследовал пластические аспекты понятий бесконечности и симметрии, а также особенности психологического восприятия сложных трёхмерных объектов, самый яркий представитель имп-арта], хотя тут было небольшое дополнение - невидимая стена, не позволявшая Оуэну наклониться над краем, чтобы посмотреть вниз. Голубое небо с пушистыми белыми облаками простиралось во всех направлениях. А на противоположной стороне квадрата вырисовывался отчётливый сверкающий силуэт Эгга Магнета.

- Тебя арестовали, а? - окликнул его Эгг Магнет. - Меня тоже.

Оуэн сделал несколько шагов на своей стороне башенки и обнаружил, что поднимается вверх. Так что он повернулся и попытался пойти в другую сторону. Этот путь тоже вёл вверх, поэтому Оуэн прекратил попытки.

- Где это?

Эгг Магнет засмеялся.

- Эй! Хорошенький у нас преступник-новичок. Это - Скамейка Штрафников. Место, где ты можешь подумать о своих проступках в «Другой реальности». Тебе придётся заплатить им, прежде чем они позволят тебе выйти.

- Тьфу! - сказал Оуэн. - Я просто выйду из системы и зайду снова где-нибудь в другом месте.

- Ну-ну, - ответил ему Эгг. - Ты будешь оказываться здесь каждый раз при входе в систему, пока они не решат иначе. Так за что тебя сюда загнали, приятель?

- Ты первый.

Эгг приосанился.

- Я начал драку на Сурер-сквер. Снова, - добавил он, возможно, с ноткой сожаления. - А в чём твоё преступление?

Оуэн переступил с ноги на ногу.

- Я придавил тюленя.

Это чрезвычайно позабавило Эгга. Фигура с серебряными волосами всё хихикала и хихикала. Возбуждённый этим весельем, Эгг пробежал по ступенькам на двух сторонах башни, пока не очутился рядом с Оуэном.

- Хорошая работа! Для меня это что-то новенькое.

- Полагаю, что я ещё мог расстроить парочку близнецов.

Эгга порадовала эта информация. Он протянул руку. Оуэн попытался пожать её и понял, что всё ещё держит свой пустой стакан из-под коктейля. Взяв его другой рукой, он смог обменяться крепким рукопожатием с Эггом.

- Ты Глендовер, не так ли, приятель? - сказал Эгг.-Я тебя помню, мы уже встречались как-то на днях.

- А ты, - ответил Оуэн, - доктор Меган Тэгг.

Эгг Магнет выглядел шокированным. Он попытался отступиться от Оуэна. Это было труднее, чем он ожидал, потому что он двигался по лестнице вверх, а Оуэн всё ещё крепко сжимал его руку.

- Говорит кто? - слабым голосом поинтересовался Эгг.

- Меган Тэгг. Это анаграмма Эгга Магнета.

- И что? - настаивал Эгг Магнет.-На самом деле это... - он некоторое время молчал, обдумывая. - Это «Гет Эггман».

Оуэн сел на лестницу и похлопал ладонью по ступеньке рядом с собой. Она была достаточно широкой для двоих.

- Я знаю тебя в флешспейсе. Я имею в виду, в реальном мире, - поспешно исправился он. - Э-э... телесно, так сказать.

Казалось, Эгг перестал притворяться. Точнее, теперь Меган перестала притворяться.

- Откуда ты знаешь? Я же ничего тебе не говорила.

- Ты сказала мне больше, чем думаешь, - ответил Оуэн. - Помнишь, как ты говорила о том, что предпочитаешь хорошую чашку чая дерьмовой чашке чая? И что ещё... о да, те слова о «безопасности в такси»? Возможно, ты могла бы предложить состязание по бросанию шашлыка на Вудро-роуд. Тот, чей шашлык окажется ближе к почтовому ящику, выигрывает?

- О Боже мой, - странным тоном произнёс Эгг.

- Ты что?

- О Господи, - сказала Меган. - Ты не можешь быть им!

- Я - это он, - ответил Оуэн. - Я Оуэн Харпер. Точнее, доктор Оуэн Харпер. Но ты помнишь... - он показал ей пустой коктейльный стакан. - Знаешь, что это? Водка, текила и лайм. «Гавайский соблазн». Мы заказали этот коктейль в клубе «Kington». Именно тогда я сказал ту шутку о гавайцах.

- Так ты пытаешься меня соблазнить? - спросила Меган.

- Я пытаюсь убедить тебя.

- В чём разница, Оуэн?

- Так теперь уже «Оуэн», да?

- Это могло быть уловкой. Я читала о таких людях, как ты. Люди в сети не всегда те, кем они пытаются казаться.

Он протянул ей волшебные очки.

- Я могу видеть твои настоящие данные. Ты находишься в Кардиффе. Ты вошла в систему как Эгг Магнет, но твой идентификатор пользователя - m.tegg@caerdyddnet.net.

Она осторожно взяла у него тёмные очки. Посмотрела сквозь них.

- Что такое IP-адрес? - спросила она. Определённо, через очки она могла видеть о нём больше информации. - И что такое Торчвуд?

- IP-адрес - это как телефонный номер твоего компьютера. То, как он узнаёт, где ты находишься. А Торчвуд... - он на мгновение задумался. - Я могу рассказать тебе гораздо больше о Торчвуде.

Меган вернула ему тёмные очки.

- Эй, - сказала она. - Это странно. Изображение у меня на экране только что намного улучшилось. Как ты это сделал, приятель?

- Это часть сервиса, - Оуэн не знал, почему, но он не собирался говорить ей. Возможно, это был неожиданный бонус от использования тёмных очков через систему Торчвуда.

- Детализация графики просто фантастическая. Посмотри на это! Можно увидеть даже сколы на кирпичах. И твоя одежда, приятель... ого! Эй, моя тоже очень неплоха! - Она встала и повернулась вокруг своей оси. Сердце Оуэна на мгновение замерло, потому что вращение было методом, с помощью которого участники выходили из игры. Но образ Меган поклонился ему и снова сел рядом.

- У меня сегодня выходной, - объяснила Меган. - Мне нужно будет вернуться на работу сегодня вечером и торчать там всю ночь. Думала, что проведу утро воскресенья бездельничая здесь. Полагаю, я не играю на самом деле, но это немного захватывающе, правда? Между прочим, я расстроилась, когда мне отправили на Скамейку Штрафников. Я собиралась выйти из игры. Но теперь... ладно, мы здесь.

Оуэн задумался, собиралась ли она в конце концов выйти из игры.

- Мы можем встретиться? - не удержался он.

- Мы уже встретились.

- Нет, я имею в виду, в Кардиффе. Я тоже в Кардиффе. Я хочу кое-что обсудить с тобой. Лично. Сделать тебе предложение... что-то типа того.

Меган засмеялась и подтолкнула его плечом.

- Я помню это с той ночи, когда мы впервые спали вместе.

- На балу в колледже, - он улыбнулся.

- Это действительно ты, правда, Оуэн?

- Я имел в виду предложение другого рода, - сказал он.

- Да, тогда ты сказал то же самое.

Сейчас самое время стать более настойчивым, Оуэн. Возьми инициативу в свои руки, если ты хочешь, чтобы она поняла, что такое Торчвуд. Это то, что сделал бы Джек Харкнесс в такой ситуации.

Нет, к чёрту Джека Харкнесса. Это - то, что сделал бы Оуэн Харпер.

- Я докажу это, Меган. Если ты хочешь. Можешь позвонить мне. Сейчас, по мобильнику. - Он дал ей номер. Заставил её прочитать его вслух, чтобы убедиться, что она записала его.

И вышел из игры.

Он стащил с головы шлем. Игровая комната вновь сосредоточилась вокруг него. Оуэн встал из-за своего рабочего стола и потянулся.

Большое окно на одной из стен смотрело вниз, на нижние этажи базы. Он мог видеть свет в зале заседаний, где до этого работала Тошико. Она закрепила радиационную мочалку вокруг его шеи с помощью веревочки и оставила его заниматься своими делами, пока идёт процесс дезактивации. Пару раз она ему звонила, и он резко сказал ей оставить его в покое. Теперь он взглянул на счётчик Гейгера и увидел, что показания улучшились, но всё ещё были слишком высокими.

Оуэн тихо сидел за столом у автомата для игры в пинбол и думал о «Другой реальности». Первоначальное восхищение этой игрой, потом разочарование, когда он узнал, кем на самом деле были участники, и их унылая реальность. Им приходилось возвращаться к ней, когда они выходили из игры. Он, по крайней мере, мог возвращаться сюда, в Торчвуд. Даже если он больше не мог быть похожим на свой образ в игре.

Оуэн оттянул воротничок рубашки и стал разглядывать свои мышцы груди сквозь просвет в ткани.

Это занятие прервал звонок мобильного телефона. Экран высветил надпись: «Неизвестный абонент» - и незнакомый Оуэну номер.

Меган звонила ему.

Он снова был в игре.

 

 

 

Глава шестнадцатая

Они ехали под проливным дождём. Забор из цепей с колючей проволокой сверху тянулся так далеко, насколько Гвен могла видеть. По мере приближения перед ними равномерно вспыхивали предупреждающие знаки: «Собственность Министерства обороны». Увидев дюжину этих знаков, Гвен решила, что остальной текст на них был пафосной формальностью Официального закона о тайнах, описывающего риск ареста и судебного преследования «неуполномоченных персон».

В конце концов Джек остановил внедорожник на поросшей травой обочине. Нарисованная табличка, укреплённая на столбах, сообщала, что они добрались до лагеря Кареган, базы Y Cymry Deheuol, южноваллийского полка. Под этим знаком, тоже на обочине, был припаркован чёрный «Сааб» Гвен.

Тошико вышла из «Сааба» и направилась к ним, держа под мышкой пластиковый пакет. Гвен открыла окно, чтобы они могли разговаривать.

- Я сама только что приехала, - сказала Тошико. Она протянула Гвен ключи от «Сааба». - Хочешь, поменяемся?

Гвен взяла ключи и вышла из внедорожника.

Тошико села на пассажирское сиденье рядом с Джеком.

- Вот твоя рубашка, - сказала она и передала ему свёрток из тонкой бумаги, извлечённый из пластикового пакета. - Я выбрала синюю. Знаешь, для разнообразия.

Джек начал, извиваясь, снимать жилетку и подтяжки.

Гвен стояла под дождём, чувствуя, как вода впитывается в её волосы и думая о том, сколько он ещё будет продолжаться. Она видела, как Тошико скромно отвернулась от Джека, когда он надевал новую рубашку.

Одеваясь, Джек немного наклонился, чтобы Гвен могла слышать его через окно.

- Давайте будем осторожными с вооружёнными силами, хорошо? Перед лицом инопланетного и сверхъестественного военный инстинкт предполагает привлечение UNIT в первую очередь. Мы можем обойтись без этого. Так что берите пример с меня.

- Будут ещё какие-нибудь жемчужины мудрости в последний момент? - спросила его Гвен. - Пока я не утонула здесь.

- Это ещё ничего, - сказала Тошико. - Ты бы видела, что творится в Кардиффе. Дождь там намного сильнее, и продолжает усиливаться. Самая худшая ситуация - в районе залива. Это похоже на микроклимат.

- Микроклимат выражается в «крошечном количестве солнца»? - парировал Джек и снова завёл внедорожник. - С тем же успехом мы могли бы быть в Манчестере.

Гвен поехала за ними через ворота. Они показали свои удостоверения личности и, после небольшого дальнейшего инструктажа, часовые убрали красно-белый полосатый барьер, чтобы позволить им проехать. Джип с двумя вооружёнными солдатами сопровождал их мимо свежеутрамбованной тренировочной площадки на стоянку для посетителей. Один из солдат был коренастым парнишкой славянской внешности, второй же был достаточно высок, чтобы выглядеть худым по сравнению со своим товарищем.

Армейские здания были низкими, приземистыми, с блестящими от дождя широкими двухскатными крышами. В сером дневном свете они выглядели мрачно и тоскливо. Здания в основном были одноэтажными, с белыми оштукатуренными стенами и расположенными на одинаковом расстоянии друг от друга окнами в алюминиевых рамах. У одного из домов был второй ярус, отделанный тёмной древесиной, и именно к нему солдаты повели своих посетителей.

Команда Торчвуда шла вместе, в сопровождении эскорта, Тошико - в середине.

- Что ты можешь сказать нам о главнокомандующем базы? - спросил Джек.

Тошико могла на ходу читать информацию на экране своего карманного компьютера.

- Дэниел Йорк. Подполковник. Награждён Королевской медалью за отвагу в 1988 году. Играл в хоккей за команду Объединённых служб. Выпускник Сандхёрста[ Сандхёрст - Военное училище сухопутных войск, расположено близ одноимённой деревни]. Выполнял специальные операции в Афганистане. Тебя интересует что-то конкретное, Джек?

- Я просто надеюсь вежливо с ним побеседовать.

На стене возле офиса главнокомандующего висела ламинированная табличка. На ней вкратце описывались то, чего ожидали от солдат в лагере. Список начинался с «Самоотверженного Долга - ставить интересы других выше своих собственных», дальше шли «Храбрость», «Дисциплина», «Честность» и «Верность», а венцом всему было «Уважение к другим - чтобы всегда вежливо заботиться о других».

После пяти минут общения с подполковником Дэниелом Йорком Гвен захотелось вытащить его из офиса и прижать носом к табличке так, чтобы он мог прочитать последний пункт. И прижать посильнее, надавливая на блестящий лысый затылок.

Они остались стоять в его скупо обставленном кабинете. Он не предложил никому из них присесть на один из двух стульев у его большого стола, где каждая вещь лежала на своём месте. Он даже не привстал, чтобы поприветствовать их или обменяться рукопожатиями.

Территориальные перья Йорка уже вздыбились из-за авторитета Торчвуда. Его настроение ещё ухудшилось, когда он узнал, что главой этой делегации Торчвуда был капитан ВВС Великобритании, кто-то, кто был условно ниже его по званию. Но это было уж слишком для него - выслушивать инструкции от стоявшего перед ним помятого мужчины в рубашке, не заправленной в брюки, и в шинели с огромной дырой на рукаве.

И хуже всего, как поняла Гвен по лекции, которую они выслушивали, было то, что Джек был американцем.

- Британская армия пользуется огромным уважением. Во всём мире. Уважением, которое было с трудом завоёвано в последние годы. - Йорк говорил так, словно он должен был заплатить за каждое слово в телеграмме. - Северная Ирландия. Фолклендские острова. Босния и Косово. Залив, очевидно. И бесчисленное количество операций по поддержанию мира во всём мире.

- Да, сэр, - сказал Джек, когда Йорк прервал свою тираду, чтобы сделать вдох. - Мы ценим это.

- Мы?

- Торчвуд, - пояснил Джек спокойно.

- А. Я думал, вы имели в виду американцев.

- Моя команда - не американцы.

- Так вы хотите сказать, что вы англичане, - сказал Йорк.

- Валлийцы, - произнесла Гвен, подчёркивая свой акцент. - А доктор Сато - японка. В чём дело? - Джек толкнул её локтем. - Сэр, - добавила она неубедительно, как будто это могло бы спасти ситуацию.

Во время беседы Йорк избегал взгляда Джека. Он предпочитал смотреть назад, через плечо, в окно второго этажа, на штурмовую полосу, где фигурки людей вдалеке проползали под сетками и по стенам. У Гвен также сложилось впечатление, что он разглядывает корону и звёздочку на своих погонах. В ходе разговора он несколько раз менял своё положение.

- Наш профессионализм в Британской армии основан не на удаче, - продолжал Йорк. - Мы достигаем этого постоянным, доскональным и жёстким обучением. Y Cymry Deheuol готовит лучших бойцов.

Ты даже не можешь правильно выговорить валлийские слова, английский болван, подумала Гвен.

- Посмотрите на них, - сказал Йорк, кивая на штурмовую площадку. Он повернулся к своему столу и сцепил руки на его полированной деревянной столешнице. Его глаза, как у ящерицы, скользнули по посетителям, словно говоря: «И посмотрите на себя». Но вместо этого он продолжил: - День этих мальчиков начался с подъёма в шесть часов утра. У них была тренировка, занятия по чтению карты, оказанию первой помощи и сбору винтовки. Шестимильную пробежку и зачёт мы называем «подменой квадрата».

- Напряжённое утро, - пробормотала Гвен и получила ещё один тычок от Джека.

- Они - лучшие, - теперь, казалось, Йорк адресовал свои комментарии двум солдатам-сопровождающим, которые по-прежнему стояли в дальнем конце комнаты за спинами у членов Торчвуда. - И тренеры у них самые лучшие. Так что нет никакой нужды тащить сюда всю вашу команду в этот прекрасный воскресный день, капитан Харкнесс. Мы можем завершить это расследование самостоятельно.

- Сержант Энтони Би был одним из лучших? - поинтересовался Джек.

Плавная речь Йорка прервалась.

- Я действительно не могу дать никаких комментариев на этой стадии расследования, - сказал он наконец. Он перестал выглядывать в окно. Джек, конечно, навострил уши. Он снова попытался сосредоточиться. - Это «Энтони», между прочим. С твёрдым «т».

Джек проигнорировал попытку Йорка подтвердить своё превосходство. Он небрежно бросил на аккуратный стол полковника шесть фотографий.

- Недавние зверские убийства в центре Кардиффа. Они не выглядят знакомыми?




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.