Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава двадцать четвёртая 5 страница



- Какой смысл, Тош? Мы уже можем ходить по реальной местности, - в подтверждение своих слов он шагнул в комнату.

Тошико надулась.

- Я ввела новых персонажей. Узнаёшь кого-нибудь?

Двое в углу повернулись, чтобы посмотреть на Оуэна. Это не были Джек и Гвен, как он изначально подумал. За спиной у Тошико стоял Капитан Иен Шаркчам, который широким жестом сорвал с головы шляпу и крикнул: «На палубу, приятель!». Рядом с ним Уолтер Пендьелэм отвлёкся от игры в пинбол. Он похлопал своими длинными ресницами и послал Оуэну воздушный поцелуй, или, по крайней мере, попытался сделать это - насколько это может удасться человеку с головой жирафа. Пендьелэм бросил на Оуэна последний ленивый взгляд через плечо и снова наклонил свою длинную шею к пинболу.

- Смысл в том, - сказала Тошико, не обращая на это внимания, - что мы могли бы использовать эту установку в учебных целях. Только представь - можно было бы тренироваться в стрельбе и движении, но без риска завалить это, впервые выйдя на дело. Я провела эксперимент с проекторами, чтобы показать, что ты можешь взаимодействовать с искусственно созданными образами в трёхмерном пространстве. На следующем этапе можно создать виртуальный Кардифф. Я могу использовать любой источник данных. Данные о положении объектов с американских военных спутников, Google Earth, земельный кадастр, база данных частных предприятий, различные машиностроительные компании...

- Интересно, - согласился Оуэн. Он бросил немного нервный взгляд на Уолтера Пендьелэма, но тот всё ещё был увлечён игрой в пинбол. Оуэн с улыбкой сел рядом с Тошико. - Помнишь наши тренировки с Джеком? Господи, синяки и кровь, каждый день! Я думал, что видел много ужасных вещей, когда работал в отделении экстренной медицинской помощи, но это было что-то совсем другое.

- Я помню тренировку в тот холодный день в Говере, - Тошико передёрнуло. - Он сказал, что это был поиск сокровищ!

- Поиск сокровищ, так я и поверил! - воспоминание об этом заставило Оуэна расхохотаться. - Однако это было не так плохо, как пара ночей в Ронте. Мне приходилось видеть обморожения, но тогда я думал, что принесу свои пальцы ног домой в коробочке.

- А операция «Золотарник»? - тихо припомнила Тошико.

Смех Оуэна оборвался.

- После этого я посмотрел на Джека другими глазами.

Тошико кивнула. Выражение её лица говорило о том, что она не знает, доставляет ей это воспоминание удовольствие или она сожалеет о том опыте.

- Кажется, что всё это было давным-давно, но... - она задумчиво замолчала.

Оуэн посмотрел ей в глаза. Казалось, она смотрит вдаль и видит то, чего не видит он.

- Пока я не пришла сюда, - наконец проговорила она, - до этого я ни разу никого не убивала. Даже не думала об этом. О, я имею в виду, люди стали злить меня.

- Я бы заплатил, чтобы увидеть, как ты сердишься, Тош.

- Нет, я имела в виду не то, что ты только что сказал. Знаешь, «я убью этого парня, если он попадётся мне в руки». Но я никогда раньше не держала в руках пистолет. Я имею в виду, настоящий. - Снова долгая пауза.

Неожиданно пиратский капитан у них за спинами громко зааплодировал человеку-жирафу, играющему в пинбол.

- Стой сзади! - закричал Шаркчам.

- Думаю, он говорит о тебе, Тош, - Оуэн заговорщицки толкнул её локтем и добавил, понизив голос: - Эти парни могут подслушать наш разговор? Я имею в виду, этот Капитан Птичий Глаз понимает, о чём мы говорим?

- Нет, это всего лишь образ, сгенерированный игрой, - она нажала несколько кнопок на пульте перед ней, и пиратский капитан растворился в волне белого шума, как будто Тошико выключила телевизор. Человек-жираф продолжал играть в пинбол, очевидно, не обеспокоившись резким исчезновением своего шумного друга.

- Когда на мне был этот шлем, я кое-что заметил в «Другой реальности». И это очень меня разочаровало... Не пойми меня превратно, это фантастическое достижение, Тош, - торопливо добавил Оуэн, заметив, как она подняла брови. - Но было очевидно, что другие персонажи работают по сценарию. Выполняют запрограммированные компьютером инструкции. Они не были реальными людьми.

- Ты имеешь в виду, в флешспейсе.

Её сарказм его задел, но он упорно продолжал гнуть свою линию.

- Да. Знаешь, они не были ненадёжными, неустойчивыми. Непредсказуемыми. С обычными недостатками и слабостями, которые есть у людей и которых нет у роботов. - Он на мгновение задумался. - Конечно, кроме того робота, которого мы уничтожили в Понтипридде.

- Очень жаль, - твёрдо сказала Тошико. - Но так безопаснее. Если ты так разочарован, я могу загрузить больше данных геймплея с сервера, и у тебя будет больше вариантов.

- Нет, я говорю, что у меня была та же мысль, что и у тебя, Тош. «Другая реальность» проверяет потенциал настоящих людей. Чем больше ты играешь в эту игру, тем лучше у тебя получается, потому что ты начинаешь понимать её правила. Так что инопланетные монстры в виртуальном мире не будут пугать игроков так, как в реальной жизни.

Она продолжала безучастно смотреть на него. Однако регулярное созерцание невербального репертуара Тошико дало Оуэну иммунитет к такому явно фальшивому непониманию.

- Ты сама сказала, что Торчвуд мог бы использовать эту систему для обучения. Сделай этот следующий шаг, Тош. Почему бы не воспользоваться «Другой реальностью» и для вербовки? Соедини это с играющим сообществом в интернете! Узнай, кто способен к такой работе, и приблизься к ним, чтобы присоединиться, когда они продемонстрируют достаточно способностей. Проверь их реальные навыки и поведение в различных ситуациях, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни, в отличие от них - пока ещё не слишком поздно?

- Нет-нет-нет, - настаивала Тошико.

Оуэн начал заводиться. Почему Тошико не хочет этого понять? Зачем она работала над этими усовершенствованиями, если не видела потенциала?

- Давай! Там есть самые разные люди, с которыми мы бы никогда не связались. Множество людей играет в «Другую реальность». Умные дети, руководители компаний, программисты, веб-сёрферы, бухгалтеры, солдаты, сидящие дома мамочки... Ты не представляешь, какое у них богатое воображение. Один парень создал игру, в которую играют персонажи «Другой реальности», и она стала такой популярной, что он лицензировал её для издателей. В реальном мире. Её выпустят для игровых приставок и мобильных телефонов. В виртуальном Париже состоялся показ мод с эскизами дизайнов и моделями-персонажами «Другой реальности». На прошлой неделе я видел конкурс на создание проекта новой мышеловки, где мыши были размером с ослов. Где ещё ты можешь увидеть такой диапазон навыков и способностей, сосредоточенных в одном месте? Это потрясающая разведывательная операция. Но только если ты подключишься к сети.

- Нет, если ты ценишь свой личный флешспейс, - предостерегла Тошико. Она была непреклонна. - Я не хочу ничего слышать об этой версии, используемой за пределами брандмауэра Торчвуда. Ни в коем случае. И если я узнаю, что ты пытался сделать это, я отберу твои ножны.

Оуэн в отчаянии вскинул руки.

- Смотри, - продолжала она серьёзным голосом, который использовала, когда хотела казаться настолько справедливой, что у собеседника не поднималась рука подойти и откусить ей голову. - У меня есть ещё один такой шлем, а ты мог бы обойтись только одной перчаткой данных. Так что если тебе нужно непредсказуемое взаимодействие с реальным человеком, дай другую перчатку и запасной шлем Йанто и играй с ним.

- Йанто? - Оуэн тяжело, с раздражением вздохнул. - Непредсказуемый? Думаю, мы с ним могли бы вместе приготовить виртуальный кофе.

- Я это слышал, - сказал Йанто. - И мне кажется, что я могу обидеться.

Сердце Оуэна упало. Голос Йанто доносился от автомата для игры в пинбол. Как и Оуэн и Тошико, Йанто носил виртуальный костюм. Оуэн не узнал его за этой жирафьей головой.

Уолтер Пендьелэм отошёл от пинбола и взял поднос с пустыми чашками.

- Согласен, сейчас не время, - сказал жираф голосом Йанто. - Но не заставляй меня понимать всё неправильно.

Уолтер направился к выходу из комнаты отдыха. Когда он вышел за дверь, его мерцающий образ вновь превратился в Йанто. Последним исчез короткий жирафий хвост.

Оуэн плюхнулся в кресло, одновременно смущённый и расстроенный.

- Ты никогда не рискуешь, Тош?

- Когда дело касается безопасности системы, - чопорно ответила она, - я консервативна. С маленькой буквы «к».

- Знаешь, «курица» тоже начинается с маленькой буквы «к».

- Не будь идиотом с большой буквы «И».

- Тот циклоп, которого мы нашли в Понтпреннай в прошлом месяце. Он был идиотом с большой буквы «И».

Тошико встала и подошла к нему вплотную. С угрюмым видом прижала его к креслу.

- Оуэн. Я потратила свой свободный вечер, чтобы закончить эту версию игры для тебя, и что я получаю взамен? Только оскорбления. Посмотри, который час. Я ухожу домой.

- Свободный вечер? - это было не очень похоже на ту Тошико Сато, которую он знал. Доктор Сато, программист-вундеркинд, всегда приходила на работу первой, а уходила последней. Свободный вечер - это было что-то новенькое. Оуэн ухмыльнулся. - Ты хочешь сказать... у тебя было свидание? Что бы задержало тебя здесь, если бы у тебя было свидание?

Она отвернулась и немного покраснела.

- Если хочешь знать, я вступила в шахматный клуб. Мы встречаемся по вечерам в субботу. - Она выключила компьютер. Кожаная безрукавка Оуэна, перчатки и сапоги сверкнули и исчезли. Тошико снова была одета в свой обычный чёрный топ и брюки.

Оуэн смотрел, как она уходит из комнаты отдыха.

Шахматы, подумал он. Действительно. Идеально для Тошико. Единственные отношения, в которых она, вероятно, сделает первый шаг.

Он слушал её удаляющиеся шаги. Ещё несколько минут он просто сидел и прислушивался к ночным звукам, эхом отзывающимся по базе. Гул машин частотой в 50 герц. Звук падающих капель. Скрип каких-то механизмов.

Было не похоже, чтобы Тошико собиралась вернуться. Оуэн вышел из комнаты отдыха и убедился, что Йанто тоже ушёл. Шлем и перчатки лежали на столе Оуэна - там, где он их оставил.

Оуэн снова включил компьютер и начал печатать. Появился экран входа в систему, и Оуэн ввёл свой идентификатор пользователя: harpo@swalesonline.net и пароль.

«Это - «Другая реальность», - сказал ему экран. - Подключиться к интернету? Да/Нет».

Он натянул перчатки данных, согнул пальцы и почувствовал сенсоры на кончиках пальцев. Тщательно застегнул шлем. Изображение на экране теперь показывалось стереоскопически, и текст, казалось, выпрыгивал из него в трёх измерениях.

Он протянул правую руку и нажал «Да».

«"Другая реальность", - произнёс мягкий голос. - Добро пожаловать обратно, Глендовер Бродсорд».

Глава девятая

От запаха хлора першило в носу и горле. В дальнем конце бассейна закричал ребёнок - от страха или от восторга, Гвен не поняла. Она бродила вокруг, пошатываясь, боясь поскользнуться на бело-голубой плитке.

В бассейне было полно пловцов. Флотилия надувных матрацев, на которых плыли кричащие дети и терпеливые родители, скользили по диагонали к спокойной реке, где струи воды уносили поток людей всё дальше и дальше.

Тот человек на балконе всё ещё наблюдал за ней. Он беспечно поглядывал на неё поверх своей газеты. Она откуда-то его знала, разве нет?

Гвен схватилась за поручень из нержавеющей стали у края глубины. Отчаянно сжимала его, пока комната не перестала кружиться у неё перед глазами. В самом центре бассейна, огибаемый бесконечным потоком пловцов, какой-то человек бился в зеленовато-голубой воде. Барахтался. Задыхался. Уходил под воду в третий раз.

Это был Джек. Гвен узнала его чёрный костюм для плавания. (Как она узнала этот костюм? Она не могла сказать. Это не имело значения).

Лицо Джека снова показалось над поверхностью воды. Он жадно хватал ртом воздух. Его мокрые волосы прилипли к голове. Он поймал её взгляд - мимо детей на надувных матрацах, мимо их внимательных отцов, мимо шумных подростков, которые окунали под воду своих подруг или делали стойку на руках под водой. Они не замечали Джека, а он - его округлившийся от удивления и ужаса рот, его нос, его испуганные голубые глаза - скрывался под бурлящей водой.

- Кто-нибудь, помогите ему! - закричала Гвен, нервно озираясь по сторонам. С другого конца бассейна к ней неторопливо направился спасатель. Этому парню было лет двадцать, и он был до нелепости красив, с коротко подстриженными каштановыми волосами и потрясающими зелёными глазами. Он апатично стянул свою жёлтую футболку, демонстрируя гладкую мускулистую грудь и дорожку волос, огибающую пупок и убегающую куда-то в его мешковатые красные шорты.

- Оставь его, - сказал он ей своим мягким, мрачным и спокойным голосом. - Он мой.

Спасатель скользнул в воду, и дети, родители и подростки расступились перед ним. Он поплыл к тонущему Джеку неторопливыми, мощными гребками. Гвен чувствовала, как в ней растёт напряжение и как напрягаются мышцы рук и плеч. «Быстрее, быстрее, быстрее», - твердила она, словно мантру.

Когда парень был уже почти добрался до Джека, с ним столкнулась длинноногая девушка. Её светлые волосы развевались в воде вокруг неё, как змеи. Её обтягивающий красный цельный купальник был такого же цвета, как шорты парня, и Гвен вдруг поняла, что это ещё один спасатель.

- Оставь его, - сказала девушка в красном. Она говорила неторопливо, хрипловатым голосом, но её было хорошо слышно. Она подняла одну руку из воды и, положив её на голову парня, надавила. - Оставь его. Он мой.

Молодой человек-спасатель увернулся от неё и вынырнул обратно на поверхность, встряхивая головой и брызгая водой вокруг. Он прижался к женщине, отталкивая её так, что она медленно падала на спину, и ткань её купальника на её груди натягивалась.

Двое спасателей продолжали бороться, обмениваясь толчками и ударами - это больше походило на балет, чем на драку. Рядом с ними под водой виднелось лицо Джека с широко открытыми глазами и ртом.

Гвен задыхалась. Как будто она была под водой и не могла или боялась сделать вдох. Она хотела нырнуть в бассейн, доплыть до его середины и спасти Джека. Но её ноги словно налились свинцом; она не могла сделать ни одного шага по потрескавшимся голубыми плиткам. Руки свела судорога, пальцы онемели, и она продолжала цепляться за поручень.

Узколицый мужчина смотрел с балкона вниз, наблюдая за происходящим в бассейне. Нет, поняла Гвен, его взгляд был направлен на неё.

- Оуэн Харпер, - сказала она.

- Это доктор Оуэн Харпер, - окликнул её узколицый. - В самом деле.

Гвен выругалась, проклиная свои парализованные ноги, и попыталась перепрыгнуть через бортик в воду. Но в её руках не было никакой силы. Люди продолжали равнодушно проплывать мимо тонущего человека. Гвен в истерике кричала на спасателей. Они прервали драку, чтобы без любопытства взглянуть на неё.

- Спасите его! - её пронзительный крик эхом отозвался по всему бассейну.

Она неожиданно проснулась, с воплем страдания и ужаса выпутываясь из простыней.

- Чёрт возьми! - Рис шарил на прикроватной тумбочке, рассыпав по полу книги и ручки, пока не нащупал выключатель. Он приподнялся на локтях. - Что случилось, любимая?

Гвен обнаружила, что её руки больше не парализованы, обняла своего приятеля и разрыдалась.

Она позволила ему крепко, спокойно обнимать её, пока она постепенно не успокоилась. Рис, он был очень хорошим. Он знал, когда лучше говорить, а когда молчать и не произносить ни слова.

Она знала, что не сможет объяснить ему, что произошло, и соврала ему - мол, она уже всё забыла, это был просто ночной кошмар.

Рис снова сжал её.

- Наверно, это просто дождь стучал в окно. Прости, любимая, я знаю, что должен был закрыть его, особенно сейчас, с этой бурей...

- Нет-нет, - пробормотала она. - Всё в порядке.

Рис отстранился, чтобы посмотреть на неё. Кивнул на окно.

- Здесь жарко, правда? Может быть, дождь не очень сильный, и я могу открыть окно, чтобы немного проветрить? - он выскользнул из кровати и подошёл к окну. Когда он открыл форточку, Гвен услышала равномерный шёпот дождя.

Рис направился в ванную, оставив дверь приоткрытой и повысив голос, чтобы его было слышно за шумом льющейся воды. Чистя зубы, он говорил о кратковременных вспышках.

- Каждый раз моя бабушка знала, что надвигается буря. Она завешивала простынями все зеркала в доме. Белыми простынями. Её дом начинал напоминать склад. И она не разворачивала зеркала, пока гроза не проходила.

Гвен улыбнулась, не совсем уверенная, была она удивлена или расстроена. Она знала, что Рис просто говорил всякую забавную ерунду, чтобы отвлечь её от тяжёлых мыслей, помочь забыть о том, что её расстраивало. Но этот анекдот напомнил ей о той инопланетной сияющей фее, которую Торчвуд заманил в ловушку в зеркальной коробке несколько недель назад. Тошико закрыла отражающие поверхности и обернула их тёмной тканью. Не могло быть ничего проще, подумала Гвен. Наверно, она больше никогда не сможет нормально воспринимать истории, которые Рис рассказывал о своей семье, или о том, что произошло в его офисе, или о том, над чем они с Бананом смеялись в пабе. Она не могла говорить о своей работе, и милый Рис просто не спрашивал её, признавая, что «спецоперации» обсуждать нельзя. Он мог рассказать ей о последней компьютерной путанице Барри, или о наивности молодой секретарши, которую он недавно нанял, или новейшую сумасшедшую диетическую теорию Люси из его офиса. Но Гвен никогда ничего не говорила взамен о своих коллегах по «спецоперациям». Из опыта своей работы в полиции она знала, что, если начнёшь лгать, потом будет очень легко запутаться во всём этом.

- Посмотри на себя! - Рис стоял в дверях. - Ты не на той стороне кровати. Я встал немного раньше, чтобы сходить по-маленькому и выпить водички - пиво, которое мы выпили за ужином, всё прошло через меня. Когда я вернулся, ты перекатилась на мою сторону. Поэтому мне было немного трудно нащупать выключатель от твоей лампы. Прости, я не видел, что там лежит. - Он наклонился у её стороны кровати и стал подбирать книги, ручки и документы, которые случайно рассыпал. - У тебя было довольно много беспокойных ночей, верно? С тех пор, как ты сменила работу. Чего это ты занервничала? - Он засмеялся. - Совесть мучает?

- Тьфу на тебя, - парировала Гвен. - Меня мучает совесть из-за моей новой работы? Это твой приятель Гэз говорит. Можно подумать, тебе никогда не снятся кошмары.

- Я всегда хорошо сплю. Сном праведника.

- Скорее, сном трахальщика, - сказала она. - Ты имеешь в виду свою посттрахательную кому, Рис.

Он бросил бумаги на прикроватный столик, наклонился и попытался обнять Гвен.

- Нечестно! - запротестовала она, смеясь и вдыхая запах зубной пасты. - Ты почистил зубы, а я готова поспорить, что у меня изо рта воняет.

- Мне всё равно.

- А мне нет, - ответила она. - И вообще, мне нужно в туалет.

Рис встал, чтобы дать ей вылезти из постели.

- Тогда я приберусь тут, пока ты будешь делать свои дела.

Гвен на цыпочках прошла по холодному линолеуму в ванную, оставив Риса разбираться в рассыпанных бумагах. С тех пор, как она присоединилась к Торчвуду, у неё было много бессонных ночей, потому что она просыпалась от какой-нибудь мысли или идеи и боялась заснуть, чтобы не забыть их наутро. Она записывала их на магазинных чеках и конвертах, а потом и в маленький блокнотик. Она доверяла Рису, зная, что он не будет рыться в её вещах, но не доверяла самой себе, опасаясь потерять записи, поэтому зашифровывала их и использовала различные сокращения. Это неизбежно означало, что её ночные записки были нацарапаны неразборчиво или, после изучения в утреннем свете, представляли собой лишь хаотичный бред усталого человека.

- Это твой новый номер мобильника? - окликнул её Рис.

Гвен вернулась в комнату, всё ещё сжимая в руке зубную щётку. Она вытерла влажную руку о свою ночную рубашку и взяла стикер, который Рис протягивал ей.

- Написано как будто в спешке, - заметил он, изучая записку. - И это не твой почерк. Здесь написано «Гвен», и номер... это ноль или шестёрка?

Гвен знала, что небрежно написанное слово означало «Оуэн». Он сунул ей номер своего мобильного телефона, когда они с ним лениво беседовали, и он пытался к ней клеиться. Она сказала ему, чтобы он отвалил. В любом случае, это была просто шутка, потому что номера телефонов всех членов Торчвуда были запрограммированы на быстрый набор. Однако даже при этом, вытряхивая вечером карманы куртки перед тем, как повесить её в шкаф, она обнаружила, что стикер всё ещё там.

- Это записка из офиса, - сказала она Рису.

Гвен взяла листок с собой в ванную и приклеила его на зеркало. Сидя на унитазе, она думала о своём сне. О Джеке в бассейне. Об Оуэне, наблюдающем с балкона.

Она вернулась в постель и прижалась к Рису. Он с комфортом растянулся на своей стороне кровати, мерно дыша широко открытым ртом.

Гвен слушала дыхание Риса. Потом вернулась в ванную и сняла стикер с телефоном Оуэна с зеркала. Сунула его в блокнот. Спрятала блокнот в прикроватную тумбочку. Легла в кровать рядом с Рисом и выключила лампу. И лежала в темноте, слушая непрекращающийся дождь.

Глава десятая

Играть в «русскую рулетку» с реальными людьми куда интереснее, решил Оуэн. А игра на базе Торчвуда придавала этому дополнительный драйв. Он рисковал быть пойманным Джеком, Гвен или Тошико, и это было так же волнующе, как осознание того, что он рисковал разбросать мозги по столу. Хотя объяснить это было бы сложнее, чем прибрать за собой.

Он принюхался, ожидая почувствовать запах кордита[ Кордит - один из видов нитроглицеринового бездымного пороха] и свежей крови. Рядом с ним упала у игрового автомата «Астероиды», невидящим взглядом уставившись в потолок, последняя жертва пистолета. Это был викинг Квазир. Так или иначе, от руки врага или от своей собственной, этому неразговорчивому скандинаву суждено было погибнуть.

Оуэн пнул одетую в меховые штаны ногу мертвеца.

- Вставай, Квазир, - сказал он. - Ты не так умён, как мне говорили. Попробуй ещё раз - в следующей жизни. Готов поспорить, что ты не можешь проиграть четыре раза подряд.

Труп дважды моргнул, перевернулся и вернулся к столу.

После ещё пары игр новизна сочетания элементов «Другой реальности» с физическим содержимым базы Торчвуда начала надоедать Оуэну. В течение первого часа ему было интересно управлять трёхмерными проекторами в игровой зоне базы, но вскоре он обнаружил, что это мешает ориентироваться среди реальных объектов, и что это намного менее интересно, чем исследование неограниченных, свободных миров, созданных другими людьми в «Другой реальности». В какой-то момент он взглянул на часы и увидел, что уже воскресенье - час ночи. После этого он снова водрузил на голову шлем и снова погрузился в потрясающую ясность изображений на стереоскопических экранах.

Он стремился познакомиться с новыми персонажами в надежде, что они тоже окажутся новыми людьми в реальном мире. Никогда нельзя было сказать точно, потому что у одного человека в игре могло быть несколько образов. Пенни Пастер уже принесла Оуэну разочарование. Вспомнив слова Тошико, он отправился в район Вумпаам, где волшебник по имени Кэндлсмит продал ему пару тёмных очков, показывавших реальное имя игрока. Наверно, не было ничего удивительного в том, что на Кэнлдсмите они не сработали, но когда Оуэн посмотрел сквозь них на Пенни Пастер, оказалось, что в действительности её зовут Дональд МакГёрк-младший, живущий в Миннеаполисе. И хотя Дональд не был волосатым пятидесятилетним мужиком, как предполагала Тошико, он оказался тридцатидвухлетним фанатом «Звёздного пути»[ «Звёздый путь» (Star Trek) - научно-фантастический телесериал], тайно мечтавшим быть лейтенантом Ухурой[Один из персонажей сериала «Звёздный путь»].

Оуэн бросил «Пенни» в «Экстремисте», удачно воспользовавшись несчастным случаем, когда она упала на огромную кучу гниющих фруктов, загадочно появившихся на улице возле парикмахерской. За несколько секунд Оуэн скрылся за углом и затерялся среди сверкающих небоскрёбов в жилой части Капитолия Тысячелетия, не обращая внимания на вопли Пенни и визги птеранодонов[ Птеранодон - летающая рептилия], появлявшихся из ниоткуда, чтобы напасть на неё, лежающую на улице, словно заманчивая закуска.

Более многообещающим был Эгг Магнет. В образе Глендовера Бродсорда Оуэн заметил его у Сурер-сквер, в испанском баре недалеко от центра Капитолия Тысячелетия. Он решил, что Эгг был самым стильным человеком здесь, потому что он танцевал на столе и ел огонь, а не сыр с анчоусами. Это привлекло Оуэна, в отличие от официантов, он перехватил Эгга, когда его вышвырнули на улицу.

Они танцевали на мощёных улицах промышленного района. Оуэн изучал блестящий белый брючный костюм новичка и его поразительно яркие серебристые волосы.

- Что это за имя - «Эгг Магнет»? - спросил он.

- Название группы, - ответил Эгг. - А у тебя? Твои родители любили Толкиена?

Оуэн осмотрел амуницию Глендовера Бродсорда.

- Я всегда хотел побывать в Новой Зеландии. Но максимум, что мне удавалось - одеться подобным образом. Это хоббит, которого трудно уничтожить.

Эгг Магнет скорчил рожу. В прямом смысле. Он растянул щёки в преувеличенно тревожном выражении.

- Прости, - ухмыльнулся Оуэн. Он протянул руку и мягко разгладил искажённые черты лица Эгга. Проделав это, он не убрал руки, продолжая изучать возможности. Он экспериментировал с сексом в «Другой реальности» и раньше, но это лишь заставляло персонажей на экране обниматься и трахаться. Ему было интересно, как бы всё это воспринималось сейчас, когда он был полностью погружён в игровой мир. Со сверхчувствительностью перчаток данных. В последнем номере «Ланцета»[ «Ланцет» (The Lancet) - британский еженедельный медицинский журнал, рецензируемый специалистами в данной области] была шуточная статья о киберсексе, в которой упоминалось некое оборудование, описываемое как «технофаллос». Он сомневался, что Тошико сочтёт это ценным для Торчвуда исследованием. Хотя и предполагал, что ему доставит удовольствие описывать ей интерфейс этого аппарата.

- Хочешь, выпьем где-нибудь? - предложил он Эггу. - Или предпочитаешь чашку чая?

Эгг вежливо отвернулся от Оуэна, хихикая. Его серебристые волосы рассыпались по плечам.

- У меня был приятель, который всегда говорил так. Я бы сказал ему: «Нет, знаешь, я выпью обычную чашку чая, если только ты не хочешь предложить мне дерьмовый чай». Мне бы понравилась чашка дерьмового чая, а тебе?

Оуэн тоже засмеялся. Когда-то в прошлом он и сам говорил это.

Эгг танцующей походкой пересёк улицу и полетел вверх по ступенькам к магазинам и ресторанам. Он оглянулся, проверяя, идёт ли Оуэн за ним. Оуэну пришлось поторопиться, чтобы догнать его.

- У тебя красивый смех, - сказал ему Оуэн. - Что ещё такого забавного говорил тебе твой приятель?

Эгг присел на низкую стену у ресторана и похлопал по ней ладонью, приглашая Оуэна сесть рядом.

- Как и ты, он говорил, что хочет путешествовать. Но он бы никогда не поехал в северную часть Тихого океана, потому что не доверял гавайцам...

Оуэн снова расхохотался.

- ...потому что там слишком много «и» подряд!

Он бросил на Эгга задумчивый взгляд. В нём было что-то очень знакомое. Оуэн закрыл глаза и продолжал слушать болтовню Эгга, стараясь сосредоточиться на его словах, а не на внешности.

- Когда мы встретились у Сурер-сквер, я подумал, что ты - БВТ.

- Что это?

- «Безопасен в такси», - сказал Эгг. - Здесь всё такое средневековое, я и не думал, что ты собираешься кого-то здесь подцепить. А потом я подумал, что ты можешь оказаться гомиком. В такой одежде, с фальшивыми сиськами и всем таким... Не то чтобы это было проблемой, - поспешно добавил Эгг. На мгновение он, казалось, задумался. - Хотя я знавал одну странную женщину, которая хотела, чтобы мы продолжали общаться. Как ты думаешь, это такой кодекс?

- Даже не думай, - сказал Оуэн. Он вынул из кармана тёмные очки, которые ему дал волшебник, и надел их, чтобы взглянуть на Эгга.

В этот же момент Эгг внезапно вскочил на ноги. Он уставился на свои часы.

- О Господи, нет! Моя смена сейчас начнётся. Прости, мне нужно идти. - Он театрально пожал плечами. - Увидимся позже, приятель. - С этими словами он крутнулся на месте и исчез.

Оуэн посмотрел на пустое место, где только что стоял Эгг. Только теперь он знал, что это был никакой не Эгг. Тёмные очки подтвердили зародившиеся у него подозрения. Текст, плавающий в воздухе вокруг головы персонажа, говорил о том, что это была m.tegg@caerdyddnet.net, присоединившаяся к «Другой реальности» с IP-адреса, зарегистрированного в Кардиффе.

Имя должно было дать ему подсказку раньше, ещё до того, как были сказаны слова, оказавшиеся странными совпадениями. Эгг Магнет. Меган Тэгг.

Она была его девушкой, которую он бросил шесть лет назад в Лондоне. Что доктор Меган Тэгг делает в Кардиффе?

 

 

Глава одиннадцатая

Кто-то потряс его за плечо. Инстинкт подсказывал ему, что надо ткнуть локтем того, кто пристаёт к нему. Оуэн боролся с этим искушением, пытаясь сориентироваться.

На нём всё ещё был сделанный Тошико шлем, а голова его покоилась на клавиатуре компьютера. Когда он поднял голову, изображение, показывавшееся на экране шлема, не изменилось: это была двухмерная заставка, цифры на которой сообщали, что сейчас 5:58 утра.

Чёрт. Он заснул, играя в «Другую реальность». После некоторого времени бездействия игра, очевидно, разорвала соединение с интернетом, и на компьютере появилась заставка, демонстрирующая точное время.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.