Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Глава двадцать четвёртая 14 страница



Оуэн ободряюще улыбнулся.

- Меня трудно удивить.

Взгляд Сандры скользнул с Оуэна на Меган и обратно, как будто она быстро пыталась понять, в каком они настроении. Потом она закрыла глаза, сделала глубокий судорожный вдох и медленно выдохнула.

- Это началось, - заговорила она, - когда мы совершили погружение с аквалангом в заливе. Если мы ныряем где-нибудь близко, в Уэльсе, то обычно берём лодку в Порткоуле и можем доплыть до острова Ланди[Ланди - самый большой остров в Бристольском заливе, принадлежит Великобритании, находится между Англией и Уэльсом примерно в 19 километрах от графства Девон], чтобы посмотреть на тупиков[Тупик - птица семейства чистиковых] и серых тюленей. Но у Гая были только короткие выходные, так что мы решили исследовать Кардиффский залив.

На месте достаточно легко взять в аренду лодку. Был хороший ясный день, мы не отплывали далеко, и всё это не казалось нам авантюрой. Пока мы не увидели на дне люк. Сначала мы, конечно, подумали, что это просто какой-то строительный мусор. Но он не двигался, и тогда мы начали думать, что это остатки корабля, потерпевшего крушение - но это определённо не было чем-то вроде остатков «Луизы». Этот люк слабо светился, даже на расстоянии. Он был современный, не девятнадцатого века. Даже не двадцатого. Когда мы его открыли, там был переходный шлюз. Но какая современная подводная лодка могла бы быть там похоронена?

Один из нас должен был остаться снаружи. Я - самый опытный дайвер из нас троих, я должна была это знать. Но мы все вошли внутрь - это было совершенно невероятное пространство, больше похожее на прихожую, чем на шлюз. И как только мы вошли, дверь за нами захлопнулась, и помещение начало заполняться газом.

Вы понимаете, что я имею в виду, когда говорю, что у нас сработал военный инстинкт, доктор Харпер? Я имею в виду, у меня и Тони. Мы проверяли, есть ли возможность выйти, есть ли там опасные зоны, обеспечивая себе прикрытие сзади. Даже не имея при себе оружия, мы были готовы ко всему. Хотя Гай начал паниковать - он пытался голыми руками открыть дверь и срывал с себя маску. Именно тогда мы поняли, что там был кислород, и мы могли дышать. Но наше облегчение было недолгим, потому что, когда внутренняя дверь открылась, то, что мы увидели, заставило нас забыть обо всей нашей с трудом полученной армейской подготовке.

Это определённо не было человеком. Я имею в виду, как и в случае с люком, нашей первой мыслью были попытки как-то логично объяснить увиденное: это парень в маске, мы наткнулись на съёмочную площадку какого-то фильма, это странная разновидность акваланга, это игра света.

Но всё было не так. Это был пришелец. Тони крупный парень, вы знаете, шесть футов и три дюйма[6 футов 3 дюйма = около 190 см]. Но это создание затмило его. Оно было достаточно сильным, чтобы заставить меня и Тони пройти дальше, через ту внутреннюю дверь. Гай скорчился в углу, хнычущий, испуганный. Это существо подцепило его своим когтем и швырнуло вслед за нами на корабль. Инопланетный корабль.

На этом моменте Сандра напряжённо сглотнула.

- То, то было дальше, я теперь помню немного расплывчато. Раньше я гордилась тем, что ничто не могло меня встревожить. Но это не то же самое, что и неуверенность в зоне боевых действий. Мой первый командир сказал мне, что, чем больше ты потеешь в мирное время, тем меньше крови потеряешь во время войны. Позвольте сказать, никакая подготовка и никакие тренировки не смогли нас подготовить. Может быть, я начала вести себя так же, как и Гай, не знаю. Всё, что я теперь помню - инопланетные механизмы вокруг и мучительная боль в спине, а потом я, наверно, упала в обморок.

Оуэн показал на стену, где на лайтбоксе всё ещё были закреплены её рентгеновские снимки.

- В вас вставили то устройство. Думаю, это устройство для слежения.

Меган недоверчиво уставилась на них.

- Что это, «Секретные материалы»?

Оуэн мягко коснулся пальцем её губ и попросил Сандру продолжать.

- Вы помните, что было дальше?

- Когда я пришла в себя, Тони тащил меня к выходу. Гай помогал ему. Боль всё ещё была сильной, как будто мне в спину всадили нож. Но крови не было. Я могла идти вместе с ними. Тони провёл нас через переходный шлюз. Не спрашивайте, как. Когда мы выходили, вокруг шлюза была видна намного бóльшая часть корабля, как будто грязь начала слезать с носа какой-то тускло-серой ракеты.

Я плохо помню, как добралась домой - наверно, Тони помог. Может быть, моя память стёрла эти воспоминания, может быть, это был посттравматический стресс - конечно, мы видели такое во время службы. Это называют «невидимой раной». Физически на тебе нет следов. Но ПТСР[Посттравматическое стрессовое расстройство - психологическое состояние, которое возникает в результате психотравмирующих ситуаций, выходящих за пределы обычного человеческого опыта и угрожающих физической целостности субъекта или других людей] - это не то, что приветствуется в армии.

Остаток уик-энда мы провели в квартире Гая, в Сплотте. Тони объяснил нам, что мы сбежали, потому что инопланетянский корабль попал в сложную ситуацию. Его команда умирала и не могла помешать нам уйти. И именно тогда у Гая Уайлдмена возникла та сумасшедшая идея. Что мы можем вернуться. Возможно, восстановить этот корабль. Или, по крайней мере, разобрать на запчасти.

Оуэн был удивлён, когда услышал, что Меган смеётся.

- И это было сумасшествием, что ли? - она уставилась на Оуэна и Сандру, с широко распахнутыми глазами и открытым ртом, словно приглашая поспорить с ней. - Вы говорите об инопланетных кораблях так, как будто они и в самом деле существуют. А ты, Оуэн, только потакаешь ей! Не думаю, что ей нужна наша медицинская помощь - скорее нужно вызвать медсестру из психиатрического отделения!

- Послушай, что расскажет Сандра.

- Про то, как они вернулись туда? Разобрали на запчасти инопланетный корабль? Заскочили ненадолго под воду, чтобы забрать какие-то внеземные детали?

Теперь в голосе Сандры звучала нотка расстройства.

- Учитывая, какие профессиональные контакты имел Гай Уайлдмен в международном научном сообществе, кто знает, что он мог сделать? Он, конечно, знал всё о Торчвуде и не хотел вовлекать их в это дело. Он бы нашёл какой-то способ, чтобы продать полученные материалы.

- Ладно, - сказала Меган. - Но это не похоже на что-нибудь из тех вещей, которые можно было бы продать на eBay[Интернет-аукцион], правда?

- Ты удивишься, - пробормотал Оуэн и помахал у неё перед носом бекаранским сканером. - Мы впервые наткнулись на эту штуку только потому, что Тош пыталась купить через интернет пару туфель.

Сандра упала на подушку, как будто её ударили. Оуэн потянулся, чтобы коснуться её руки - обычный человеческий жест, чтобы вернуть её доверие.

- Я понимаю, Сандра. Теперь доверьтесь мне на минутку. Я должен показать это Меган. Наклонитесь вперёд, если можете.

Сандра осторожно согнулась. Она начала расстёгивать свою больничную рубашку сзади, но Оуэн остановил её. Он подозвал Меган, чтобы она посмотрела, как он проводит сканером между лопатками Сандры.

- Посмотри на это.

На экране показывался позвоночник Сандры. Но это не было размытым серым изображением, как на рентгеновском снимке, который нужно тщательно изучать, чтобы правильно расшифровать его содержание. И здесь не было неестественных цветов, как на снимке с МРТ. Это устрашающе напоминало посмертное вскрытие, но позвоночник и диски естественно двигались, когда Сандра меняла положение тела и делала вдохи и выдохи. Если смотреть со стороны, позвоночник был похож на белые кубы, окружённые красной плотью. Сзади кости образовывали знакомые седловидные конструкции, которые колебались между грязно-белыми межпозвоночными дисками.

- Смотри, - настаивал Оуэн, - между третьим и четвёртым грудным позвонком, с одной стороны. Оно присоединено к позвоночнику, но не вставлено внутрь его.

Это выглядело почти отталкивающе. Металлическая сфера, словно сделанная из полированного хрома, с пульсирующим внутри мягким светом.

- Это не пуля, - тихо сказал он. - Ты сама это видела, Меган. Во что ты ещё не веришь?

Казалось, она вот-вот расплачется. Она чуть встряхнулась, расправила плечи. Посмотрела прямо на него.

- Что я делаю, Оуэн? Я больше не знаю, что делать. Я даже не уверена, что знаю, что мне чувствовать. - Она позволила ему прижать её к своей груди, и он почувствовал, как Меган дрожит. - Разве мы не должны рассказать кому-то об этом? Разве вы не должны были обратиться к властям, Сандра?

Сандра снова легла на подушку.

- Вы - тот человек, который сказал, что мне нужна медсестра из психиатрии. Как вы думаете, что бы мне сказали в армии? ПТСР, контузия. Они не дали бы мне работать. Что бы ни случилось, это стало бы концом моей карьеры. - Она осторожно смотрела на них обоих. - Так что я пришла к вам. К Торчвуду. И я знаю, что произошло с Гаем и... и Тони...

Она закрыла лицо руками и тихо заплакала. Её плечи сотрясались от рыданий. Оуэн мягко накрыл её руку своей ладонью, успокаивая, в то же время тихо рассказывая Меган о гибели Би и Уайлдмена.

- Тогда всё кончено, - сказала Меган. - Они не вернутся к этому инопланетному кораблю... Не могу поверить, что я говорю это...

- Я тоже, - ответил Оуэн, кивнув на Сандру, которую он по-прежнему старался успокоить, как умел. - Врачебный такт? - прошипел он.

- Мы должны вернуться к тому кораблю, - выпалила Сандра. В её голосе появилась настойчивость.

- Спокойно, - предостерегла её Меган и встала, чтобы проверить показания на мониторах. - Меня поражает ваша устойчивость к травмам, Сандра. Вы получили огнестрельное ранение, попали в ДТП, которое обычно приводит к обширным травмам. Я знаю, что вы очень здоровый солдат, но для любого другого человека я бы уже в лучшем случае подготовила место в палате интенсивной терапии, а в худшем случае позвала бы священника. - Она удивлённо изучала данные на мониторах. - Оуэн, как ты думаешь, могло ей помочь это устройство в её спине?

- Именно поэтому я хочу вернуться, - перебила её Сандра. - Я хочу вытащить это устройство из моей спины. И я не могу сделать это с помощью обычной хирургической операции здесь, в больнице, потому что меня может парализовать. Но вы врачи. Если вы вернётесь вместе со мной на тот корабль, вы сможете использовать ту машину, которая вставила его в меня, чтобы удалить этот прибор.

Оуэн задумчиво посмотрел на неё.

- Это мысль.

Меган пришла в бешенство.

- Она всё ещё не в состоянии передвигаться! Ты же слышал, она сказала, как это травмировало её в прошлый раз.

- Мне уже нечего бояться, меня никто не схватит. Я тренированный солдат, и я уже обследовала ту местность. И, кроме того, все те пришельцы мертвы.

- Но в такую погоду?.. - запротестовала Меган.

- Это инопланетный корабль вызывает эту странную погоду, - Сандра схватила Оуэна за руку. - Конечно, вы можете его остановить? Спасти залив? Я могу отвести туда Торчвуд! Доктор Харпер, вы мне очень помогли, во многом. Но и я хочу помочь. Вы должны связаться с вашими коллегами из Торчвуда.

- Думаю, мы сами справимся с этим. - Оуэн погладил её руку и выпустил её. Он посмотрел на Меган и усмехнулся. Он чувствовал знакомый всплеск адреналина, знакомое волнение, которого не ощущал уже очень давно. - Меган, это оно. Твой шанс увидеть, что такое Торчвуд. Своими глазами!

- Это безумие, ты сумасшедший! - взвизгнула Меган. Но Оуэн видел, что она тоже смеётся.

- Сумасшествие - это то, благодаря чему я чувствую себя живым! Давай! Что тебя здесь держит? - он обвёл резким жестом палату, имея в виду и отделение, и всю больницу. Имея в виду всю её жизнь. - Зачем соглашаться только на это?

- Посмотри на погоду, - слабо возразила она.

- В этом весь смысл. Будь готова попасть под дождь, чтобы увидеть радугу[Оуэн цитирует афоризм Долли Партон: «Если мечтаешь о радуге, будь готова попасть под дождь»].

- О, это так мило, Оуэн, - саркастически сказала Меган. - Теперь ты читаешь мне стихи?

- На самом деле, я цитирую то, что слышал по телику, - заметил Оуэн. - Но остаюсь при своём. - Он стоял и пристально смотрел на неё, взглядом убеждая её решиться.

Сандра приняла решение первой.

- Если вы не поможете мне, мне придётся сделать это самой. - Она начала отсоединять датчики от своего тела; электрокардиограф показал на экране прямую линию и предупреждающе запищал. - Я не останусь здесь, - настаивала Сандра. - И вы не сможете меня остановить. Я использую свой шанс сама.

- Хорошо, хорошо, - Меган поспешила к Сандре, пытаясь успокоить её, помочь с датчиками и вытереть остатки проводящего геля под ними.

Дверь распахнулась, и в палату ворвалась медсестра. Это была невысокая, худенькая девушка, Роберта Ноттингем. Теперь она выглядела менее энергичной и более испуганной. Увидев в помещении двух врачей, она с облегчением прислонилась к стене.

- Простите, доктор Тэгг, - сказала она Меган. - Я услышала сигнал тревоги от кардиографа.

- Всё в порядке, Бобби, - Меган выключила монитор электрокардиографа, и он замолчал. - Отсоедини, пожалуйста, капельницы.

- Так, - громко сказала Сандра, - сколько времени мне понадобится, чтобы выписаться отсюда?

- Всё зависит от длины бюрократической красной тесёмки[Красной тесьмой прошивают документы в британских государственных учреждениях], - улыбнулась молодая медсестра.

Теперь, встав, Сандра мягко прижимала руку ко лбу. Меган направилась к двери.

- Я подготовлю обезболивающее, которое мы сможем взять с собой.

Сандра согнула руку, когда медсестра отсоединила капельницу с соляным раствором и наклеила пластырь на сгибе её локтя с внутренней стороны.

- Может быть, мне просто нужно попить, и я давно ничего не ела. Оуэн, вы не могли бы подготовить бумаги для моей выписки, пока я оденусь? Я подойду к вам, когда буду готова. Встретимся у стойки администратора.

Солдат защищает свою честь, подумал Оуэн. Но вслух сказал лишь:

- Конечно.

- И я очень голодна, - добавила Сандра, когда он выходил из палаты. - Но не беспокойтесь. Пока вас не будет, я уверена, что медсестра Ноттингем даст мне перекусить.

 

 

Глава двадцать четвёртая

Возле дома в Сплотте, где располагалась квартира Уайлдмена, уже не осталось и следа мёртвого полицейского. Сильный дождь отмыл тротуар дочиста. Даже кусты, на которых было распростёрто тело, сгладил поток воды, текущей из сломанного водосточного жёлоба.

Кто-то из жильцов предпринял нерешительное усилие подпереть входную дверь, чтобы она не открывалась. Похоже было, что жильцы не могли вызвать плотника для срочного ремонта; было достаточно много других чрезвычайных ситуаций, на которые следовало обратить внимание, потому что на город обрушился тайфун. Дверь удерживалась на месте только двумя столиками из холла и несколькими пластмассовыми мётлами, так что Джек без труда смог отбросить их в сторону. Грохота падающей мебели не было слышно из-за завываний ветра.

Джек принёс с собой лазерный резак и топор. В квартире Уайлдмена он составил всю мебель в центр комнаты, а сверху бросил картины и гобелены, чтобы методично проверить все пустотные стены. Там, где по звуку казалось, что гипсокартонная стена полая внутри, он использовал лазерный резак, чтобы проделать в стене отверстие.

Спустя полчаса на каждой стене и внутри стенных шкафов красовались выжженные дыры. Но нигде не было ни следа свинцовых коробок. Такой же поиск маленьких промежутков под половицами тоже ничего не дал.

К тому времени, когда Джек начал рыться на небольшом чердаке, он был весь покрыт паутиной и гипсовой пылью. Он нашёл пачки заплесневелых книг во влажных картонных коробках, потрёпанные плетёные корзины и рождественские украшения в пакетах из супермаркета. Но там не было ничего такого, что могло бы содержать потерянные ядерные материалы.

Последней он исследовал ванную комнату. Существо, похожее на морскую звезду, расползлось на гнилые куски шероховатой серой плоти, так что ванна была похожа на огромную тарелку протухшего грибного супа. Потыкав в сливное отверстие туалетным ёршиком, Джек сумел слить бóльшую часть зловонной жижи и убедиться, что под поверхностью воды ничего не спрятано. Резкая вонь дохлой рыбы вызывал тошноту, даже когда он попытался дышать только ртом. Он чувствовал, что это зловоние душит его, топит, и, бросив поиски и захлопнув дверь ванной комнаты, он испытал невероятное облегчение.

Джек уселся среди сложенной посреди гостиной мебели. Здесь нет никаких ядерных материалов. Может быть, Эпплгейт уже успела вывезти их, когда они в последний раз были здесь? Счётчики Гейгера ничего не зафиксировали, но она была одета в длинное пальто, под которым можно было спрятать маленький контейнер со свинцовой подкладкой. Так, где теперь может быть Эпплгейт? Одинокая и раненая. Одинокая и раненая. Он мысленно повторял это, как мантру, а потом решил позвонить Тошико на базу.

Связь удалось установить только со второй попытки. Тошико сказала ему, что они с Гвен уже направляются к заливу на машине Гвен.

- Есть какие-нибудь новости от Оуэна? - спросил Джек. Сигнал был плохим, и они оба обнаружили, что, чтобы понимать друг друга, им приходится кричать. - Он не звонил?

- Может быть, он пытался, - сквозь треск донёсся до него голос Тошико. - Но в таких условиях разве можно сказать точно? - Её прервал какой-то писк, и Джек вынужден был заставить её повторить, что она сказала. - Я подумывала проверить данные о звонках с его мобильного телефона. Конечно, у нас своя система, и мы не пользуемся услугами провайдеров, так что никто из них не фиксирует его звонки. Но мне удалось...

- Ладно, хорошо, Тош, - сказал Джек. - Половину твоих слов я не слышу из-за помех на линии, а вторая половина не задерживается у меня в мозгу. Что ты обнаружила?

Повисло молчание. Джек задумался, было это из-за того, что соединение оборвалось, или просто Тошико злилась на него. Наконец она сказала:

- Вчера вечером Оуэну позвонила Меган Тэгг. Она старший сотрудник Королевской больницы Кардиффа. И быстрый поиск по перекрёстным ссылкам показал, что они с Оуэном вместе учились в университете в Лондоне.

- Хорошая работа, Тош. Я займусь этим, как только найду Эпплгейт. Спасибо. Я свяжусь с тобой позже.

Почему врач из больницы звонила Оуэну на его торчвудский мобильник? Откуда она могла знать его номер?

Ещё некоторое время Джек сидел, разглядывая разгромленную квартиру Уайлдмена.

Эпплгейт была ранена и одинока.

Ранена и одинока.

Конечно. Куда могла обратиться за срочной помощью женщина с огнестрельным ранением?

Он понёсся по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки, и выбежал из здания через поток дождя. Двигатель внедорожника взревел, и Джек свернул на улицу и направил автомобиль к Королевской больнице Кардиффа.

 

* * *

 

Заповедник заболоченных местностей Кардиффского залива сегодня очень соответствует своему названию, решил Оуэн. От дикого шторма, казалось, сотрясалась вся старая ржавая «Шкода» Меган, и дворники неистово боролись с потоком воды на ветровом стекле. Сейчас неподходящее время для экскурсий, подумал Оуэн мрачно. Хотя он сомневался, что Сандра собиралась показывать им дикую природу, потому что животные были разумнее людей и убегали или прятались где-нибудь от непогоды.

Он и его бывшая девушка приезжали сюда, в заповедник, в один из уик-эндов, и она была очень взволнована перспективой увидеть уток-чирков, хохлатых чибисов и длинноклювых бекасов. В то время Оуэн больше думал о цыплёнке, которого поставил в духовку, чтобы они могли съесть его по возвращении домой.

Меган привезла их на северо-западный берег Кардиффского залива, между стильным строением отеля Святого Дэвида и устьем реки Тафф. Она следовала указаниям Сандры, которая сидела, скрючившись, на заднем сиденье. Оуэн пытался вовлечь её в беседу, расспрашивая, как она жила после того, как узнала, что Уайлдмен и Би умерли, и при каких обстоятельствах она узнала эти новости. Но Сандра была слишком занята тем, чтобы давать указания с заднего сиденья, глядя в окно и пытаясь разглядеть ориентиры, которые под дождём и в мрачном дневном свете выглядели совсем по-другому.

Вскоре Оуэн обнаружил, что отвлёкся на наблюдение за неровным вождением Меган. Он ненавидел быть пассажиром и всё время, пока они ехали, ёрзал на переднем сиденье. Его нетерпение выдавали его ноги, когда он машинально нажал на несуществующую педаль газа, сидя на пассажирском кресле, или использовал воображаемый тормоз, когда ему показалось, что Меган не заметила какую-то помеху на дороге. Он уже жалел о том, что позволил ей ранее отвезти себя в больницу, в конце концов неохотно признав, что пропуск на автостоянку для сотрудников был оформлен на её «Шкоду», а не на его автомобиль. Он представлял себе, как «Бокстер» уже стоит на кирпичах у дома Меган. Он попытался убедить себя, что, может быть, машину и вовсе угонят, и тогда он сможет потратить выплаченные по страховке деньги на ту «Хонду S2000 GT», которую он хотел. Конструкция кузова как у машин «Формулы 1», двухлитровый двигатель VTEC[VTEC (англ. Variable valve Timing and lift Electronic Control) - cистема изменения фаз газораспределения с электронным управлением. Используется в двигателях внутреннего сгорания фирмы Honda]...

Меган прервала его размышления, повернув «Шкоду» к стоянке и с зубодробильным скрежетом дёрнув за рычаг ручного тормоза.

- Отсюда придётся идти пешком, - сказала им Сандра. Она распахнула заднюю дверь и вышла под ливень прежде, чем они успели возразить.

- Наверно, я сумасшедшая,- сказала Меган Оуэну.-Зачем я везу её сюда такой ночью, как сегодня?

В качестве поддержки он хотел снова показать ей бекаранский сканер, но обнаружил, что в кармане его больше нет. Он почувствовал, как его лицо и шея вспыхнули в мгновенной панике от мысли о том, что в больнице обнаружат инопланетное устройство, но потом убедил себя, что с этим всё равно невозможно ничего поделать. Поэтому вместо этого он сказал Меган:

- Давай. Ты не поверишь своим глазам.

- Если только мы сможем что-нибудь разглядеть в этой жуткой буре, - ответила она.

Они оставили «Шкоду» на стоянке отеля Святого Дэвида и последовали за Сандрой, которая решительно шагала вниз по гравийной дорожке, которая вела к заповеднику. Здесь, на открытом пространстве, шторм был ещё сильнее. Оуэн начал опасаться, что их собьёт с ног ветром. Когда он был здесь в последний раз, его спутник показал ему прекрасный вид через залив. Сегодня огромные облака почти не пропускали солнечного света, и сквозь пелену дождя невозможно было увидеть мыс Пенарт. Оуэн смог разглядеть только ограждение в заливе.

То, что Оуэн помнил как большое водохранилище, обрамлённое бахромой камыша, теперь было неспокойным озером, окружённым уложенной ветром травой и поломанным ивняком. Сандра провела их по лабиринту затопленных тропинок. Пути через заповедник, когда-то бывшие плоскими мощёными дорожками, теперь быстро исчезали под холодной тёмной водой. Местами воды было так много, что Оуэн мог видеть рядом с тропами косяки рыб, внезапно появляющихся над поверхностью и снова исчезающих в темноте.

Сандра шла впереди. Ветер так выл, что разговаривать было невозможно, и даже крича, Оуэн едва слышал свой собственный голос. Он сжал руку Меган, желая поддержать её - и морально, и физически. Она плелась за ним, склонив голову навстречу шторму. Оуэн бормотал себе под нос ругательства, потому что в его ботинках уже хлюпала вода, и брюки были мокрыми до колен.

Наконец Сандра провела их по ненадёжному, болтающемуся под ногами дощатому настилу над водой. Если бы деревянное сооружение было укреплено, оно бы давно скрылось под неспокойной водой. Но по доскам можно было медленно передвигаться, пока Сандра не указала на что-то, торчащее в гуще тростника неподалёку.

Это было похоже на кусок отполированного металла. Тёмная вода, на которой ветер создавал волны, омывала это. Сандра остановилась и подняла откидную крышку, обнаружив ярко светящуюся странной формы панель. Эпплгейт активировала одну из ручек настройки, жестом показав Оуэну и Меган, чтобы они не подходили.

Вода вокруг блестящего металла поднялась и закипела. За минуту из тёмной воды вырос высокий и широкий цилиндр.

Цилиндр поднял сильные волны, и дощатый настил закачался. Оуэн присел на корточки, мягко потянув Меган за собой, чтобы снизить их центр тяжести и избежать падения в воду. Он бросил взгляд на Меган.

- Спасательная шлюпка! - крикнул он. По тому, как она нахмурилась, он понял, что она его не услышала, и повторил, стараясь говорить чётче.

Меган наклонилась к нему, обняв за плечо и почти прижавшись губами к его уху:

- Что случилось с её лодкой? Она же говорила, что плавала сюда на лодке.

Оуэн показал на цилиндр, который теперь плавно покачивался на воде. Он хотел сказать: должно быть, это то, что описывала Сандра.

Меган снова прижалась к нему, чтобы что-то сказать. Даже под резким холодным дождём он кожей чувствовал её горячее дыхание.

- И где её снаряжение для подводного погружения?

Он неохотно позволил ей отодвинуться, чтобы она могла видеть, что он ответит. Он показал на воду и кивнул: где-нибудь там.

Сандра открыла маленькую дверцу в цилиндре и подозвала Оуэна и Меган, чтобы они вошли вслед за ней. Это было маленькое пространство, шириной не больше трёх поставленных рядом телефонных будок. В стене было четыре покрытых плесенью вертикальных ниши. Оуэн отметил, что они, похоже, были рассчитаны на пришельцев, несколько более крупных, чем обычный человек, и вспомнил, как Сандра описывала инопланетян. В дальнем конце судна он видел ещё один мягко мерцающий пульт управления.

Как только все оказались внутри цилиндра, Сандра нажала на какую-то кнопку, и входная дверь медленно закрылась. Оуэн почувствовал хлопок в ушах, потому что давление внутри изменилось. Неистовый шум бури здесь казался лишь приглушённым журчанием. От покачивания корабля у него начала кружиться голова.

- Кажется, меня стошнит, - сказала Меган.

- Когда мы окажемся под водой, будет легче, - Сандра упала в ближайший альков и стала пристёгивать ремни. Казалось, она боится упасть, если не пристегнётся. Теперь, когда она была не под дождём, кровь из раны на её плече начала просачиваться сквозь её рукав и стекать по руке. Та неистовая энергия, которая позволила ей перенести поездку на машине и путь через заповедник, рассеялась.

- Я же говорила, что вы в недостаточно хорошем состоянии, чтобы передвигаться, - заметила Меган. Она проверила глаза Сандры и пощупала пульс на её шее. Явно оставшись недовольной тем, что она увидела, Меган вытащила из кармана куртки коробочку со шприцем и уколола Сандре обезболивающее. Затем снова проверила пульс.

Сандра отвернулась от Меган, насколько ей позволяла её сдержанность.

- У нас нет времени. Мы должны добраться до корабля и остановить его. На время поездки вы должны пристегнуться ремнями.

Оуэн помог Меган поместить своё маленькое тело в альков. Она взвизгнула, когда он зафиксировал один из ремней.

- Осторожно! Он жмёт. Ой! Слишком туго.

- Прости. А теперь как?

- Лучше.

- А теперь возьмись за эти ручки, - он помог ей правильно положить руки.

- А теперь что?

- Это, - сказал он, наклонился и поцеловал её. Она издала возглас удивления. Но потом кончик её языка прижался к его языку. Она её руки выпустили рукоятки и скользнули по его телу, пока он не почувствовал, что они сжимают его задницу.

Он услышал позади короткий стон и оторвался от Меган. Та надулась.

Оуэн обернулся и увидел, что голова Сандры склонилась назад. Её мокрые от дождя короткие светлые волосы прилипли к голове, кожа была пепельно-бледной.

- Хорошо, давайте начнём, - сказал он ей. - Полагаю, вы знаете, как это работает?

Она слабо кивнула.

- Замечательно, - заключил он. - Тогда вы сможете объяснить это и нам. Сейчас моя очередь рулить.

Управлять спасательной шлюпкой было довольно легко. Скорость её передвижения была не очень высока, и задавать направление было несложно. Оуэн вскоре смог обходиться без объяснений Сандры о функциях средств управления шлюпкой и сконцентрироваться на инструкциях, куда вести шлюпку, а не как. Женщина была здесь «водителем сзади»[«Водитель сзади» - пассажир в автомобиле, раздражающий водителя своими неудачными советами, некомпетентными замечаниями], без сомнений.

Сандра велела Оуэну вести шлюпку вдоль рва, простирающегося через весь заповедник. Обширное затопление местности расширило ров, и то, что раньше было рядом лагун, разделённых островами, теперь представляло собой водный простор с отмелью. Оуэну нужно было вести шлюпку аккуратно, чтобы не посадить её на мель и не наткнуться на какое-нибудь из плавающих птичьих гнёзд, которые, теперь ничем не ограниченные, опасно покачивались над водой или чуть ниже её поверхности.

К югу, всё ещё в пределах залива, Оуэн скорректировал курс, чтобы обогнуть большую каменную насыпь, растянувшуюся на несколько сотен метров. В ней больше не было смысла, она больше не могла защитить заболоченные местности, потому что каждая новая волна приносила всё больше мусора. Но насыпь всё ещё была достаточно высокой, чтобы помешать шлюпке покинуть залив.

Обогнув насыпь, было легко выйти из бухты. Вокруг не было кораблей, из-за которых следовало бы беспокоиться, мешало разве что встречное течение.

Наконец Сандра испустила тяжёлый вздох. На одно ужасное мгновение Оуэн испугался, что это предсмертный хрип, этот печальный звук, издаваемый умирающими людьми, потому что они начинают терять сознание и способность нормально глотать. Обернувшись, он с удивлением заметил, что её глаза были более живыми, чем когда-либо ещё. Она пристально всматривалась в иллюминатор, восхищённая тем, что видит. Оуэн проследил за её взглядом, и у него самого перехватило дыхание.




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.