Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потусторонние Земли, город Летефора, начало осени 6241 солнечного цикла



 

Тунгдилу удалось бросить только краткий восхищенный взгляд на Летефору.

Флагур повел его и его друзей в город, чтобы представить правителю, жившему в самом большом здании и следившему за судьбами своих подданных.

Они ехали по широкой улице. При виде штандарта Флагура перед ними открывались ворота.

Жители склоняли голову перед убариу, другие хлопали в ладоши и выкрикивали что-то, что Тунгдил принял за благословения и наилучшие пожелания.

Стены домов были покрыты слоем глины, на который ремесленники нанесли чудесные орнаменты. Некоторые фасады были ярко расписаны, другие были просты и бесцветны, подкупая своей причудливой архитектурой или изразцами, керамикой; двери были большей частью полукруглые, окна сводчатые.

Архитектурные навыки могли вполне сравниться с умением его народа и разительно отличались от человеческих. Овальные и круглые здания, походившие на вкопанные в землю до половины шары, были неизвестны в Потаенной Стране.

Акценты делали яркие стекла, иногда – орнаменты, иногда сцены охоты, войны или даже телесной любви, причем в такой открытой и однозначной форме, от которой покраснели бы гномы и люди Потаенной Страны.

– Очень красиво, – заметил Родарио, пытаясь углядеть как можно больше таких картин.

– Тебе есть чему поучиться, Невероятный, – с ухмылкой заметил Бешеный. Несмотря на то что гном делал вид, будто в такой свободе нет ничего плохого, смотрел он не слишком внимательно. Ему было неловко.

– Всегда есть чему поучиться. – Лицедей пялился по сторонам, улыбнулся нескольким женщинам, склонявшим перед ними головы. Благодаря этому открывался изумительный вид на их декольте. – А еще лучше можно научиться, когда у тебя есть наставница, которая тебя учит. – Он улыбнулся воину. – Ты понимаешь, что я имею в виду, не так ли, любитель быстрых ударов?

– Не путай свою похабщину с нашей любовью, – мрачно предупредил его Бешеный. – Я не позволю ставить эти две вещи на одну ступеньку. – И он многозначительно сжал руку в кулак.

– Лады. Поговорим об этом в другой раз, – миролюбиво сдался Родарио, подмигнув девушке, которая быстро отвела взгляд.

Они въехали в здание, похожее на ящик, сужающийся кверху, как описал бы Невероятный, или на пирамиду, как сказал бы маг или гном; на каждой из четырех сторон были устроены лестницы, ведущие наверх. Вершину пирамиды венчало овальное сооружение с четырьмя башнями.

– Я привык к большим зданиям, книгочей, – произнес ехавший рядом Бешеный, – но это производит наибольшее впечатление из всего, что я видел до сих пор. – Он обвел взглядом каменные стены. – Я даже не могу точно сказать, было ли это здание прежде скалой или построено из тесаного камня. Не вижу ни единого стыка!

Они въехали в зал размером, пожалуй, сто на сто шагов. Тут же подскочили слуги, как люди, так и убариу, которые приняли на себя заботу о животных, в то время как перед гостями появилась подземная в светло-голубом платье и поклонилась. Ее темно-каштановые волосы были длинными и волнистыми, кожа почти черной, а вокруг бедер обвивалась цепочка из неизвестного металла со вставками из драгоценных камней.

У Тунгдила и Годы расширились от удивления глаза, и только Бешеный снова не сумел удержаться.

– Враккас милостивый, она что, обожглась? – громко, сочувствующим тоном произнес он.

Флагур рассмеялся, Зирка прыснула.

– Нет, Боиндил. Черная кожа у нее с рождения. У нашего народа кожа бывает различных цветов, не как у вас.

Чернобородый скривился.

– А какой в этом смысл? Чтобы враги не увидели в туннелях?

– Не могу сказать тебе, что мыслил при этом Убар. Просто это факт, – ответила Зирка.

– Ты ведешь себя невежливо, – прошептала Года, обращаясь к мастеру. – Не таращись на нее так.

– Как хорошо, что они не понимают наш язык. Тебе пришлось бы постоянно извиняться, – сказал Родарио.

– Почему? Только потому, что я любопытен? – Бешеный взвалил на плечо вороний клюв. – Просто мне очень трудно представить себе гнома нежно-голубого или ярко-красного цвета.

– Я не имела это в виду, когда говорила о цветах! – Зирка посмотрела на Тунгдила в поисках поддержки.

– А какие цвета ты имела в виду?

– Пусть это будет для тебя сюрпризом, – закончил этот затягивающийся разговор Флагур. – Нас ждут. – Он перебросился парой слов с подземной, и все двинулись дальше.

Они прошли по угловатому коридору в пять шагов высотой, поднялись по ступеням на следующий уровень с полукруглыми коридорами, пока после следующей лестницы не оказались в той части здания, где были ромбовидные коридоры. Конечно, Тунгдил спросил Зирку, почему архитекторы устроили все именно так.

– Здание соответствует нашей вере, по которой существуют различные высшие и низшие миры. Каждый из миров обладает своим символом и своим богом, и коридоры выражают это. Мы поднимаемся через междумирье к правителю города, которого назначил Убар и который представляет его.

– Он тоже бог?

– Нет. Он голос и рука Убара. Воспротивиться его словам значит почувствовать карающую длань бога.

Подземная в шелковом платье подбежала к воротам из полированного серебра в пять шагов высотой и три шага шириной, перед которыми стояли два тяжеловооруженных акронта. При виде их Тунгдил, Родарио и Бешеный сразу вспомнили Джеруна.

Вокруг ворот по камню вились высеченные руны, изображения воинов и сказочных существ; Тунгдил предположил, что это боги высших и низших миров.

Надо всем возвышалось хорошо знакомое ему изображение существа: широкие челюсти с выступающими рядами острых, словно иглы, клыков, похожая на человеческую, но слишком крупная костистая голова, покрытая тонкой, нездоровой бледной кожей. Глаза были нарисованы ярко-желтым цветом, вместо носа – две треугольные дырки.

Джерун!

– Клянусь богами, – негромко пробормотал Тунгдил.

Лот-Ионан вынул из поясной сумки бриллиант, он тоже не мог отвести взгляда от внушительного изображения.

– Что за существо было рядом с Андокай?

– Мы на месте, – сказал Флагур, глубоко вздохнув. – Вы готовы предстать перед правителем Летефоры? – Его пальцы указали на картину над входом. – На ваш взгляд, это чудовище, но не забывайте, что это изображение нашего бога Убара. Окажите ему уважение, – он кивнул подземной, затем подал знак акронтам.

Очнувшись от оцепенения, они схватились за металлические ручки, находившиеся на высоте двух шагов от пола, и открыли перед ними створки.

Комнату с высоким потолком заливал свет; множество окон впускали лучи солнца, позволяя правителю любоваться восточной Летефорой в лучах восходящего солнца.

Стены были украшены орнаментом, золото, серебро и другие благородные металлы придавали рисункам неуловимый блеск.

На троне без подлокотников сидел самый огромный акронт из всех, что гостям доводилось видеть до сих пор. Стало очевидно, зачем в здании такие высокие потолки; при росте в четыре шага это просто необходимо.

На правителе не было ни шлема, ни доспехов, а только свободная одежда из белой ткани с золотой и черной вышивкой. Он был до ужаса похож на изображение над входом. По меркам Потаенной Страны его ни в коем случае нельзя было назвать красивым.

Большие фиолетовые глаза изучали посетителей. С легким щелчком раскрылись огромные крылья за его спиной и затмили свет. Этим ужасным звуком Джерун повергал орков и другие создания Тиона в панический страх.

Подземная в шелковом платье встала рядом с акронтом и обратилась к Флагуру.

– Он говорит, что приветствует вас в Летефоре и очень рад, что наша миссия закончилась столь удачно, – перевела Зирка для Тунгдила и его друзей.

– О, она его понимает? – потер черную бороду Бешеный. – Я думал, это невозможно.

– Она – его супруга. Она должна понимать его, – просто ответила Зирка. – В каждом поколении рождается одна из нас, кто может понимать акронта и избрана для того, чтобы быть его супругой и править вместе с ним.

Родарио склонился к воину.

– Каково это – оскорбить самую могущественную в городе женщину, мастер побоев?

– Я ее не оскорблял, болтун, – негромко возразил актеру Бешеный, начиная сердиться. Года быстро положила ладонь на его плечо. Сейчас не время для ссоры.

Акронт продолжал говорить, его супруга передавала его слова, Зирка переводила для гостей.

– Значит, сообщение об уничтожении войска было неправдивым?

– Кто принес это сообщение, богом данный акронт? – удивился Флагур.

– Чужачка, обладающая волшебными силами, приходила в Летефору некоторое время назад и сообщила нам о том, насколько плохо обстоят дела в Потаенной Стране. Ей удалось из последних сил добраться до Летефоры. Вместе с бриллиантом.

– Она показала его вам, богом данный акронт?

– Да, она показала мне его, и я дал ей эскорт, чтобы провести ее к Черному Ущелью.

– Этого не может быть, – взволнованно произнес Лот-Ионан, раскрыл ладонь и показал существу бриллиант. – Вас обманули. Настоящий камень у нас!

Родарио судорожно сглотнул.

– Я понятия не имею, что происходит, но ни к чему хорошему это не приведет.

Тунгдил выступил вперед.

– А не назвала ли она свое имя, богом данный акронт?

Большие жуткие глаза устремились на гнома, затем существо заговорило снова. Его голос пронизал Тунгдила до костей; его супруга перевела ответ, сразу же после нее это сделала Зирка.

– Да. Она называла себя Нармора. Нармора Позабытая.

 

 

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.