Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Вейурн, юго-восточная граница, портовый город Неглубь, конец лета 6241 солнечного цикла



 

Бефуны доказали свою выносливость. Всего за пару дней они преодолели расстояние до Вейурна, хотя всаднику на лошади на этот путь понадобилось бы в три раза больше времени.

По дороге Тунгдил и его спутники повстречали людей, рассказавших им о странных созданиях, направлявшихся в Неглубь. Вернее, созданиях более странных, чем отряд Тунгдила… После этого было решено ехать еще быстрее.

Однако природа сыграла с ними злую шутку.

Неподалеку от Неглуби путников застигла ночь, на землю спустился густой туман, и бефуны, как по команде, улеглись отдыхать. Тунгдилу и его отряду пришлось оставить животных с одним из убариу и пройти последние четыре мили пешком. Лот-Ионан не мог двигаться столь же быстро, как остальные, и потому Флагур понес его на руках.

Взмыленные и запыхавшиеся, друзья добрались до городских ворот Неглуби. Благодаря подорожной от королевы Вей их пропустили незамедлительно, но стражники предпочли не опускать алебарды. Чужеземные орки явно пришлись солдатам не по душе. Да и как они могли быть уверены в том, что убариу не разделяли пристрастия своих сородичей к человечине?

Капитан городской стражи приставил к Тунгдилу эскорт, приказав предоставить отряду все необходимое для выполнения задания.

– В порт! – воскликнул Златорукий, и путники побежали по узким извилистым переулкам к пристани.

На волнах у города качалось множество кораблей и лодок, их очертания проступали сквозь густой туман.

– Возьми во-он тот корабль, – посоветовала Зирка, указывая на небольшой парусник. – Он легкий, с узким килем и высокой мачтой. Так мы сможем поднять несколько парусов, и в мгновение ока очутимся на острове, – она прекрасно разбиралась в мореходном искусстве.

– Что ж, тогда вперед, – Тунгдил отправил одного из стражников на борт «Волнопляса», чтобы разбудить команду.

Поднявшись по сходням, парень спрыгнул на палубу и скрылся из виду.

Послышались его возгласы. Стражнику ответил чей-то хриплый недовольный голос, затем последовала ожесточенная перепалка, и в конце концов гвардеец, перелетев через поручни, плюхнулся в воду. Двое его товарищей вытащили незадачливого переговорщика на пирс.

– Дай-ка угадаю. Капитан тонко намекнул тебе на то, что никуда не хочет плыть? – рассмеялся Родарио.

– Да, и его намек прозвучал как: «Да идите-ка вы в жопу!», – отплевываясь, стражник схватился за меч. – Придется объяснить все этому придурку доходчивее.

– Давайте я поговорю с капитаном, – ухмыльнулся Флагур, направляясь к кораблю.

Доски сходней жалобно скрипнули под его весом.

– Охохонюшки… – Родарио прыснул. – Сейчас кто-то пожалеет о том, что вел себя нелюбезно.

Собственно, убариу даже не стал говорить с капитаном. Последний просто вылетел за борт, но упал не в воду, а на твердую мостовую пирса. От удара бедняга потерял сознание.

– Сам виноват, Кордрин, – заявил стражник, выплескивая на бедолагу ведро воды.

От холодного душа Кордрин тут же пришел в себя. Носом шла кровь, на теле было полно ссадин. Поднявшись, он повернулся к кораблю. Флагур стоял у борта, опустив ладони на поручни.

– Что это за создание, которым вы травите честных моряков, вместо того чтобы прибить чудище, как и полагается? – возмутился капитан.

– Это наш друг, – поспешил вмешаться Тунгдил. – Буди команду. Пришло время послужить твоей королеве.

– Если королева заплатит, то ничего не имею против. А нет – валите отсюда, – вид Флагура, полет и последующее купание не произвели на Кордрина ни малейшего впечатления.

Но воспоследовали события, пошатнувшие твердость духа капитана.

Вдалеке послышался оглушительный грохот и металлическое побрякивание. Звук нарастал. На пирсе появился огромный шар из широких железных колец. Подкатившись к отряду, он на полном ходу врезался в центр группы.

Мастер рун и трое стражников не успели уклониться, и странное сооружение раздробило их тела, размазав по мостовой.

– Это то самое чудовище, которое украло камень у короля Ната! – крикнул Родарио, отпрыгивая за фонарный столб. – Что ж, теперь мы хотя бы знаем, что догнали их.

Убариу обнажили тяжелые мечи. Впрочем, они понимали, что таким оружием этого противника не сразить.

Остановившись, шар развернулся и вновь покатился на отряд Тунгдила.

На узком пирсе укрыться от чудовищной машины было невозможно, и на этот раз ее жертвами пали двое стражников, капитан и один из убариу. Те, кому удалось выжить, были тяжело ранены. Крики несчастных были слышны по всему порту.

– Флагур! – крикнул Тунгдил. – Крюк подъемника, быстро!

Командир убариу понял, что собирается предпринять гном. Развернув подъемник так, чтобы крюк висел над пирсом, Флагур спустил лебедку в тот самый миг, когда чудовище атаковало его отряд в третий раз. Канат со свистом размотался, и крюк ударил по шару, зацепившись изогнутым концом за одно из железных колец. Снасти, поскрипывая, натянулись, затормозив движение чудовища.

– Поднимай его! – Тунгдил бросился к сходням, чтобы помочь Флагуру, но тут послышался щелчок.

Заслонки отодвинулись, и два кольца скрылись внутрь. Крюк отлетел в сторону, так как ему больше не за что было зацепиться.

На этот раз кольца не переместились на спину чудовища, как тогда в Златоснопье. Вспыхнув, они выдвинулись вперед, образовав перед монстром что-то вроде щита.

В образовавшемся проеме в шаре Тунгдил увидел четвертого выродка, жутковатую помесь альва и орка.

Кожа в свете звезд отливала черным, длинные темные локоны ниспадали на высокий лоб, точеные черты лица портила пасть с острыми клыками.

– Я убью вас, – прорычало чудовище, обнажая странного вида меч.

Тунгдил заметил, что лезвие состоит словно бы из отдельных частей – на клинке отчетливо просматривались поперечные линии. Не медля, монстр бросился в бой, ударив ближайшего к нему убариу.

При замахе сегменты меча разошлись. Внутри оружие было полым, и только тонкая цепь соединяла отдельные части клинка. Так длина меча увеличивалась вдвое.

Удар оказался смертоносным. Убариу успел выставить вперед оружие, но лезвие просто переломилось и вонзилось солдату в лицо. Мертвое тело рухнуло на пирс.

Гвардейцы опустили алебарды, не решаясь атаковать врага, чье тело, казалось, состояло лишь из металла. Покрытые рунами пластины, вшитые прямо в плоть, надежно защищали торс полуальва.

Из-под шара выдвинулась железная нога, и чудовище медленно сделало шаг вперед. Подошва со скрежетом чиркнула по камням мостовой. Видимо, монстр был очень, очень тяжел. Замахнувшись, он нанес очередной удар. На этот раз он избрал своей жертвой Тунгдила.

Уклонившись от вспыхнувшего зеленым светом лезвия, гном чуть не свалился со ступенек, ставших скользкими от брызг. Клинок задел сходни, и Златорукий вместе с обломками досок полетел в воду. Волны сомкнулись над его головой, гном камнем пошел ко дну.

Душу Тунгдила объял страх. Он очутился в царстве Эльрии, и воспоминания о падении в бурлящий ручей с новой силой вспыхнули в его сознании. Тогда Златорукий потерял сына…

Пузырьки воздуха не позволяли сориентироваться под водой, и Тунгдил даже не понимал, где верх, а где низ. Гном отчаянно замолотил руками и ногами, и лишь чудовищное усилие воли заставило его успокоиться. Если бы не его безрассудство в прошлый раз, возможно, малыш был бы жив.

Златорукий оставил попытки подняться на поверхность: кольчуга была слишком тяжелой и неуклонно тянула его на дно. Вместо этого он пошел вдоль стены пирса, надеясь добраться до причала со шлюпками. Если память не изменяла ему, там под воду уходила какая-то лестница.

Гном брел вперед по мягкому дну, по колено проваливаясь в ил. Задерживать дыхание становилось все труднее, но в конце концов он наткнулся на первую ступеньку. Поспешно поднявшись по лестнице, Тунгдил жадно вдохнул сладкий воздух. Эльрия вновь пощадила его.

Сверху доносился металлический скрежет, зеленые отблески плясали на кораблях, крики и ругань не смолкали ни на мгновение. Сейчас не было времени на то, чтобы отдышаться и передохнуть.

– Вон! Вон он! – Выглянув за край пирса, Родарио увидел своего друга. – Хвала Паландиэль, он не утонул!

Лицедей опять скрылся из виду. Судя по всему, он намеревался принять участие в сражении.

Тунгдил, добравшись до причала, увидел, что в живых осталось всего восемь убариу. Все стражники были уже либо убиты, либо тяжело ранены. Полуальв использовал металлические кольца для того, чтобы создать некое подобие двух щитов, прикрывавших ему бока. Он неустанно размахивал своим диковинным клинком, заставляя убариу держаться на расстоянии.

Подхватив алебарду, Тунгдил сжал ее обеими руками и побежал к монстру со спины. Чудовище заметило его и, развернувшись, махнуло мечом, но гном был еще слишком далеко, и клинок не достиг цели. Один из щитов передвинулся с бока монстра вперед, закрыв ему лицо.

Но Тунгдил метил вовсе не в голову чудовища. В последний момент опустив алебарду, он ударил урода по ноге. Острие пробило доспех, из раны полилась черная кровь. Но Златорукий не ставил целью серьезно ранить полуальва, речь шла о другом. Один поворот, рывок… и длинный крюк на обухе зацепился за пластины.

– Хватайте алебарды! – крикнул он убариу. – Бейте его по ногам, и сбросим ублюдка в воду! Держите вражину покрепче, чтобы не сбежала!

Железные кольца рывком дернулись вниз – монстр попытался перерубить древко алебарды, но оно выдержало, хотя удар был очень сильным. Тунгдил дернул еще раз.

Убариу, подобрав оружие гвардейцев, пришли на помощь гному. Им действительно удалось оттеснить гадину к краю пирса. Монстр, подпрыгнув, пытался высвободиться от крючьев алебард, но тщетно.

Тогда он принялся отбиваться. Удары его странного оружия сбивали с ног одного убариу за другим, и преимущество вновь вернулось на сторону врага.

– Я убью вас всех! – звонким альвийским голосом выкрикнуло механическое существо.

– За Потаенную Страну! – завопил кто-то над головами воинов.

Родарио, забравшись на канат подъемника, с размаху влетел в один из щитов чудовища.

Столь необычная атака застала монстра врасплох. Веса актера хватило на то, чтобы сбросить металлический шар с заключенным в нем полуальвом с пирса. В падении чудовище еще успело махнуть клинком, ранив Родарио в ногу. Затем оно скрылось под водой.

– О боги, – охнул актер, по инерции отлетая к одному из убариу. – Больно-то как! – Отпустив канат, он уселся на пирсе. – Но я опять показал всем, насколько я невероятен, да? Невероятный Родарио, помните? – превозмогая боль, пошутил он.

– Да, и вправду невероятно, – Лот-Ионан, понимая, что уже ничем не может помочь ни мастеру рун, ни остальным, присел рядом с Родарио и осмотрел рану. – Нужно ее зашить. Останется шрам.

– Хорошо, что эта тионова тварюка не попала мне по лицу. А то лишился бы своей неземной красоты.

– Ты молодец, – похвалил его Тунгдил.

Гном заглянул за край пирса, его примеру последовали и убариу. Подбежавшие на шум новые солдаты держали алебарды наготове, ведь чудовище в любой момент могло вынырнуть из воды.

К поверхности поднимались пузырьки воздуха, на дне зажглось какое-то свечение.

– Зирка! – Тунгдил указал на огромный якорь, висевший на носу корабля прямо над тем местом, куда упал монстр. – Сбрасывай, скорее!

Схватив оставшуюся от сходней доску, гномка перекинула ее на борт и побежала к якорю. Она выдернула крепление из цепи, и якорь, словно гильотина, взрезал поверхность воды. Во все стороны полетели брызги. Теперь пузырьки, поднимавшиеся со дна, были черными.

– Быстро, поднимайте якорь! – приказал Златорукий убариу. – И сбрасывайте еще!

Команду выполнили молниеносно. Оказавшийся над волнами якорь был покрыт ошметками кожи, за металлические края зацепились погнутые пластины. Теперь и вода вокруг окрасилась черным, казалось, будто на дне озера разразилась буря.

Убариу повторили маневр с якорем несколько раз, пока не убедились в том, что монстр издох. Даже если его ранения не были смертельными, чудовище наверняка захлебнулось.

Тем временем к ним присоединился еще один отряд гвардейцев в сопровождении капитана городской стражи. Лот-Ионан объяснил новоприбывшим, что произошло. Капитан с ужасом смотрел на то, что осталось от тел его подопечных – несчастных словно размололи мельничные жернова.

Мастер рун убариу тоже не пережил стычки с монстром, а значит, Лот-Ионан оказался единственным, кто мог противостоять Бессмертному, используя магию.

– Принесите сети и проверьте дно, – приказал своим людям капитан.

Тунгдил пожал Родарио руку.

– Отлично придумано, Невероятный. Без тебя мы бы проиграли.

– Что ты, моя роль в этом сражении невелика. К тому же, в отличие от остальных жертв монстра, мне еще повезло. Отделался легким ранением, – он покосился на трупы.

– Нужно торопиться, – Лот-Ионан расправил плечи. – Полагаю, Бессмертный уже направляется к острову.

Тунгдил помог Родарио подняться.

– Идти сможешь?

– А куда деваться? – стиснув зубы, выдавил актер. – Кто же из вас будет устраивать такие чудные представления, как сегодня, если я останусь здесь?

Они поднялись на палубу.

Зирка приняла командование. Моряки удивились, узнав, что придется подчиняться гномке, но помалкивали, так как кроме убариу на борту судна находились сорок гвардейцев. Капитан стражи именем королевы на время реквизировал «Волнопляс», а значит, любое неподчинение приказу воспринималось бы как измена Вей и каралось смертью.

– Сюда! – крикнул один из стражников, направившихся на лодке к тому месту, где должен был оставаться труп чудовища. Гвардейцы опустили на дно багры и что-то обнаружили.

Оказалось, что это оторванная рука. Пальцы скрывала латная перчатка, тонкие болты и металлическая нить соединяли плоть с железными пластинами. Вскрикнув от отвращения, гвардеец выпустил свой омерзительный улов.

Другой стражник вытащил изогнутую металлическую сумку. Лямки, наверное, тоже вшили в тело полуальва – с них свисали окровавленные лоскуты плоти. Эта находка также отправилась обратно на дно.

Зирка приказала закрепить снасти и поднять все паруса. Кормчий знал, где находится остров, и взял курс в ту сторону.

– Оно мертво, – с облегчением пробормотал Родарио. – Хоть на одного меньше.

– Осталось еще одно чудовище и Бессмертный, – Тунгдил уселся на палубу.

Им принесли выпить и поесть. Златорукий очень устал, затянувшийся бой и долгое путешествие вымотали его. Кроме того, пустая глазница болела, словно кто-то бросил туда раскаленный уголек.

Зирка дала ему очередную порцию лекарства, и гном задремал, засмотревшись на ночной туман. Уже в полусне ему привиделось, будто бы на корме «Волнопляса» стоит Брамдаль.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.