Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Вейурн, северная граница Красных гор, конец лета 6241 солнечного цикла



 

– Давайте посмотрим, что скрывается за этим забралом, – Тунгдил схватился за край шлема, собираясь развязать ремни под подбородком альва, когда послышался страшный скрежет и полетели обломки.

– Что ты натворил, Невероятный? – Гном изумленно повернулся к Родарио.

– Уничтожил двигатель, как ты и велел, – обиженно ответил актер. – Сейчас все закончится.

Но, судя по звукам, все только начиналось. Цепи и кожаные ремни рвались, машина продолжала разрушаться. Симфония хаоса достигла крещендо, обломки сыпались градом. На поле боя под обстрелом сотен лучников было бы безопаснее, чем внутри этой взбесившейся машинерии.

– Бежим! – завопил Тунгдил.

Один из обломков угодил гному в спину, и, хотя кольчуга смягчила удар, все равно было очень больно.

Отряд бросился назад. По пути Зирка обнаружила еще одну заслонку, отодвинув которую, они увидели узкую лестницу. Друзья добрались до другого выхода из металлического чрева машины. Бессмертный пока не сопротивлялся – ему было выгодно выбраться отсюда.

Спрыгнув в пыль, все добежали до вагонетки и только тогда позволили себе передохнуть.

– Напомни мне, чтобы я больше никогда не поручал тебе что-нибудь разрушать, – ухмыльнулся Тунгдил.

С громким скрежетом, похожим на стон раненого зверя, бур застыл. Взметнулись клубы пыли, и воцарилась тишина.

Грохот прекратился настолько неожиданно, что у Златорукого зазвенело в ушах.

– Мы справились! – возликовал Родарио. – Мы, прежние герои Потаенной Страны, вновь стали героями дня! Теперь наша родина в безопасности, друзья мои! – Он принялся ощупывать себя, чтобы не проглядеть мелких царапин.

– Не совсем, – Тунгдил протянул руку, собираясь снять с Бессмертного шлем.

Но тот внезапно дернул ногой и ухитрился ударить гнома в лоб.

Либо альв притворялся, делая вид, что заклинание сработало, либо силы Лот-Ионана не хватило на поддержание чар, но Бессмертному удалось высвободиться. Вырвав у стоявшего рядом убариу меч из рук, альв ударил его локтем в тиониевом наруче в лицо. Потеряв сознание, солдат упал.

– Как вы смели задерживать меня? – выкрикнул Бессмертный, бросаясь на Флагура.

Убариу парировал клинок, но пропустил удар в лицо. Кровь влажно заблестела на латной перчатке альва.

– Я отрублю вам ноги и заставлю ползать в луже вашей же крови!

– Лот-Ионан! – завопил Родарио, отпрыгивая от врага.

Альв двигался поразительно быстро и ловко, но Тунгдил преградил ему путь.

– У тебя есть то, что тебе не принадлежит!

Бессмертный не собирался болтать с подземышем. Он бросился в атаку, и сила его удара, который Тунгдил парировал топором, заставила гнома упасть на колени. От такого не устоял бы даже орк.

– Какие же вы жалкие, – с отвращением протянул альв. – Вы заслужили смерть.

Он словно бы невзначай парировал меч одного из убариу, продолжая давить на клинок.

– Машина уничтожена, – прокряхтел гном, тесня врага к Флагуру.

Убариу уже изготовился к удару.

– Она больше не нужна мне, – звонким чистым голосом ответил Бессмертный. – Я сумею пробить проход, используя силу бриллианта.

Альв резко убрал меч, выведя Тунгдила из равновесия, и воспользовался замахом, чтобы всадить оружие в тело последнего из солдат Флагура.

– Я займусь этим, как только уничтожу вас всех, – оттолкнувшись, Нагзор перепрыгнул на вагонетку и оттуда устремился к Лот-Ионану.

Маг выставил вперед ладонь и закрыл глаза. Какой-то слог сорвался с его губ… и Бессмертный завис в воздухе.

Флагур отреагировал мгновенно. Подскочив к врагу, он всадил оба альвийских клинка Нагзору в живот. Острые лезвия пробили доспех, и Бессмертный закричал от боли.

– Вот что чувствовали мои воины, альв, – с наслаждением произнес убариу, проворачивая клинки в ране. Его розовые глаза вспыхнули. – Познай же боль, ублюдок! Мучайся, пока не подохнешь!

Но чары вновь утратили силу, и Бессмертный упал на землю. Заревев, словно дикий зверь, он выдернул свои же мечи из тела и атаковал ими Флагура.

Его движения были настолько быстрыми, что невозможно было понять, что же Нагзор делает. Клинки начали вращаться, будто лопасти ветряка, и убариу осел в пыль, поглотившую его, словно вода.

– Так я и знал, – пробормотал Родарио. – И вновь я один на один с каким-то безумцем. Как тогда в Пористе…

Отпрыгнув, альв вытащил из кошеля бриллиант. Латная перчатка сомкнулась на изумительной красоты камне, послышался хруст.

– Убейте его! – завопил Тунгдил, прыгая вперед.

Он слышал, как альв что-то произносит на своем наречии, плетя заклинание. Зирка и Родарио атаковали Нагзора с двух сторон, чтобы помешать ему.

Но тут бриллиант вспыхнул.

Яркие лучи света пробились из-под латной перчатки и упали на стену туннеля. Тионий сделался прозрачным, а потом и плоть. Тунгдил увидел кости руки альва.

Подняв кулак, Бессмертный направил кулак на Лот-Ионана.

Гном не сомневался в том, что сейчас луч попадет в его приемного отца.

– Враккас, помоги! – Набычившись, он прыгнул вперед, целясь топором в запястье врага.

И он попал!

На мгновение Тунгдил почувствовал сопротивление доспеха и костей, и отрубленная рука упала в пыль. Сияние бриллианта погасло.

Завопив, Бессмертный атаковал гнома.

Тунгдил еще успел поднять топор, но лезвие легко пробило рукоять и, взрезав наруч и плоть, застряло в кости предплечья. Если бы гном не парировал вовремя, то лишился бы руки.

Вскрикнув от боли, Тунгдил отшатнулся. Пальцы сами собой разжались, и он выронил оружие.

Но Зирка не бросила его в беде. Закрыв любимого собственным телом, она напала на альва, чтобы отогнать его от Тунгдила. Тем временем Лот-Ионан и Родарио отчаянно шарили руками в пыли, пытаясь отыскать отрубленную руку с бриллиантом.

Подземная не могла сравниться с альвом. Ему достаточно было одного ложного финта, чтобы всадить ей клинок в левое плечо. Бессмертный дернул руку вверх, взрезая ключицу. Девушка, не издав ни звука, повалилась в пыль.

– Нет! – Ослепленный яростью, Тунгдил двинулся к альву.

Нагзор уже ждал его, занеся оружие для последнего, смертоносного удара.

– Я нашел! Нашел! – Родарио поднял отрубленную руку, ударил ею о стенку вагонетки, чтобы разжать пальцы, и ловко перехватил камень.

Лот-Ионан благоговейно принял волшебный бриллиант. Камень утратил былое совершенство – в нем виднелись темные и светлые пятна, и магу даже показалось, что он заметил на его поверхности трещины. Хватка альва не пошла ему на пользу.

– Паландиэль и Ситалия, прошу вас, помогите мне, – взмолился чародей, пытаясь ощутить силу, скрытую в бриллианте.

Тунгдил, добравшись до Бессмертного, обнажил кинжал и нанес удар прямо в рану. Но не попал. Альв успел отреагировать и всадил клинок гному в левый бок. Лезвие, пробив кольчугу и ребра, вошло в сердце.

Кровь Златорукого словно превратилась в горячую лаву, гнома бросило в жар, и только сердце похолодело.

– Твою смерть зовут Нагзор Инасты, – торжественно произнес альв, выдергивая меч из раны.

Темная гномья кровь хлынула по доспеху и оросила пыль на полу.

– Я отнимаю у тебя жизнь, подземыш. Не будет могилы твоему телу, не будет покоя твоей душе. И горе Потаенной Стране, когда я вернусь.

– Я… – Тунгдил упрямо опустил голову. Он успел сделать еще два шага вперед и поднять кинжал. – Зирка… – У ног альва он упал на колени, по горло погрузившись в пыль.

Холод объял все его тело, сознание гнома заполонила тьма, и альв, слившись с тенью, сделался невидимым. Златорукий повалился на землю.

Родарио видел, как пал его друг.

– Почтенный маг, вы должны что-то предпринять, – севшим ровным голосом произнес он, поднимая оружие. – Я не смогу удерживать его долго.

Лот-Ионан ощущал силу бриллианта, но камень отказывался повиноваться ему.

– Все не так просто, как кажется на первый взгляд, верно?

– Нудин? – Услышав знакомый голос, Лот-Ионан не решался повернуться. Его бросило в холодный пот.

– То, что осталось от Нудина, друг мой.

Сглотнув, волшебник посмотрел на альва, который собирался завершить дело и забрать бриллиант.

Родарио преградил Бессмертному путь, сжимая в руках меч. Он понимал, что падет быстрее, чем все остальные.

Движения обоих противников казались Лот-Ионану невероятно медленными, словно какой-то невидимый кукольник управлял их телами, неторопливо подергивая ниточки, ведущие к рукам и ногам марионеток.

– Ты должен открыться камню, – теперь голос Нудина доносился с другой стороны. – Позволь ему заглянуть в твою душу. Если он посчитает, что ты достоин его силы, то ты обретешь преимущество в бою с Бессмертным.

– Оставь меня, морок! – прошипел маг, пытаясь сосредоточиться.

– Не вполне морок, друг мой, – теперь голос мертвого волшебника доносился уже со спины. – Я продолжаю жить в тебе.

– Как такое возможно?

– Как твоя поясница, Терпеливый? – рассмеялся Нудин. – Побаливает?

Лот-Ионан все-таки оглянулся. Ему показалось, что у разрушенной машины виднеются очертания какого-то человека, но уже через мгновение наваждение развеялось.

– Откуда тебе известно об этом?

– Может, тебе лучше помочь Родарио, чем болтать с призраками из прошлого? – наставительно заметил Нудин. Сейчас его голос доносился со всех сторон. – Бедняга погибнет, а потом альв разрубит тебя на мелкие кусочки.

– Как он сумел использовать камень?

– Подумай об этом позже, Лот-Ионан. Если ты хочешь спасти Потаенную Страну, то сосредоточься, – Нудин помедлил. – Или мне помочь тебе, дружище?

– Нет, – ответ сам собой сорвался с губ волшебника. Смежив веки, Лот-Ионан сжал бриллиант обеими руками, словно пытаясь выдавить из него силу.

Но ничего не изменилось. Послышался крик Родарио, и тело актера глухо ударилось об пол.

– Ты медлишь, старый друг. Нет больше никого, кто мог бы защитить тебя от Бессмертного. Все отважные герои Потаенной Страны повержены, – заметил Нудин. – Мое предложение остается в силе, Терпеливый. Твое знаменитое терпение не пойдет тебе на пользу, в этом я уверен.

Открыв глаза, Лот-Ионан увидел, что альв в двух метрах от него. В сознании мага вспыхнул образ порабощенной Потаенной Страны: орды чудовищ хлынули с севера, выбравшись из Черного Ущелья, и уничтожили беззащитные человеческие земли, разрушая все на своем пути. Потаенная Страна превратилась в обитель ужаса, сожженная, оскверненная, и люди стали рабами зла.

Альв поднял забрало, и маг увидел его прекрасное лицо с двумя черными пятнами на месте глаз. Эта неземная красота обезоруживала, и Лот-Ионан почувствовал, как слабеет его воля, как зреет в нем желание повиноваться любой прихоти этого дивного существа. Стоило бы Бессмертному попросить его отдать камень, и…

– Нет! – крикнул Лот-Ионан, противясь наваждению. Он понимал, что долго сопротивляться не сможет. – Помоги мне, Нудин.

– Хорошо, друг мой.

Острая боль пронзила поясницу старика, пробежала по позвоночнику, перекинулась на руку и достигла кончиков пальцев. Бриллиант вспыхнул холодным зеленоватым светом.

И тогда к Лот-Ионану вернулись все его знания. Он вспомнил заклинания. Много заклинаний. Магические формулы сами всплывали в его сознании, с уст срывались слова, пальцы плели нити чар.

Бессмертный явно не ожидал такого отпора. С кончиков пальцев мага сорвался малахитовый луч, и альва окутал свет. Нагзор оказался заточен в этом шаре из чистой силы. Один мысленный приказ – и переливающаяся зеленая сфера стала меньше, ее верхушка надавила на шлем альва.

Нагзор присел, отчаянно пытаясь пробить дыру, но тщетно. Сфера все уменьшалась, сдавливая тело Бессмертного. Тионий погнулся, кости с хрустом сломались, пробивая кожу и внутренности, кровь рекой хлынула на пыльный пол. Крики альва наполнили подземелье.

Тем временем шар уменьшился до размеров колеса, потом – набалдашника посоха, и, наконец, небольшого камешка. Заклинание Лот-Ионана превратило Нагзора в окровавленный комок из плоти и металла. Такая смерть постигла короля альвов.

Развеяв чары, маг заклинанием подхватил крошечный кровавый шарик, покатившийся по пыльному полу, и зашвырнул его в машину.

– Ты доволен мной, Терпеливый? – осведомился Нудин. – По-моему, мы отлично поработали.

Не обращая внимания на призрак, волшебник бросился к друзьям.

Тунгдилу он уже ничем не мог помочь. Клинок альва пробил гному сердце.

– Нет, – в ужасе выдохнул Лот-Ионан.

Ему вспомнилось детство приемного сына, мирная жизнь в штольнях. Вот Тунгдил стоит за наковальней, вот он хохочет, сидя на кухне вместе с Фралой, вот он читает детишкам сказку… Лот-Ионан готов был отдать все, лишь бы вернуться в те времена. Вернуть все то, что потерял с тех пор.

– Попытайся, – шепнул Нудин.

– Что?

– Попытайся оживить его.

– Поднять нежить? Я не могу поступить так. А даже если бы я владел этим заклинанием, то…

Нудин рассмеялся. Так взрослый смеется над глупостями ребенка.

– Терпеливый, твоя сила безгранична. Сами боги позавидовали бы тебе. Попытайся.

– Нет.

– Попытайся. Ты не будешь разочарован.

Лот-Ионан неуверенно опустил левую ладонь на грудь гнома, сжимая камень во второй руке. Слова целительного заклинания смешивались с мыслями о живом Тунгдиле.

И магия сработала!

Рана затянулась, сердце гнома забилось. Лот-Ионан не мог в это поверить. Он обрел силу над жизнью и смертью, разрешил проблему, над которой бились многие поколения магов! И сделал это вот так, запросто, без долгих лет исследований, изобретения формул и проведения экспериментов. Все, что ему было нужно для этого, волшебник держал в руках.

Ресницы Тунгдила затрепетали, он открыл глаза и посмотрел на своего приемного отца.

– Почтенный Лот-Ионан? Я мертв? – Закашлявшись, он приподнялся и сплюнул кровь. Гном ошеломленно ощупал кольчугу со следом от меча Бессмертного. – Я должен быть мертв, – Златорукий нахмурился. – Он попал в меня…

Гном поспешно оглянулся, но альва так и не увидел, зато заметил, что исчезло и ранение на его руке.

– Где Бессмертный?

– Пал, – Лот-Ионан погладил сына по голове, как часто делал в детстве. – Бриллиант, Тунгдил. Он невероятно силен. Он даже может… исцелять ужаснейшие ранения, – маг не хотел, чтобы его приемный сын узнал о том, что вообще-то должен сейчас находиться в Вечной Кузнице Враккаса.

– Мертв? – Тунгдил поднялся, и у него закружилась голова, так что пришлось ухватиться за вагонетку. – Где его тело?

– Я уничтожил его. Сейчас то, что от него осталось, валяется где-то внутри машины.

– А вы уверены, что…

– Да, – маг подошел к Родарио, чтобы осмотреть его раны.

Лицедей тоже отправился бы в царство мертвых: меч Бессмертного вскрыл ему живот, и внутренности вывалились наружу. Но магия камня помогла исцелить Родарио, смертельная рана затянулась, прежде чем Тунгдил успел увидеть ее.

После этого Лот-Ионан поставил на ноги Зирку и Флагура. Остальных воинов убариу он передал их богу, не желая расходовать силу камня столь расточительно. Она тоже когда-то исчерпается.

Тунгдил обыскал вагонетку, на которой сюда приехал альв, но Огненного Клинка там не обнаружил. На этот раз Бессмертный позаботился о том, чтобы найти волшебное оружие было не так просто.

Златорукий на что-то наткнулся. Нагнувшись, он поднял один из альвийских мечей, принадлежавший раньше Нагзору.

– Трофей? – поинтересовался Родарио, не менее остальных ошеломленный чудесным спасением.

Тунгдил проверил качество оружия и решил взять его с собой.

– Я перекую его, – пояснил гном. – Он будет служить мне, пока я не верну Огненный Клинок, – подойдя к Зирке, он заключил ее в объятия. – Мы это сделали! Бриллиант в безопасности! – с облегчением выдохнул Златорукий.

– Давайте убираться из этого коридора, – предложил Родарио. – До сих пор не знаю, как мне удалось выжить после такого ранения, но спрашивать об этом я, пожалуй, не стану, – указав на свою порванную одежду, он благодарно кивнул магу. – Теперь я вижу, на что способно волшебство, почтенный Лот-Ионан. – Присаживайтесь, герои Потаенной Страны, – забравшись в вагонетку, актер опустил руки на рычаги. – Я хочу выбраться на солнышко.

Тунгдил видел, что остальные тоже не очень понимают, что же произошло. Никто из них не видел боя Бессмертного с Лот-Ионаном, но радость затмевала все сомнения. В том числе и его собственные.

Флагур и Родарио занялись рычагами, и поездка началась.

Лот-Ионан оглянулся. У машины виднелись размытые призрачные очертания Нудина, словно маг собирался остаться здесь и дожидаться их возвращения. Призрак помахал ему рукой. Волшебник поспешно отвернулся, и тут его опять кольнуло в спину.

Усталые и вымотанные до предела, друзья добрались до места, где началось их путешествие под землю. Снаружи уже царила ночь. В непроглядной тьме они начали подниматься на поверхность.

– Только представьте: если бы не мы, то по этим ступеням шли бы орды орков, – на полпути заметил Родарио. – Как же приятно знать, чего мы добились! Ох, какой был бой! Я и не думал, что мне самому придется сражаться с Бессмертным.

– Но если ты не хотел во все это ввязываться, то зачем же пошел с нами? – удивился Тунгдил.

– Я думал, что вам пригодится не мой меч, а мои знания, – подмигнул ему актер. – И мой хорошо подвешенный язык. Это мое лучшее оружие. Ну, кроме еще одного, но тот клинок видят только миленькие дамы.

– Я так и знал, что ты скажешь что-то подобное, – рассмеялся Тунгдил.

Несмотря на усталость, все заметно приободрились.

– Ну, разве не чудесно? – разглагольствовал Родарио. – Мы выполнили самую сложную задачу. Победили Бессмертного. Осталось только совершенно безопасное путешествие в Потусторонние Земли.

– А почему ты думаешь, что оно будет безопасным, Невероятный? – улыбнулся Тунгдил.

– Что может случиться, если тебя охраняет эскорт в сотню тысяч воинов и к тому же с тобой едет могущественный маг? – Споткнувшись в темноте о ступеньку, актер упал. – Проклятая темнота! Так дело не пойдет, – он начал рыться в сумке.

– Что ты там делаешь, Невероятный?

Камень чиркнул по металлу, искра перескочила на фитиль лампады. Теплый свет озарил лицо Родарио.

– Освещаю нам путь, Тунгдил. Мне не хотелось бы победить альва, а потом свернуть себе шею на лестнице. Знаешь, я очень трепетно отношусь к своей шее, – он оглянулся. – А что с туннелем?

Послышалось шипение, и вдруг все вокруг оказалось объято пламенем. Запахло припаленными волосами.

Огонь с шипением ширился в туннеле. Искра накликала ту самую беду, которой всегда боялись гномы и горняки.

– Ты невероятно туп, Невероятный, – выдохнул Тунгдил, сбивая огонь с бороды. К счастью, пыли не хватило на то, чтобы поджечь одежду.

Схватив Зирку за руку, он бросился вперед.

Друзьям последних сил стоило спасение из пламенного ада. Не успели они выбраться из пещеры, как земля под ногами дрогнула, так что все повалились на мягкий песок пляжа.

Впереди поверхность озера вздыбилась, в ночное небо ударил столп воды. Когда он достиг высоты в сто шагов, на его вершине на мгновение полыхнуло пламя. Во все стороны повалил дым. Это странное, ужасающее и в то же время прекрасное зрелище чем-то напомнило Тунгдилу горячие источники, которые ему приходилось видеть в горах. Видимо, от взрыва заслонку прорвало и вода хлынула в туннель.

Столп воды опал, подняв высокие волны, готовые смыть гномов, людей и убариу. Послышался громкий плеск – вода заполняла штольню. Друзья изо всех сил ухватились за выступы скал, чтобы удержаться на ногах и не утонуть.

В конце концов озеро успокоилось, вода залила весь коридор, волны утихли. Исчезли последние водовороты, и воцарился покой.

К счастью, «Волнопляс» сумел уцелеть в этой передряге и принял их на борт. Корабль двинулся на восток.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.