Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Гаурагар, Затопленные Земли, конец лета 6241 солнечного цикла



 

– Я предлагаю встретиться с войском убариу в Тригорье. – Тунгдил беседовал с друзьями в капитанской каюте.

Склонившись над картой Потаенной Страны, они обсуждали дальнейшие действия.

«Волнопляс» уже преодолел границу с Гаурагаром и находился в Затопленных Землях, той части королевства, которую залили воды озера после катастрофы пять солнечных циклов назад. Тогда потоп принес смерть и разрушение, но сейчас водный путь стал настоящим преимуществом для странников. Корабль неуклонно двигался на восток, миля за милей приближаясь к Коричневым горам.

– Да, так будет проще всего. – Флагур кивнул. – В Потаенной Стране больше никто не желает захватить бриллиант, так что мы можем добраться до Ургона без эскорта. – Убариу покосился на Лот-Ионана. Маг стоял у окна, задумчиво поигрывая волшебным камнем. – А что вы думаете об этом, почтенный волшебник? Нам угрожает опасность?

Лот-Ионан не ответил.

– Остался еще один альв, – вмешался Тунгдил. – Он был на острове Третьих. Однако он не присоединился к Бессмертным, и я не слышал о событиях, в которых он мог бы принимать участие.

– Это добрый знак, – Флагур оперся ладонями о столешницу, и дерево жалобно затрещало под его весом.

– Я не боюсь его, – повторил гном.

– Вы, может быть, и не боитесь, дорогой мой герой, – пробормотал Родарио. – Но, знаете ли, последний альв, с которым мне довелось встретиться, вспорол мне брюхо, а это не очень-то приятно, поверьте мне. Я не думаю, что этот альв будет дружелюбнее. Мы же убили его родителей, не забывайте об этом. По-моему, после такого любой бы разозлился, что уж тут скажешь об альве.

– Я считаю, что охрана нам все-таки нужна, – заявила Зирка. – Пускай король Брурон пришлет солдат. Чем больше у нас мечей, тем меньше кому-нибудь захочется нападать на нас.

– И то верно, – согласился Тунгдил.

Родарио уселся писать послания – он лучше остальных подходил для этой роли. Все решили, что отправят письма, как только ступят на сушу.

– Итак, известие о нашем приезде для королевы Четвертых Биланты, письмо Боиндилу, приказ войску убариу, послание правителям, в котором говорится о том, что мы намерены вывезти волшебный камень из Потаенной Страны, прошение королю Брурону выслать эскорт. – Обмакнув перо в чернильницу, актер старательно вывел последние строки.

Вздохнув, Лот-Ионан очнулся от глубоких раздумий.

– Я не могу больше скрывать это, – маг опустил бриллиант на стол. – Флагур, что вы видите?

Родарио похолодел. Он поспешно покосился на Тунгдила, надеясь, что гном вспомнит об их давнишнем разговоре.

– Только не прикасайтесь к камню, – словно бы невзначай заметил актер, видя, что убариу протянул к бриллианту руку. – Посмотрите, как и сказал почтенный маг, и довольно.

Флагур изумленно уставился на Родарио.

– Почему это я не должен к нему прикасаться?

Только сейчас Тунгдил понял, почему актер так странно себя ведет.

– Видите ли, Флагур, вы отведали орчатины, оскверненной Черными Водами, – пояснил он.

– Понимаю, – убариу, казалось, совершенно не обиделся. – И теперь он… теперь вы все боитесь, что Зло осквернило меня и я хочу заполучить бриллиант для своих коварных целей? – Флагур злобно улыбнулся. – Как мило с вашей стороны.

– Поймите меня правильно, почтенный Флагур. Однажды к нам в Потаенную Страну уже явилось существо, которое якобы хотело только добра. – Родарио чувствовал, что должен прояснить свою точку зрения. – И при всем уважении к вам и Зирке, – он поклонился, – нам до сих пор приходится полагаться исключительно на ваши слова. Как мы можем быть уверены в том, что это Черное Ущелье действительно существует? Что нам и вправду угрожает опасность и бриллиант нужен вам для того, чтобы запустить артефакт? – Актер откашлялся. – С той самой ночи, как вы сказали мне об этом орке, я сомневаюсь в вашей верности, Флагур. Попытайтесь войти в мое положение.

– Проклятый актеришка! – Флагур молниеносно схватил бриллиант и картинно уставился на него. С его губ сорвался мрачный смех, розовые глаза вспыхнули. – Наконец-то он мой! – завопил он, вскакивая. – Наша уловка сработала! Хвала Убару!

Зирка встала рядом с ним, держа наготове боевой посох.

– Узрите же, сколь велика моя сила! Я могущественный мастер рун!

Затем выражение его лица резко переменилось. Повернувшись к Родарио, который уже успел обнажить меч, он довольно улыбнулся.

– Ну, что скажете? Из меня вышел бы хороший актер?

– Что? – Лицедей выпучил глаза. Вид у него был такой, словно его только что разбудили от глубокого сна.

– Вам понравилось мое представление?

– Ваше… представление? Очень смешно! Да я чуть не бросился на вас с мечом! – Родарио с упреком уставился на Тунгдила. – А ты, великий герой! Сидишь тут как ни в чем не бывало!

Златорукий ухмыльнулся. Остальные уже покатывались со смеху.

– А, я все понял! Вы уже обсудили это и приготовили такой розыгрыш, чтобы запугать меня? – Актер обиженно поджал губы. – Ну, я вам отомщу, вот увидите! Никто безнаказанно не бросает такой вызов королю всех лицедеев! – Он спрятал меч в ножны. – Никто!

Тунгдил похлопал его по плечу.

– Я действительно говорил об этом с Флагуром, и Лот-Ионан проверил его при помощи магии, но ничто не указывало на ложь.

– Хорошо, что вы обратили на это наше внимание, – с улыбкой заметил волшебник. – Но не могли же мы упустить такую возможность разыграть вас, особенно после той глупости в тунне…

– Спасибо, спасибо, я понял, – перебил его Родарио. – Мы можем вернуться к более важным вещам?

Зирка и Флагур, ухмыляясь во весь рот, уселись к столу. Но тут убариу наконец присмотрелся к бриллианту, и его настроение мгновенно испортилось.

– Нет, так камень еще никогда не выглядел. – Он передал бриллиант Зирке.

– Трещины, затемнения…. – Подземная покачала головой. – Откуда они взялись? Это из-за Бессмертного? – Она посмотрела камень на свет. – Такое ощущение, что он в любое мгновение готов развалиться на части.

– У меня есть только одно объяснение. – Лот-Ионан пригладил бороду (вернее, то, что от нее осталось после пожара). – Я полагаю, что альв пытался заполучить силу бриллианта и использовал для этих целей собственную магию, чтобы пробить защиту.

– Тот свет, который мы видели… Это была сила камня или Бессмертного? – поинтересовался Тунгдил.

– Сила бриллианта. Чистый, яркий свет. Наверное, вскоре после этого и свершилось осквернение злом. – Лот-Ионан обвел задумчивым взглядом Зирку и Флагура. – Мне важно знать, считаете ли вы, что артефакт заработает, если мы используем испорченный камень.

– А вдруг он вызовет совсем другие последствия? – предположил Родарио. Подняв бриллиант, он осторожно коснулся поверхности кончиками пальцев. Она была гладкой, как стекло, трещины не прощупывались. – Если бриллиант осквернен злом, то не пробудим ли мы его, вставив в артефакт? Другими словами, – актер положил камень на столешницу, – вдруг артефакт будет призывать зло, а не изгонять его?

Все молча смотрели, как бриллиант качается в такт волнам, перекатываясь по столу. Он казался столь безобидным, обычным драгоценным камнем, и все же в нем была скрыта такая мощь… И теперь никто не знал, на что эта мощь будет направлена.

– А что вы почувствовали, когда использовали его, почтенный чародей? – спросила Зирка. – Вы ведь сведущи в магии, долгие годы изучали ее. Что-то показалось вам подозрительным?

Лот-Ионану вспомнился Нудин и его призрачные очертания.

– Нет, – солгал он, связывая появление морока не с камнем, а с собственным состоянием. – Я воспользовался силой камня, а меня сложно обвинить в служении злу, – маг отпил вина, и тут его опять кольнуло в поясницу. Пальцы старика разжались, и он чуть не опрокинул бокал на стол.

– Нужно рассказать правителям Потаенной Страны о наших опасениях, – вздохнул Тунгдил.

Родарио, отринув обиду, вновь включился в разговор.

– Я согласен. Правители пошлют войско в Черное Ущелье, чтобы не использовать сомнительной природы артефакт. – Гном постучал по бриллианту. – Но мне все же кажется, что стоит попробовать. Это ничего не изменит и лишь ускорит ход событий. В лучшем случае артефакт сработает, и тогда никто не узнает об этом нашем разговоре на «Волноплясе», либо не сработает, и тогда уже придется высылать к Черному Ущелью наших солдат.

– Другими словами, у нас нет выбора, – подытожил Флагур. – Вскоре разведчики войска чудовищ заметят, что магического барьера больше нет. Нужно вернуть бриллиант на место.

Подняв голову, Лот-Ионан засмотрелся на игру волн.

– У вас еще есть я. Силу бриллианта можно использовать для плетения очень сложных и мощных заклинаний, которые на время задержат орды врагов.

– Вы уверены, что прежние знания вернулись к вам? – мягко спросила Зирка, пытаясь не обидеть старика.

В ответ волшебник улыбнулся, и его улыбка была исполнена уверенности.

– Сейчас мне кажется, что я обладаю знаниями двух магов, – ответил он. – Кровь проснулась во всем моем теле, растворив камень, – Лот-Ионан постучал по виску. – В том числе и здесь. Я вновь отчетливо помню все формулы заклинаний, как в мои лучшие дни. Нет, – помолчав, поправился он. – Сейчас и есть мои лучшие дни. Битва с Бессмертным пробудила меня.

– Значит, на том и остановимся. – Тунгдил потянулся. – Мы пойдем в Потусторонние Земли и установим бриллиант в артефакт. А затем пускай боги, Убар и Враккас, покажут, что они измыслили для нас, ибо мы уже сделали все от нас зависящее, чтобы предотвратить зло. – И гном направился к двери. – Простите, я ненадолго покину вас.

– Гномьи воды в подарок Эльрии? – ухмыльнулся Родарио. – Не стоит проявлять неуважение к богине. Она много раз спасала нам жизнь.

Рассмеявшись, Тунгдил вышел из каюты. Поднявшись на нос корабля, он помочился в воду. Эльрия Эльрией, но от природы никуда не деться…

Облегчившись, он остался на носу, наслаждаясь мерным покачиванием палубы и свежим воздухом.

Златорукому до сих пор было немного не по себе на воде. Представители его народа не смели приближаться к рекам и озерам и отказывались погружаться даже в горные ручьи или глубокие лужи, веря в проклятие богини. А вот подземные жители легко справлялись с водными путешествиями. Все-таки подобные различия между двумя столь похожими народами были удивительны.

Тунгдил залюбовался мягким колыханием вод. Казалось, озеро состояло из сгустившегося мрака ночи – тьма спустилась с небес и собралась тут, на земле.

– Я поздравляю тебя с победой над моим Создателем, – звонко сказал кто-то за его спиной.

Златорукий сразу же узнал этот голос. К нему вернулась смерть.

Медленно повернувшись, он увидел у ящика с запасными парусами альва. Юноша сидел, подтянув под себя ноги, рядом лежало копье, черный доспех пятнами проступал на белоснежной коже. Длинные белокурые локоны обрамляли лицо, рука в латной перчатке покоилась на колене, сжимая черную срезанную прядь волос.

– Что вы теперь предпримете?

Тунгдил вспомнил о том, что у него при себе нет оружия, кроме разве что кинжала.

– Как тебя зовут?

– Создатель не дал мне имени. Он сказал, что враги сами подберут то имя, которое подойдет мне лучше всего, – альв не спускал со Златорукого глаз, но при этом не казался ни взволнованным, ни ожесточенным. Он просто сознавал свою силу, вот и все. – Но имена, которые я слышал до этого, мне не понравились. Кто же захочет носить имя, созвучное ругани или проклятью? Поэтому я выбрал имя Эфатон. Так называется одна звезда, – подняв руку, юноша указал на небо. – Говорят, это эльфы считают ее звездой жизни. Мой Создатель рассказывал, что всякий раз, когда в Потаенной Стране умирает эльф, эта звезда на время тускнеет. А в последние дни я вообще не вижу ее на небосклоне. Что-то происходит с эльфами.

– Большинство из них сейчас на войне, и многие будут убиты. Они предали Потаенную Страну, и теперь им приходится платить за это, – пояснил Тунгдил. – Ты считаешь себя эльфом?

– Я же выгляжу как эльф, – удивился альв. – Кем же я должен быть?

– Твой Создатель не рассказал тебе, кто ты?

– Нет. Но и он, и моя Создательница выглядели точь-в-точь как эльфы, – юноша опустил голову, и волосы закрыли его лицо. – Я рад, что он умер. Он требовал от меня ужасных вещей, и сам совершал отвратительные поступки, – металлическая рука коснулась вшитых в плоть тиониевых пластин, послышался тихий звон.

– И поэтому ты рассказал нам, куда направился твой Создатель?

– Да. Я предполагал, что вы сможете победить его. Сам же я не был способен на это, – мальчик поднял голову. – Так что вы теперь будете делать?

– Мы… – Тунгдил замялся.

Альв не знал, кем он был на самом деле. Не знал, что он заклятый враг эльфов. С другой стороны, возможно, этот юноша воплощает какой-то коварный замысел, чтобы обмануть его, и на самом деле преследует столь же ужасные цели, как и Бессмертный. Но если Эфатон хочет заполучить бриллиант, то почему не нападает?

– Ты не доверяешь мне, хотя в Тобориборе я спас тебе жизнь? И сказал тебе, куда направился мой Создатель? Ты до сих пор жив, хотя мне несложно было бы убить тебя и сбросить за борт, – альв поднялся. Его движения были плавными и изящными. – Тогда я скажу тебе, чего хочу я. Отведи меня к эльфам. Они не такие, как мой Создатель. Я знаю, что есть добрые и хорошие эльфы. Я хочу жить вместе с ними, – он вышел из тени.

– Ты не эльф, – мягко ответил Тунгдил, заглядывая в залитые черным глаза мальчика. – Ты альв. Альвы – худшие враги эльфов, Эфатон. Ты не можешь жить вместе с ними. Любой эльф убил бы тебя, не раздумывая.

– Но почему? Я не сделал им ничего плохого!

– Твой народ долго преследовал эльфов, прилагая все усилия для уничтожения детей Ситалии. Эльфы не простят тебе твоего происхождения.

– Позволь мне поговорить с ними, и посмотрим, что будет, – прищелкнув языком, мальчик завернул прядь волос в провощенную ткань и спрятал ее в перчатку.

– Эфатон, послушай моего совета. – Гном покачал головой. – Держись подальше от людей, гномов и эльфов. Никто из них не примет тебя, они будут испытывать к тебе лишь ненависть. Уходи из Потаенной Страны. Найди свой народ.

– Я не хочу присоединяться к тем, кого ты называешь альвами, – прошептал юноша. – Если они такие, как мой Создатель, то я скорее убью их всех, – он протянул руку к копью, лежавшему у его ног, и руны на древке вспыхнули. Копье взметнулось вверх и опустилось на ладонь альва. – Я не хочу стать таким, как они.

Тунгдил до сих пор понятия не имел, может ли он доверять этому альву или нет. Все в его душе противилось симпатии к юноше, память услужливо подбрасывала ему истории о злодеяниях альвов и воспоминания о встречах с этим народом. Синтора, Кафалор, Ондори… с этими альвами он сражался сам. Но ведь была и Нармора, полуальвийка, ставшая супругой Фургаса. Несмотря на свое происхождение, она сражалась на стороне добра. И заплатила за это слишком высокую цену: она потеряла и счастье, и детей, а потом и жизнь.

– Ты можешь рассказать мне о том, что связывало твоего Создателя и гномов? – Златорукий решил перевести разговор на другую тему.

– Они все мертвы. О чем тут еще говорить?

Тунгдил помедлил.

– Ты видел Фургаса? Человека, которого люди удерживали в плену на острове?

– Да, – Эфатон поднял латную перчатку. – По просьбе моего Создателя он сделал меня таким, – пальцы с металлическим щелчком сложились в кулак. – Только его не удерживали в плену. Он был их… – Мальчик попытался подобрать подходящее слово. – Они поклонялись ему и выполняли все его приказы. Я многое слышал тогда на острове.

– Значит, он командовал ими?

– Да. Он нашел этот остров вместе с гномами, набрал солдат и захватил его. Людям пришлось работать на магистра. Он создал много механизмов и отдал их гномам, а те унесли их куда-то. Еще он сделал машины, которые отправил за горы. Эти машины должны были найти чудовищ. Для чудовищ магистр начал строить проход. – Альв присел рядом с Тунгдилом на борт. – Он направился в Тоборибор, так как хотел найти там орков для своих машин. Так он наткнулся на моих Создателей. Отец отдал магистру моих братьев, и Фургас создал из них совершенно новых существ.

– Откуда он узнал об источнике? Он же магистр механики, а не маг.

– Я не знаю. Но он это сделал.

Тунгдил верил альву, сколь болезненна ни была правда. Он уже слышал обо всем этом от Вельтаги, и Эфатон лишь подтвердил то, что Златорукий знал, но отказывался признавать.

Альв загляделся на воду.

– Я сказал тебе, чего я хочу, что я знаю, откуда я взялся. Теперь ты расскажи мне, что вы собираетесь делать.

– Мы отправимся в Потусторонние Земли…

– К тем чудовищам, о которых говорил Фургас? – перебил его юноша.

– Нет. Те чудовища на западе, мы же отправимся на северо-восток, – Тунгдил предусмотрел очередной вопрос Эфатона. – Но ты не можешь пойти с нами.

Мальчик беспомощно пожал плечами. Тьма в его глазах не позволяла разгадать, что альв сейчас чувствует, но Тунгдил понимал, как ему больно.

– Что же мне делать тут, в Потаенной Стране, если я никому не нужен? – Алая слезинка скатилась по его щеке, оставив на коже розоватый след. – Нигде нет мне места, и нет у меня друзей, только враги.

Златорукий уже верил в искренность альва.

– Пойдем. Я познакомлю тебя с одним мудрым…

– Нет, – мальчик решительно поднял голову. – Если нет мне места в Потаенной Стране, то я сам создам для себя дом. – Он доброжелательно улыбнулся. – Что бы вы ни задумали, надеюсь, у вас все получится. Мне кажется, мы еще встретимся. – Перегнувшись через борт, альв бесшумно спрыгнул в воду, и волны сомкнулись над его головой.

Тунгдил посмотрел вниз. Под водой ничего не было, Эфатон исчез, словно все это лишь привиделось гному.

– Эй, что там происходит? – крикнул впередсмотрящий, заметив Златорукого. – Кто-то упал за борт? – Матрос подошел к Тунгдилу.

– Нет, это всего лишь рыба, – повернувшись, гном вернулся в каюту.

Как и в прошлый раз, он решил ничего не рассказывать друзьям об этой загадочной встрече. Тунгдил даже не смог бы объяснить, откуда на судне взялся этот альв. Он молил Враккаса о том, чтобы Эфатону не суждено было стать его врагом.

И все же гном подозревал, что когда-то так и случится. Рано или поздно.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.