Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потусторонние Земли, восточнее города Летефора, неподалеку от Черного Ущелья, начало осени 6241 солнечного цикла



 

Зирка стояла перед защитным куполом, опустив ладонь на сверкающую поверхность полусферы. Она чувствовала покалывание в кончиках пальцев – это пульсировала магическая сила.

С другой стороны купола, на самом краю Ущелья прилег отдохнуть Кордрион. Чудовище поглядывало на гномку верхним рядом глаз, опустив морду на вытянутые лапы. Время от времени монстр лениво подтягивал к себе трупы убариу и с наслаждением лакомился сладковатой подгнившей плотью, а потом вновь опускал голову. Он ждал.

– Он надеется, что барьер ослабеет, – к ней подошел Боиндил.

– Как и тысячи других чудовищ, – печально протянула Зирка. – Я знаю, что нет никакой возможности хоть на мгновение ослабить купол, чтобы отправиться на поиски Тунгдила. Кордрион тотчас освободится. А нам и одной такой твари хватит.

Боиндил смерил ее задумчивым взглядом.

– Ты провела здесь уже три дня, почти ничего не ела и не пила. Пойдем в лагерь, – попросил он. – Книгочей не хотел бы, чтобы ты из-за него заморила себя до смерти. – Гном отер со щеки слезу.

– Хорошо, – сглотнув, она повернулась.

Над склоном развевались флаги убариу. Прибыло подкрепление: нужно было разбить лагерь, позаботиться о раненых и перебить мелких чудовищ, которым удалось улизнуть.

– Говорят, Кордрион улетел в горы, – Боиндил попытался отвлечь Зирку от ее горестных мыслей. Да и себя тоже.

– Как ты думаешь, он погиб?

– Кто?

– Тунгдил.

Бешеный вздохнул. Дышалось с трудом, но гном полагался на свою живучесть. Его тело сумеет справиться с ядом. Раз уж он не умер сразу же, то отрава не сможет одолеть его сейчас.

– Разум говорит мне, что это действительно так. Из двадцати тысяч воинов выжило не больше четырехсот. – Боиндил старался говорить спокойно. – Но я не видел его тела собственными глазами. И никто так и не смог сказать, как Тунгдил умер. Поэтому плевать мне на разум. Я верю в то, что мой друг жив. Он пробьется через сонмы чудовищ и найдет выход. Он освободит Ущелье от всего зла и не остановится прежде, чем падет последний из его врагов. И когда-нибудь Тунгдил вернется к нам. Пускай и через пятьсот солнечных циклов, – еще одна слезинка скатилась по его щеке и затерялась в густой бороде.

– Но я не могу ждать его так долго, Боиндил, – севшим голосом ответила Зирка. – Если он вернется и спросит обо мне, то… – Она разрыдалась.

На мгновение Бешеный окаменел, не зная, что делать, но потом все же взял себя в руки и обнял девушку. Их слезы перемешались, общее горе сплотило гнома и подземную жительницу.

– Скажи ему, что я не возлегла более ни с одним мужчиной. Пусть я и нарушу устои моего народа. Я знаю, что больше у меня не будет таких мужчин, как он. – Отстранившись от Боиндила, она отерла слезы рукавом.

– Скажу, – хрипло прошептал Бешеный.

Они молча прошли в шатер для совещаний, где их уже ждали Лот-Ионан, Года, Родарио и супруга короля.

Напротив сидел закутанный с ног до головы акронт. Его лицо скрывала сетчатая вуаль, а одеяния немного напоминали мантию убарийского мастера рун.

Жена правителя посмотрела на Зирку и что-то сказала.

– Они ждали меня, – перевела гномка. – Акронт хочет поговорить с Годой о будущем.

Боиндил недовольно покосился на высившуюся перед ним гору ткани.

– А что тут еще обсуждать?

По его телу прошла волна жара, на коже проступил пот. Организм постепенно выводил яд.

Акронт начал говорить. Его жена переводила странные звуки, а Зирка передавала ее слова остальным на языке Потаенной Страны.

– Он говорит, что у убариу нет нового Верховного мастера рун. Нужно, чтобы ты, Года, оставалась в Летефоре до тех пор, пока убариу не выберут нового мастера и не обучат его должным образом. Ты должна следить за артефактом, так как в защитном куполе вокруг Ущелья появились крохотные трещинки. Наверное, так произошло из-за того, что волшебный камень был осквернен. Осквернен в Потаенной Стране. – Зирка подождала, пока жена акронта переведет его слова. – Поэтому нужно, чтобы кто-то следил за камнем и, если что-то пойдет не так, передал ему силу. Обучение нового мастера рун займет… – гномка поспешно пересчитала в уме названное акронтом время, –…четыре солнечных цикла. После этого ты сможешь вернуться на родину.

– А что, если Года не захочет оставаться? – осведомился Боиндил.

– Конечно, мы вас отпустим. Но подумайте о том, что прорыв в защитном барьере может навлечь страшную беду на Потаенную Страну, – перевела Зирка. – Это временная мера. Года ни в чем не будет нуждаться здесь, город предоставит ей все необходимое и будет выполнять все ее желания. И, конечно же, ей заплатят за работу.

Года неуверенно покосилась на учителя.

– Но я ведь не волшебница.

– Ты ошибаешься, – Лот-Ионан осторожно баюкал раненую руку. – Да, ты не получила магического образования, но у тебя есть дар.

– Мне льстят ваши слова, почтенный Лот-Ионан, но сейчас я даже не ученица мага. – Года растерянно перевела взгляд на чародея. – Чего я смогу добиться без ваших знаний?

Акронт заговорил вновь.

– Он говорит, что ты единственная, кто может прикасаться к бриллианту и артефакту. Ты увязана с ними и незаменима. Если случится что-то, что приведет к ослаблению защиты, никто не сможет переустановить волшебный камень, – пояснила Зирка. – Акронт просит тебя остаться здесь на четыре солнечных цикла.

Года посмотрела на Боиндила, но тот покачал головой.

– Это твое решение, Года. Но если ты останешься здесь, я не покину тебя, – пообещал он. – Я больше никогда не оставлю тебя одну. И кто знает, может быть, наш книгочей вернется. Тогда ему приятно будет увидеть знакомые лица.

– Что ж, так тому и быть, – согласилась Года. Было видно, что это решение далось ей нелегко. – Я останусь до тех пор, пока убариу не выучат нового мастера рун.

Акронт поклонился, и его фиолетовые глаза сверкнули за вуалью. Поднявшись, он вышел из шатра, и его жена последовала за ним. Все было сказано.

Родарио задумчиво смотрел ему вслед.

– Значит, он не чист душою и не невинен, – протянул он, поправляя повязку на ноге. – Что до меня, друзья мои, то не обижайтесь, но через пару дней я отправлюсь назад в Потаенную Страну. Кто-то должен рассказать обо всем, что случилось. Нужно сообщить жителям, что им больше не нужно бояться. По крайней мере, до тех пор, пока не приключится что-нибудь еще. – Актер пригладил бородку. Он уже предвкушал, как увидит Тасию, как обнимет ее и расскажет о том, какие подвиги совершил. – Знаете, зрители будут штурмовать мои театры, чтобы узнать о случившемся.

– Театры, Невероятный? – удивленно вздернул брови Боиндил. – С каких это пор у тебя их несколько?

– Пока что «Театр Диковинок» один, дорогой мой Боиндил, но пришло время мне превратить мою крошечную бродячую труппу в настоящую империю зрелищ. У меня будут представительства во всей Потаенной Стране. – Он кивнул Годе. – А время от времени я буду приезжать в Летефору, чтобы узнать последние новости, договорились?

– Ох, еще заблудишься по дороге или наткнешься на очередных чудовищ, – поддел его Бешеный, отирая пот со лба.

Эти слова, казалось, и вправду обеспокоили Родарио.

– Хм, значит, нужно что-нибудь придумать, чтобы мой путь был безопасен. Пожалуй, я воспользуюсь тем загадочным проходом, который ведет в Потаенную Страну. – Актер встал. – Завтра войско будет сниматься с лагеря, и мы, говорят, вернемся в Летефору. Надеюсь, что там меня ждут новые свершения. Знаете, я видел на улицах этого чудного города много хорошеньких барышень. – Помахав друзьям рукой, лицедей покинул шатер.

– Я тоже оставлю Потусторонние Земли, – сообщил гномам Лот-Ионан. – Сейчас я нужен дома. Пришло время отыскать новых учеников, чтобы передать им познания в высоком искусстве магии, – чародея опять кольнуло в спину, и ему показалось, что у выхода из шатра виднеется полупрозрачная фигура Нудина, но уже через мгновение наваждение развеялось. – Пользоваться источником магии, скрытым на дне озера, будет нелегко, но мы справимся. Мне понравилась идея Тунгдила применять специальные приспособления для ныряния.

– Потаенная Страна будет рада вашему возвращению, – улыбнулась Года. – Вы примете меня к себе в ученицы по прошествии четырех солнечных циклов?

– Кто знает, чего ты достигнешь через четыре солнечных цикла. – Старик добродушно потрепал ее по голове. – Возможно, ты обретешь собственный способ использования магической силы? Мне мало известно о том, как пользуются магией убариу, так что в этом ты опередишь меня. Магию никогда нельзя изучить до конца, это не под силу даже такому опытному магу, как я. Волшебству нравится удивлять нас. Могу лишь дать тебе один совет. Расходуй свои силы осмотрительно. – Лот-Ионан по очереди пожал друзьям руки. – Мы еще увидимся. И Тунгдила еще встретим. Я чувствую это всеми фибрами моей души и потому не буду печалиться о нем. – Взгляд его ясно-голубых глаз остановился на Зирке. – И ты доживешь до того дня, когда он вернется. Не скорби, дитя, а радуйся дню, когда твой возлюбленный выйдет из Ущелья и отыщет тебя, – кивнув, он ушел.

Зирка тоже откланялась. Боиндил отпустил ее, так и не закончив анекдот про орка. Сейчас ему было не до шуток.

Итак, они остались наедине.

– Знаешь, что тревожит меня? – задумчиво протянул Боиндил, когда шаги у шатра затихли. – Артефакт не принял Лот-Ионана.

– Ну, если кто и чист душою, то почтенный Лот-Ионан, – вступилась за мага Года. – Но никто же не требует от чародея обета целомудрия, верно? Конечно, сейчас он не предается распутству, но наверняка знает, что натворил, когда был молодым… – Она взяла Боиндила за руку. – Он хороший человек.

– Да, ты права, – согласился с ней Бешеный. Через мгновение до него дошел смысл ее слов, и он испугался. – Ты понимаешь, что это значит для нашего Нерушимого Союза?

– Придется ждать целых четыре солнечных цикла.

– Да, это будет сложно… Очень сложно, – вздохнул гном.

– Но за это время ты можешь обучить меня всем хитростям боя, я превзойду всех в боевых искусствах и в Потусторонних Землях, и в Потаенной Стране. А награду за свои старания и воздержание ты получишь через четыре цикла, – она страстно поцеловала его в губы. – А вот это нам делать можно.

Ей вдруг вспомнилось, что она поклялась своей прабабушке, что вступит в поединок с Боиндилом. Что ж, видимо, этот бой опять откладывался.

Бешеный погладил нежный светлый пушок на ее щеках.

– Это будут самые прекрасные, но в то же время и кошмарные четыре солнечных цикла, которые мне предстоит пережить. – Он поцеловал свою возлюбленную. – И за что Враккас меня так ненавидит? – Гном ненадолго задумался, и его лицо приняло серьезное выражение. – Знаешь, я каждый день молюсь нашему создателю, чтобы он защитил Тунгдила, – Боиндил подошел к выходу, откинул полог и посмотрел на Черное Ущелье, окруженное защитным барьером. – Где же он? И что он сейчас делает, один среди всех этих порождений чуждых богов? – Пот градом покатился по его коже.

Встав рядом с ним, Года молча взяла его за руку. Она не могла ответить Боиндилу, ведь она не разделяла его уверенности в том, что Тунгдил выжил. Гномка считала друга мертвым. Впрочем, Бешеному об этом она никогда не скажет…

Гномы молча смотрели на мерцающую в темноте полусферу, а за ней были скрыты и надежда, и погибель. Ведь не бывает одного без другого…

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.