Помощничек
Главная | Обратная связь


Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Потаенная Страна, королевство Гаурагар, Пориста, зима 6241 солнечного цикла



 

И вновь собрались на совет все правители Потаенной Страны.

Король Брурон пригласил гостей в первый зал будущего дворца. На дворе бушевала метель, но в стенах зала горели камины, распространяя приятное тепло.

Брурон приказал приготовить зал для приема, были в помещении и мебель, и фрески, и настенные ковры, и каменные статуи. Казалось, ты попал внутрь дворца, стоит открыть дверь – и очутишься в соседнем зале. Но на самом деле, кроме фундамента и этого зала, еще ничего не было построено.

Короли и королевы людей, клановых гномов и Свободных слушали рассказ Родарио. Пришел на встречу и Эсдалан.

Актер ярко и красочно поведал правителям о случившемся у Черного Ущелья. Все зачарованно слушали.

– Вот так, благодаря жертве Тунгдила Златорукого, бой закончился. Мы потеряли величайшего героя, когда-либо служившего Потаенной Стране. – Лицедей поклонился. – Он принес эту жертву ради вашего благоденствия и покоя. Помните же об этом отважном гноме, пускай скорбят о нем не только дети Кузнеца, – с этими словами он сел на место.

Правители зааплодировали. Сильнее всех рукоплескали гномы, и не один из них украдкой смахнул слезу со щеки.

Затем поднялся Лот-Ионан. Маг облачился в голубые одеяния, белые перчатки скрывали следы страшных ожогов, появившихся после столкновения с артефактом. Рука зажила, но так и осталась черной. Старик сжимал изогнутый березовый посох, украшенный искусной резьбой.

– Я полагаю, что надлежит нам воспользоваться спокойными временами, которые подарили нам мой приемный сын Тунгдил и его друзья, оставшиеся в Потусторонних Землях. Пришло время примирения. – Он посмотрел на Эсдалана. – Мы сожалеем о чудовищной судьбе эльфов. Готовы ли вы простить злодеяния, свершенные против вашего народа в неописуемом гневе на атаров?

Барон невозмутимо посмотрел на Гинсгара.

– Я требую извинений за необоснованное разрушение Аландура и беспочвенную жестокость. Мы принимаем разрушение дворцов и храмов атаров, но вы жгли поселения, чьи жители не имели ничего общего с ослепленными последователями эоил. Я ожидаю возмещения причиненного вами вреда. – Барон обвел взглядом сидевших в зале гномов и гномок. – С вашей помощью мы восстановим наше королевство. Когда свершится сие, мы простим детей Кузнеца.

И тут Гинсгар расхохотался.

– Ну конечно, Эсдалан. Построить домишки для тридцати семи эльфов… Это будет несложно. Нам недолго ждать вашего прощения.

Если неуместные слова Гинсгара и задели барона, виду тот не подал. Эсдалан отличался терпеливым нравом, и мало что могло вывести его из себя.

– И я хочу услышать извинения. Я жду этого от тебя, Гинсгар Милосердный. Ты повел войска в наши леса, ты убивал и рушил все на своем пути.

Смех Гинсгара резко оборвался.

– А когда я услышу извинения от тебя, Эсдалан? Извинения за отравленных гномов?

– Гномов отравили атары, а не эльфы. – Барон перевел взгляд на Ксамтис. – Мы не имеем к ним отношения.

– Все это отговорки, – презрительно протянул Гинсгар. – Пока я не услышу твоих извинений, придется и тебе подождать.

– Тогда, значит, я не стану рассчитывать на помощь гномов в Аландуре, – Эсдалан кивнул самопровозглашенному Верховному королю. – Как только ты извинишься, наши народы смогут вновь поддерживать дружеское общение. Но не раньше. Эльф откинулся на спинку кресла, показывая, что больше говорить не о чем. Впрочем, он оставлял для гномов возможность дальнейшего примирения.

Лот-Ионан с упреком посмотрел на Гинсгара.

– Как ты можешь так вести себя, Гинсгар Милосердный?

– Вот так и могу, – холодно отрезал Верховный король.

Он тоже не собирался больше это обсуждать. Пропасть между двумя народами стала еще шире, и вся пролитая кровь, все смерти не дадут гномам и эльфам сблизиться вновь.

– Ты одумаешься, – покачал Лот-Ионан и повернулся к остальным. – Мы слышали, что Кордриону удалось сбежать в горы. Я предполагаю, что он укрылся где-то между королевствами Пятых и Четвертых, чтобы залечить раны. Необходимо, чтобы гномы не только охраняли Врата, но и следили за горами, даже там, где нет прохода в Потусторонние Земли. Как только кто-то из вас увидит Кордриона, нужно незамедлительно сообщить об этом мне.

– Но разве почтенный Родарио не говорил, что эти существа непобедимы? – вмешалась Изика.

– Убариу и подземные жители не могли с ним справиться, это верно. – Лот-Ионан указал на свой посох. – Но я собираюсь найти новых учеников. Кое-кого я уже проверил по пути через Ургон и Гаурагар. Есть люди, способные обучаться искусству магии. Вскоре в Потаенной Стране появятся молодые люди, сведущие в чародействе. Никто не пытался сразить Кордриона магией. Мастера рун убариу пользуются силой магического потока иначе, чем я или мои ученики, – он ободряюще улыбнулся. – Как видите, королева Изика, я уверен в своих силах.

– Тогда позвольте сообщить вам еще кое-что, почтенный маг. – Слово взяла королева Вей. – Это еще больше укрепит вашу уверенность, пускай известие это и вселяет печаль в сердца моих подданных. – Она указала на карту Потаенной Страны. – Уровень воды в озере снижается, причем непрерывно. Словно на дне была огромная пробка, а теперь кто-то ее выдернул.

Родарио и Лот-Ионан поспешно переглянулись.

– Насколько опустилась вода? – поинтересовался Невероятный.

Лицедей предполагал, что потоки воды, затопившие шахту Фургаса, завершили начатое магистром дело. Где-то на западе Потусторонних Земель вода прибывала, принося новые разрушения…

– Жители моего королевства, чьи дома расположены на неподвижных островах, сообщили, что вода упала на десять метров. Приходится перестраивать доки и причалы в портах, а кое-где озеро отступило настолько, что приходится целый день идти, чтобы добраться до воды. – Королева печально обвела взглядом присутствующих. – Озеро мельчает, и мои подданные будут вынуждены жить не на островах, а в горах, чьи склоны на тысячи метров возвышаются над землей. Вас, почтенный Лот-Ионан, это известие порадует, ведь так вы легко сможете добраться до магического источника, но жители Вейурна испуганы. Рыбаку непросто стать крестьянином.

– Я могу предположить, что вызывает отток воды, – заявил маг. Его теория совпадала с догадками Родарио. – Мы устраним причину, обрушив шахту. Лучше я буду нырять под воду, чем целое королевство останется без своего озера. Сложно представить себе Вейурн без воды, да и вся Потаенная Страна будет страдать от этого, ведь там берут начало многие реки и ручьи. Последствия были бы ужасны.

– От имени людей я хочу предложить гномам помощь, – заявил Маллен. – Пускай дети Кузнеца позволят нам наравне с ними хранить Врата в Потаенную Страну. Будет справедливо, если мы не будем перекладывать всю ответственность за безопасность на гномов. Наши воины тоже должны заботиться о мире в Потаенной Стране. Так мы выкажем нашу благодарность за тысячи солнечных циклов верной службы и почтим память тысяч павших гномов.

– Нет! – тотчас ответил Гинсгар. – Нам не нужны люди в горах. Мы и так справляемся с нашей задачей. Люди только помешают. Они не понимают ни наших обычаев, ни традиций, они не смогут думать и действовать так, как мы. В случае нападения ваши солдаты только будут путаться у нас под ногами.

– У тебя, Гинсгар, нет королевства, – осадила его Ксамтис. – Ты выскочка, сам себя провозгласивший Верховным королем, не более того. – Она поклонилась Маллену. – Что до королевства Первых, то мы рады будем приветствовать у себя людей. В последнее время мы понесли значительные потери и были бы рады, если бы воины человеческих королевств помогли нам продержаться, пока мы не обучим новых солдат и те не наберутся опыта.

Биланта и Балендилин согласились с ней, Глаимбар и Мальбалор отклонили предложение. Гинсгар и Ксамтис переглянулись – между ними шла борьба за влияние на гномьи королевства. Никогда еще внутренние раздоры не были такими явными, никогда еще гномы не выказывали каких-либо разногласий перед посторонними. До сегодня…

Маллен поклонился.

– Завтра мы обсудим вопрос о том, сколько солдат захотят принять племена Первого, Второго и Четвертого, – принц сел.

Совет обсудил вопрос о дальнейшем сотрудничестве с убариу и огромным королевством на северо-востоке Потусторонних Земель. Против воли Гинсгара – что никого уже не удивило – все сошлись на том, чтобы поддерживать общение с чужаками, хотя бы потому что и Потаенной Стране, и Потусторонним Землям угрожала одна опасность – Кордрион. В остальном короли и королевы решили посмотреть, как будут развиваться отношения с чужеземцами.

Вечерело, Брурон прервал заседание совета. Рано утром решено было собраться еще раз. Правители и Эсдалан покинули зал, гномы остались. Они хотели продолжить переговоры.

Как только в комнате не осталось никого, кроме детей бога-кузнеца, Ксамтис в ярости ударила кулаком по столу.

– Как ты смеешь именовать себя Верховным королем? – набросилась она на Гинсгара.

– Этот вопрос уже решен, – отмахнулся гном.

– Это ты полагаешь, что он решен, – возразила королева. – Правители племен, в том числе и я, не признали тебя. Ты правишь горсткой своих приспешников, Гинсгар, приспешников, что поклялись тебе в верности, опьяненные победой над эльфами. Не более того.

– Я смотрю на это иначе, – взял слово Глаимбар. – Он сделал то, что должно быть сделано. Эльфы, атары… Какая разница? Если объявится новая эоил, тридцать семь ушастых тоже сойдут с ума и попытаются основать свое королевство истинной чистоты. Без эльфов в Потаенной Стране будет лучше. – Он опустился на колени перед Гинсгаром и вскинул оружие, опустив голову. – Я признаю тебя моим Верховным королем, Гинсгар Милосердный.

Мальбалор тоже поднялся. Подойдя к Гинсгару, он повторил церемонию.

Ксамтис, не выдержав, вскочила.

– Скольких же еще глупцов способно породить мое королевство? Это невыносимо! – Она возмущенно уставилась на Глаимбара. – Я не понимаю, почему ты его поддерживаешь… – Гномка повернулась к Мальбалору. – Но ты… ты боишься за свою власть, Третий. Ты думаешь, что сохранишь трон и твое племя оставят в покое, если сам присоединишься к гному, объявившему детей Лоримбура и Свободных своими врагами. – Ксамтис нахмурилась. – Но вы оба ошибаетесь. Своим решением вы разделили племена. Я никогда не приму Гинсгара как Верховного, – встав, она преклонила колени перед Билантой.

Балендилин присоединился к ней.

– Мы клянемся тебе в верности, Верховная королева Биланта Узкопалая из клана Серебробородых, – хором произнесли они.

Затем поднялись представители городов Свободных гномов. Они встали за креслом королевы Четвертых, и, хотя церемониальные слова клятвы так и не были произнесены, было совершенно ясно, кого они поддерживают. Среди Свободных был и Брамдаль.

– Во имя Враккаса! – Гинсгар вскочил на ноги. – Это бунт! – Он схватился за рукоять боевого молота.

Мальбалор и Глаимбар замерли на месте.

– А вас я верну в лоно кланов, как и велел нам Враккас, – крикнул Гинсгар Свободным. – Не стоять больше вашим городам в Потаенной Стране.

Брамдаль смерил его насмешливым взглядом.

– Ты и твои друзья несут ответственность за то, что сейчас происходит. Но мы еще можем предотвратить раскол. – Биланта повернулась к Мальбалору и Глаимбару. – Если вы поклянетесь мне в верности, то мы сможем избежать вражды между нашими племенами!

– Они признали меня своим правителем, – отрезал Гинсгар. – И я не успокоюсь, пока не стану Верховным королем всех гномьих племен. Все, что случится, произойдет по вашей вине. Вы предатели, ибо отвергли волю собственного народа и не присоединились ко мне!

– Нам лучше уйти, – отпрянув, Биланта повернулась к тем, кто поддержал ее. – И я молю Враккаса, чтобы он даровал мудрость Гинсгару Милосердному.

– А он и даровал, – насмешливо фыркнул Верховный король. – Ты сама увидишь это по делам моим, – расхохотавшись, он посмотрел гномам вслед. – Мы заставим их принести мне клятву верности. – Гинсгар опустил ладони на плечи присоединившихся к нему королей. – Вы не пожалеете о том, что признали меня Верховным королем.

– Очень надеюсь на это. Вскоре они поймут, что твое решение, принятое в Аландуре, было верным, – поднявшись, Глаимбар понизил голос. – Вот только остановился ты слишком рано, Верховный король.

Усмехнувшись, Гинсгар пригладил рыжую бороду.

– Это не так, – мрачно пророкотал он. – Пойдемте, выпьем за мое признание.

– Я устал, Верховный король, – вежливо отказался Мальбалор. – Сейчас я не смогу составить тебе компанию. Кроме того, у меня нет настроения праздновать признание, которое прошло столь неудачно.

– Не лги себе, Мальбалор. Вскоре мы добьемся успеха. – Гинсгар похлопал его по плечу. – И тогда мы выпьем за это.

– Да. Тогда-то мы и выпьем, – ответил Третий, провожая Гинсгара и Глаимбара взглядом.

Мальбалор отхлебнул воды из стакана. Он не любил интриги и не умел их плести. Ксамтис поняла его мотивы. Если король Третьих примет сторону Гинсгара, его племя на время будет в безопасности. И можно будет воспользоваться этим временем, чтобы приготовиться к грядущим сражениям.

Если правители племен не смогут прийти к какому-то решению и борьба за власть замутнит их рассудок, то вскоре дело дойдет до настоящей войны между гномьими кланами. И впервые вражду между гномами посеяли вовсе не Третьи, как это было с Лоримбасом…

Мысль об этом всколыхнула в душе Мальбалора смутные сомнения.

– Враккас, вразуми Гинсгара или срази его своим молотом, – взмолился король. – Пощади своих детей.

 




©2015 studopedya.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.